На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Интервью  
Версия для печати

Мы единая семья

Беседа с председателем Союза писателей России, заместителем председателя ВРНС В.Н. Ганичевым

– Мы постоянно говорим, что мы единый народ, оно так и есть: Украина, Россия, Белоруссия. У меня отец был украинец, родился в Харькове, вся родня по линии отца украинцы, а мама русская. Как быть в нынешних обстоятельствах? Ведь сердце пополам не разделишь. И, наверное, у многих людей сегодня сердце кровью обливается, когда они смотрят на то, что происходит на родине Святой Руси. 

– Это, действительно, вызывает тревогу, состояние не только печали, но и опасности, и возникает вопрос: почему это произошло. С этим нужно разбираться. Частично я это понимаю. Ты говоришь, что ты русский с украинской кровью, а я абсолютно русский, но я заканчивал украинскую школу на Полтавщине, Киевский государственный университет имени Т.Г. Шевченко. Я безумно люблю украинскую мову, украинских людей, украинские песни, культуру, которую я хорошо знаю. Когда мы учились в школе, у нас было две учительницы: одна русского языка, другая украинского языка и литературы, и они создавали такую гармонию в сердцах, давали такие образцы наших человеческих отношений, что ничего не противоречило. Конечно, мы учили Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого, Чехова, Есенина, Шолохова, а с другой стороны мы знали таких людей, как великий философ и поэт Сковорода, Котляревский, один из создателей украинской литературной мовы, Левинский, Панас Мирный, безумно любимая мной Леся Украинка. Я уже не говорю о Тарасе Шевченко, портрет которого висел в каждой хате на Украине, которого сейчас используют со всех сторон. Он отнюдь не был русофобом, как его пытаются представить, не был человеком, который призывал к уничтожению русского языка. Одна треть его произведений написана на русском языке, образ мыслей его был связан с русским. 

Иван Франко, который говорил: «Мы любим русскую литературу и считаем, что это сокровище ума и чувствования, и я вслух заявляю: мы, русофилы, и мы об этом всем говорим». В связи с этим сейчас его пытаются замолчать, перевернуть его взгляды. Мы знали и писателей советского периода. Я учил стихотворение Максима Рыльсого: «Любить Украину…» Это было его ощущение. Он, дворянин, шляхтич, но он ощущал, что в Радянском союзе «ты счастье нашла», потому что до Радянского союза как таковой Украины не было. Это была Малороссия в ряде ее проявлений. Советская власть в лице Ленина провозгласила существование Украины как государства. В ответ на это в Украине снесли все памятники Ленина. 

С одной стороны, это черная неблагодарность тому, кто создал Украинское государство, с другой стороны, невежество, дикое невежество, вандализм. Если новая власть Украины войдет с таким невежеством, что же будет? Социально к Ленину можно относиться как угодно, но надо проявлять уважение к культуре, истории и так далее. Когда начинается борьба с памятниками, это всегда говорит о проявлении темной силы, невежества. Когда в России начали крушить дореволюционные и советские памятники, это делал очень организованный слой каких-то людей. 

Не так давно на встрече с учениками одной из средних школ Николаева нам, двум академикам, не удалось расшевелить ни школьную аудиторию, ни учителей, все они сидели с пустыми глазами. Надежда Васильевна, школьная учительница, мне говорит: «Валерий, они же ничего не знают, ничего не чувствуют, они не читали письмо Татьяны к Онегину, они не знают про Тараса Бульбу, который говорил: “Да разве найдутся на свете силы, которые пересилили бы русскую силу?” Дошло до того, что у них позаменяли слово Русь, которое употреблял в своих произведениях Николай Васильевич Гоголь». 

Это средневековое состояние, которое удивительно не находило необходимого отпора интеллектуального и духовного, продолжается. Со стороны и украинских властей и, в не меньшей степени, не находит такого отпора и в России. Есть такое российское чванство, когда люди говорят: «Да куда же они денутся?» Они денутся куда угодно, как, к примеру, делась Прибалтика. Это наши братья, родственники. Нынешняя ситуация говорит о той общественной пассивности, которая охватила общество, а с другой стороны, активности, которая воспитывалась годами в отрядах так называемой самообороны, а на самом деле атаки через школу унижением русского. Тем самым они унижали и громили и украинскую культуру не в меньшей, а может быть, в большей степени. Сегодня создается такого рода беспамятное поколение, и это не в меньшей степени происходит и в России. К сожалению, невежество, которое опустилось темным занавесом на нашу землю, покорило и наше молодое поколение. 

Тот разгул коррупции, всякого вида взяточничество, презрение к нуждам простых людей не могло не породить противодействие, которое было в том числе и на Майдане. Ведь там не только бандиты и фашисты присутствовали, там присутствовал слой людей, который хотел защитить себя. Вот и произошло соединение этих сил. 

В России же невежество сказалось в том, что ни научные силы, ни культурные не пошли к народу как к украинскому, так и к русскому. Я не помню больших представительных конференций, обсуждения совместной истории, проблем, которые возникали. В это время насаждалась идеология антирусского состояния. Мазепа – герой, в то время как Православная Церковь предала его анафеме за предательство, измену. Как же можно было вывести его портрет не только на деньгах, но и заложить в души как великого героя? А ведь он предатель! Наш народ может бунтаря воспринять как довольно близкого человека от Стеньки Разина до Пугачева, но когда человек предавал Родину свою, народ свой, это народом не воспринималось, да и украинским тоже. На Полтавщине, конечно, было определенное количество полицаев, которое общество отвергло, но такое количество героев, людей, которые сопротивлялись нацизму, есть только в Белоруссии, у нас в западных областях. По количеству Героев Советского Союза во время Великой Отечественной войны Украина была на втором месте, а им сейчас предлагают в качестве альтернативы Бандеру. Им, Бандеру который стрелял в спину, который уничтожал этих людей, и дивизию Галичина СС, их предлагают в замену. Как же это можно? Только невиданная покорность пока что объясняет то, что произошла эта смена идеалов. Да, история – сложная штука, и в ней могут быть всякие повороты судьбы. 

В России есть Институт истории. Я говорил член-корреспонденту Академии наук А.Н. Сахарову: «Что же вы не провели ни одной конференции, встречи?» «Да знаешь…» Я говорю: «Знаю. Вы провели основные встречи в Канаде, в Америке. Там вам интересно, а здесь, рядом со своими, вы не можете». Это касается и других аспектов. На Всероссийской литературной встрече я задал прямой вопрос Владимиру Владимировичу Путину: вот пусть наши власти о чем-то не договорятся, пусти наши корпорации что-то не поделят, но мы, люди творчества, люди культуры, мы должны находить общий язык. Он очень живо подхватил эту тему, сказал: да, безусловно, у нас нет с Украиной больших противоречий. 

Да, Владимир Владимирович поддержал идею, что должна быть создана совместная комиссия по культуре, как Организация Объединенных Наций. До ситуации, которая произошла на Майдане, оставался один месяц. Я думаю, что это вина нашего общества, наших властных структур в не меньшей степени, чем то, что произошло на Украине. Во-первых, это безобразное социальное расслоение, которое должно научить наших олигархов, что это рано или поздно может случиться и в России. Я слышал, как выступал один парень в Харькове, который сказал: «Дайте нам оружие, это первое. А второе, господа олигархи, хватит! Такого неравенства, как сейчас, нет в обществе!» И что же, мы должны об этом дипломатически умалчивать? Россия в немалой степени отвечать должна. Кто-то мне говорил: «Что же, Россия за все виновата: и за Узбекистан, за Казахстан, за Киргизию?» В каком-то смысле так оно и есть, если мы хотим брать какое-то мировое первенство. Не в плане вмешательства, а в плане духовного, культурного и геополитического влияния. В конце концов, в данном случае враг очень точно рассчитал, что надо расслоить веру. Придумали Филаретовскую церковь. Я знаю, как преследовали священников Православной Церкви Московского Патриархата. 

Когда я шел крестным ходом от Дивеево в Саров и мы несли мощи Серафима Саровского, со мной рядом шел священник из города Здолбунова Ровенской области. Он говорил на украинской мове, я его понимал и отвечал ему. Он говорил: «Когда я поехал сюда, мне сказали: что ж ты едешь? Ты возносишь москальских святых? На что я им ответил: а Христос какой национальности? Это их немножко смутило». Вот пример тех штампов, выражений, которые запущены в общество. Да, там еще больше можно сказать: нет ни эллина, ни иудея, этим должны руководствоваться православные люди, а раз они не руководствуются в той же Филаретовской церкви, то это уже не совсем православная вера. Очень важно и значимо, когда Святейший Патриарх Кирилл обращается сегодня к народу об умирении злых сердец. 

Предстоит большая, серьезная, созидательная работа, которую проводят наши священники, которые умиротворяют эти злые сердца. Конечно, работа на фронте культуры должна показать действительные ценности. Когда мы выбрасываем туда либеральные штучки, когда мы с терпимостью относимся, когда певица Руслана выступает на Майдане, а потом ее приглашают сюда на гастроли… Есть ли какие-то критерии отношения и уважения к себе? Мы должны понимать высоту той или иной позиции. Это нелегко, поэтому ответить на все вопросы мы не сможем сейчас, мы должны задуматься, найти людей, с которыми можно вести разговор и разбираться в полной степени кропотливо, постоянно, глубоко и на общем фоне общеславянского единства. 

Только что в Москве прошли торжества в связи с 200-летием Тараса Шевченко. Что бы там ни говорили, а мы проводили вечер 200-летия Шевченко, состоялся вечер Бориса Олейника, одного из ведущих украинских поэтов современности. Понимали всю сложность ситуации, но все же провели. Борис Олейник – проводник славянского единения. Очень многого нам еще надо добиваться на этом направлении. 

– Валерий Николаевич, последнее, это даже не вопрос, а напоминание. Вы скромно умолчали о роли Союза писателей в единении наших народов. На моей памяти было немало встреч и поездок на Украину, когда русские писатели с украинскими встречались. 

– Совершенно верно, я не упоминал это, потому что вроде бы это сейчас отошло на второй план. Назовем великую встречу, связанную с 825-летием «Слова о полку Игореве». Когда было 800 лет, то вся страна отмечала эту памятную дату: в Большом театре был вечер, выступал академик Лихачев с докладом и т.д. Все политбюро присутствовало. 

А кто был на 825-летии? Мы написали в приемную бывшего президента Дмитрия Анатольевича Медведева. Нам звонят: нет, знаете, уже поздно приветствие посылать. Это было почти за месяц до этой даты. И мы нашли все-таки деньги, поехали из Москвы в Брянск, Трубчевск, Новгород-Северский, Путивль. Мы проводили эту встречу вместе с представителями Украинского фонда культуры. Это была важная встреча, которая показала наши единые истоки, корни. 

В Харькове ежегодно проходит встреча, посвященная Переяславской Раде, в политехническом институте – крупнейшем вузе Украины. Это мощный вуз, всеми корнями связанный с Россией. Мы выступали там, вся аудитория была забита, всем было интересно. 

Мы все помним тут миссию, с которой приезжал на Украину Святейший Патриарх Кирилл. Он всегда приезжал и говорил о Святой Руси. Святая Русь, объединяющая Россию, Украину и Белоруссию. Мы единый народ, но у нас разные государства. Сейчас хотят это все вытравить. Думаю, что все это возвратится на круги своя, но сейчас еще тяжелее и труднее и сложнее будет. Все равно эту работу мы будем продолжать, какие бы ни произошли между братьями ссоры, но они должны быть вместе, составлять единую семью. 

Беседовал Андрей Печерский, главный редактор газеты «Русь Державная»


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"