На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Интервью  
Версия для печати

Слава Богу, в России рождаются таланты

Летом в Москве

Нестеренко Евгений Евгеньевич, народный артист СССР, профессор, Лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического труда солист Большого театра, лауреат (первая премия и золотая медаль) IV конкурса им. П.И.Чайковского. Е.Е.Нестеренко работал в жюри пяти (учитывая последний XIII ) конкурсов им. П.И.Чайковского. Прославленный русский бас, чьи ученики стабильно выступают по всему миру и чья певческая судьба состоялась, своим участием в жюри нынешнего международного конкурса им. П.И. Чайкоского отметил своеобразный юбилей – он судит вокалистов в двадцать пятый раз. Во многом этот конкурс обязан своей работой по части зарубежных участников жюри именно Евгению Евгеньевичу, который сумел, используя свой безусловный авторитет в музыкальном мире и дружбу со многими прославленными мировыми звездами вокала, привлечь высоких мастеров для участия в жюри этого международного состязания. Думаем, читатели с интересом познакомятся с мнением о конкурсе Е.Е.Нестеренко.

Е.Н.: Соревнования музыкантов-исполнителей XIII конкурса им. П.И.Чайковского тринадцатые, открылись 13 июня, в вокальном разделе приняли участие музыканты из 13 стан, даже членов жюри сольного пения по началу было 13 (двое по каким-то обстоятельствам не приехали). Можно не верить в приметы, но… Да и состоялось это музыкальное состязание в сложный период. После Х II конкурса им. П.И. Чайковского по неизвестной мне причине он был выведен из «Всемирной федерации музыкальных международных конкурсов». Сейчас вновь восстановлен.

Какие условия необходимы для успешного проведения конкурса? Обеспечение достаточной и яркой информации. Я не заметил в Москве ни одной растяжки с информацией о международном конкурсе. Ни на Тверской, ни у зала им. Чайковского. На радиостанции «Маяк», например, через каждые полчаса передавали «Дневник Московского международного кинофестиваля» и ни слова о музыкальном конкурсе. Кстати кинофестиваль все года проведения открывался на неделю позже, чем конкурс Чайковского. Совпадение дат проведения на этот раз я не считаю удачным. Телевидение по крайней мере на состязании вокалистов в зале Чайковского почти отсутствовало. Результат – зал на I туре был едва заполнен на треть, та же картина - на II и даже на III туре конкурс не собрал полного зала. А в 1970 году на IV конкурсе, где я имел счастье участвовать и получить высшую награду, на третий тур было невозможно попасть. Люди буквально осаждали Колонный зал. Но думаю, что это происходит не только от недостаточной информированности и недостатков организации конкурса, а от многих более глубоких и сложных процессов, происходящих в обществе. Я сейчас живу в Вене и преподаю в Венской консерватории. В Москве бываю наездами. Она, конечно, быстро меняется, появляются шикарные магазины, рестораны, правда я знаю, что это достигается за счет ухудшения жизни людей, сокращения ассигнований на социальные программы, на образование детей и молодежи. Что просто ужасает не только меня, но и иностранных гостей конкурса – это обилие рекламы, город буквально порабощен ею. Такого нет ни в одной столице мира. Многое в нынешней России я не понимаю, не принимаю   современной жизни здесь , но и за рубежом то же . У нас и в странах Запада похожие проблемы. 95 % людей слушают «попсу» и «рок», ничего не читают и только 5 % любят классическую музыку, джаз и фолкмузыку…Так в Италии из 32-х оперных театров работает только 11, значит в 21 театре оперы не ставятся, а проводятся концерты, устраиваются шоу, конференции и т.д. Это данные 2006 года, когда правительство урезало ассигнования на культуру и искусство на 40% . Это был серьезный удар и по конкурсному делу.

Л.Б.: Выходит, не одни мы дичаем и глупеем…

Е.Н.: К сожалению, за последние десять лет процесс оболванивания людей принял глобальный характер, культура становится продуктом потребления, как fast food (быстрое питание). Учитывая все это, и на проблемы конкурса им. П.И. Чайковского смотришь по-другому.

Л.Б.: Но могли бы мы в этих условиях собрать хотя бы 50% публики?

Е.Н.: Почему нет? Проведение международных конкурсов в СССР всегда было государственной политикой, поддержанием престижа страны, условием развития культуры, что сейчас мы наблюдаем в Южной Корее, Китае и Японии. Поэтому их музыканты побеждают в самых престижных международных конкурсах. Уже давно сравнялись с Европой.

Иногда конкурсы являются частью государственной политики, бывает, что их организаторы – хорошие бизнесмены, нередко на конкурсах «отмывают деньги», кто-то тешит собственное самолюбие. Как бы то ни было конкурсов не становиться меньше…

Устроители Х III конкурса им. П.И.Чайковского, который имел очень высокий авторитет, видимо, хотели соединить усилия государства, спонсоров, частных лиц. Удалось что-то сделать лучше. Например, жюри разместили в очень хорошей гостинице, рядом с залом Чайковского. Гостиница оборудована по последнему слову дизайна. Хорошо, что такие и у нас появились. С точки зрения общей организации конкурса многого не хватает.

Например, почему был ликвидирован конкурсный отдел министерства культуры? По моему мнению, его надо восстановить, так как там работали опытные профессионалы, которые хорошо знали мир классической музыки и все, что с ним связано. Сейчас же, насколько мне известно, XIII конкурсом занимались те же люди, которые готовили развлекательные шоу, праздники на Манежной и т. д. Конечно, они все хорошие, исполнительные сотрудники, очень старались нам помогать, но у них нет нужных профессиональных знаний, опыта, связей в этом специфическом деле, каким являются большие музыкальные состязания классической музыки. А с председателем жюри конкурса вокалистов Ириной Богачевой, чье имя за рубежом почти неизвестно, которая только дважды участвовала в жюри международных конкурсов, обсудить некоторые весьма важные вопросы по ходу соревнования было просто невозможно. Поэтому, например, итальянцы – члены жюри голосовали не так, как хотели, ибо ничего не понимали по-русски (переводчиков этого языка не предусмотрели и потому с горем пополам переводила дама, переводчица с английского). Председатель жюри говорила очень быстро и не делала пауз, поэтому Виргилиюс Норейка и я не успевал перевести нужное на итальянский моим коллегам по жюри. По инициативе Ирины Богачевой были произведены и другие изменения в правилах и традициях конкурса, о которых скажу ниже. И несмотря ни на что была радость – абсолютная победа Альбины Шагимуратовой.

Л.Б.: Я видела, что, несмотря на запрещение аплодисментов ( это нововведение председателя жюри вокалистов) зал приветствовал конкурсантку криками браво и овацией, которая длилась минуты три. И даже в жюри хлопали. А на вашем лице, Евгений Евгеньевич, я видела все время выступления Альбины чувство наслаждения. Кажется, планы на первую премию были совсем другие. Шагимуратова перепутала все карты. И победа была столь яркой. Такое случается нечасто?

Е.Н.: Весьма редко. Она очень талантлива и выступала блистательно на всех трех турах и в концерте лауреатов. Но, кроме этого, я думаю, у нее имеется хороший стержень человеческий и профессиональный. Мне известно, что Альбина поступила в Московскую консерваторию только с третьего раза. Я встречал людей, которые упорно шли к своей цели, их неудачи только закаляли.

Л.Б.: Таков и Вы, Евгений Евгеньевич, Вы ведь не прошли на Ш конкурс Чайковского. Но готовились к IV и победили.

Е.Н.: Да эта певица имеет характер настоящей, бойцовский, хотя мила, обаятельна и скромна, что заметно даже в личном общении. … У нее, я бы сказал, большой вокальный запас, верхние ноты, которые для большинства певиц являются камнем преткновения, у Альбины превосходны. Она живет в музыке. Для певца в музыке – главная драматургия. Она шла первой и расположила к себе и публику и жюри, которое на этот раз голосовало по новым и, на мой взгляд, единственно разумным способом – «за» или «против.

Порадовала Марика Гулордава из Грузии. Она очень молода, ей еще нет и 22-х лет. Она еще и физически не созрела, очень хрупкая и худенькая как тростиночка. Но обладает редким драматическим сопрано. Очень одарена от природы. И это-то большая опасность для ее голоса. Я ей советовал серьезно подходить к выбору репертуара, петь пока лирические партии, подальше отодвигать от себя драматический репертуар, не соблазняться на предложения зарубежных менеджеров. Я считаю, что певческий голос – это бесценный дар и певцы должны больше держаться лирического репертуара, до того момента, когда становится можно петь все. Тем более в наше время, когда о талантливых исполнителях не заботятся, а просто их используют. В мое время в 60-70-е годы в Мариинском и Большом нас, молодых, дирижеры любили, следили не перегружают ли нас репетициями и спектаклями. В Большом, когда мы с Тамарой Синявской как победители конкурса Чайковского были приняты в труппу, даже создали из солистов комиссию (я ее возглавил) по контролю за развитием молодых певцов. Мы вместе с руководством театра, дирижерами и режиссерами обсуждали репертуар молодых, их продвижение, проблемы. Вот это была подлинная забота о молодых талантах! Не знаю, как сейчас в России, но на Западе таланты не берегут. Так директор Венской оперы Иоан Холендер, возглавляющий театр с 1991 года и назначенный на третий срок, когда получил этот пост, то заявил, это даст большую экономию денег. Никакие звезды ему не нужны. Театр и так полон – посещение оперы входит в турпрограммы. Только иногда появлялись у него звезды – такие, как Доминго, Бальтса и Хворостовский, а так поет недоученная молодежь. Портят неокрепший голос, а что дальше будет с ним печаль-забота не директора. Вот почему я и советую одаренной грузинке не торопиться с выходом на международную сцену…

К сожалению, мужчины-вокалисты оказались слабее женщин, хотя все исполнители очень вокально одарены. Максим Пастер пять лет назад неудачно выступал на конкурсе, за это время он очень вырос и сделался очень умным, даже ,на мой взгляд, хитрым в смысле тактики проведения соревнования, конкурсантом. Басы все были с прекрасными данными, но у них у всех хромала техника. Я рад, что мой земляк из Челябинска Петр баритон Петр Толстенко взял IV премию, он, на мой взгляд, перспективный исполнитель.

Л.Б.: А почему на наши конкурсы не приезжают итальянцы?

Е.Н.: Не только итальянцы, но и испанцы, и певцы из Латинской Америки. Потому, что это не их конкурс, у них своих достаточно: вес конкурсы (за редчайшим исключением) там имеют оперный профиль. Программы включают 5-6 арий, из которых одна или две по выбору участника исполняется на I туре, две по выбору жюри – на втором и также на 3-м (с оркестром). И поют, конечно, только по-итальянски. Бывают программы посложнее – обязательно – ария Моцарта или бельканто (Беллини, Россини, Доницетти). А певческие состязания, программы которых включают, помимо оперной камерную и ораториальную музыку, как наш конкурс Чайковского, финский конкурс Мирьям Хелин или бельгийский королевы Елизаветы, привлекают певцов, воспитанных на другом, более широком репертуаре.

Л.Б.: Но в нашем жюри есть итальянцы, какое впечатление производит на них столь разнообразная программа?

Е.Н.: Во-первых, наши певцы известны в Италии. Они приезжают с ариями и получают первые премии. Мы очень пластичны. Можем петь все, но не каждый иностранец может спеть русскую музыку. К сожалению, на этом конкурсе произношение многих наших певцов было просто чудовищным, итальянские коллеги закрывают уши и глаза. Это обидно, ибо выучить 5-6 страниц правил произношения этого прекрасного языка и поработать с педагогом в консерватории может каждый.

Во-вторых, иностранные члены жюри просто переполнены восторгом от услышанной музыки. Для них открылся новый мир русской музыки. Рахманинов, Чайковский, Мусоргский, несколько сатир Шостаковича, свиридовский «Финдлей», произведшими просто фурор, потом народные песни, ведь этого нет ни на одном конкурсе. А народная песня – это жемчужина в убранстве каждого народа. На Западе она уже не существует даже как бытовая. Дважды летая в этом году в Италию, где я, русский бас, давал мастер-классы для итальянских сопран и меццо-сопран был удивлен, что то одна, то другая певица помимо итальянских арий достает ноты романсов и арий Чайковского и просят дать советы по исполнению русской музыки. Итальянцы начинают понимать, что мир музыки широк, и кроме арий есть еще и Дебюсси, Пуленк, Равель, Моцарт. Шуберт, Чайковский, Свиридов . Поэтому члены жюри были очень довольны что на конкурсе Чайковского они получили «коллосальное» впечатление от разнообразия и глубины русской музыки.

Л.Б.: Каковы Ваши пожелания будущему конкурсу, который состоится через три года?

Е.Н.: Во-первых, по организации, нужен единый центр при министерстве культуры. Во- вторых, удручает состояние Московской консерватории. Если в зале им. Чайковского устроили на этот раз удобное помещение для членов жюри, где можно передохнуть, перекусить, побеседовать с журналистами, то в Большом зале просто приткнуться негде.

Здание просто рушится. Неужели ни у кого нет средств на ремонт этого лучшего в мире учебного заведения, выдающегося исторического памятника, самого лучшего по акустике зала России, сцены, на которой выступить считают за честь для себя лучшие артисты мира. Не поверю! На строительство огромного здания для школы Г. Вишневской деньги у государства нашлись, а что же консерватория так и будет разрушаться?

В-третьих, традиции конкурсов не должны нарушаться по хотению одного человека. Так по инициативе Ирины Богачевой запретили аплодировать после исполнения певцами конкурсного произведения. В любой стране есть свои традиции. Скажем, в Италии, Испании и России принято хлопать после каждого номера. Да и публике нужно выпустить на волю эмоции. Это нормально. Например, когда поешь свиридовский цикл на стихи Р.Бернса, просто требуются аплодисменты и они всегда стихийно возникают. Объявление победителей состязания, лауреатов впервые в истории конкурса происходило в пустом зале. После завершения конкурсного прослушивания публике, а не велели уйти. Представьте себе лауреата, который слышит о своей награде без аплодисментов, без реакции слушателей, которые за него болели. Может быть, Председатель жюри приревновала к чужому успеху или боялась, что публика зашикает, по мнению слушателей неверное, решение жюри? Вспоминаю и работу с Ириной Константиновной Архиповой. Вот когда был праздник достоинства и благожелательности ко всем участникам и публике!

Нам русским надо сохранять свои традиции в музыкальном образовании, которых уже, увы, нет в Европе, где в учебном классе из 20 человек предусмотрен только один час вокала в неделю, и 30 минут для занятий с концертмейстером. Чему можно научить в таких условиях? В то время как в консерватории мы занимались со студентами по 4-6 часов и сколько нужно с концертмейстером. Это ответ на вопрос, почему нет исполнителей из Европы, и так много из Восточной и Юго-Восточной Азии. В Европе давно уже считается непедагогичным заставлять ребенка играть гаммы, если он этого не хочет в пять лет. Это нарушение прав человека. Слава богу, в России рождаются таланты не заглохла выдающаяся школа, не потеряна методика. Все это мы должны не растерять. Потому что сейчас, как никогда ранее культура оказывает определяющее влияние на мировоззрение людей. Может быть, поэтому людей так стремительно и глобально стараются от высокой культуры отлучить

Записала Людмила Барыкина

Евгений Нестеренко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"