На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Интервью  
Версия для печати

Отмывают деньги, чтобы оплатить неправедные проекты и проверки

Беседа на радиостанции «Серебряный дождь» В. Соловьева с заведующим кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ, профессором М. Мусиным

В. Соловьев: «Марат, Вы опубликовали просто возмутительные материалы исследования по теневому сектору экономики и масштабным хищениям в стране. Скажите, откуда взялись эти методы и как вы получаете такие результаты?»

М. Мусин: «В интересах ФСКН и других правоохранительных органов нами была разработана и апробирована на практике эффективная комплексная система раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений в сфере экономики. Решение было реализовано на базе программно-аппаратных средств системы корпоративного аудита «Ариадна», которую мы успешно применяли в ведущих ФПГ страны, и специальных экспертно-аналитических методик. Данная система позволяет выявлять масштабные хищения и сокрытие доходов, мошенничество и коррупцию в объеме 18,3% ВВП ежегодно и факты легализации преступно нажитых средств в объеме 12,4% ВВП, в том числе и от рэкета, торговли оружием, незаконной предпринимательской деятельности, проституции, незаконного оборота наркотиков, прекурсоров и сильно действующих веществ.

Результаты анализа финансовых потоков теневого сектора экономики за период анализа показали, что ситуация унаследована и это позволяет высказать предположение, что мы имеем дело с негативными системными последствиями предыдущего периода правления – правления Ельцина.

Возможности системы и конкретные практические результаты ее применения были предъявлены лично В.Зубкову, тогда еще главе ФСФМ, и директору ФСКН В. Черкесову, а также руководству НАК, ФСБ, и МВД. По результатам практического применения была дана профессиональная оценка заложенных в ней возможностей, в том числе в области борьбы с коррупцией и финансированием терроризма.

В результате практического применения Системы было выявлено 15,5 трлн. рублей хищений и сокрытых доходов, выведенных вместе с коррупционной рентой по фиктивным договорам в теневой сектор экономики всего за пять лет, что в процентах к ВВП по сумме превышает один среднегодовой ВВП того периода или 27% среднегодового ВВП ежегодно.

Из них по факту хищения и сокрытия доходов 10,5 трлн. руб. (18,3% ВВП ежегодно) имеются необходимые материалы, чтобы предъявить 500 тысячам конкретных фигурантов обвинение в мошенничестве и прямых хищениях в особо крупном размере по ч. 4 ст.159 УК РФ, или по ст.160, 201 и 199 УК РФ.

Еще 519 банков попали в группу риска ФСКН, поскольку каждый из них легализовывал больше криминальных средств, чем выводил «в тень».

В. Соловьев: «А в чем заключается интерес ФСКН к банкам и легальному бизнесу?»

М. Мусин: «Не сколько к банкам, сколько к их криминальным клиентам. Должен заметить, что транснациональные преступные сообщества постоянно пытаются наращивать объемы нелегальных поставок в Российскую Федерацию сильнодействующих наркотиков. По оценкам экспертов ФСКН ежегодная выручка от незаконного оборота наркотических средств растительного и химического происхождения составляет около 1 трлн. рублей (т.е. четверть всего объема легализуемых средств или в процентах к ВВП – до 3%, а остальные три четвертых выявленного объема легализации, т.е. 9% ВВП ежегодно, – это преступные доходы от нелегальной предпринимательской деятельности, хищений и других видов преступлений).

Подчеркну, что преступный доход от незаконного оборота наркотиков, прекурсоров и сильнодействующих веществ в сотни раз превышает издержки на поддержание сети производства и распространения наркотиков, и поэтому через банковскую систему он сначала выводится из теневого оборота, а затем открыто размещается легальными бизнес-структурами в различных секторах отечественной и мировой экономики.

В связи с чем, еще несколько лет назад директор ФСКН Виктор Черкесов поставил перед нами и департаментом оперативного обеспечения задачу разработать современную научную методологию, конкретные методы и методики, позволяющие выйти непосредственно на организаторов и распорядителей крупного наркокапитала. Принципиальная позиция генерал-лейтенанта Бульбова, полковника Гевала и других исполнителей заключалась в том, чтобы перейти от заведомо проигрышной стратегии борьбы с одноразовой уличной «наркопехотой» к стратегии системного упреждения организаторов самого преступного бизнеса, нейтрализации их штабов и источников финансирования.

  В середине сентября эта задача в своей основе была успешно решена, и сотрудники вышеупомянутого департамента должны были начать детальную разработку криминальной природы выявленного теневого капитала в объеме 7,4 трлн.руб. (одной только легализации). Но, как всегда, видимо по чисто случайному совпадению сразу после появления первой же публикации о достигнутой победе ФСКН (в журнале «Российская Федерация сегодня», № 19), произошли… аресты руководителей и ключевых сотрудников департамента оперативного обеспечения.

В. Соловьев: «Может быть, люди Бориса Березовского стоят за всеми этими конфликтами?»

М. Мусин: «Роль влияния Березовского в России сегодня во много раз преувеличивается. Говорю это со всей ответственностью, поскольку в период расцвета его могущества, во времена так называемой «семибанкирщины», я работал директором Центра информации одной из этих ключевых структур. Помимо мониторинга экономических рисков моей главной задачей была организация противодействия попыткам недружественного поглощения нашего головного банка – одного из ведущих банков страны, на который почему-то положил глаз Борис Абрамович. Это был очень серьезный и дерзкий противник. Но его время прошло. И сегодня мы достаточно хорошо знаем всех оставшихся в стране «подберезовиков». Их реальное влияние совсем невелико. Однако, в плане инициации деструктивных разрушительных идей Борису Абрамовичу, похоже, нет равных.

Другое дело, что созданные нами методы выявления хищений и отмывания денег сегодня могут на практике применять даже студенты, и мои студенты их уже успешно применяют. Например, на всероссийский конкурс студенческих работ им М.Туган-Барановского два студента моей кафедры подали работу, в которой выявили 884 млрд. руб. прямых хищений. Как они пишут в своей статье, 15% этой суммы украли «нефтяные компании (9 шт.)», а также – «аэропорт (1 шт.)» и т.д.».

В. Соловьев: «А что это за «аэропорт»?»

М. Мусин: «Мы с Вами, Владимир, регулярно им пользуемся».

В. Соловьев: «Спрошу так: название этого «аэропорта» начинается на первые буквы алфавита, или на последние?»

М. Мусин: «На первые, хотя почти все они, по-моему, начинаются на первые буквы…»

В. Соловьев: «Не все. Скажите, а какие есть методы для выявления откатов сотрудникам компаний? Есть такие методы? Давайте выясним – откуда берется откат? Человек получает зарплату через кассу, принесет вам половину… Откуда? Как возникает эта узкая ветвь для того, чтобы деньги приносились?»

М. Мусин: «Мы создали методы, которые выявляют эту криминальную составляющую. Расскажу, как это делается на примере откатов государственным чиновникам, распределяющих бюджетные средства. Впервые мы опубликовали эти данные в 2005 году (журнал «Главная тема», № 5) по правительству М.Касьянова, когда тот решил баллотироваться в президенты. Только суммы выявленных тогда хищений бюджетных были в 138 раз меньше. Итак, для примера, возьмем бюджет за несколько лет, где государство обязано осуществлять прямой жесткий контроль. Что выявляем сразу – прямые хищения в объеме 57 миллиардов рублей. В пересчете на годы анализа это одна десятая процента ВВП. При этом 338 840 организаций (почти 65% всех рассмотренных организаций) не украли ни копейки. Соответственно, и откаты мы там искать не будем. А вот 162 276 компании, которые также обслуживают бюджеты, получив 9 триллионов рублей из бюджета, вывели в теневой оборот около 3 триллионов рублей (точнее – 2 триллиона 946 миллионов рублей). Можем мы посмотреть – отмывают ли они деньги, и по каким именно схемам? Можем! А далее дело техники – верни украденные деньги, назови фамилию чиновника-благодетеля и сумму «отката»…»

  В. Соловьев: «Интересно сколько из этих денег они отдали чиновникам?»

М. Мусин: «Теоретически, с помощью схемы прямых хищений больше 33 % они отдать не могут. Ну, плюс всякие сложные схемы, двухзвенные, трехзвенные и т.д.»

В. Соловьев: «Например, посмотреть строительный бизнес – убрать вот эту составляющую и насколько цена квартир изменится. Вот национальный проект по жилью. Необоснованно большие цены на жилье».

М. Мусин: «В принципе, если вы хотите чтобы ситуация в экономической сфере нормализовалась – внедрите необходимые средства контроля. Средства и системы корпоративного аудита – в обязательном порядке во все государственные компании. Если воруют, то не важно – кто придет, но ведь придет рано или поздно: ФСБ, МВД или кто-то другой. Потому что срок давности составляет 10 лет».

В. Соловьев: «Стойте, Марат! Мне, все-таки, интересно – сколько стоимость квартиры была бы сейчас, если убрать откаты и воровство?»

М. Мусин: «Помните, когда у нас в Москве был самый дорогой в мире квадратный метр?»

В. Соловьев: «Да».

М. Мусин: «Тогда, соответственно, при самой высокой в мире рентабельности строительного бизнеса я ожидаю увидеть, идущего по Тверской прекрасно одетого немца – строительного мастера или прораба. У довольного собой бюргера с пивным животиком «Мерседес», 4 детей, коттедж. Словом, у него все хорошо…»

В. Соловьев: «То есть, так выглядит простой рабочий строитель лучшей в мире строительной отрасли».

М. Мусин: «Да. Но что я вижу на самом деле? По Тверской, озираясь, идет бедно одетый голодный таджик – бригадир таких же неприкаянных незаконных мигрантов. У него в руке плавленый сырок и бутылка кефира.

Разница между реальными доходами и расходами на наемных работников и материалы легко просчитывается. И получаемые сверхдоходы через совершение тяжких преступлений в сфере экономики куда-то выводятся. Мы такие схемы уже давно просчитываем».

В. Соловьев: «То есть, у государства уже появился метод управления?»

М. Мусин: «У государства он уже появился. Государство все уже давно реально контролирует. Вопрос лишь в одном: государство сегодня использует это во благо или предпочитает крышевать?»

В. Соловьев: «Как же не крышевать!? Маразм. Побойтесь Бога: как же они жить-то будут тогда? Им тогда же нужно показать реальные деньги, на которые они живут, и которые не имеют отношения никакого к их зарплатам.

Вот человек написал вопрос: «Стыдно за Россию. Абрамович купил «Челси», а у ветерана труда пенсия 2000 рублей»».

М. Мусин: «Ну, собственно, мы необходимые деньги для него уже нашли – это десятки триллионов украденных рублей. Пенсию можно повысить именно сейчас. И когда ФСКН готово было спросить с легализаторов 7,4 трлн. рублей, откуда взялись эти преступные доходы (ведь, по оценке экспертов наркокапитал составляет до четверти всего объема легализации), попутно спросив с расхитителей 15,5 трлн. руб., по ФСКН был нанесен сокрушительный удар. Фактически же это был удар по президенту и по правительству».

В. Соловьев: «Они пытались выйти на крупных владельцев наркокапиталов. Разобрались: в результате они сами уже до 31 октября в тюрьме сидят».

М. Мусин : «Я считаю, что люди эти скоро выйдут – я их хорошо знаю».

  В. Соловьев: «Но, тут на Куршской косе какие-то проблемы».

М. Мусин: «Теневые заказчики процесса, видимо, не понимают с кем столкнулись. Ведь ФСКН сегодня единственная спецслужба, вооруженная наукой, всеми необходимыми средствами для борьбы с теневым капиталом и прикрывающими его коррупционерами. Мы не будем детально трогать эту проблему, поскольку ФСКН сама достаточно сильна. Но эти коррумпированные люди не могут посадить Бульбова по надуманным обвинениям: в суде все рассыплется. – Да, можно привлекать и запугивать возможных свидетелей, но Бульбова сломить нельзя. Я просто его хорошо знаю – боевой офицер. Гевала также сломить нельзя. Соответственно, сфабрикованное на них дело должно рассыпаться в суде».

В. Соловьев: «Но, что о генерале говорят там, на Куршской косе? У него миллионы, миллиарды? Это правда или нет?»

М. Мусин: «Когда подполковника Бульбова сначала посадили в тюрьму, а затем выгнали со службы с «волчьим билетом» за то, что он в 1993 году защищал Конституцию и Закон, и был на стороне парламента, он не сломался и стал успешным предпринимателем. И вы сами понимаете – если бы на него сегодня были бы хоть какие-то реальные материалы в уголовном деле, то в СМИ не было бы всякой наспех придуманной грязи: есть ли у него дом на Куршской косе или нет? Тем более, что он сам оттуда родом. Хочу сразу сказать, там на него НЕТ НИЧЕГО. Слава Богу, он пришел на госслужбу, будучи состоятельным и авторитетным предпринимателем, успешно занимающийся сферой безопасности и охранной деятельностью. – Следствию просто предъявить ему нечего.

Вопрос ведь не в том, какой у него дом в родном селе, где его все любят и уважают. Вопрос в другом, этот генерал вор или нет, он украл эти деньги или заработал? Отвечаю – он их заработал».

В. Соловьев: «Вот еще нам пишут: «Все, что говорит собеседник – вранье! У милиции есть ставки от 50 тысяч долларов, они могут проверить компании, которые им позволят чиновники и генералы. Вообще, все, что говорит Марат М. Мусин, подтверждено уголовными делами». И ещё вопрос:   «Не вы ли рассчитывали долги Юкоса?»

М. Мусин: «Нет. Но незадолго до дела ЮКОСА мы провели анализ степени криминогенности ведущей компании страны, сравнимой с ЮКОСом, правда, в другой отрасли. Результаты нашего анализа были доложены лично президенту министром МВД Грызловым (тогда он был министром), потому что по их собственному признанию за 80 лет это было первое серьезное дело этого ведомства в сфере экономики. Эти материалы расследования есть в моих книгах, правда под другими названиями. И когда нам весьма влиятельные чиновники предлагали разработать стратегию недружественного поглощения не менее крупных, чем ЮКОС нефтяных компаний, я говорил их представителям, что заходить на проблему нужнее не через расследования убийств, а через анализ серьезных нарушений в сфере экономики.

В целом, я хочу привести статистику по выявленным хищениям в бизнесе: половину выявленных хищений украли всего… полпроцента выявленных нами криминальных фирм, 1 процент выявленных криминальных фирм украл 60%, чуть более двух процентов украли 70%, четыре с половиной процента фирм украли 80% выявленных хищений.

88% мелких компаний украли не более 10% выявленных нами хищений».

  В. Соловьев: «То есть, они идут к самым несчастным и забитым, которым отмывают деньги, чтобы заплатить неправедные проверки проверяющим органам».

М. Мусин: «Да. Получается так. Хотя выявленный нами закон криминализации бизнеса гласит: с ростом капитализации бизнеса резко ворастает степень его криминализации. При этом и те, и другие должны сидеть от 5 до 10 лет. Только первые воруют миллиардами (по 1,5 миллиарда), а вторые – миллионами (по 1,5 миллиона). К сожалению, МВД занимается как раз малым бизнесом. А мы считаем, что 480 тысяч мелких и средних компаний можно и не трогать. Возьмем 22,5 тысячи оставшихся крупных криминальных фирм. Это компании с хорошей репутацией, западным менеджментом и участием, с лучшими в мире процедурами и стандартами. Их аудируют компании всемирно известной четверки, у них лучшие западные консультанты и специалисты. Все они, как правило, выходят на IPO . И поэтому, если на самом верху будет принято соответствующее политическое решение, они обязательно вернут украденные деньги. Если будет принято решение не сажать, то деньги вернутся. А это десятки триллионов.

Контрольные инструменты мы раздаем всем – и ФСБ, и МВД. И, соответственно, лишь вопрос времени, когда к вам, если вы неграмотно ведете бизнес, придут. Через год-полгода к вам обязательно придут и скажут: вы аудиторов нанимали, зарплату им платили? А поскольку специалисты на проверку оказались неграмотные, в результате, вы будете за все отвечать.

Приведу в качестве примера своих друзей – ударников капиталистического труда. Я их несколько лет убеждал – внедряйте у себя системы корпоративного аудита, чтобы проверять, какие за вами криминальные следы остаются. Несколько лет меня не слышали. А недавно приходит ко мне друг и говорит, что, как только начали контролировать своих партнеров по бизнесу, то сразу выявили многочисленные попытки переложить на нас серьезные криминальные риски. Проверенные партнеры, много лет работавшие с ними, еженедельно пытаются подсунуть какую-нибудь криминальную фирму, чтобы свои риски переложить на нас. А ведь потом через 7 лет придут к нам и спросят: «ребята, с кем вы работаете?». А нет уже ни фирмы, ничего нет. Фикция, а раз так – то, соответственно, тюрьма. И сразу вскроется, что даже собственный бизнес вы контролировать не умеете, если у вас нет систем корпоративного аудита. В итоге, теряете все из-за того, что вас подставят ваши же партнеры или сотрудники. Это пример лишь одной, но весьма распространенной схемы. А им сегодня нет числа».

В. Соловьев: «Вот у вас за десять лет, наверное, уже такие папочки на дикое количество людей?»

М. Мусин: «Не у нас, а у Бульбова. Но на практике нужны не папки с компроматом, а современная методология быстрого и убедительного получения информации о совершенных уголовных преступлениях в сфере экономики. И ФСКН сегодня – первая российская спецслужба, которая обладает полным решением этой проблемы. В таких условиях только безумцы или очень недалекие люди могут нападать на нее. Например, какая-то бульварная газета размещает откровенную клевету на ФСКН, и тут же рядом с ней – мнимые разоблачения и откровения одного одиозного чиновника. Офицеры ФСКН сразу же проверяют: не на деньги ли наркокартелей выполнен данный заказ. И буквально через час выясняется, что и «неприкасаемый» чиновник в бытность свою бизнесменом, и управляющая компания газетного холдинга… непосредственно причастны к легализации доходов, полученных преступным путем. Только чиновник легализовал всего 7 млн. рублей «грязных» денег, тогда как медийный холдинг – 29 млн. руб. При этом оба вывели в «тень» миллионы: первый – 1 млн., второй – 48 млн. руб. Когда поднимаешь прошлое, то сразу видно – кто есть кто, на самом деле. И где гарантия, что четвертая часть этих «грязных» денег – не деньги наркокартелей?»

В. Соловьев: «А есть такие, кто занимался бизнесом в нашей стране и за ними нельзя прийти?»

М. Мусин: «Я еще раз хочу сказать – 338 840 бюджетополучателей не украли ни копейки. Две трети – вообще не воруют! У нас задача была с антикоррупционной деятельностью бюджетополучателей. Правда, они крохи из бюджета получают, какие-то копейки. В то же время…»

В. Соловьев: «Получается, что закон нарушают те, кто эти правила и устанавливает. То есть, нужно всех чиновников аккуратно в Лефортово».

М. Мусин : «Нет, я вообще против того чтобы сажали. Мы все разработанные нами методы и инструменты сдали правоохранительным органам. Эти методы могут применять даже студенты. Но сегодня необходимо публично обсудить сложившуюся сложную ситуацию. Поскольку бизнес и чиновники не понимают, что государство все их мудреные хитрости давно прекрасно видит, но пока, почему-то, никак не реагирует. В результате возникают парадоксальные ситуации с моими студентами, аспирантами или докторантами. Например, работает у меня на кафедре скромная девушка – доцент. Сидит и тихо себе пишет диссертацию по качеству корпоративного управления, на примере реальных бизнес-структур зарабатывая себе символическую надбавку за ученую степень. Однако, по факту ее публикаций только в этом, 2007 году уже у 5 банков отозваны лицензии. Человек просто занимается теоретическим осмыслением сегодняшней деловой практики… А уж студенты, на тех вообще нет никакой управы…»

Профессор Марат Мусин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"