На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Интервью  
Версия для печати

Заветным путём пращуров

На вопросы корреспондента отвечает Михаил Попов, писатель, редактор литературного журнала «Двина»

Михаил Константинович, в Архангельскую областную научную библиотеку имени Добролюбова поступила Ваша новая книга…

Да, называется она “Онега-матушка да Дон-батюшка”. Издание второе. Первое было пробное. Новинка вдвое объёмнее и изрядно переработана. По характеру – это родословица, что подчёркивается в подзаголовке – «Странствия по следам пращуров, поиски, открытия, воспоминания». Однако утверждаю, что книга далеко выходит за рамки родословного «канона». Состоит она из двух частей. Первая часть, если говорить по времени, – то, что было до меня, а вторая часть – то, что я видел своими глазами, что пережил, перечувствовал.

А почему такое название?

В нём двойной смысл. Здесь и география, и определение родства. Мать моя родилась на Онеге. Каргополь, Конёво и Турчасово – это первые новгородские поселения на Русском Севере, и Турчасово, где я появился на свет, – центр нашей волости. А Дон – это по отцу. Отец из донских казаков, семейство деда в 30-м году было репрессировано. И они – тринадцать душ – неволей оказались на Севере, где томились в таёжном лагере…

Что побудило создать такую книгу, с чего всё началось и когда?

Побудило любопытство и благодарность пращурам. Когда началось? Сорок лет назад, даже больше уже. А с чего? Родню по матери до прадедов я немного знал. А вот судьба отцовского рода была неизвестна, более того, она утаивалась по причине тех самых репрессий. Даже в 80-х годах моя тётя, девочкой испытавшая гонения, страх, голод, даже в 80-х она в письмах слово “раскулаченный” писала сокращённо, только три буквы – “рас.”.

Первая часть книги называется “Что ведаю из книг, архивов и писем”. Она посвящена, я уже говорил, тому, что было до меня, – это история родов, и онежского, и донского, насколько мне удалось открыть её по архивам, по свидетельствам сродников. С онежской линией было проще – архивы сохранились. А вот в южных областных архивах – Волгоградском, где представлены дела Войска Донского, и Ростовском – находки оказались скудные, хоть просидел там не одну неделю. Много документов пропало и погибло в революцию, в годы войн. И всё-таки…

Я открыл, что один из моих пращуров был православным священником. Павел Яковлевич Попов служил в храме Рождества Христова станицы Раздорской, где исток рода Поповых (“раздор” – это производное от рукавов реки Медведицы, притока Дона). Каменный храм был построен в 1809 году, благолепный, достойный крупного областного центра, хотя это станичная церковь. Так вот, о.Павел служил в этом храме с 1815 года по 1855, то есть 40 лет, до самой своей кончины.

А сейчас служба в храме идёт?

Слава Богу идёт. Служит в храме протоиерей о. Николай (Кочергин). Нас с братом-двоюродником, потомков второго священника сего храма, о.Николай допустил в алтарь – святая святых, куда я вошёл с робостью. Перед нами был раскрыт небольшой ларец. В нём покоились куски какого-то металла. По матовому слегка отемневшему цвету мы предположили, что это серебро. Тем временем о. Николай сложил куски воедино, и перед нами возник крест. Эти обломки в окрестностях храма обнаружил один из так называемых чёрных копателей. Присваивать находку он остерёгся, а передал священнику. Когда появился тот тайник, кто знает. Но крест, судя по отливке, древний. Вполне возможно, что этот напрестольный крест держал в руке наш пращур о.Павел, осеняя им паству. Весной 2016 года крест, соединённый живой водой нашей православной памяти, был вновь освящён (фото на обложке), и я специально приезжал с Двины на Медведицу, чтобы приложиться к нему. Храни меня и моих сродников, Крестная сила, которую заповедали пращуры, в том числе о. Павел!

Это не от него ли фамилия пошла?

Он продолжатель фамилии, а исток её где-то в ХVI веке, когда возникла станица.

Точной картины, как в Диком поле – междуречье Волги и Дона – зародилось казачество, не существует. Вероятно, сходились туда неукротимые сердцем люди со всех сторон. Но, ознакомившись с разными историческими исследованиями, я пришёл к мысли, что многие донцы, во всяком случае верхние, – пришли с севера. Меня убедил в этом родной язык. Казачью гутарю я впервые услышал 60 лет назад, оказавшись на хуторе, где родился мой отец. Общаясь с хуторянами, взрослыми и ровесниками, никаких языковых трудностей не испытывал. В начале этого века я приобрёл «Энциклопедию казачества», созданную выходцами с Дона, не по своей воле покинувшими Родину. Изданная за рубежом и переизданная в новой России, она всем своим сводом подчёркивает особость донского языка. Стал читать, и что же обнаружил? Едва ли не половина слов и понятий, особенно тех, которые определяют ремёсла, быт, сельский труд, мне ведомы с моего северного деревенского детства, я их перенял, что называется, с молоком матери: жито, бредень, оброть, стерня, табанить, тоня, тузлук, удила, чурбак… Северные посельщики намного древнее казачества. Архангельское Евангелие датируется 1092 годом. Так что первенство северян по этой части доказывать не надо. Многое в казачьей гутаре от них.

А в книге какие времена?

Донские корни документально представлены с конца ХVIII века, онежские – с Петровских времён. Однако я попытался заглянуть в историю поглубже. Предисловие начинается с VI века нашей эры, а предыстория родов – по сути с начала второго тысячелетия.

Та и другая линии чередуются. Более подробно представлен ХХ-й век. А здесь особо выделена судьба донского семейства, завязавшегося в 1904 году на хуторе Большой Лычак станицы Сергиевской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского. Десять лет семейство счастливо развивалось, бурно плодилось. Но…Потом война, революция, снова война. В поры гражданской распри дед, Иван Алексеевич, к тому времени отец пятерых детей, был мобилизован в белую армию, служил рядовым казаком, как подчёркивается в документе, выданном уже советами. Новые власти обложили хозяйство деда непомерными налогами, по сути, разорили, доведя семейство до нищеты. А в 30-м году под свист нагаек вообще погнали с родимых мест.

В основе этой работы письма тёти Маруси, старшей сестры отца, – переписка у нас завязалась году в 80-м – и её воспоминания при наших встречах – я дважды побывал у неё в Харькове. Плюс к этому архивные сведения по ГУЛАГу.

Историю семейства я впервые опубликовал в 89-м году. Потом она выходила множество раз. В газетном виде печаталась, в частности, в “Правде Севера”. Затем вышла в книге моей прозы как документальная повесть. А совсем недавно она напечатана в Ростове, в тамошнем издательстве в рамках книги о судьбах донских казаков. Её готовил Борис Алмазов. И название книга получила по этой моей повести – “Птенцы разорённого гнезда”.

И второе событие, на котором я сосредоточился в первой части – это, конечно, война. Очерк, который идёт в книге, объединяет судьбы двух родов и называется “На всех фронтах” с подзаголовком “Мои сродники – целое отделение Бессмертного полка”. Десять человек, включая онежского деда, который тоже был призван на воинскую службу, включая тётю Марусю, которая была в действующей армии. Мне удалось проследить военные дороги всех свои сродников. Особенно долго отыскивал следы погибших братьев отца. Теперь знаю. Самый старший, Тихон 1905 года рождения, умер от фронтовых ран в начале января 46-го года, через полгода после Победы. Дядя Михаил сложил голову под Одессой. Дольше всего искал младшего – Фёдора. Только в 2016-м году, по сути, через четверть века с начала поисков, я нашёл его следы. Он погиб в начале января 43-го года на Волхове, это Новгородчина.

Это всё – первая часть книги. А вторая?

А вторая часть называется “Сколь себя помню и даже раньше”. Здесь о моих родителях, отце и матери. Об онежских бабушке и дедушке. И, понятно, о себе. Акцент делается на события, важные для становления личности, хотя иные «произношу» скороговоркой. Это, в частности, геологоразведка, служба в армии. Спрашивается, почему? Потому, что отголоски многих житейских периодов представлены у меня в прозе. Это не документальные книги, но они в какой-то мере отражают события и моей жизни. Здесь, помимо родных, явлены личности, которые сыграли определённую роль в моей судьбе. В том числе учителя, наставники, благодетели, как говорили в старину.

Пять лет я отработал на заводе “Звёздочка”, этому посвящён большой очерк. Называется он “Заводская проходная, или пропуск в далёкую юность”.

30 лет я занимаюсь журналами и альманахами. Более 20 лет редактирую журнал “Двина”. Огромнейший период жизни. Как я к этому шёл, как всё начиналось, какие события тому предшествовали – об этом большой очерк, который называется “Корни и крона, или “Двина” впадает в море Словесности”.

Со словом я работаю более полувека. Существует официальная справка Союза писателей России, что мой литературный стаж ведётся с 1966 года, когда я, 19-летний, стал победителем Северодвинского городского литературного конкурса. Но сам я веду отсчёт творчества с повести «Арап – чёрный бык», написанной в начале 80-х. Посвящена она Фёдору Абрамову, чья проза вдохновила меня. О нём – глава представляемой книги. В этом же ряду – ещё несколько глав-посвящений. Представлен здесь Виктор Астафьев, с которым у меня была переписка. Здесь есть сюжет об Александре Михайлове – нашем земляке, литературоведе, фронтовике, как и Астафьев. Ещё один фронтовик – Иван Третьяков, тоже земляк, которого горькая военная судьбина – тяжелейшее ранение – занесла в Баку. Я с ним познакомился уже на исходе его жизни. Очной встречи не было, но мы переписывались с ним до последних его дней. У меня много его книг, в основном о войне. А ещё я благодарен Ивану Поликарповичу за то, что он сказал доброе слово о моём романе «Свиток», особо выделив военную тему.

Но и это ещё, явно, не всё…

Ещё один этап в моей жизни – Сибирь, с которой я побратался. Это произошло как-то исподволь, и в то же время закономерно. Встретились с главой Благотворительного фонда “Возрождение Тобольска” Аркадием Елфимовым, подружились. Появилось несколько проектов, в которых я участвовал. Один из них – двухтомник А.П. Чехова «Остров Сахалин». Это факсимильное издание большого формата, где я работал как редактор, прикоснувшись к неизвестному Чехову. Благодаря поездкам «встреч солнцу», благодаря участию в тамошних проектах, я открыл для себя Сибирь, почувствовал гордость за то, что у нас существует такая земля, такая мощь. Раньше это представлялось абстрактно, теперь я знаю это не понаслышке и, само собой, пишу о том.

И ещё одна тема, которую я не мог здесь не обозначить, – это тема православия. Я был крещён во младенчестве, но в детстве-юности это не проявилось, да и время было сложное. А потянулся я к храму уже в зрелые годы. Господь благословил побывать во многих монастырях. Промыслительно, что география этих странствий сложилась в христианский крест. Первый обитель, в которой я пожил, помолился и поработал – это Артемиево-Веркольский монастырь, здесь, у нас на Севере. Потом был Святой Афон – Пантелиимонов русский монастырь. Это вертикаль, с севера на юг. Потом сибирские монастыри, в частности, Абалакский на Тюменьщине. Это восточная сторона. И ещё среди прочих – Псково-Печерский монастырь – западная окраина. Вот и получается крест.

В странствиях по монастырям было много встреч с удивительными русскими людьми. И я по-новому открыл, что Россия по-прежнему живёт той же жизнью, что и в минувшем веке, и в предыдущих… Она меняется, конечно, но сколь много православных богомольцев сходится не только на праздники. Вот, в Псково-Печерском монастыре просто столпотворение было. Когда я добрался туда, служба уже шла, места в храме всем не хватило, и Литургия велась прямо под открытым небом. Это было грандиозно и величественно, словно звёздный небесный свод стал храмовым паникадилом.

Странствия по православным обителям, открытия, сердечные беседы с братьями и сестрами во Христе укрепили мою веру. Я почувствовал прилив творческих сил как православный человек, и как литератор. С тех пор и работа шла неплохо: и журнал обрёл новоё наполнение, и проза не иссякала у меня. Господней милостью многое совершилось, и я благодарен Всевышнему, что Он так всё управил.

Что особенного Вам дала работа над этой книгой?

Накануне своего 75-летия я провёл некую житийную ревизию. То, что казалось в юности важным, сейчас отошло на второй, а то и на третий план. У меня углубилась незримая связь с пращурами, чью помощь и поддержку я чувствую.

Существует представление, что предки – это наше прошлое, и они обретаются где-то там, позади. Это заблуждение. Они не позади – они впереди нас на дороге вечности. Там, впереди наши великие мужи, там, впереди как воплощённая реальность фигура Михайлы Васильевича Ломоносова. Он, как маяк для идущих следом. На том пути и мои пращуры, в том числе те, кто погиб, защищая Родину. Они, видимые сердечным зрением, обозначают этот путь, не дают мне, наследнику, потерять ориентиры, не сбиться с заповеданного пути. А это главное.

Анна Калиниченко (Архангельск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"