На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Интервью  
Версия для печати

К вопросу об уроках чтения

К съезду Союза писателей Союзного государства России и Белоруссии

– Валерий Николаевич, осенью этого года в Москве будет проходить съезд Союза писателей Союзного государства России и Белоруссии. Будут подведены некоторые итоги проделанной работы. Я понимаю, что всем есть, что сказать, но мне в нашей беседе хотелось бы поговорить о проблеме чтения, что сегодня не менее актуально для писателей.

Недавно мне пришлось побывать в Белоруссии на книжной выставке. И что меня поразило: практически вся она была посвящена вопросам детского чтения. На ней присутствовало огромное количество учеников, которых привозили на выставку целыми классами, а то и школами. Для ребят были оборудованы места отдыха, игровые комнаты, проводились специальные развивающие и одновременно развлекательные игры. К работе на выставке было привлечено большое количество волонтеров, которые смотрели за детьми, сопровождали их, отвечали на их вопросы…  

Когда я поинтересовался, почему именно детям на выставке уделено столь много внимания, мне ответили: дети перестали читать, забыли, что такое книга. Сегодня в во всем мире остро стоит проблема чтения, особенно детского, и эта проблема сейчас решается на государственном уровне. Во всяком случае, все государственные мужи говорят именно о необходимости развития детского чтения. 

А как, на Ваш взгляд, обстоит дело с чтением у нас, в России и братской Белоруссии? 

 

– Я бы не хотел сказать, что ситуация с чтением у нас плачевная. И в России, и в Белоруссии, как, впрочем, и во всех бывших республиках СССР есть своя традиция воспитания любви к книге, есть замечательные учителя, немалое число родителей внимательно относятся к тому, как и что читают их дети. Но в целом положение с чтением у нас… (раздумчивое молчание) бедственное. Для возвращения интереса к книге нынче требуются усилия всего общества и государства, но прежде всего – школы, библиотеки, семьи. Да и вообще, мы должны вернуть книгу на пьедестал почета, возвести в ранг культурной ценности, приложить усилия к тому, чтобы в обществе она приобрела высокий статус, чтобы читать снова стало престижно. Человек должен ощущать интеллектуальный, духовный дискомфорт при мысли о том, что остается безучастным к литературному богатству своего народа. 

Я не могу себе представить сороковые, пятидесятые, шестидесятые годы прошлого века, чтобы наши школьники не читали. По крайней мере, в те годы ребята хотя бы демонстрировали, что они читают, ибо было очень стыдно не читать: не читающий школьник подвергался общественному порицанию. Иначе говоря, у чтения был довольно высокий общественный статус. А сейчас… На Съезде книгоиздателей России прозвучала такая цифра: 37% из участвовавших в социологическом опросе заявили, что они не читали книг, не читают и читать не будут. Значит, отказ от книги, от чтения превращается в норму поведения, более того, этим позорным когда-то для человека качеством теперь бравируют. Так и взращивается невежество. Конечно, и в советское время часть людей была далека от чтения книги, но они никогда этим не хвастались, не бравировали. Потому что человек, не читающий, сразу же зачислялся в разряд невежд. 

Я напомню, что в советские годы была создана целая система, прививающая народу привычку к чтению. В эту систему входили и знаменитые избы-читальни, и открытые библиотеки, и массовые тиражи литературных журналов, книг. Вообще наше счастье, что после первых лет советской «культурной революции», когда основное население страны поначалу научили просто читать, тогдашнее руководство государства, развивая достижения «культурной революции», посчитало, что первое поколение читающих должно обязательно знать русскую классику. И появились сначала массовые тиражи Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Толстого, а затем и книги Горького, Шолохова, Леонова, Александра Твардовского, Александра Яшина, Андрея Платонова, Юрия Бондарева, Янка Купалы, Якуба Колоса, Ивана Шамякина, Василя Быкова… Конечно, эту литературу в политических целях объявили антибуржуазной, что, впрочем, было недалеко от истины. И если где-то на Западе народ поглощал комиксы и бульварные романы, то наш народ читал классику. Это было великое достижение! Это было возвращение к традиции после стольких бурных и трагических революционных лет! Ведь наши люди через чтение русской классики приобщались к русскому слову, к русской образности и к русской нравственной традиции, взращенной в православии и обязательно присутствующей, да что там присутствующей, являющейся стержнем русской классической литературы! 

И люди не просто научились читать, они полюбили чтение, оно стало для них необходимостью… Моя безграмотная теща, закончившая всего лишь один класс, знала наизусть стихи Некрасова, Сурикова, Кольцова, Козлова, Никитина!.. (Грустное молчание.) Кто и какие знает сегодня стихи? На изучение русской словесности во всех классах средней школы выделено всего два урока в неделю! А из современных школьных программ выброшены целые пласты литературы! Там нет Никитина, нет Кольцова, из шестнадцати стихотворений Тютчева осталось три. Нет там и «дедушки» Крылова.  

А я помню, что и до войны, и во время войны басни Крылова пользовались необычайной популярностью. Как без Крылова знать русское слово, образную систему, сформировавшую нашу национальную культуру? Ведь литературные персонажи его басен стали неотъемлемой частью нашего национального менталитета, вошли в пословицы и поговорки! 

Так что сегодня требуются огромные усилия, хотя бы для того, чтобы вернуть чтению его былой общественный авторитет – усилия энтузиастов, общественности, людей, понимающих, что без чтения невозможно воспитать мыслящие личности. Но! Забота о чтении должна стать и государственной задачей, должна поощряться, поддерживаться. Речь идет не о получении прибыли, а о том, чтобы хорошая книга была дешевой и доступной, чтобы библиотеки не закрывались, а, наоборот, открывались, чтобы в библиотеке было тепло, чтобы учитель словесности получил необходимые издания, чтобы издательства детской литературы имели налоговые льготы и она могла дойти до широких масс людей.  

Так что нужны наши всеобщие усилия. Иначе… в будущем можем оказаться в самом хвосте списка, среди тех стран, где книга вообще не является никакой ценностью. 

 

– Валерий Николаевич, в 1960–1970-е годы Вы возглавляли крупнейшее издательство «Молодая гвардия», затем были главным редактором тоже крупнейшей молодежной газеты «Комсомольская правда», а уже в 80-е под Вашим руководством расцвела «Роман-газета», тиражи которой доходили до 4 миллионов экземпляров.  

И вот ведь что удивительно – по современным меркам удивительно! – Вы ведь не занимались книжным бизнесом, а вели огромную просветительскую работу. Что сегодня, на Ваш взгляд, не хватает современным издателям? 

– Помимо того, что мы в «Молодой гвардии» выпускали большими тиражами русскую и зарубежную классику, нас интересовала и современная, новая литература: Валентин Распутин, Василий Белов, Виктор Астафьев и многие другие. В издательстве существовал гигантский отдел пропаганды литературы – 25 человек! Карта всей страны была поделена на регионы, и мы имели возможность (а «Молодая гвардия» была мощным, прибыльным издательством) посылать в самые разные уголки державы писательские бригады. Где только не побывали наши писатели! Я вспоминаю только свои поездки – и Чукотка, и Камчатка, и Сахалин, и Якутия. Уже не говорю о Центральной России! Особое внимание мы уделяли воинским подразделениям, независимо от того, где находились наши солдаты. Мы были желанными гостями и на далеких пограничных заставах, и на кораблях Военно-Морского Флота, и на других «точках». Так почему бы не организовать подобную систему сегодня? Необходимо подключить сюда не только бюджетные средства, но и частный капитал тоже. Банки, крупные компании заинтересованы в том, чтобы выглядеть в глазах людей привлекательными, респектабельными учреждениями. Однако респектабельность создается не телевизионной рекламой, а добрыми делами. Авторитет у банка или какой-то компании в глазах людей появится тогда, когда они будут трудиться для людей. Ведь можно это сделать! И мы можем рассказать о такой благотворительной деятельности частных коммерческих организаций.  

Беда сегодняшних издателей – в желании получить прибыль любым путем. Помните, где-то в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века двухмиллионным тиражом вышла книга «Космическая проститутка»? Когда я на съезде книгоиздателей напомнил об этом, один из них мне выкрикнул из зала: «Но ведь она разошлась!» Так в том-то и беда, что разошлась! Беда и горе! Сами книгоиздатели уничтожают любовь к книге, ибо книги стали безобразными. Ибо книгоиздатели утеряли нравственность по отношению к книге. Теперь книга для многих из них не средство просвещения народа, а всего лишь одна из разновидностей товара, приносящего доход. Конечно, не все издатели таковы, но многие… 

Мы обязаны защищаться от разрушительной силы безнравственности, заполонившей и страницы книг, и телевизионные экраны, защищаться сами и защищать наших детей, наиболее подверженных насилию непечатной продукции.  

 

– Что сегодня происходит в детской литературе? 

 

– Знаете, еще в советское время велась серьезная дискуссия: нужна ли вообще некая особняком стоящая детская литература, существующая независимо от литературы как таковой? Мне кажется, что всякая хорошая литература, поднимающая серьезные человеческие проблемы, написанная настоящим русским языком, и есть литература для детей. Разве Пушкин писал «Капитанскую дочку» для детей? А тургеневская «Муму» только детям предназначалась? А чеховская «Каштанка»? И разве Распутин свой рассказ «Уроки французского» изначально создавал как детское произведение? Ведь нет. Мне кажется, что литература, которую должны читать наши дети, – это повести, рассказы, романы, стихи, где в полном объеме представлены традиционные духовные и нравственные ценности нашего народа. Иначе говоря, детская литература – это не сюсюканье с ребенком, не «облегченный» вариант взрослой литературы. Литература, она либо есть, либо ее нет. Настоящая литература потрясает человека независимо от возраста… 

Впрочем, адресной литература тоже должна быть, как и журналы. Мы, к примеру, выпускаем, на мой взгляд, очень хороший детский журнал «О Русская земля!». Но, повторюсь, детская литература, ее содержание, форма – это большая проблема. Здесь нужно думать, искать. Может быть, стоит провести большую конференцию, на которой мы бы определились с проблемами детской литературы сегодня… 

 

– А что Вы сами читали в детстве?  

 

– Примерно в пять лет на меня произвел колоссальное впечатление «Тарас Бульба». Я сам тогда читал плохо. За мной, пока родители были на работе, присматривал сосед. Было ему лет тридцать пять, и читал он немногим лучше меня, пятилетнего. Я помню, как он водил пальцем по страницам книжки и так, потихоньку, прочитал мне всю повесть. Причем, как мне теперь кажется, и сам он вместе со мной набирался у Гоголя уму-разуму. Кроме Гоголя, конечно, мы все читали Пушкина. Тогда миллионными тиражами выходила серия «Книга за книгой», вот она-то и была основным источником литературного чтения. 

Помню, мне очень нравились книжки, в которых были яркие, красивые рисунки. Вообще значение хорошей иллюстрации в детских книгах никак нельзя преуменьшить!  

Иногда приходилось читать и по обязанности. Во втором классе я в каком-то диктанте наделал много ошибок. И моя мама, чтобы привить мне знания по русской орфографии, заставила меня переписать – от руки! – «Капитанскую дочку»! И я переписал. Конечно, не всю повесть, только отдельные отрывки. Месяц переписывал. Я так ее запомнил (смеется). Сначала, правда, мне все это не нравилось, но потом вдруг я «Капитанскую дочку» полюбил, ощутил радость от проникновения в глубины русского слова.

Так что, если сегодня кому-то велеть переписать повесть Пушкина, пусть даже поначалу и в качестве наказания, – это очень хорошее средство приучить к чтению. 

Поэтому, возвращаясь к съезду писателей России и Белоруссии, я думаю, будет важно, чтобы мы обсудили не только текущие проблемы нашего общего Союза, но и вопрос проблемы чтения, ибо без читателя нет и литературы.

Беседу вел профессор МГУ Сергей Перевезенцев

Валерий Ганичев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"