На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Интервью  
Версия для печати

Два русских меж собою говорят

Беседа с епископом Новосибирским и Всея Сибири старообрядческой митрополии Силуяном

В представлениях о старообрядчестве до сих пор сохраняется миф, характеризующий ревнителей древней веры, как сектантов и еретиков. Путаница в мнениях о расколе наблюдается даже среди самих приверженцев старой веры. Многие пытались разорбраться в этом вопросе. Правдолюбцев на Руси всегда хватало, есть они и сейчас. Наша задача - познакомить читателей с богатым историческим, философски - богословским, литературным наследием сторонников сохранения и возрождения древлеправославной веры.

Русский историк Н.И. Костомаров писал о старообрядчестве, как о «крупном явлении умственного прогресса, которое отличалось любовью к прениям и исканием ответов на свои духовные запросы». Мысли, убеждения, религиозное подвижничество старообрядцев особенно важны для нас сейчас. Говоря о нынешнем возвращении к православию, мы должны знать о тех шагах навстречу, которые сделаны за последние 300 лет для преодоления раскола и обретения истинной веры.

Предлагаем Вашему вниманию беседу иркутского писателя Юрия Балкова с епископом Новосибирским и Всея Сибири старообрядческой митрополии Силуяном.

 

- В Бурятии, Ваше преосвященство, до сих пор существуют скрытные старообрядческие общины. Вы не встречались с уставщиками - их руководителями?

- А они семейские?

- Да, беплокриницкого согласия, их еще называют «австрийцами». К ним очень трудно попасть. В свое время я, благодаря помощи одного старообрядца, встречался с уставщиком тарбагатайской общины дедом Стефаном и уставщиком куйтунской общины дедом Левоном. Им тогда было за сто лет, но выглядели они очень хорошо. Память удивительная, и дед Левон и дед Стефан могли наизусть прочитать любой отрывок из Библии или Псалтири. И в тоже время не знали, что такое телевизор и радио.

Дед Левон, услышав свой голос на диктофонной пленке, сильно удивился, спросил: «А как я мог залезть, паря, в такую маленькую машинку?»

Чуть позже я побывал на богослужении в молитвенном доме старообрядцев города Улан-Удэ. Там уставщиком был дед Иван. И опять меня поразило, как прихожане, а самому молодому было далеко за семьдесят, выдерживают службу. Кстати, и литургия, и всенощная у старообрядцев гораздо дольше, чем у нас, крещенных по новому уставу.

-- К сожалению, встретиться с уставщиками не удалось. Все они принадлежат к беспоповцам. Корни этого явления уходят в 17-й век, во времена раскола.

В Улан-Удэ есть очень большой архив по старообрядчеству, где можно найти документы, содержащие сведения о религиозных диспутах нашей Церкви с беспоповцами и беглопоповцами.

Говоря о старом обряде, вожди сопротивления патриарху Никону и епископату на самом деле вели своих последователей не обратно к древне-московской вере, а к вере новой, вере, основанной на желании более горячей, более активной и более целостной религиозной жизни, чем та, которую они находили в своих приходах и обителях.

Чисто духовные побуждения поставили Неронова и Аввакума, Никиту Пустосвята и Досифея в ряды противников церковной иерархии и ее новшеств, и уж, конечно, прежде всего, эти религиозные побуждения легли в основу проповеди «лесных старцев» Капитона и Вавилы и самосжигании дьякона Игнатия, инока Геннадия и иже с ними проповедовавших…

Боголюбцы, начавшие свою проповедь уже в тридцатых годах семнадцатого века и давшие первых вождей тому движению, из которого развивалось пововщинское старообрядчество, с самого начала настаивали на усилении духовной жизни духовенства и паствы, церкви и государства. Мечты о третьем Риме породили в их душах чувство ответственности за русское, последнее в мире, как они думали, чистое православие. Борьба западных вероисповеданий в Польше и Оттоманской империи усугубила их опасения и испугала угрозой победы уже, как казалось им, торжествующего на Западе антихриста.

Совсем другие причины привели к расхождению с церковью то движение лесных старцев, которое в последнюю четверть семнадцатого века стало оформляться в беспоповщину.

Если боголюбцы верили в возможность спасения «мира» и в «миру» и хотели превратить наше Отечество в подлинно Святую Русь, в настоящий Третий Рим, то лесные старцы считали мир уже обреченным. Поэтому они хотели увести своих последователей, которые в их глазах были последними верными представителями восточного христианства, из этого мира в пустыню, в вечный пост и, наконец, в пламя огнепального причастия.

В этих двух течениях сказались две вечные стороны христианства; радостная, столь хорошо ощутимая русской душой в пасхальных службах и мрачная, пессимистическая, нередко характерная для раннего ближневосточного монашества. Эти пессимисты видели перед собой не воскресение Христово и искупление им грехов мира, а картину страстей Господних, мук Его учеников, преследования Его последователей, аскетизм египетских и сирийских монахов, опасности искушения и погибели души.

Вот в чем причина скрытности беспоповских старообрядческих общин в Бурятии.

-- Как у Вас складываются отношения с московской Патриархией Русской Православной Церкви?

-- Мы идем параллельно. Они ориентируются на нас и уже корректируют свои упущения. Кресты уже не как украшения, они должны быть просто осьмиконечными, без завитков. В иконе началось возрождение к древнерусскому письму. Тоже касается и церковного пения.

-- У старообрядцев ноты называются крюками.

-- Это от греков. Церковное пение пришло к нам вместе с верой. Когда хор поет в унисон, просто диву даешься, какие божественные мелодии.

До-ре-ми-фа-соль-ля-си -- это итальянские гаммы, светские, а ут-ре-ми-фа-соль-ля -- уже греческие, византийского образца, чисто духовные. Очень много полутонов в разных местах.

-- Старообрядчество представляется мне неиссякаемым источником духовности и культуры. Самое примечательное, что среди них не было бедных, а мы еще говорим, что духовность вторична по отношению к экономике. Опираясь на опыт старообрядцев, можно выйти на совершенно иные пути развития. И это будет свой, русский путь, выверенный временем, не зависимый ни от западноевропейского, ни от американского, который нам сейчас усиленно навязывают.

-- То и грустно, что правители наши поддаются соблазну. А ведь народ наш, в том числе и старообрядцы, накопил гигантский опыт.

Старообрядцы выживали даже там, где, казалось, выжить невозможно.

В Читинской области есть село Доно. Его основали казаки, выходцы с Дона.

После Гражданской войны жители села ушли за кордон, в Трехречье, где к тому времени осело много казаков. Они вели сельское хозяйство столь успешно, что даже китайцы - великие труженики и огородники, - ездили к ним учиться.

Во время культурной революции в Китае староверы во главе со священником Томско-Алтайской епархии о. Иваном (Щадриным) частью ушли в Австралию, частью на Аляску и в Аргентину.

Они прибыли туда, не зная языка, и первое время общались с местными жителями одними жестами.

Я бывал на Аляске и в Австралии. Сейчас старообрядцы живут крепко, а сначала им было очень тяжело.

В Австралии они занимаются строительством сборных домиков и слывут большими мастерами. Я служил там два года. Поселения старообрядцев располагаются, в основном, вокруг Сиднея.

На Аляске старообрядцы -- строители рыболовецких судов. У них есть свои ангары, зимой они строят, а летом уходят на своих судах в море, занимаясь промышленным ловом рыбы.

В Аргентине и Уругвае старообрядцы -- большие землевладельцы. У них там много наемных рабочих.

Таким образом, старообрядчество распространилось повсюду. И везде Господь не оставляет нас своей милостью.

-- Спаси Господи, Ваше преосвященство, за интересную содержательную беседу.

-- Храни Вас Господь. Успехов журналу «Новая книга России» и вспомошествования во всех ваших делах.

Беседу провел Юрий Балков


 
Ссылки по теме:
 

  • Так молилась Святая Русь. Интервью с Преосвященным Силуяном, епископом Новосибирским и всея Сибири и Дальнего Востока старообрядческой митрополии

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"