На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Информация  
Версия для печати

Ученик лицея

Прикосновение к душе поэта

Вот это подарок к 210-летию со дня рождения Александра Пушкина! Спектакль Московского государственного Историко-этнографического театра «Ученик лицея» по пьесе Андрея Платонова зримо воскресил страницы нашей истории и культуры, когда «в садах Лицея… безмятежно расцветал» гений русской поэзии. Зримо – потому что особенность этого театра – еще и чисто этнографическое воспроизведение «преданий старины глубокой»: мы видим и лицеистов, и гусар, и крестьян в одеяниях той эпохи. Но главное, конечно, - ощущение самого духа времени…

Нет, не с Лицея начинается этот дивный спектакль. На сцене – няня Арина Родионовна (Светлана Щеголькова) баюкает доверчиво прильнувшего к ней кудрявого мальчишку, напевает ему простую русскую песню. И сразу всплывают в памяти бессмертные строки: «Ах, умолчу ль о мамушке моей, /о тайной прелести таинственных ночей…». Истоки души поэта, «добрые лары наших классиков».

Ту же кушетку в той же хоромине с русской печью (после недолгого затемнения) видим, но уже в нетерпеливом ожидании этого подросшего мальчика – лицеиста. Дворовая девушка украдкой заглядывает на барскую половину – и смешно, в валенках, с юным ликованием подражает «господским танцам». Важный барин Василий Львович Пушкин (Виктор Присмотров) высоких гостей пригласил и готов демонстрировать им, как простая «деревенская девка» читает стихи. Да вот беда: дядиных стихов она не припомнила, а стихи племянника Саши – пожалуйста! Окрылено, вдохновенно!

И вдруг взрывается аплодисментами зрительный зал: на сцену врывается, влетает и сразу кидается к нянюшке Саша Пушкин. Живой вихрь – но с такой чуткой нежностью! Сразу и бесповоротно веришь молодому актеру Дмитрию Сергину. Именно таким – взрывным, готовым и дружески стиснуть в объятиях, и стреляться – непременно стреляться! – хоть с лицейскими друзьями, обидчивым Кюхлей или тишайшим Дельвигом, хоть со старшим другом и наставником гусаром Чаадаевым – предстает Пушкин и в последующих сценах. И – таким человечным, таким тонко чувствующим боль других, угнетенных. Воистину – «богов орган живой, но только с кровью, знойной кровью» (Ф.Тютчев).

И сколько же светлых мыслей, чувств, воспоминаний и прозрений пробуждает этот спектакль! Нет, не зря этому редкостному театру предоставлен грант города Москвы на развитие театрального и музыкального искусства, адресованного подрастающему поколению. И в зале – горящие глаза самого разного возраста представителей этого поколения, и чуткая тишина, и взрывы смеха или аплодисментов.

Потрясающая сцена, когда сам Василий Жуковский, первый поэт России, на колени бросается перед юным Пушкиным – только не губи свой талант игрушками и пустяками! Это же дар Божий, будь достоин его. (А мне сразу горько вспомнилось письмо Жуковского отцу поэта, Сергею Львовичу, о последних минутах жизни его великого сына, о том, что даже свой день рождения Жуковский провел у пушкинского смертного одра. Нет этого в спектакле, но вот вспомнилось же…)

Или сцена выпускного экзамена в Лицее, когда «старик Державин» (Антон Парамонов) «в гроб сходя благословил» вот этого пылкого юношу с его такими зрелыми «Воспоминаниями о Царском Селе». Кстати, в этой сцене великолепны не только Державин, вельможа сановным видом, но истинный поэт, понимающий юных собратьев своих, и Кюхельбекер (Олег Гусев), гордо отстаивавший свое достоинство поэта перед экзаменатором-генералом, и Антон Дельвиг (Игорь Стам) с его трагически-скромным заявлением: «Я плохой поэт». Тот самый Дельвиг, чьи стихи стали народными песнями. И сразу возникают мысли о масштабе дарований лицеистов. Как и восхищение перед их чистой юной – и на всю жизнь – дружбой. Мальчишки, вам есть чему поучиться у юных героев этого спектакля!

Какая же это сложная пора – взросления, пробуждения «дум высокого стремления», жажда свободы и справедливости. Тем более, когда рядом герои недавней войны (Чаадаев в исполнении Сергея Васильева), может быть, впервые так остро задумавшиеся о судьбах того самого простого народа, океан которого их окружает. Простого… Простая девчонка читает стихи своего юного «барина» с таким неподдельным восторгом. Простая нянюшка – неиссякаемый чистейший источник любви и заботы. (И остро щемит сердце, когда вспоминаешь как тосковал юный гений по человеческому теплу родительскому – лишь за полтора года до смерти его матери, во время тяжкой болезни, она поняла, какое любящее сыновнее сердце билось и страдало рядом).

Сцены с няней – изумительны этим погружением в мир душевной теплоты, беспредельной любви и преданности. (И вспоминается, что няня Арина Родионовна получила вольную, но не покинула же своего любимца! И строки: «где только крест да тень ветвей над бедной нянею моей»)

Юность, пора любви… Ну, хотя бы яркой влюбленности. И великолепны эпизоды, в которых видим совершенно искренне нежное отношение Саши и к деревенской подружке, и к Екатерине Андреевне Карамзиной (Наталья Михайлова). И опять всплывает в памяти, что юный Пушкин письмом признался в любви к ней, а Екатерина Андреевна вместе с мужем, знаменитым историком Николаем Михайловичем, «устроили выволочку» повесе-питомцу муз. А умирающий Пушкин спросил, здесь ли Карамзина, и целовал ей руку… Свет высоких чувств пронизывает спектакль, озаряет души зрителей, вызывает благодарный отклик.

В заключительной сцене вновь возникает – уже как видение – мальчик, идущий в распахнутые руки Арины Родионовны. И вдруг вспыхивает отчетливо ясная мысль: да ведь это же всё один народ – и простые крестьяне, и дворяне в мундирах и фраках, и лицейские наставники и экзаменаторы, и их питомцы, которые, как Пушкин и его «друг бесценный», не уставали пробиваться к сердцу народному, жили его огромной, полной исторической глубины жизнью.

А какая музыка звучит в спектакле – Сергея Прокофьева!

Спектакль – несомненный творческий успех и автора проекта, режиссера-постановщика Михаила Мизюкова, и сценографов – его же и Ольги Соколовой, и художника по костюмам Екатерины Савич, и художников Ирины Николаевой и Сергея Васильева, и всех остальных, кто работал над созданием этого шедевра.

… Я теперь «болельщик» этого славного театра на окраине столицы. И надеюсь, что не обманут восторженных ожиданий другие его работы: «Русский календарь» (традиционное обрядовое действо), «Любовная феерия» (по пьесе Леси Украинки «Лесная песня»), «Шиш московский» Бориса Шергина и спектакли по бессмертным русским сказкам.

Валентин Свининников


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"