На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Информация  
Версия для печати

Книга на невском ветру

11-й Международный книжный салон

Кто в мае рождён, тот весь век будет маяться. Почему-то вспомнил эту поговорку, когда услышал про майский учредительный съезд Общества русской словесности в Колонном зале Дома союзов. Говорят, что уже и чиновники ответственные с хорошими зарплатами в этом месяце появились, и на оргмероприятия средства выделены. Интересно: кто,  на что и сколько?..

КНИГА В ЦЕНТРЕ ПИТЕРА

Книга должна говорить сама за себя.

Вольтер

Эти наивные слова Вольтера – давно устарели. Книга давно  стала товаром, за который говорят многие люди и даже институты государства. А в наши дни - она стала плохо продаваемым или безмолвным товаром, если нет надлежащей рекламы… В день выступления президента Владимира Путина на съезде Общества русской словесности в Колонном зале Дома Союзов в центре Санкт-Петербурга открылся 11-й Международный книжный салон – две столицы декларативно славили Слово и Книгу! Губернатор Георгий Полтавченко выступил с утра и на сцене на Манежной площади,  и открыл восстановленную Книжную лавку писателей на Невском проспекте. Согласитесь,  золотое помещение, вокруг которого и козни плелись, и ремонт затягивался, но Книга – восторжествовала.  Выступая на съезде ОРС, президент России  подчеркнул, что «литературное наследие России и уникальный по своей выразительности и многогранности русский язык – это наше национальное достояние, которым мы по праву гордимся и которое обязаны сохранять. Знание современной и классической литературы, равно как и грамотная речь, должно войти в моду и стать правилом хорошего тона». Ох, как мы далеки от этого!..

Вернувшись из Питера, схватился за срочные журналистские и преподавательские дела, а телевизор был включен на Первом – последние новости слушать. Снова поразился, как однообразны и примитивны они, если слушать несколько выпусков. Одна из главных новостей – обязательный ЕГЭ по русскому языку. Корреспондент Ольга Князева КАЖДЫЙ выпуск начинала с дурацкой фразы: надо, мол, школьникам знать, «как звали главного героя в «Трёх товарищах» и что такое сложносочинённое предложение». Менялись хронометраж и какие-то детали, к школьникам-дальневосточникам прибавлялись написавшие задания москвичи, а бред про героя Ремарка оставался без изменений. А ведь сколько редакторов и начальников работает сегодня на ТВ за хорошие зарплаты! Ну, идёт перемонтаж сюжета, подскажи корреспондентке, чтобы переговорила эту чушь. Я помню, как зачитывались мы "Тремя товарищами», подражали им в выпивке и верности дружбе, но как зовут героя – убей, не помню. А вот  героев Шолохова – современника Ремарка всех досконально помню. И что – незачёт?

Если вспоминать 11-й Книжный салон, то порадовало, что он совпал с Днём города и  раскинулся широко и бесплатно для посетителей в центре северной столицы: кроме Михайловского манежа праздник книги  шагнул на соседние улицы – Караванную, Итальянскую, Малую Садовую. Ветер, долетающий с Невы и Фонтанки, листал страницы книг, потому  что кроме сотен стендов в Манеже была организована и широкая уличная торговля. Вместе с Книжными аллеями на Малой Конюшенной общая площадь салона превысила 5 гектаров. Организаторы ожидали более 200 000 посетителей и запланировали 250 мероприятий, от которых глаза разбегались, но бесплодность многих из них - огорчала. Народу пришло, уверен, значительно меньше, посчитать публику было невозможно, СМИ Питера подготовили дежурные материалы и интервью к открытию, а потом ограничились короткими телерепортажами без всякой аналитики. Скажу, что эта форма себя исчерпала – деньги выбрасываются на невский ветер. К чему городить три шатра для беспрерывных мероприятий, если там изначально стоит пятнадцать стульчиков – только для приглашённых гостей, писателей и организаторов. Разговор для своих? Или в тесном помещении соберутся авторы альманаха «Афонская свеча» и читают стихи друг другу. Смысл? Даже журналистов, как я заметил не было, и, что совсем добило – не было пресс-центра! Корреспонденцию в «Советскую Россию» посылал из кафе! Дирекция стала оправдываться: «В первый день нечто подобное работало». Ну да, когда губернатора ждали. Стал смотреть в понедельник – что дали  печатные и электронные СМИ – вываливались только информации-анонсы: Состоится 11-ый книжный…». Моя корреспонденция вышла сверхоперативно, в субботу, и пригласила на самые интересные встречи на выходные. Игорь Тюленев, прибывший из Перми с опозданьицем, начал мне пенять, зачем я Лидию Федосееву-Шукшину упомянул, а не писателей прибывших, но вдова представляла новую книгу Василия Шукшина с детскими рисунками, а когда я писал заметку, организатор мероприятий Борис Орлов ещё только говорил в шатре: «Ждём Юрия Орлова из Иванова, ждём Игоря Тюленева из Перми». Ну, дождались издалека, а кто их услышал-то, кроме своих, и без того знающих их стихи и позицию?

Лично для меня главными событиями стали презентации книг издательства «Родные просторы» (главный редактор Владимир Скворцов), где при помощи комитета по печати администрации города, за который погиб мой старший брат, вышла и книга «Звезда над озёрами. Книга о брате – Герое Советского Союза Николае Боброве». На презентацию приехала целая делегация из Всеволжского района, где стоит памятник лётчикам – директор школы посёлка Лесное Ада Мыцикова, руководитель музея «Военной истории  строки» Владимир Коптелов, журналистка и писательница, славящая героев, Людмила Однобокова, ребята-старшеклассники. Пообщались, договорились встретиться в Лемболово 22 июня, в день 75-летия начала Великой Отечественной… Вечером ушёл из духоты многолюдного губернаторского приёма, пошёл к Русскому музею, а в нетающем свете натолкнулся скромный фестиваль «Поэзия улиц». Творческий вечер проводил молодой стихотворец Игорь Никольский, людей было совсем мало, не столько, как в наши молодые годы, но слушали поэму «Каждый из нас» не только зеваки-прохожие, но  и заинтересованные слушатели: по глазам читалось.

Хочу напомнить, что в Питере, как и по всей России, Союз писателей разделился на две организации,  да ещё и некоторые группировки вокруг изданий  ведут непонятную войну, но замечу, что  одинаково важны сегодня и встреча авторов журнала «Невский альманах», на которой выступали в первый день поэты Крыма, Луганской Республики, Украины, и круглый стол «Когда плечом к плечу стоят славяне» - встречу   с писателями Сербии, Болгарии, республики Беларусь, который  проводило Санкт-Петербургское отделение Союза писателей России. Или его же важнейший круглый стол «Роль литературы в формировании   национальной идеи», на котором под председательством Бориса Орлова  выступили писатели Сербии, Болгарии, Москвы, Иваново, Перми.  Что им делить? Тем более перед лицом таких авторов, как Михаил Веллер, без ядовитых причитаний которого сегодня ни один эфир и книжный праздник не обходится, или бесчисленных пробивных авторов-экстрасенсов и прорицателей успеха с афишами и личными стендами… Думал: первый книжный праздник без Бориса Акунина обойдётся, свалившего из России – дудки: устроили телевизионный мост! Какой праздник русской книги без грузинского еврея? Ну и конечно,  круглый стол «Современная русская проза: «Здесь и сейчас» или «Там и тогда» собрал привычных авторов – номинантов Буккера и «Носа». Вот о чём надо думать, а не пластаться по пустякам на радость прямым врагам русского Слова!

Снова  вернёмся в Колонный зал, на съезд Общества русской словесности. Президент очертил проблему и наметил ближайшие задачи: «Вопросы русского языка и литературы мы обсуждаем не впервые, и они заслуживают, может быть, и большего, чем сделано до сих пор, внимания. Потому что речь идёт о сохранении – ни больше, ни меньше – национальной идентичности, о том, чтобы быть и оставаться народом со своим характером, со своими традициями, со своей самобытностью, не утратить историческую преемственность и связь поколений. Для русских это означает быть и оставаться русскими», – сказал В. Путин. 

По словам главы государства, роль русского языка заключается и в том, что бы «в такой многоликой, многонациональной, красивой стране, как Россия… создавать единую российскую нацию, быть языком межнационального общения». Президент сообщил, что на данный момент уже предприняты конкретные, заметные шаги по сохранению и развитию русского языка, по возвращению интереса к чтению и поддержке отечественной литературы, помощи молодым и талантливым писателям, углублению гуманитарной составляющей в образовании и т.д. В школы вернулось сочинение, а русский язык и литература вновь выделены в самостоятельную предметную область. Была организована работа по созданию Единой концепции преподавания русского языка и литературы и заметно активизировалась деятельность общероссийских учительских организаций. С успехом в 2015 году прошёл и Год литературы, а центральное событие года – фестиваль на Красной площади "Книги России" – стал теперь ежегодным». Тоже пустое и буфетное мероприятие, которое заменило серьёзную весеннюю выставку на ВДНХ «Книги России». Что там, в центре Москвы, разъезжающейся по дачам,  проведёшь серьёзного и глубокого?

«Не сомневаюсь, что ещё большую динамику работе по поддержке и развитию русского языка и литературы придаст и Общество русской словесности», – выразил оптимистические ожидания В. Путин. - Вновь повторю, сбережение русского языка, литературы и культуры – это вопросы национальной безопасности, сохранения своей идентичности в глобальном мире». Он добавил, что решить эти задачи можно только лишь через последовательную работу, продуманные масштабные программы, в которых могли бы принять участие не только заинтересованные органы власти, но и граждане страны. Российский лидер подчеркнул, что Обществу русской словесности отводится особая роль: оно должно стать мощным научно-просветительским объединением, реализовывать проекты в области образования, СМИ, искусства, поддерживать инициативы граждан. Как видите, про современную литературу и роль писателей – ни словечка!

«И конечно, правильно будет обратиться и к лучшим мировым традициям, к лучшей мировой практике, учесть опыт коллег из Королевского литературного общества Великобритании, Итальянского института культуры и испанского Института Сервантеса, немецкого Института Гёте и китайского Института Конфуция, в том числе в вопросах популяризации национальных языков и культуры за рубежом», — отметил президент. Интересно, кто ему про этот опыт в тезисах написал. И почему именно про этот?

 

О ВЕНГЕРКОСТИ И РУССКОСТИ

Моя венгерскость есть только во мне, кроме меня - нигде.

Она есть в народе, но в нем она не жива, ибо нема, неосознанна…

Я последний живущий венгр.

Эндрю Ади

 

Вспомнить слова классика венгерской литературы, который назвал свою родину страной-паромом между Востоком и Западом, меня подтолкнули два события -  визит главы МИД и поэта Сергея Лаврова в Будапешт, и пафосная речь президента Владимира Путина на съезде Общества русской словесности. Глава России призвал обратиться «к лучшим мировым традициям, учесть опыт коллег из Королевского литературного общества Великобритании, немецкого общества Гёте». Ну, ему виднее – там и впрямь многие пишут и даже клевещут на Россию на русском языке. А я вспомнил сына Венгрии Ади - он не кичился исключительностью, а высоко понимал миссию настоящего писателя: только он может выразить во всей полноте национальность, которая немотствует в душе народа. О, попробовали бы мы так заговорить о русскости пусть даже в преддверие Пушкинского праздника и Дня русского языка!.. Но ведь именно венгерскость помогла сохраниться этому своебычному народу с непонятным языком среди славянско-немецкого окружения, перелистать все героические и страшные страницы, преодолеть нашествия и гражданские конфликты и отметить 11 веков своего государства, основанного так далеко от легендарной прародины - Туранской низменности в Западной Сибири.

И вот Венгрия вновь, на очередном историческом вираже, демонстрирует свой характер, независимый нрав и особый подход к острейшим проблемам Европы.  Венгры первыми законодательно заявили, что брак – это союз мужчины и женщины (о, варвары в латах!), пресекли потоки  незаконных мигрантов вопреки странной политике А. Меркель, они первыми отказались вредить себе, перекрывая энергетические потоки из России – да просто шельмовать нашу страну и сложившиеся отношения! Это подтвердил и визит министра иностранных дел С. Лаврова в Венгрию. Он встречался с коллегой П. Сиярто, с премьер-министром Венгрии В. Орбаном. Всех тонкостей переговоров мы не узнаем, но ясно, что речь шла о дальнейшем сотрудничестве, несмотря на все санкции Брюсселя, поношения в адрес России и провокаций НАТО. Не зря же после встреч на берегу Дуная Лавров заявил, что негативный тренд в отношениях с ЕС вполне можно преодолеть. Венгры стараются не употреблять похожие словечки: тренды-бренды, но их оценка договоренностей – похожа.

Проходя по улицам венгерских городов, множество из которых названы именами писателей и поэтов (в том числе и Шандора Пушкина), обращал внимание на памятники и мемориальные доски писателям – среди них очень много долгожителей! Вот Деже Керестури (1904-1996), поэт, критик, публицист, пережил две мировые войны с их трагедиями капитуляции, но начал рассуждать о месте венгров в мире в самый, казалось бы, неподходящий для этого момент - в конце второй мировой войны (впервые работа "Венгры и их место в мире" была опубликована после разгрома - в 1946 году). Наверное, именно историческая трагедия, когда стремительно катилась к национальной катастрофе гитлеровская Германия, таща за собой и свою союзницу Венгрию, помогли Керестури взглянуть на судьбу своего народа с предельной и провидческой объективностью, без всяких иллюзий, но с достоинством: «Сегодня, на одном из самых крутых, кардинальных, решающих исторических поворотов, мы опять стоим там же, все перед той же проблемой: где наше место в мире, существуют ли роль и призвание, которые придавали бы смысл, вес, значение именно нашему национальному бытию? Венгрия, как известно, не располагает ни огромными сырьевыми запасами, ни большими людскими ресурсами, не выдвинула идей, которые могли бы стать путеводными для всего человечества. Но она способна добавить в многоцветную палитру мира свой самобытный, неповторимый, обладающий собственной ценностью цветовой оттенок, свою своеобразную культуру, внести в общую копилку произведения своих писателей, художников, ученых, трудолюбие и изобретательность своих работников, готовность участвовать всеми силами и способностями в общем деле прогресса. Таким образом, вопрос о том, каковы место и роль венгров в мире, сегодня более точно следует, видимо, сформулировать так: какова роль венгерской культуры в современном мире?».

Боже мой, венгры с достоинством говорят о месте своей культуры в мире, а мы уродуем собственную классику на сцене и на всех последних конкурсах «Евровидения» только по-английски поём и боимся заявить в полный голос о третировании России, о политиканских интригах: вдруг скажется на распределении мест. Надо было Джамаллу уличать в обмане и спекуляциях раньше, до финала, а не после драки кулачками махать.

Керестури не боится развивать русскую теорию евразийства, помня о том, откуда пришли венгры и что сохранили в языке и натуре: «Принимая во внимание разнообразные, меняющиеся от столетия к столетию факторы, течения, поля тяготения, приходится сделать вывод, что духовная жизнь и духовная история венгров - это сфера взаимодействия, синтеза западного и восточного начал. В этом - своеобразие, в этом - один из источников силы нашей культуры и литературы. В игре сил Востока и Запада, как вновь и вновь возникающий мотив, рождается мысль о возможности какого-либо особого венгерского пути».

О, сколько мы выслушали  иронических призывов оставить бредни о каком-то особом русском пути: мол, нечего выдумывать – бери пример с Запада и живи комфортно. И вдруг – крошечная, вполне западная Венгрия, малоизвестный в Европе писатель бросают вызов… Гнул своё, когда Венгрия и пути-то своего не нащупала: «Если мы пытаемся отыскать свое место в мире, это носит весомый, глубокий, особый смысл, выходящий за пределы критериев повседневной политики. Народ, оказавшийся под ударами сталкивающихся валов двух разбушевавшихся океанов, должен собрать все силы, чтобы не быть стертым с лица земли. Сохраняют высшую справедливость слова поэта Зрини: «Бежать? Некуда. Нигде более Венгрии мы не обретем... Сладостной свободы для нас нет более нигде, кроме как в Паннонии». Истина эта, пройдя через Кельчеи, Сечени, Кошута, Петефи, до наших дней остается самой светлой и актуальной. Нам, стиснутым на клочке земли, объятым ужасом перед призраком всенародной гибели, красоваться и восхвалять себя в качестве авангарда Запада ли, Востока ли было бы опасной, самоусыпляющей иллюзией. Самой большой задачей, которая стоит перед нами, и сегодня остается задача: спасти для человечества один народ!»…

 А что – высокая и трудная задача, особенно в эпоху глобализации! Вот и Александр Солженицын, ужаснувшийся той реальности, в которую он возвратился, выдвинул как национальную идею – похожую идею сбережения народа. Именно этот завет и надо властям к 100-летию писателя выполнять, а не помещения у музеев и библиотек отбирать для создания Солженицынских центров!

Ещё один долгожитель и мудрец Дердь Конрад (р. 1933) написал программную статью: «Что такое венгерскость». В ней - взгляд честного художника и мыслителя, тоже чуждый романтике, спокойный и мудрый: «Это - всякий, кто был венгром, кто будет венгром, кто сегодня венгр; это - любое брожение, движение, в котором зарождалось настоящее, в зафиксированном виде - история, то, что по-французски - devenir, то есть становиться чем-то; это - поведение, национальная культура, национальная политика; это - любой, кто называет себя венгром (или - и венгром тоже).

Что такое венгерскость? Сфера памяти, мир, объединяемый словом Hungaria, где находится место формированию многих других народов, и тем, кто вливается в него или приспосабливается к нему, оставаясь самим собой, и тому, что все они приносят с собой. Вся hungarika, все тексты на венгерском языке, все, что написано на другом языке здесь или в другом месте, но о нас. Любая мысль, которая, появившись в чьей-нибудь голове, неважно где - в Альфельде или в Гималаях, относилась и относится к венграм.

Любое связанное с венграми событие, которое оставило какой-то след или которое помнит только Всевышний, если он выполняет, как мы надеемся, свои обязанности архивариуса с безграничной памятью. Все твои поступки и проявления, твоя мудрость и твоя глупость, все, чем ты гордишься и чего стыдишься, что читал или слышал, во что веришь и во что не веришь, - если ты хоть с какой-нибудь стороны венгр». Как здорово! С сожалением обрываю цитирование (перевод Ю. Гусева).

Не хочу даже проводить параллелей и писать столь же концентрированно о русскости, о Русском мире, который как раз и вмещает всё подобное, только ещё глубже, многоцветнее, потому что у нас был Пушкин, потому что православие – объединительней католичества и лютеранства (не хочу вдаваться в подробности), а более продолжительные года социалистического строительства, советский образ жизни помогли у нас проявиться лучшим национальным чертам. Чужеродный капитал и дикий рынок их снова стирают! Добавляю лишь последний абзац Конрада – о патриотичности писателя, который ищет любой отсвет национальной идентичности «И между прочим, этим я, ты, он - мы выполнили свой патриотический долг… Этим? Полно! Не этим, а тем, что здесь, в непосредственной близости от этой штуки, от бренности, прожили большую или меньшую долю своей жизни. Надо быть, надо жить в согласии с собственным вкусом, одолевая страхи, в постоянном двойственном тренинге свободы и сострадания, - и это одновременно ответ на вопрос: что значит быть венгром».

Дохнуло чем-то пушкинским и родным: свобода и сострадание! – это значит быть и русским тоже…

Памятники венгерскому Пушкину - Шандору Петефи стоят от границы с Австрией  до Ужгорода – везде, где проживают венгры. А ведь он – славянин! Отец Стеван (Иштван) Петровић, происхождением серб, торговал скотом, а мать, Мария Грузова (Груз), происходила из бедной словацкой семьи. Свой первый сборник («Стихи») Шандор Петёфи издал в 1844 г. по настоятельной рекомендации Михая Вёрёшмарти. Интересно, что для получения возможности издать сборник поэт пешком прошёл путь от Дебрецена до Пешта (около 200 км). Мгновенно отреагировав на революционные события февраля 1848 г. в Париже, Шандор Петёфи стал вдохновителем революционной борьбы в Австрийской империи.

И я бы мог стихотворенья,

Позолотив, посеребрив,

Рядить в цветное оперенье

Красивых слов и звонких рифм...

 

Клинки не блещут, смолкли пушки,

Сном ржавым спят сейчас они,

Но бой идет. Не штык, не пушка —

Идеи бьются в наши дни.

(Пер. Леонида Мартынова)

Поэт и национальный герой венгерского народа погиб в ходе битвы при Шегешваре (ныне Сигишоара) в Трансильвании 31 июля 1849 г. в стычке с казаками царской армии Паскевича. Общепринятое мнение о смерти Петёфи в сражении основывается на записи в дневнике русского полевого врача. Тем не менее, точные обстоятельства его смерти не ясны по сей день, поэтому существует легенда о его пленении и смерти в русском плену в Сибири. Так что, может, и великий венгерский поэт-славянин растворился в Русском просторе, где продолжается битва идей. Венгры нам в помощь, Владимир Путин, Сергей Лавров и особо - все мои собратья по духу, которых поздравляю с Пушкинским праздником и Днём русского языка!

Санкт-Петербург-Москва

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"