На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Национальная идея  
Версия для печати

Русский народ и единство народов России

Из Стенограмма заседания Дискуссионного клуба ВРНС

ГАНИЧЕВ В.Н.

… Мы начинаем нашу дискуссию, которая посвящена сегодня одной из важнейших проблем и задач, которые стоят перед Всемирным Русским Народным Собором. Это проблема, которую мы хотели бы обсудить сегодня в нашем дискуссионном Клубе: «Русский народ и единство народов России». Все мы последние месяцы в какой-то степени были взбудоражены целой серией событий, которые снова выдвинули вопрос русского народа не только на дискуссионную, но и на практическую трибуну. И кому, как ни Русскому Народному Собору продолжать эту тему. Вы помните, в 1993 году, когда мы создали Всемирный Русский Народный Собор и когда прошли его первые заседания, какая была свистопляска в наших органах массовой информации – либерально-демократических: да что же это такое, опять какой-то шовинистический народ собирается и прочее, чем обычно всегда сопровождается мероприятие, которое связано с проблемами русского народа. Но потом, через какой-то промежуток времени, когда все политические партии и организации взяли на вооружение то, что обсуждалось, разрабатывалось на Соборе – проблемы нации, национальной идеи, языка, культуры, отечественной истории, фальсификации, то оказалось, что это касается всех направлений и политических сил, в той или иной степени... Успокоившись, увидели, что Всемирный Русский Народный Собор объединяет массовые организации, объединяет массу людей в личностном варианте, представителей русского зарубежья… Или попытки всякого рода наклеить, всевозможные брэнды типа «русский фашизм»… Ведь два-три года кочевало это определение по средствам массовой информации, приходилось выступать, рассказывать, бороться... Тут же рядом были попытки противопоставить каким-либо выступлениям, связанным с отечественной историей, с ее фальсификацией. Продолжали утверждать, что только приобретение нового цивилизационного кода поможет снова войти нам в «семью цивилизованных наций».

Конечно, для нас все это было неприемлемо, хотя каждый раз применялись какие-то новые ходы. Вы знаете, «Троянский конь» в виде прав человека внедрялся для того, чтобы открыть дорогу греху. И, слава Богу, Святейший патриарх, митрополит Кирилл в то время выступили с очень точными определениями, связанными с этим. А сейчас в немалой степени это попытка утвердить толерантность, как толерантность только одного народа или людей одной национальности – все это, конечно, требует от нас продолжать выводить русский вопрос из тени. Хорошо это, если это еще тень. А вы знаете, что наши деятели агитпропа до всех перестроечных времен, наших либеральных средств информации русский вопрос не только не пытались обсуждать, но пытались всячески замолчать, куда-то увести, сделать его второстепенным или третьестепенным. Я думаю, что сегодняшняя наша задача состоит в том, чтобы вывести русский вопрос не для того, чтобы ринуться на баррикады, хотя такие призывы, естественно, уже есть, а выйти на стройку, стройку духа нашего народа, на его самоутверждение, самоуважение, на гордость за свою истории. И эти все вопросы в полной степени, как нам кажется, ставить и перед общественностью, и перед прессой, и перед нашими образовательными органами, которые часто забывают об этом и уводят в какие-то цивилизационные пространства не всегда присущие нашему народу. Люди возражают, когда начинается вот такое подавление неких национальных чувств, взглядов. Вы помните небезызвестную историю, нашумевшее дело профессоров МГУ Вдовина и Барсенкова, которые изложили в своем учебнике взгляд на русскую историю достаточно спокойно, вдумчиво, взвешенно, возможно, с некоторыми спорными позициями, которые следовало бы обсуждать. Но произошел, вы помните, просто агитпроповский разнос, попытка вызвать в Общественную палату эту профессору, фактически прекратить всякого рода обсуждение, связанное с идеологическими историческими вопросами. Я думаю, что только обращение нашей общественности (около ста писателей и ученых, деятелей культуры) обратились с возмущенным письмом… Потом была очень обстоятельная, солидная конференция, которая разработала декларацию по этому поводу, отправила представление Президенту, в прокуратуру и так далее. Может быть, в этом смысле атаки на проблемы отечественной истории и прекратились.

Один из оппонентов нашего Союзе писателей, – он в другом Союзе писателей, – писатель Дмитрий Каралис из Питера, говорит: что же мы так пренебрежительно продолжаем относиться к русскому народу, переводим его из русского в российский. У нашего уважаемого Вдовина есть свое отношение к словам русский и российский, – которое мне ближе, – что не следует противопоставлять эти понятия.

Кто и когда обращался к русскому народу со словами восхищения, поддержки за последнее время. Может быть, извинения за неоправданные надежды. Это как-то отодвигается как нашими властями, так и нашими духовно-культурными силами на второй план. Сегодня мы хотели бы обсудить с вами вопросы экономического состояния нашего народа, социальные вопросы, которые не позволяют в полной степени выразить суть нашего народа. Вопросы нашей культуры, вопросы нашего образования, вопросы фальсификации истории. Здесь находится ряд ученых, которые рассматривают нашу историю. Недавно вышла книга известного писателя И. Шумейко «Свод фальсификаций нашей истории». Это только начало. Это то, от чего мы должны предостеречь наше общество.

Мы хотели бы сегодня поговорить о флангах русского народа и вопросах, связанных с единой нашей восточно-славянской цивилизацией. То, что сказал Святейший Патриарх, находясь в прошлом году на Украине. Это, я бы сказал, путеводный тезис, который объединяет три наших народа, как восточнославянскую православную цивилизацию. Думаю, что это очень важно. Мы хотели поговорить о традициях, которые мы должны утвердить. В этом году 70 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Это драма, это трагедия, это 16 миллионов наших мирных людей, которые погибли на войне. Сказать, каким образом мы забыли 16 миллионов погибших гражданских людей в Великой Отечественной войне? Каким образом мы отмечаем жертвы всего мира. Русский человек поклонится и жертва бомбардировок Дрездена, Хиросимы, Нагасаки, и жертвам холокоста, но 16 миллионов забыли. Большего геноцида мир не знал. Почему мы забыли? – А это в основном русские люди.

И вот на поле православной веры, которая является основным полем для нашего русского народа, на поле нашей отечественной культуры, на поле утверждения русского языка, падения его, – как говорил в свое время Мережковский, – это хуже, чем любая война или голод, продолжает падать и утверждаться на поле созидательности. На поле наших традиций и истории мы и должны сейчас выстраивать, несмотря ни на что. Несмотря ни на какие проблемы, которые окружают нас. Деятельность, связанная с проблемами русского народа.

  В позапрошлом году мы были в Южной Осетии. Почти два года прошло. Драма, трагедия целого народа. Мы едем и видим, как вдоль горы красными многоэтажными буквами написано: «Великая Россия!» – Каждый учитель, каждый школьник, каждый торговец на рынке говорил о Великой России. Было, честно говоря, неудобно. Являемся ли мы таковыми в смысле не историческом, а в сегодняшнем состоянии. Достойны ли мы сейчас вчерашнего приветствия на Белградском стадионе матушки России. Я думаю, что очень много усилий нам нужно всем вместе затратить на то, чтобы место великой России мы снова заняли.

Итак, приступаем к нашей дискуссии.

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД ЧАПЛИН

Я рад первой встрече дискуссионного клуба Всемирного Русского Народного Собора. Это новый орган. Я надеюсь, что мы будем встречаться часто, обсуждать самые значимые для жизни нашей страны и нашего народа вопросы. Вопросы могут быть самые разные. Это и социальная политика, и взаимоотношения братских народов – русского, белорусского, украинского молдавского, других. Это и предстоящие политические события в жизни России, и многое другое. В этом формате, в этом составе людей, я думаю, мы можем быть максимально свободны для того, чтобы выражать свои мнения, обмениваясь ими друг с другом и предлагая их более широкому обществу через средства массовой информации, через информационные возможности, которые у нас есть.

Тема, которую мы поднимаем, обсуждается все последние месяцы на разного рода форумах. С одной стороны, очевидно, что острая фаза межнациональных отношений прошла, но это не значит, что ушли в прошлое проблемы. Это не значит, что нужно успокаиваться и делать вид, что все нормально и прекрасно. Известно, что в области межнациональных отношений, в области отношений между мигрантами и коренным населением, между большинством народа и национальными меньшинствами есть серьезные трения, которые вовсе не уходят в прошлое и которые нужно не забалтывать, не игнорировать, а поднимать также остро, как это делалось пару месяцев назад, и пытаться разрешить.

За несколько недель до событий 11 декабря я выступал в мэрии на торжественном собрании представителей общественных организаций Москвы, где говорились красивые речи, где делались отчеты о потраченных средствах, проведенных мероприятиях. Так вот, там мне пришлось сказать не парадные речи. Сказать о том, что отношения между мигрантами и коренным населением обостряются и вполне можно предвидеть, что в самом центре Москвы могут произойти события, которые изменят жизнь не к лучшему. Изменят жизнь всей России. И сегодня можно сказать, к сожалению, то же самое. Есть целый ряд ситуаций, которые, в частности, отражаются в письмах, поступающих имя святейшего патриарха, в отдел Московского патриархата о взаимоотношениях церкви и общества, когда буквально кипят эмоции в области межнациональных отношений. Я не буду сейчас эти ситуации перечислять, хотя думаю, что стоит все больше и больше говорить о них публично. Так вот, если где-нибудь, в любой точке страны, особенно в Москве, особенно перед телекамерой возникнет ситуация, в которой прольется кровь на межнациональной почве, это будет чревато огромнейшей опасностью для будущего страны, потому что мы знаем, что нас очень трудно, почти невозможно победить на поле боя, нас трудно перехитрить, нас трудно подчинить той или иной внешней силе через экономическое, дипломатическое, идеологическое или политическое давление, но нас легко, к сожалению, разделить и поставить на колени. Так бывало не раз, и вся история ХХ века учит нас тому, что отношения межнациональные, как и отношения социальные нужно серьезнейшим образом беречь, чтобы не поставить Россию на грань гражданской войны и распада.

Нужно не забалтывать и не игнорировать поставленную несколько месяцев назад проблему места русского народа в жизни страны. Ее поставил президент, ее поставили многие общественные деятели. Но говорить сегодня мало. Нужно делать выводы, нужно добиваться того, чтобы роль русского народа, центральная роль, государство образующая роль была ясно очерчена на уровне политики и может быть на уровне права.

Более того, важно, чтобы представители русского народа получили максимальную свободу самоорганизации и определили свои судьбы, равно как и судьбы своего города, своего села, своей улицы, своего предприятия, своего дома. Сегодня есть силы, которые очевидно боятся самоорганизации русских людей, но нужно этим силам, этим людям прямо сказать – или самоорганизация все-таки произойдет, или страну ждет вечный хаос. И этот хаос не может не затронуть наших элит, которые почему-то считаются, что им удастся во время убеждать в свои зарубежные дома, к своим зарубежным счетам. Будьте уверены: в тех странах, где эти дома и эти счета имеются, эти представители российских элит ценятся и уважаются лишь потому, что они связаны с Россией. Как только они там покажутся вне связи с той страной, которая их питает экономически и политически, они очень быстро могут стать разменной монетой в головных делах и других показательных общественных процессах. Поэтому очень и очень важно говорить о том, что самоорганизация русских людей – это непременное условие экономического, политического, общественного, личного благополучия всех, кто живет в нашей стране. Поэтому бояться самоорганизации русских – это значит наступать на горло собственной песне всем, в том числе и тем экономическим, политическим элитам, которые по тем или иным причинам сегодня этот страх испытывают.

  Я думаю, что самоорганизация русских людей может и должна иметь место в целом ряде сфер. Это и охрана порядка, в том числе от представителей этнической преступности, это создание собственных экономических структур, это религиозно-общественные инициативы, это те образовательные, культурные, общественные, политические инициативы, которые сегодня должны, наконец, получить поддержку государства. Есть очень интересный опыт на юге России, на Кубани, когда школы, созданные одним из православных общественных фондов, получают статус учреждений дополнительного образования, то есть получают государственную поддержку. Вот на это же могут и должны рассчитывать самые разные православные русские и общественные инициативы, как и социальные, образовательные, культурные и многие, многие другие.

Очень нужен и диалог между представителями разных народов, населяющих нашу страну. Есть механизмы такого диалога. Это межрелигиозные советы России и СНГ, это только что созданная, но пока еще ни разу, к сожалению, не собиравшаяся комиссия по вопросам гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте России. Есть и другие площадки. Я думаю, что на всех этих площадка сегодня можно вести очень прямой разговор между представителями русского народа и национальной диаспорой национальных меньшинств. У меньшинств и диаспор есть законные интересы. Есть и такой важный в жизни России фактор, как культурное, этническое и религиозное многообразие. И этот фактор действительно является фактором богатства нашей страны. Западные страны сегодня испытывают кризис именно потому, что многоэтничность и многокультурность стала для них новшеством. Из-за этого новшества они буквально не знают, что делать. Есть достаточно серьезный спор относительно того, как понимать мультикультурность. Очевидно, и об этом очень ясно недавно сказал очень ясно Патриарх Кирилл, что мультикультурность не будет иметь перспектив, если понимать ее как шаг на пути ко всеобщей унификации людей, шаг к тому, чтобы объединять их на основании обезбоженного жизненного порядка, жизненного уклада, ориентированного только на потребление и на полное отсутствие каких-либо абсолютных истин и особенно религиозных в общественной жизни.

На самом деле настоящая модель многокультурности в течение многих веков формировалась в России и сформирована в России. Мы не следуем мертвой идеологии превращения всех в общечеловеков, о чем очень хорошо в свое время писал Достоевский. Эта идеология не работает нигде, в том числе на Западе. Но в то же самое время мы веками умели и сегодня умеем жить вместе при всем различии образов жизни, тех или иных правил и традиций. И при этом я абсолютно убежден в том, что мы умеем через прямой диалог договариваться о правилах взаимного поведения с представителями разных народов, разных культур и разных религий. Об этом сегодня нужно говорить в ходе систематических встреч представителей организаций, которые представляют русский народ и организаций диаспоры, организаций национальных меньшинств. Нам нужен прямой диалог без ложного общего знаменателя, предлагаемого определенными, как западными, так и ориентированными на Запад элитными группами. Мы можем договариваться с нашими братьями-мусульманами, иудеями, буддистами, мы можем договариваться с нашими братьями-татарами, чеченцами, дагестанцами и так далее. Я думаю, что мы должны использовать для этого все наши возможности и все богатство имеющихся у нас площадок и механизмов.

Я желаю успехов всем участникам этой дискуссии. Я надеюсь, что она будет полезной не только для тех, кто находится в этом зале, но и для тех, кто сможет нас услышать как прямо, так и через средства массовой информации.

ГАНИЧЕВ В.Н.

… Уважаемые коллеги, хотелось бы обратить ваше внимание на два важнейших положения, которые отец Всеволод высказал по вопросу о самоорганизации наших местных групп, более широких профессиональных, связанных обязательно с образованием для того, чтобы потом мы продолжили дискуссию. То, что творится с нашим образованием, конечно, вызывает возмущение. Я был 23-его числа на Конгрессе народов России в Грозном, а не где-нибудь. И все до одного представителя говорили – как же так изгнать из числа основных предметов русский язык и национальные языки. У всех это вызывало возмущение. Или сшибочку еще такую сделать: и русский или национальный. Как это так? Как такие вопросы можно ставить?

То, что касается диалога, у нас он налаживается, начинает проходить. Вот этот конгресс в Грозном, который на меня произвел колоссальное впечатление с точки зрения города и организации, с точки зрения той позиции, которую занимает сейчас, по крайней мере, часть чеченской общественности, что Чеченская Республика является форпостом России по борьбе с мировым терроризмом. Надо же было пройти очень серьезный путь в нашем сознании для того, чтобы выйти на эту позицию. Она вызывает у них утверждение собственной необходимости для России. Я думаю, это нужно поддерживать. Город воссоздан. Конечно, боль в сердце у нас, когда смотришь на восстановленный Грозный. Но, между прочим, столько же денег дают Дагестану, Ингушетии, а там не очень-то восстановлены города, а Грозный восстановлен. Я не говорю о том, что там, в центре построен дом для писателей. У нас мы не можем никак оплатить коммуналку и лампочки в Союзе писателей, потому что нет для этого средств у Союза писателей России, а в чеченском союзе писателей они нашлись. На улице Пушкина трехэтажный особняк сделан, отремонтирован.

  В этом особняке есть кабинет руководителя администрации республики для того, чтобы он встречался с писателями, с деятелями культуры. Есть возможность взять пример нашим руководителям? Есть, конечно. Я уже не говорю о зарплате. Мы не завидуем их зарплате, потому что мы не получаем зарплату в Союзе писателей. Чего завидовать. На эти две позиции, мне кажется, надо было бы обязательно посмотреть и в дискуссионном, и в созидательном плане.

  Разрешите предоставить слово Михаилу Геннадьевичу Делягину, научному руководителю Института проблем глобализации.

ДЕЛЯГИН М.Г.

Уважаемые коллеги, я хотел бы сказать несколько вещей, которые мне кажутся очень важными. Прежде всего, мы должны понимать особенности нашей русской культуры. Носитель русской культуры, не важно кто он по национальности, живет в одностороннем симбиозе с государством. Мы не требуем, чтобы государство было едино с нами, но мы чувствуем себя едиными с государством и, обратите внимание, что, даже ругая начальничков последними площадными словами, мы все равно употребляем слово наши. В этом есть огромный залог огромной прочности и огромной эффективности, когда государство действительно наше. И это оказывается залогом нашей беззащитности и неумелости, которые нам сейчас нужно преодолевать, когда государство оказывается враждебным к основной части населения страны. В частности, именно поэтому у нас очень слабая самоорганизация. Не только потому, что мы жители городов в основном. Не только поэтому. Мы проигрываем конкуренцию с мигрантами еще и потому, что мы чувствуем себя частью государства всегда и везде. Мы не можем бороться с этим государством. Именно поэтому русский бунт так страшен, потому что западные люди восстают против государства как против обслуживающего персонала, который можно заменить, нанять другого или, в крайнем случае, уйти к другому. А русский бунт всегда против мироздания, против основ порядка. Необходимо понимать себя, свою культуру, чтобы учитывать ее.

Нам необходимо также позитивная цель. У нас есть негативная цель – не допустить гражданской войны. Не допустить межнациональной катастрофы. Не допустить распада России. Замечательно. Нам нужно выработать позитивную цель. Не обязательно сразу всю. Можно к ней идти какими-то шагами. Например, в Германии есть чудесный закон о защите немецкой культуры как образующей общество, как базовой культуры. У них называется земельная культура. Можно добиваться такого же закона для русской культуры. Но нам нужны не только негативные цели, но и позитивные.

Теперь о том, что должно измениться в действиях государства. Это главный вопрос. По-моему, все довольно прозрачно. Реализация лозунгов в позитивной части, лозунгов Манежной площади. Самое главное это – закон един для всех. Действительно, нужно обеспечить равенство перед законом вне зависимости от национальности. А для этого придется вычищать этнические мафии, которые у нас сложились не только в правоохранительных органах, но и в судах и в юридическом сообществе. Я, например, сталкивался с тем, что юрист отказывался со мной работать просто потому, что я не таджик. Реальный случай из моей жизни.

Необходимо единая межбюджетная политика. Она должна быть едина в двух частях. Во-первых, нужно выделять примерно одинаковые средства разным регионам на душу населения. А я должен сказать, Чечня получает значительно больше на душу населения, чем Дагестан и Ингушетия. Понято, что нужно было восстанавливать. Замечательно восстановили, очень хорошо. Но есть один простой критерий нормальности российской политики на Северном Кавказе, когда туда начнут возвращаться беженцы, а не только коренных национальностей. И когда хотя бы закончится этническая чистка, которая там идет в отношении носителей русской культуры, включая армян, евреев и всех остальных, вне зависимости от их национальности.

  Второе, необходимо обеспечение финансового контроля. Есть финансовый контроль за деньгами бюджетов в Тверской области. Вот когда такой же контроль будет за деньгами бюджета на Северном Кавказе, это будет некоторый результат. Сейчас, к сожалению, там об этом даже никто и не подозревает.

Необходима борьба с оргпреступностью. Необходима борьба с коррупцией, потому что поддержка этнических организованных преступных групп в значительной степени связана с тем нашим государством, что просто они легче и спокойнее дают деньги. А так вы будете собирать с сотни горожан по тысячи долларов. Договоритесь с главой одной из диаспор, и все у вас будет хорошо и в порядке. Нужно понимать, что гастарбайдер это не безопасно. В известной ливийской революции они занимали очень значимую, очень ключевую роль. Но для этого необходимо оздоровление государства. Понятно, что нужно не просить, а навязывать государству и принуждать государство. Но в конечном счете нужно его оздоравливать. Это огромный вопрос, уже не общественный, а, к сожалению, политический, потому что наш Владеющий Россией класс, с моей точки зрения, это класс коррупционеров. Это люди, которые искренне верят в то, что они в случае чего унесут ноги. И они не могут поверить в то, что с ними, как только они потеряют власть здесь, в Европах начнут поступать по закону.

Более того, мы сейчас переживаем новое либеральное наступление, и многие меры, которые предпринимаются, производят впечатление прямого провоцирования социального или межнационального взрыва. Очень многие меры прямо направлены на то, чтобы взорвать ситуацию. Я думаю, что среди либерального клана есть люди безумные, которые хотят достичь своих целей путем взрыва той хрупкой стабильности, которая у нас есть.

И теперь очень коротко о практических задачах. Очень хорошо заниматься местным самоуправлением. Это свойство русской культуры – сначала стараться навести порядок в своем доме, а потом идти к кому-то советоваться. Но к глубокому сожалению, политика еще на примере народников позапрошлого века доказала свою неэффективность. Она может позволять помогать выживать. Она может помогать развивать, но она, к сожалению, не может оздоровить государство. Нужно создавать инструменты, которые будут принуждать это государство.

Сейчас на повестке дня стоят две задачи, как мне кажется. Это делает не системой образования. Это делается только системой пропаганды. И нужно создавать систему пропаганды. Первая задача, которая есть, я на знаю, кто ее решит, я не могу ее решит. Я думаю, что большинство присутствующих здесь не может ее решить, но мы должны искать какие-то пути. Есть такое «Народное радио», которое погибает. Там неэффективные руководители, там люди не получают зарплату уже, наверное, полгода. При том, что радио отличается очень высокой эффективностью. Его нужно спасать.

И вторая задача – необходимо создание нормального общественно-политического спутникового телеканала. Грубо говоря, есть такое телевидение Эльтевиани. Это общественно-политическое телевидение, сделано Гусинским для господ либералов. Нужно сделать такое же телевидение для носителей русской культуры. Спрос на это будет. Это даже коммерчески окупится. То есть, нужно просто искать знакомых бизнесменов, кто может взяться хотя бы за часть этого дела, потому что это то, что абсолютно и жизненно необходимо сегодня. Без системы пропаганды мы будем проигрывать так же, как проигрывали последние 20 лет. Большое спасибо.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Михаил Геннадиевич. Я думаю, мы попросим заносить предложения в общий реестр нашего пресс-релиза по итогам.

Разрешите предоставить слово Андрею Николаевичу Печерскому, главному редактору газеты «Русь Державная».

ПЕЧЕРСКИЙ А.Н.

Дорогие друзья, я хотел бы, прежде всего, напомнить слова отца Всеволода Чаплина в рубрике, которую он ведет в нашей газете, сказанные еще в декабре месяце. О том, что проблемы остаются на сегодня, и сегодня нужно, чтобы власть при участии общества посмотрела правде в глаза и начала решать эти проблемы не только на уровне слов, а на уровне законодательных актов и административных действий. В декабре после событий, которые произошли на Манежной площади и на Кронштадтском бульваре, у нас в редакции состоялся «Круглый стол», в котором принял участие наш уважаемый председатель Союза писателей России Ганичев Валерий Николаевич, протоиерей Дмитрий Смирнов, депутат Никитин и я, ваш покорный слуга.

И как раз на эту тему был очень серьезный разговор. Мне бы хотелось вам напомнить некоторые эпизоды этого разговора. Отец Дмитрий Смирнов, который начал этот разговор, сказал очень просто – хорошо бы, если бы наш правящий класс поменьше воровал и побольше любил народ. В такую простую формулу укладывается вся наша народная жизнь. Слова простые, но кому-то нужно, наверное, задуматься. Труд наш должен быть направлен на оживление души нашего человека. Действительно так. Валерий Николаевич подчеркнул, что уровень жизни между самыми верхами и самыми низами разнится в десятки и десятки раз. Естественно, вопрос о русском народе обсуждался очень долго. И депутат Никитин из фракции КПРФ, сказал довольно любопытную вещь, что в нынешней ситуации всем нам, атеистам и верующим, надо объединиться и освободить страну от всевластия денег. Ведь у нас есть и другие ценности, и в православии они обозначены. Трудом своим надо зарабатывать, и человеческий труд надо уважать. Все верно.

В конце декабря у меня состоялась беседа с первым заместителем Председателя Совета Федерации Александром Торшиным и на эту же тему тоже был очень серьезный разговор. Вот он говорит о том, что мы до сих пор считаем себя самой благородной, самой красивой, самой духовной нацией в мире – такая о нас слава была. Но разве сегодня мы ей соответствуем? Давайте обратимся к статистике: первое место в мире по абортам. Это что сильно нас красит? Первое место в Европе по убийствам. А ведь многие нации, которые не кичатся своей благородностью, ведут себя по-другому – они просто живут по-людски. А мы, почему не можем? И вот все эти проблемы заострялись и обсуждались. Частности, по вопросу о национальности Торшин высказал довольно смелое такое откровение: национальность дается нам от Бога. А так сразу сказать человеку, что надо отказаться от этого деления, – никто не откажется. Когда человек уже состоялся, он – представитель какой-то национальности. У меня мою национальность можно отнять только вместе с жизнью. Это говорит человек, который находится в высших эшелонах нашей власти.

И действительно то, что происходит сейчас в обществе, со всеми нами требует не просто осмысления, а, как правильно сказал в своем вступительном слове отце Всеволод Чаплин, нужны конкретные меры для того, чтобы люди, которые не умеют объединять свои усилия, наконец, научились это делать, им надо помочь это делать.

По окончании этого «круглого стола» у нас родился такой документ, который, простите, мне придется зачитать. «В России живут люди многих национальностей. Россия – наш общий дом, и нам вместе надо удерживать его от разрушения, от нарастающих центробежных сил. Это первое поле нашей деятельности.

Второе. В нашем русском народе крещены почти все, но не просвещены светом православной веры. Большинство не молятся и не ходят в храмы, пребывают в духовном сне. И здесь нам надо всей душой откликнутся на призывы Святейшего патриарха Кирилла и недавнего съезда миссионеров и возжечь в себе миссионерскую ревность, обращенную к русскому народу, прежде всего.

И третье. В русском народе и в целом в России есть тот называемый социологами процесс верующих, кто молится, ходит в храм, понимает истинные духовные причины происходящих в современной России процессов. К ним, к соли земли русской особенное слово наше – усилим наши молитвы. « И так далее. Вот в принципе все, о чем я хотел сказать.

И еще. Я вчера вернулся из Костромы, где был парламентский форум, посвященный историческим городам России и, по сути дела, в выступлениях ораторов я увидел эту боль, эту озабоченность тем, что происходит со всеми нами. Не говорю уже о том, что вчера был день не обычный. Это был день Федоровской Божьей матери, перед которой Михаил Романов в свое время присягал на царствие. Пришло, наверное, время обобщить все замечательные идеи, которые высказываются и нашим Святейшим патриархом, и нашими ведущими православными и общественными деятелями, и двигать вперед русский народ. Спасибо. (Аплодисменты).

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо Андрей Николаевич. Слово историку, профессору МГУ Александру Ивановичу Вдовину.

ВДОВИН А.И.

Дорогие участники встречи! Я хотел бы обратить внимание на результаты переписи, которая состоялась в 2010 году, и первые сведения, которые только что опубликованы. Из них можно усвоить, что население России стало на 2,2 миллиона человек меньше, чем в 2002 году. В ряде материалов было обращено внимание православного народа на то, что у нас появилась такая национальность «штукатур». Когда фиксируется национальность нашими переписчиками, кто-то отличился и записал себя такой национальностью. Почему это стало основной причиной для того, чтобы обратить на это внимание всей читающей публики, что такая национальность появилась? Было сообщено, – что касается гоблинов, то о них будет сообщено дополнительно при подведении итогов полных материалов переписи. Это говорит, конечно, о том, что фактически обесценивается понятие национальности как таковой, если при первом обращении к материалам переписи, обращается внимание на такие мелочи.

Это помимо всего прочего, без сомнения, свидетельствует о проблемности в национальных отношениях и проблемности, которая никак не разрешается применительно к русскому народу как к государствообразующей нации, на которой держится и будет держаться государство.

В нашей истории о русском народе, как вы все хорошо, наверное, знаете, вспоминалось несколько раз. И конечно, по самым большим поводам. Когда накануне войны стало очевидно, что на кон кладется жизнь России, русского народа, в 1942 году Сталин вспомнил о том, что есть такое понятие, как здоровый национализм. Де-факто в годы войны национализм и был руководящей идеей, которая позволила нам без сомнения выиграть войну.

После войны в грядущем столкновении на мировой арене родилась необходимость осуждения космополитизма, как явления, которое стало проблемой для послевоенного периода. Мне представляется, что сейчас мы стоим тоже перед необходимостью осознания того, что грядут очень непростые времена, и можно было бы вспомнить об этом космополитизме, как главной идеологии, идеогеме, которой надо придать значение и попытаться в очередной раз осмыслить, насколько она опасна для современного состояния народа и русского общества.

Я бы на этом закончил обращение к этим сюжетам, и хотел бы перейти к тому, чтобы выразить большую благодарность присутствующим здесь руководителям Союза писателей, которые подняли свой голос в известном деле об учебном пособии, одним из авторов которого я являюсь, «История России 17-2009». Никто не предполагал, что оно будет удостоено такого всеобщего внимания. Как потом выяснилось, внимание было привлечено только по одной причине – впервые в учебную литературу мы включили материал, который показывает положение русского народа в нашем обществе в ХХ веке поэтапно, начиная с 17-го года до последних дней. Это оказалось самым большим нашим криминалом в этом учебном пособии. Оно было осуждено.

Я хочу во всеуслышание сказать спасибо Союзу писателей. Благодаря этой поддержке мы сохранили пока еще свои места работы в университете и возможность обращаться к этим сюжетам в других наших исследованиях. Я надеюсь, что через месяц появится новая книжка по истории нашей страны, и все эти сюжеты будут вновь представлены.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Александр Иванович. Слово предоставляется Рудакову Александру Борисовичу, руководителю Молодежного дискуссионного клуба ВРНС.

РУДАКОВ А.Б.

Я хотел бы немного занять вашего времени и поделиться своими мыслями на тему сегодняшней нашей дискуссии.

Ситуация в нашей стране такова, что нам навязывают странный и довольно драматический выбор. На одном конце этого выбора один фактор. На одном конце этого выбора перспектива распада России, перспектива выхода из состава России части регионов, которая, очевидно, повлечет за собой цепную реакцию. На другом конце перспектива еще болеем драматическая. Перспектива утраты русским народом своей национальной идентичности, соответственно утрата им и чувства своей государственной ответственности за ту страну, которая была создана. И, в конечном счете, тоже распад России, потому что без государствообразующего народа, без народа, который несет ответственность за единство и за само существование этой страны, России тоже не выжить. Таким образом, две альтернативы, а на самом деле никакой альтернативы нет. С одной стороны, распад быстрый. С другой стороны распад медленный. Нам предлагается сегодня подумать над тем, как консолидировать российскую гражданскую общность. Но прежде чем ответить на этот вопрос, я хотел бы поставить сам несколько вопросов, на которые нам нужно найти ответ.

Во-первых, для того, чтобы консолидировать российскую гражданскую общность, нужно ответить на вопрос – кто мы, куда мы идем, зачем мы собрались здесь вместе – русский народ и другие народы, народы Кавказа, угрофинские народы, татары и башкиры, народы Сибири и Севера. Для чего мы живем вместе в одном государстве. Ответ – так получилось случайно, это некая историческая неизбежность, инерции которой мы должны следовать, ответ неудовлетворительный. Чиновничья лакировка действительности, празднование юбилеев добровольного присоединения тех или иных регионов к России без учета конфликтности и драматизма последующей истории. Рапорты о достижениях, парадные выходы – это далеко не то, что нам тоже сегодня нужно, потому что лакировка действительности скрывает реальность, которая зачастую является достаточно тяжелой и во многих случаях даже страшной.

Я предлагаю подумать вот над какими возможными ответами на вопрос о причинах и возможностях российской общегражданской идентичности. Прежде всего, вопрос о субъектности русского народа. Когда мы говорим сегодня о российской общегражданской идентичности, мы говорим о союзе народов. В Конституции Российской Федерации записано о том, что власть принадлежит многонациональному народу Российской Федерации. Соответственно понятие российская общегражданская нация, из которого исключается слово общегражданское, а модно стало сегодня говорить – строительство российской нации. Такая постановка вопроса является либо провокационной, либо неправильным употреблением юридического, политологического термина, либо по большому счету незаконной и противоречащей Конституции. Нам на это надо прямо сегодня сказать.

Российская нация, как некий плавильный котел, в котором должны слиться все народы, живущие в России, и в котором, очевидно, должен раствориться русский народ, это идея не продуктивная. Продуктивная идея российской нации, о чем говорил президент Дмитрий Анатольевич Медведев, заключается в том, что мы формулируем представление о России, как об унитарной и самодостаточной цивилизации. Цивилизации, которая многое взяла от Запада, многое взяла от Востока, но, тем не менее, является одной из цивилизаций мировых. Да, на этой основе мы сможем обеспечить некое решение вопроса, которое устроило бы как русский народ, так и другие народы, которые живут сегодня в России. И живут не только как приезжие, как это в Европе происходит, а живут они на своей земле, на территории своих этногеографических ареалов, где они жили веками и тысячелетиями. Такое решение, цивилизационное решение. Это то решение, на котором нам нужно настаивать.

Была постановка вопроса и была идеология евразийства. Близкая к тому решению, о котором мы сейчас говорим, но отпугивающее тех, для кого дорога европейская идентичность, кто опасается ухудшения отношений с Западом, кто опасается чрезмерного изоляционизма. Поэтому для того, чтобы говорить о российской цивилизационной идентичности, я думаю, можно сейчас не использовать термин евразийство, как термин, с одной стороны, исторически приходящий, с другой стороны, связанный с определенной эпохой в развитии нашей политической мысли. Но, с другой стороны, нам, видимо, многому нужно научиться оттого, что дали классики евразийства. И формулируя концепцию российской гражданской идентичности, российской цивилизации, отталкиваться именно от этого фактора.

Следующий момент, о котором мне хотелось бы сказать, это вопросы общих духовно-нравственных ценностей. Это та основа, которую необходимо определить для того, чтобы эффективно проводи межнациональный диалог. Ценности. Отец Всеволод Чаплин вчера сказал замечательную вещь – нужна моральная революция, нужна нравственная реформа для того, чтобы мы в нашей стране наконец смогли ощутить себя хозяевами. Для того, чтобы мы не жили в некой абсурдной сюрреалистической реальности, когда говорится одно, а происходит совсем другое. Это моральная реформа, благодаря которой коррупционеры, те, кто нарушает нравственные ценности, и те, кто растлевает народ, должны быть вычеркнуты из общества. Я двумя руками за и готов подписаться под этими словами. Я думаю, что под этими словами отца Всеволода подпишутся и представители национальных диаспор. И те люди, которые живут в национальных республиках, национальных автономиях. Это та конкретная программа, которая может объединить нас сегодня. То есть программа цивилизационная, программа общецивилизационной идентичности. Это программа на будущее. Это программа стратегическая и программа сегодняшнего дня. Это программа нравственной реформы и моральной революции.

Если мы поставим свое      целью добиваться этого, и если будет четко сформулировано, что позиция народов России, позиция тех людей, которые представляют народы России, а Всемирный Русский Народный Собор, согласно своему уставу, согласно тем уставным целям, является организацией, которая призвана представлять русский народ содействовать возрождению русского народа и одновременно межнациональному миру, межнациональной гармонии, при наличии партнеров, с которыми мы могли бы вести этот диалог, а такие партнеры есть. Я очень рад, что здесь присутствует сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа и глава союза этнических землячеств Кантемир Хуртаев.

Я думаю, и другие его коллеги будут здесь сегодня. Вот если мы в ходе этого диалога выдвинем это требование, поддержим ту идею, которую провозгласил отец Всеволод и те нравственные реформы, идею моральной революции, то это будет звучать весомо. И это будет голос российской общегражданской общности. Не той абстрактной конструкции, которая проектируется некоторыми нашими учеными, которые некритично, возможно, перенимают американский опыт. А ведь в Соединенных Штатах Америки, позволю себе сделать небольшое отступление, слияние понятий гражданской нации и нации этнической было обусловлено лишь одной исторической причиной – восстание колонистов-англичан преимущественно по происхождению против своей митрополии потребовало нового термина, который отделил бы жителей новой страны от жителей прежней митрополии. Вот так появился термин американцы, который на самом деле длительное время имел этническую окраску и в каком-то смысле продолжает сохранять ее до сих. Англичанин, англосакс, белый протестант – это та реальность, которая до сих пор существует в Америке, правда, на негласном уровне. Затем Соединенные Штаты прошли очень длительную историю этнического становления. Сначала были конфликты с выходцами из Ирландии и католиками в 1840- годах. Потом была история с освобождением рабов. Потом была очень сложная история с американскими индейцами, которые получили права гражданства только в 1925 году, уже после того, как закончилась первая мировая война.

Некритичное восприятие этого опыта может обернуться для межнациональных отношений очень серьезными проблемами. А между тем, мы имеем дело с таким положением, что в научном сообществе России эта точка зрения является доминантой и внедряется диктаторскими способами, диктаторскими средствами. Я призываю отойти от той ситуации, когда мы, собравшись на Всемирном Русском Народном Соборе, говорим одно, когда в экспертных кругах в ходе дискуссии политологов, экспертов, публицистов говорится другое, а на заседаниях, где выступают ученые (в частности Институт антропологии РАН) говорится третье. И такое впечатление, что мы живем в разных мирах. Нас не слышат. Наша позиция воспринимается, как некий выпуск пара, на которую можно не обращать внимание. Я предлагаю сделать все возможное для того, чтобы использовать имеющиеся в нашем распоряжении рычаги и изменить саму постановку вопроса, согласно которой русского народа как субъекта сегодня как бы не существует. То есть, строительство российской нации, есть россияне, которыми являются априори, и есть представители народов России, которым нужно сейчас осознать свою российскую идентичность, очевидно, при сохранении этничности собственной, потому что я не знаю ни одного кавказца, ни одного татарина, ни одного башкира, ни одного якута, который бы отказался от собственной идентичности. Таких людей нет, потому что для народа численностью 500 тысяч, миллион, где все в той или в иной степени являются кровными родственниками, отказ от национальной идентичности – это отказ от памяти предков, отказ от отцов, матерей, дедов, прадедов и так далее. На самом деле это серьезное моральное преступление. Но именно к такому отказу от идентичности сегодня подталкивают и нас. Подталкивают нас не прямо, но с помощью некоего языка, например, в чиновничьих документах слово русский постоянно меняется на слово российский. Будучи приветствие на Всемирном Народном русском соборе, которое зачитывал наш уважаемый руководитель одного ведомства, Министр Российской Федерации у него даже язык не повернулся выговорить слово «русский». Он сказал – здравствуйте, дорогие участники Всемирного Русского Народного собора. Вопрос заключается в том, что у этого чиновника было на языке, у большинства из них в сознании. Употребление слова русский вне зависимости от контекста уже превращается в некий криминал. Я знаю, что в диссертационных исследованиях термин «русское дворянство» принудительно исправляется на российское, хотя речь идет о начале ХУШ века, то есть до провозглашения Российской империи, когда наше государство называлось Великая Белая Малая Русь. Вот до чего доходит.

О чем здесь идет речь? Является ли это провокацией? Является ли это сознательной системой действий, которая преследует определенные цели? Я уже говорил вчера в Общественной палате, напоминал нашим друзьям о том, что существует резолюция Конгресса США 1959 года о порабощенных народах. Это резолюция, в рамках которой утверждается, что все народы, которые попали в социалистический лагерь, включая тибетцев, китайцев, монголов, вьетнамцев, не говоря уже о народах Советского Союза, в число которых включены также и казахи, являются жертвами угнетения со стороны русского коммунизма, русских коммунистов. То есть противник указан и этнически определен. И эта резолюция до сих пор не отменена. Она является действующим американским законом. Также, как и курьезнейшая поправка Джексона Вэника до сих пор не отменена, которая была введена против Советского Союза из-за того, что препятствовался выезд евреев в Израиль. А теперь уже три года назад, как ситуация изменилась, уже по инициативе Израиля отменен визовый режим с Российской Федерацией, чтобы граждане Израиля проще могли въезжать в Российскую Федерацию, а поправка Джексона Вэника осталась.

(Из зала: «Скажите, пожалуйста, какой Министр выступал на Соборе?»)

Это министр образования Андрей Фурсенко. Будем считать так, что он просто оговорился.

Вопрос заключается в том, что очень важно решить вопрос о общих ценностях. И та работа, которая сейчас ведется по своду вечных российских ценностей, очень важна, потому что эти ценности могут принять и русские, и представители других народов России, и кавказцы, и угрофины, и татары. Это ценности общие для всех.

Еще очень коротко хотел бы сказать о том, какие вещи мы должны бы указать, поставить на вид и, если можно, приостановить, изменить их течение. Очень серьезным фактором, который влияет на межнациональную постановку, является деятельность правозащитных организаций. К сожалению, она является односторонней и теденциозной. В большинстве случаев в число жертв ксенофобии включаются представители народов России, представители народов бывшего Советского Союза, представители мигрантов, которые въезжают сюда из других стран. Но, как правило, в число жертв ксенофобии очень редко включаются русские, люди славянской национальности. И что происходит? Утрачивается вообще доверие к этой проблематике. Создается впечатление, что вообще вся эта тематика пущена в ход для того, чтобы создать впечатление, которое не проговаривается, но подразумевается, – что русские, славяне являются носителями, субъектами ксенофобии, а другие народы объектами. Для того, чтобы вернуть само доверие общества к этой дискуссии, необходимо уравновесить это. Необходимо, чтобы в докладах правозащитных организаций фигурировали как жертвы ксенофобии со стороны из числа представителей славян, русских, так и жертвы ксенофобии из числа представителей других народов России. Потому что есть масса преступлений на национальной почве, есть бытовые конфликты. Они происходят везде, они происходят в России, они происходят на Кавказе, они происходят в других регионах. И вот задача заключается в том, чтобы сделать этот мониторинг адекватным. Когда будет этот мониторинг адекватным, общество поймет, что реально есть стремление бороться с дискриминацией, с преступлением на национальной почве против какого бы гражданина России оно ни было бы направлено. То есть любой гражданин России должен быть в равной мере защищен от проявлений межнациональной ненависти. Если этот вопрос будет поставлен таким образом, будет и доверие к этой постановке вопроса. Спасибо. (Аплодисменты).

ГАНИЧЕВ В.Н.

Было очень много вопросов, которые мы должны систематизировать в нашем документе.

Разрешите предоставить слово Хомякову Владимиру Евгеньевичу, общественное движение «Народный собор».

ХОМЯКОВ В.Е.

Спасибо за предоставленное слово. Сначала выскажу некоторое свое сомнение. Недоумение вызывают несколько вещей, которые прозвучали вначале выступлений. Почему-то мы все время пытаемся оправдаться. Извините, что мы русские, что мы горим о проблемах русских. Сама постановка такого вопроса не должна быть. Мы в своей стране, мы имеем право говорить о своих проблемах. И второе недоумение вызывает такой вопрос – почему мы, русские, составляющие абсолютное большинство населения России, демократической России, официально демократической страны, составляющие демократическое большинство, стесняемся того, что большинство имеет какие-то права. В демократическом обществе большинство имеет все права.

Прежде чем говорить о проблеме, надо ответить на несколько вопросов. Во-первых, определить правосубъектность. Русский народ это вообще кто? С одной стороны, это подается нам как преобладающая часть населения, понимая население России. С другой стороны, это государствообразующий, культурообразующий народ, ядро нации. Или-или, надо определиться с этим прежде, чем начинать говорить о чем-либо. О выздоровлении народа, о роли народа и т.д.

Второй момент – кого представляет собой русский народ? Кто это? Мы, как правило, имеем в виду одних только великороссов. Но это исторически неграмотно. Абсолютно. Мы говорим о братских восточнославянских народах, которые стали братскими восточнославянскими с 1917 года, которые представляли из себя единый народ, и даже народностями в пределах единого народа они стали именоваться только во второй половине Х1Х века. То есть речь может идти, с моей точки зрения, только о едином русском народе, который представляет собой три составляющие. Это великороссы, малороссы, белороссы. Я не говорю уже о более мелки группах – русины и, поморы и прочие.

  Второй момент, который необходимо для себя уяснить прежде чем что-то формулировать. Россия это вообще что? Это либо тысячелетняя страна, центр самобытной русской цивилизации, не российской цивилизации, не цивилизации государства Россия. Это русская цивилизация. Давайте терминологически правильно выдерживать. Так же как русская культура, также как русский язык. Это не российский язык. Или же это двадцатилетний новодел, как нас проинформировал президент в своем новогоднем обращении. Что российской государственности двадцать лет. Сын мой смеялся до слез, 14-летний. Возможно, кто-то пишет президенту неправильный текст. Надо заняться этими людьми, потому что они ставят его в заведомо дурацкое положение.

На самом деле идея двадцатилетней России проталкивается нашими либералами уже давно, и проталкивается не по глупости и не по необразованности, а с вполне конкретной целью, потому что заявив: « России 20 лет», что это некий новодел, который только что образовался, подразумевается, что образовался он с чистого листа, и теперь все в ней – ценности, культура и все прочее должно писаться по-новому. На основании международных стандартов. А это не так.

Следующий очень важный момент. Россия территориально территория Российской Федерации или это некое историческое пространство исторической России? С этим тоже необходимо определиться. Речь не о том, что я сейчас призываю подняться и идти воссоединять Украину с Беларусью и т.д. Но в голове это держать надо. Что есть общее естественное историческое пространство русского народа, которое он населял и на нем создал свою государственность, свою изначально национальную государственность, которая называлась Россия. Росси – это земля россов, земля русских. Соответственно Россия в ином качестве восприниматься не может.

Теперь надо понять, что такое Россия? Это такой многонациональный и мультикультурный коктейль, созданный из непонятно кого, или это все-таки национальное государство, которое впоследствии, по мере вовлечения в нее других народов и культур приняла нормальный, четко выраженный имперский характер. Имперский характер, позволяющий, во-первых, вошедшим народам сохранять свою самобытность, свои черты самобытности, а, с другой стороны, при условии участия в едином русском проекте, пополнять элиту, делать имперскую элиту. То, на чем держалась Россия в течение пятисот, шестисот лет, как минимум. Вообще же России тысяча с лишним лет.

  Важно спросить себя вот о чем – ради чего развивается и существует народ. Если развитие противоестественно, народ вымирает и деградирует, сколько денег ему не давай, экономику не отлаживай. Мы не будем забывать о том, что последние 20 лет Россия развивается вообще без цели. Цели нет, потому что цель любого развития это реализация определенной системы ценностей, а согласно Конституции наличие госидеологии у нас отсутствует. Нам запрещено иметь госидеологию. Только сейчас, слава Богу, озаботились формулированием неких общенациональных ценностей. То есть 20 лет развивались в никуда. Стоит ли удивляться, что народ вымирает.

  Наконец важно уяснить для себя – является ли процветание и развитие русского народа как большинства государствообразующего, во-первых, целью власти. Во-вторых, целью экономической системы и целью системы общественных отношений. По всем трем пунктам я бы ответил – нет, не является. Это нигде не заявлено. Это воспринимается в штыки. Это воспринимается крайне болезненно.

Тут упоминалась пресловутая толерантность. Что лежит в основ этой самой толерантности или жене толерантности. Если бы русский народ не был в высшей степени толерантным, то есть европейцам до него еще расти и расти в этом плане, то никакой империи из ста с лишним народов он бы не создал. Это говорит о том, что корни надо искать не в каких-то скверных качествах народа, а, наверное, в неправильно выстроенной системе отношений внутри народов, внутри межнациональных отношений. Помните, у лисички избушка ледяная, а у зайчика лубяная. У лисички избушка растаяла. Она пришла к зайчику и поселилась, а потом выгнала его. И зайчик сразу стал не толерантным. Он стал думать – как бы эту лисичку из собственного дома попросить наружу. То есть у толерантности к нетолерантности есть вполне определенная предрасположенность. И суть ее лежит в том, что русский толерантен в высшей степени, когда он чувствует себя хозяином в собственном доме. Это основа проблемы, потому что сегодня русский себя хозяином в собственном доме, в доме, который построили его предки, то есть в России, не чувствует. Он неизвестно кто, он часть населения, у него отнимают имя собственное – русский, замешивают россиянский бульон, и он в штыки воспринимает, когда некая организованная, создающая свою этническую общность община, начинает его элементарно вытеснять из собственного дома. Пришла лисичка и попросила зайчика наружу.

Я не совсем согласен с высказанной сегодня некоторыми выступающими идеей, что наша цель – объединить русских в некую общность внутри России нынешней, этой вот полеэтнической и мультикультурной. То есть объединить русский бизнес, русские общественные организации, русских политиков, чтобы они интересы русского народа отстаивали. Я считаю, что это немножко неверная постановка вопроса, потому что принципиально объединять русских надо ради совершенно другой цели. Ради приведения России в ее естественное состояние, как государства, прежде всего, русского народа, что обеспечивало бы нормальное, свободное развитие всем прочим народам в нее входящим. Только в этом качестве.

Задача должна ставиться не о том, чтобы русские стали такими, как все. То есть и для русских. Как один нынешний политик (не буду называть его имя перед выборами) говорит – Россия и для русских. Россия не и для русских. Россия, как сказал Александр Ш миротворец, многие потом вторую часть этой фразы опускали, и в результате искажается смысл. Александр сказал следующее – Россия для русских и по-русски. То есть суть России должна задаваться ее русским государствообразующим большинством. И тот, кто эту Россию по-русски принимает, становится если не родным, то, во всяком случае, двоюродным братом. Это нормальный и правильный имперский подход ко всему. Я думаю, что он и должен лежать в основе восстановления, естественно, исторического характера России, и исторического, проверенного веками совместного проживания, характера взаимодействия разных ее народов.

И маленькое уточнение по поводу русского бунта. Вот у нас господа-либералы очень любят говорить о том, что русские любят авторитарность. Русскому мужику нужен хозяин, у него такое холопство в крови. Так вот, понимаю под хозяином нечто принципиально иное. Это разности ментальности, Это разность ментальности, разность цивилизаций. Хозяин там – это хозяин раба. У нас в понимании хозяин – это хозяин дома, прежде всего, поскольку в традиции русской цивилизации государство, народ – это расширенный вариант семьи. Страна – это общий дом этой семьи, поэтому руководитель – это как бы старший по дому. Это старший родственник, который отвечает за порядок в доме, чтобы сильные не обижали слабых, чтобы всем все доставалось, чтобы не было голодных и так далее. Так вот под хозяином понимаются человек или группа, которая выполняет роль хозяина, гаранта справедливости отношений в семье. И как только она перестает выполнять эти самые функции, как только действия ее становятся вопреки воле большинства, и уж совсем, когда она начинает напоминать, извините, пьяного мужика, который начинает тащить все из дома за рубеж и шпынять своих родственников просто из-за эмоций, – вот тогда и возникает тот самый русский бунт, который бессмысленный и беспощадный. Избави Бог нас от этого. Я думаю, только восстановив, направив общественную энергию на восстановление истинной сущности российской государственности, именно как русской государственности, как России для русских и по-русски, мы не только решим проблему русского народа, мы решим также проблему взаимоотношений русского народа с другими народами России, мы решим так или иначе проблему социальной справедливости в стране, и мы, наконец, решим проблему взаимоотношений народа и власти, что позволит нам выстоять в нелегких временах, которые к большому сожалению, видимо, России и миру предстоят в самом ближайшем будущем.

Я очень рад, что Всемирный Русский Народный собор обратился к этой теме. И со стороны нашего движения могу сказать, что мы сделаем все от нас зависящее, чтобы принять участие в дискуссии и внести в нее свою лепту. Спасибо. (Аплодисменты).

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Владимир Евгеньевич.

Разрешите предоставить слово Юрию Михайловичу Лощицу, лауреату Большой литературной премии России.

ЛОЩИЦ Ю.М.

Дорогие друзья! Ровно неделю назад Москва и Россия прощались с великим сыном нашей земли Виктором Ивановичем Илюхиным. Это человек, который еще в начале 90-х годов выдвинул печатное обвинение в виде книги, которую назвал результаты деятельности Горбачева государственной изменой. Это человек, который осуществлял процедуру импичмента в Думе, и там не хватило 16 голосов, чтобы отстранить от власти Ельцина. Это человек, который еще недавно обратился с открытым письмом Президенту страны по поводу принципиального несогласия с политикой власти в отношении нашего Кольского вопроса. Я надеялся, что здесь будет кто-то присутствовать из руководства КПРФ, что, как часто бывает здесь, Геннадий Андреевич. Но поскольку нет никого, я беру на себя ответственность попросить вас почтить молчанием память великого сына России Виктора Ивановича Илюхина. Виктор Иванович был не просто замечательный коммунист, но и замечательный православный человек. Он был членом нашего писательского Союза, достойным и одареннейшим писателем России.

Еще об одной книге, которая, по сути, нас, как я понимаю, и собрала, хотя это не было озаглавлено как тема нашей встречи. Это книга председателя нашего писательского Союза Валерия Николаевича Ганичева «Итак, о русском». Я эту книгу знаю уже в течение нескольких лет, потому что она пополнялась, дополнялась какими-то новыми сведениями, даже первоначально печаталась под другими названиями. «Итак, о русском» – это его итоговое название, потому что действительно это книга больших итогов, больших многолетних раздумий о судьбах страны, о том, что с нами происходит. Она совсем невелика и тираж-то совсем маленький, по-моему, всего полторы тысячи, хотя она выходила еще и в журнале «Новая книга России», не так давно выходила в журнале, который редактирует Валерий Николаевич «Роман-журнал ХХI век». Мы знакомы с Валерием Николаевичем с конца 60-х годов. Он знает, что я никогда ему не льстил. Мы прекрасно знаем с ним, что такое льстец. Льстец – это прелестник, прельститель, это лукавый. Я горжусь тем, что рад поздравить всех нас и Валерия Николаевича с этой книгой, потому что это не только его личные гражданские, писательские раздумья о своей стране и нашем народе, но это и некоторая сумма работы Союза писателей России за последние 30 лет. Это большое обобщение раздумий о русских судьбах. Это книга, в которой собрано то, что сегодня многократно уже звучало. Я процитирую только, чтобы говорить предельно точно, буква в букву один маленький вывод. «Тут и вырисовывается общероссийская национальная идея. Народы России, сплотимся вокруг русского народа, тогда Россия непобедима и необорима». Казалось бы, как просто и как непросто высказать это вслух. И сегодня, в том числе, как непросто. И как же нужно, чтобы эта мысль, это чаяние и эта устремленность вошли в каждый дом…»

Я не уверен, что сегодня эта книга уже читана всеми у нас в Союзе писателей, но, мне кажется, что ее нужно издать. Найти на это средства и издать большим тиражом, который был бы доступен каждой русской семье.

Для того, чтобы подтвердить, что я вышел сюда не с целью похвалить лишний раз нашего председателя, я хочу сказать, что уже сегодня очевидно, что эта книга должна быть пополнена новыми раздумьями. Уже сегодня очевидно, что эта книга должна быть пополнена новыми и новыми раздумьями. Каждый день преподносит нам все более удручающие сообщения. Позавчерашнее сегодня озвучивалось. За неполных десять лет еще на 2,2 миллиона русского населения стало меньше. Что ж это такое? Как после этого воспринимать выступления руководителей нашего государства о том, что мы поправляем ситуацию, мы ее уже поправили, мы прирастаем. Мы не прирастаем, мы топчемся на месте. Россия не движется вперед. Россия отступает. Вот под каким лозунгом мы живем. Мы имеем полное право говорить сегодня об этом нашим властям. Вы добились того, что Россия продолжает отступать, продолжает отходить назад. Это ли ваша цель? Если так, тот вам уже сегодня надо уходить самим, и не мешать России жить, существовать, развиваться. Она сумеет все это сделать без вас.

Здесь говорилось сегодня, что нужно помочь «Народному радио», которое у нас бедствует. И тогда всем станет лучше. Нет, нам нужно менять наше отношение к средствам массовой информации или как я их давно называю средствам массовой идиотизации населения России. Почти 20 лет назад, будучи депутатом Верховного Совета СССР Василий Иванович Белов сказал, что Россия – страна, посаженная на иглу. Он имел в виду телевизионную иглу. С тех пор в этом смысле ничего не изменилось. В книге Валерия Николаевича есть целая глава, посвященная так называемой россике. Тому замечательному, что создано нашими великолепными русскими учеными умами за прошедшие 20 с лишним лет в раздумьях о судьбах России, о ее прошлом и ее перспективах. Это большая библиотека.

  Та сторона, которую мы называем либеральной, ничего подобного противопоставить этой россике не может. Ничего они не создали да и не могут, но у них в руках телевидение. У них «Поле чудес», Цекало и Урбант. У них так называемая смеховая современная культура. У них звезды, они продолжают смешить публику. За счет этого они и держатся. Уверяю вас, неделя, максимум две недели правильной, грамотной русской политики на телевидении и страна преобразится. В стране будет совершенно другой нравственный климат. Как этого добиваться? Не будем говорить о российском бунте или о повторении того, что было на Манежной площади. Но как достучаться? Как сделать так, чтобы наше слово, слово писателя России, слово нашей общественности было услышано? Только говорить вслух, громко и это не будет говорильней, о которой нас сегодня здесь справедливо предупреждают. Спасибо.

  ГАНИЧЕВ В.Н.

Разрешите предоставить слово Хуртаеву Кантемиру, председателю союза студенческих землячеств.

ХУРТАЕВ К.

…Для меня большая честь выступать перед такой высокой аудиторией. Специального доклада я не готовил. Я бы хотел просто высказать нашу позицию по некоторым обсуждаемым здесь вопросам и прокомментировать ряд выступлений.

Те проблемы, которые мы испытываем в сфере межнациональных отношений, их обострение во многом связано с активным процессом духовно-нравственной деградации, который идет уже 20 лет в нашей стране. Мы теряем наши корни. Молодежь наша отрывается от своих корней, становится последователем различного рода субкультур и именно эта секуляризированная, эта оторванная от своих корней молодежь является основным субъектом межнациональных конфликтов, которые мы наблюдаем. В том числе на Манежной площади. И в этой связи самоорганизация русского народа очень положительная тенденция, которую все мы приветствуем, потому что национальные общественные организации. общины и диаспоры нуждаются в надежных партнерах со стороны русского народа, главного субъектообразующего народа в нашей стране.

Важно, чтобы эта самоорганизация проходила не против каких-то народов, не под националистическими, ксенофобскими лозунгами, что мы наблюдаем в последнее время, но и не против какого-то абстрактного внутреннего врага. Важно, чтобы эта самоорганизация проходила во имя каких-то общих ценностей. В противном случае эта самоорганизация еще более обострит ситуацию. Важно, чтобы самоорганизация не подменяла собою функции государства. Отец Всеволод Чаплин сказал, что необходимо организовывать дружины и защищать от этнической преступности. Я думаю, что это функция государства и правоохранительных структур, общественных организаций и различные формы самоорганизации не должны этого делать, потому что это чревато новым витком межнациональных противоречий и конфликтов.

  Когда различного рода общественные организации берут на себя функции государства, неизвестно чем они руководствуются. Очень много общественных организаций, но нет одной, главной. Допустим, Всемирный Русский Народный Собор рассматривается нами как надежный партнер, как очень серьезная организация, которой мы склонны доверять. Но неизвестно, кто еще может взять на себя эти функции.

Нам сегодня нужно открыто говорить о существующих проблемах. Сегодня мы признаем, что на Кавказе существует проблема религиозного радикализма, существует проблема национального экстремизма, существует проблема исламского терроризма. Они все сегодня нам мешают, мешают мирной жизни кавказцев в первую очередь. В данном случае кавказцы находятся на передовой, и от этих терактов, конфликтов больше страдают кавказцы. Но нам нужно также открыто признавать, что у нас сегодня очень серьезная проблема с ксенофобией в больших городах. В основном носителями ксенофобии являются представители национального большинства. Нам нужно говорить об этом. Нам нужно объединяться, садиться за один стол и признавать существующую проблему, договариваться о совместных действиях по решению этих проблем

Конечно, сложившаяся в стране ситуация во многом навязанный сценарий, во многом искусственно, к которому нас привели. Это противоречия, имеющиеся в нашем обществе, эти полярности, которые отдаляются. Это то, что хотели нам навязать. И во многом это получилось. Но в этом не виноват ни русский народ, ни народы Кавказа, ни один из других народов. Деструктивная деятельность СМИ, активная деятельность неправительственных западных организаций, различного рода спецслужб, общая либерализация, господство космополитизма, перманентное насаждение гибонизма все это привело к тому, что мы сегодня имеем. Но конструктивным силам необходимо объединяться вне зависимости от национальности и вероисповедания. Сегодня у нас есть конструктивность и на Кавказе и в национальных общинах и среди исламского духовенства. Я думаю, в этом нет сомнения.

Хотелось бы еще сказать, что, являясь на 80% русскими людьми, кавказцы, в частности, я, я говорю на русском лучше, чем на своем родном языке. Я изучал Достоевского, Пушкина, Лермонтова. Все эти образцы русской культуры я воспринимаю как свои. Но в то же время мне бы хотелось, чтобы русские образцы моей национальной культуры, та же лезгинка, также воспринимались русским народом, как общее наше достояние, чтобы лезгинка не вызывала той агрессии, которую сегодня она вызывает в Москве. Конечно, та форма, в которой сегодня ее танцует кавказская молодежь, она неприемлема. И мы ведем работу, чтобы предотвращать и не допускать эти «бесовские» танцы, которые по существу не являются лезгинкой. Но, тем не менее, та настоящая лезгинка не должна вызывать той агрессии и негативного отношения.

В принципе, на этом у меня все. Я благодарю за предоставленное слово. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Я думаю, мы очень тесно работаем, и впредь будем работать над решением наших общих проблем. Думаю, только объединившись вместе, мы сможем решить эти проблемы.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Кантемир. Я думаю, очень важно… Владимир Владимирович Путин на Государственном совете сказал, что в советское время таких проявлений национальной розни не было. Это признание факта, хотя надо было бы продолжить, что и в дореволюционное время такого рода проявлений не было. Это вообще общее поле нашей России … Я вот абсолютно против термина мультикультурность в отношении нашей культуры. У нас всегда было содружество культур. У нас всегда было соединение. Кантемир говорит, чтобы представители своего народа знались. А как знать-то? Вот только фактически в Союзе писателей нам удается собирать писателей. Они приезжают к нам из Хакасии, из Ингушетии, башкирские ребята представляли свое творчество, другие. Но никто не дает на это денег ни копейки. Не дает возможности для разговора о великом многонационале, а собрать представителей наших национальных литератур, я уж не говорю о русских, это 80 субъектов федерации, собрать в Москву и представить их, что представляет нашу большую задачу, которая стоит перед нами всеми. Думаю, важные вопросы при всей остроте их постановке или, может быть, необходимости продолжить их обсуждение, – то, что сказал Кантемир.

Слово Родиону Часовникову – Патриаршее подворье в Сокольниках. Пожалуйста.

ЧАСОВНИКОВ Р.

Дорогие друзья! Слушая выступающих, я постепенно сокращал количество мыслей, которые хотелось бы высказать, чтобы не повторять многих весьма правильных и значимых суждений. Но, тем не менее, хотелось бы остановиться вот на каком образе. Практически всем социальным, политическим каким-то глобальным явлениям есть соответствие в быту, в нашей повседневной, понятной жизни. На таких моделях обычно принято легко разбираться со многими вопросами, которые кажутся сложными. Вне зависимости от того, какова была история формирования многонационального состава нашей земли, сегодня мы все проживаем совместно, рядом по соседству. Если выбрать такую модель, как дом. Вот есть большой дом, в нем много квартир. Какие-то квартиры побольше, какие-то поменьше, какие-то более значимые, на лучшем этаже, лучше отделаны в силу каких-то исторически сложившихся причин. И вот в большой квартире главный домовладелец, который занимает самую большую площадь, периодически собирает в гости всех, кто проживает по соседству в этом подъезде, может быть, в соседних подъездах, а иногда и из других домов к нему приезжают. Люди приходят в гости, встречаются. При каких условиях эти встречи будут проходить в конструктивной, доброй, нормальной и результативной атмосфере? Если все гости ведут себя подобающе, если все гости ведут себя также подобающе, если гости приходят делиться лучшим, несут хорошие подарки. В данном случае, если народы, населяющие Россию, привносят не проявление своей самости, не попытку самоутверждения любой ценой, подчас доходящих до крайних, неприемлемых форм, а привносят свою культуру. Вспомним дореволюционный или советский период – как мы все любили замечательных творческих людей самых разных национальностей, олицетворяя их как своих, как часть русской культуры, но не отнимая никоим образом и не пытаясь отнять их национальную идентичность, а, напротив, отдавая должное именно тем особенностям, с которыми они пришли. Когда они делились культурой, мыслью, продуктами своего творчества, не навязывая те или иные формы неприемлемые, быть может.

Но если в квартире, куда хозяин пригласил своих гостей, наступает какой-то конфликт… Он может быть разным. Например, гости не соблюдают протокол, просто ведут себя, как хочется – говорят тосты не вовремя, перебивают, – хозяин вправе их пресечь, вправе, может быть, попросить их оттуда. А если гости начинают бушевать, например, постреливать или драться. В этом случае, наверное, может приехать милиция. Что должен сделать участковый? Равная будет ответственность или нет? Перед законом-то, – да. Но согласно ситуации, хозяин защищает свое жилище, а против гостей даже будет возбуждено, может быть, какое-то производство. И это нормально. В данном случае эта модель не универсальна. Этой большой хозяйской квартирой можно считать Москву или в целом Россию. Все модели не универсальны. Мы всегда делаем оговорки. Но они позволяют приблизиться к пониманию.

Мне бы хотелось вспомнить слова покойного ныне, но знакомого многим из присутствующих здесь Владимра Леонидовича Мохнача, который однажды, участвуя в передаче однажды, которую вел тогдашний министр культуры Швыдкой свою передачу «Культурная революция». Конкретный выпуск он назвал «Патриотизм – последнее пристанище для негодяев». Мы знаем, кому принадлежит эта фраза, Сэмюэлю. Правда, не совсем точно была транслирована, но, видимо, так воспринимает патриотизм Швыдкой. Но не в этом дело. Вот тогда было большое обсуждение любить Родину – не любить, нужен патриотизм – не нужен. Вдруг встает Владимир Леонидович и говорит – уважаемый господин Министр, я бы хотел сказать, что те важные вещи, о которых сейчас говорилось, а именно – благоденствие, благополучие наступит именно в той стране, где все хорошо не только с патриотизмом, но и с национализмом. Министр говорит – вы имеете в виду фашистскую Германию? – Нет, господин Министр – отвечал Мохнач. Я имею в виду Великобританию.

Вот очень важно, что мы очень выборочно относимся к опыту разных стран и превращаем в мантру некие косвенные и спорные понятия. Многонациональная, многоконфессиональная, секулярные – это все вторичные признаки, из которых никак нельзя делать мантру или ключевое свойство нашего государства. Надо к этому относиться с большой осторожностью и пониманием. Не будут уважать тот народ, даже если он культурно образующий, даже если он в большинстве, который не уважает сам себя, который не понуждает уважать себя другие народы. У нас сейчас другого характера политика. Мы начинаем, как в русских сказках, кормить дракона – кто больше на себя тянет, кто больше мяса пытается оторвать, тому мы больше ему и отдаем. И тем самым держим тот неустойчивый мир. Неустойчивое равновесие. Мы знаем, что «коровы» могут закончиться, что это путь тупиковый, аппетит может еще вырасти.

Поэтому, безусловно, уважение к тому народу, который даровал другим в значительной мере даже только за ХХ век мир, свободу, саму жизнь, должно быть аксиомой и основой. А вот насчет многонациональный, насчет фактов, касающихся демографии, географии, нужно быть очень спокойными и не возводить это в ранг некой манкры. На сегодняшний день на одном из собраний в храме Христа Спасителя я слушал речь министра культуры и обнаружил, что он почти не говорит по-русски сегодня. Мы все знакомы с проектами министра образования в системе образования. Он не считает русский язык обязательным в программе. Вот когда мы некие основы нашей идентичности не блюдем на таком высоком уровне, то, безусловно, наступает плачевная перспектива и наши тексты здесь не просто рискуют остаться не услышанными, а даже непонятыми в силу того, что (об этом упоминалось сегодня вскользь) язык изменился. Да, язык, правда, сегодня не только не в моде, он даже опасен. В Америке уже нельзя говорить черный-белый, толстый-худой, богатый-бедный. Вообще никакой правды нельзя говорить.

Я упоминал на одном из собраний словарь Даля. Принес его мне из издательства представитель, который торгует. На вид репринтное издание. Все очень похоже. Такой же, как и был. И даже страницы состарены искусно, что эту репринтность воссоздать. Открываю, а целого ряда понятий в нем нет и не указано на каком этапе наступила цензура, на каком этапе вымарали целый ряд слов. Очень быстро это происходит на наших глазах. И мы даже не успеваем это заметить. Так вот, сохранение языка правды, а если вспомнить те понятия, которые в этом словаре существовали, мир гораздо меньше нуждался во лжи, и при этом народы жили более мирно. Поэтому хранение этого языка, произнесение слов правды чрезвычайно важно для того, чтобы просто не потерять всяческий ориентир. На сегодняшний день изменение языка – основа информационной войны против прежде всего русского народа.

На мой взгляд, одно из неплохих определений, по-моему, в передаче со Сванидзе, году в 97-98-м, дал Михалков. Сванидзе спрашивает Михалкова – Ваш дом Россия? А Михалков говорит – а Ваш, я так понимаю, не Россия. И после этого звучит диалог, где Михалков, на мой взгляд, дал очень хорошее понятие. Он говорит – у меня в Фонде культуры есть дедушка, еврей, пушкинист, но он русский по усам, по осанке, по взгляду прямому, по рукопожатию и потому, что он служит России, а не свои клановым интересам. Это не новое определение, но оно в этих понятиях, в этом контексте нам, современным, служение России, служение русскому народу это основание. И мы знаем, что сегодня, например, Великобритания ограничивает въезд студентов для обучения одним из условий отбора делает хорошее знание английского языка. Для нас знание русской культуры, уважение к этой русской культуре, мышление даже в правильных понятиях по отношению к русской культуре и истории должно быть условием гражданства, вида на жительство, разрешения на работу для тех же гастарбайтеров. Если человек не готов этому соответствовать, то могут быть ограничения.

Да, в Германии есть страховые агентства, которые страхуют только лютеранов, и никто не говорит, что Германия не демократическое государство. Почему у нас не может быть причем не просто специфически русских или специфически православных учреждений без всякой дискриминации. Просто они для этого созданы, на этих принципах. Но пропорциональных не только количественному составу, но и той неоценимой роли в истории становления самой культуры, самого государства.

На мой взгляд, это не наш образ и не наш идеал темнокожий гей, сектант, инвалид, что сейчас сделали в Соединенных Штатах. На мой взгляд, не нужно это псевдосмирение, раболепство перед спорными или не ясными для нас самих понятиями. То есть прежде всего надо разобраться о чем речь. На сегодняшний день немыслимые вещи происходят в эфире российских телеканалов. Засилье людей, которые не скрывают своей ненависти к России, к русскому народу, которые не стесняются в хамских, неприемлемых, немыслимых выражениях произносить ложь, клевету на русский народ, расшатывать те самые устои, которые мы пытаемся как-то удерживать. Представьте такую ситуацию в Израиле, например. Выйдет в эфир кто-то, кто не будет скрывать своей ненависти к еврейскому народу. Что с ним будет через полчаса или даже быстрее? Или в Азербайджане, или в Греции, или в Соединенных Штатах Америки. По отношению в каждом случае к своему народу. Там это немыслимо. Здесь это можно. Это не просто односторонняя толерантность. Это на самом деле преступная подмена понятий. Перевертывание с ног на голову. Поэтому самоорганизация, самоидентификация, самоопределение должно быть в разумной пропорции.

Я не согласен с предыдущим оратором, что общественные организации могут не осуществлять какие-то функции в рамках самоорганизации. Я считаю, что отец Всеволод прав и надо ориентироваться на исторический опыт. Например, у казаков в России хорошо получалось бороться с этнической преступностью. Сейчас очень многие не при деле, ищут чем заняться. А у них это хорошо получается. Почему не поручить? У терских особенно. Спасибо.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо большое за отточенные пожелания, предложения.

Александр Иванович Крутов, пожалуйста.

КРУТОВ А.И.

Дорогие друзья! В одном из выступлений было сказано, что самоорганизация русского народа нужна, но она должна проходить во имя каких-то общих целей. Так вот вопрос – во имя каких общих целей должна проходить самоорганизация русского народа?

В начале 80-х годов один из руководителей нашего тогдашнего государства Советского Союза сказал, что мы не знаем общества, в котором мы живем. И он оказался прав. Через несколько лет это государство развалилось, распалось или его, как часто говорят, развалили. Теперь вопрос – знали ли мы с вами то общество, в котором мы живем? Знаем ли мы, что сегодня представляет из себя русский народ? Какой он, русский народ, мы с вами? Что за народ, который только за последнее десятилетие, а в основном, это он, вымирает со скоростью 2 миллиона 200 тысяч человек? Что это за народ, который сегодня считает, что нынешняя ситуация его вполне устраивает, и он активно или неактивно включается во все те дела, действия, которые сегодня происходят в России?

Я приведу несколько фактов, которые меня особенно насторожили. Институт социологии Российской академии наук дал такой факт – те, кто занимается строительным социологическим исследованием в России и стран Европы говорят, что более индивидуалистического общества, чем современная Россия, в Европе просто не существует. Значит, получается, что мы не соборная нация, не соборный народ, который в основе, а в большинстве свое индивидуалист. Когда сегодня говорят о том, что нет русских организаций, нет русских объединений, которые могли бы финансироваться государством. Создавайте, мол, новые организации. Нет уважаемых компетентных мощных организаций… Почему нет? Они есть и их много. Тут собрались представители этих организаций. Возьмите Всемирный Русский Народный. За те 18 лет, которые он существует, вспомните, сколько прекрасных, умных, толковых резолюций, сколько обращений было принято за это время… Если взять их сегодня, показать и увидеть, что они все сегодня жизненны, они остались теми же самыми. Кажется, нет ни одной проблемы, нет ни одной болевой точки, на которую Всемирный Русский Народный собор не обратил бы внимание, не рассмотрел, не проанализировал и не сказал, что надо делать. Сегодня говорят – надо что-то делать, предлагайте все новое.

Правильно сказали, что официально в Конституции идеологии нет у нашего государства. Но она есть. Это идеология рынка. Она существует, и она спокойно проводится. Нам говорят, что русский народ сегодня в тени и на него стараются не обращать внимания. Я с этим не согласен. Русский народ сегодня у либералов, у демократов всегда на слуху. Он всегда смотрит, что и как происходит. Что делается с русским народом? Ведь не случайно то, что сегодня делается, – замалчивается, русский народ представляется совсем другим народом, чем он есть. Делается это сознательно, это же не просто так. Русский народ не является сегодня субъектом государства – значит, это кому-то нужно, значит, сознательно это делается.

Мы говорим о том, что для любого народа, особенно для русского, нужна жизнеполагающая цель. Цель, к которой он мог бы стремиться, которая могла бы его объединить. Выживание – это не цель для народа. Жить в достатке – это не цель для народа. Догнать или перегнать Португалию или какие-то цивилизованные страны – разве это цель для народа? Для русского народа, создавшего такую великую православную империю от океана до океана… И обратите внимание: в то время межнациональный вопрос в православной Российской империи не стоял так остро, как стоит сейчас. И тогда коренные народы, все народы, живущие в Российской империи не делились, не считались, кто лучше, а кто хуже, а все вносили свой вклад в зависимости от своих возможностей, способностей, численности, вносили свой вклад в построение этого великого государства. С русским народом, как вы помните, всегда были проблемы. В свое время наши великие полководцы просили царей-батюшек, чтобы их сделали немцами. Вы помните, что даже Татьяна Ларина «Русская душою» с трудом изъяснялась на русском языке. Вы помните, когда в 17-ом году произошел окончательный перелом, цивилизационный слом, была избрана окончательная позиция русского народа как такового главного субъекта не существовало. И опять же до поры, до времени, пока не возникали какие-то проблемы в нашей жизни. Проблемы типа Великой Отечественной войны или еще какие-то моменты, тогда вспоминали об этом.

Сегодня та же самая проблема. Обратите внимание: идет два удара. Один удар наносится по русскому народу, а второй – по духовной составляющей русского народа – православию. Вот пример. Недавно, год назад, состоялся симпозиум «Культура и экономические изменения в высшей школе экономики». Там выступил, в частности, наш известный российский кинорежиссер Михалков-Кончаловский. Он сказал: Россия принадлежит к православной христианской традиции, а это византийское наследие. Буржуазия в странах восточного христианства начала складываться веков на пять позже, чем в Западной Европе. Есть индекс человеческого развития ООН – самая развитая страна имеет индекс 1 единицу, самая отсталая – 162. Так вот, у стран протестантских этот показатель 9,2, у католических – 17,4, у православных – 62,6. Выразительные цифры. Какой же вывод последовал? В целях выхода из кризиса, – сказал он, – необходимо критическое осмысление ценностной системы даже такой важной части русской культуры, как православие. Ради жизнеспособности страны, ее духовной основы. Российскому обществу нужны сдвиги в национальном сознании. Политические, интеллектуальные, общественные лидеры России должны понять, что есть традиционные ценности, которые тормозят Россию на пути к цивилизационному прогрессу. Ценности эти – православие. И как вы помните, господин Осмолов, еще один бывший замминистра образования с самого начала говорил о том, что самая главная наша задача – это поменять менталитет русского народа, поменять ценностный код, генетический код русского народа.

Что говорит господин Познер, человек, которому сегодня много времени предоставлено на Центральном телевидении? 22 июля 2010 года курганский журнал «Шерами»: я думаю, одна из величайших трагедий России – принятие православия. Я считаю, что русская православная церковь нанесла колоссальный вред России. В Западной Европе смогли отойти от темных составляющих церкви. В России этого не было вообще. Православие явилось тяжелой ношей для России и продолжает агрессивно вмешиваться в сферу, в которой ей нет места – в политику, в школьное образование.

Это заявляется нормально, спокойно. 25 июля 2010 года Бенедиктов, главный редактор «Эхо Москвы» уточнил – надо разделить православие и русскую православную церковь. Церковь в истории России может быть в чем-то и сыграла позитивную роль, а вот православие только негативную. Это только несколько примеров. Примеров того, что сегодня ведется яростная, четкая, ясная атака на русский народ, и, прежде всего, на его духовную составляющую – православие. И если сегодня мы не задумаемся о том, что мы, русские, прежде всего православные, то нам, я считаю, дороги дальше нет. Пути у нас не будет, если мы об этом не задумаемся.

Нам приводят примеры американцев. Американцы это нация эмигрантов, им всего триста лет. Они же приехали к коренным народам, уничтожили и создали свое искусственное, так скажем, государство. У нас же все народы коренные. Они выросли на нашей земле. Поэтому не может быть даже сближения опыта американского и нашего. Мы совершенно другие люди, совершенно другая цивилизация. Мы другие. Поэтому сегодня я считаю одной из самых главных наших задач то, что мы четко должны сказать, что мы, в частности русский народ, вырос и должен развиваться только на основе православия.

А теперь спросите – кто сегодня говорит о русском мире, кто говорит о сохранении русского народа, кто говорит о том, что нужно сохранить русский мир. Опять же только русская православная церковь. В светских кругах, государственных мы этого не слышим. Если мы этого не слышим, то мы должны опереться только на то, что говорит, что зовет, что считает нужным, необходимым сказать, как нам действовать дальше. Это же опять наша церковь.

Еще один вопрос страшенный, который я недавно прочитал и поразился, что мы молчим по этому поводу. Недавно состоялся совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Российской Федерации. Он опубликовал документ, в котором признал ответственность СССР за геноцид и вторую мировую войну. Для чего это сделано, скажите? Кто вынес особую тяжесть в Великой отечественной войне? Кто? Сегодня Валерий Николаевич говорил о 16-ти миллионах граждан, которых мы не вспоминаем, а для нового поколения война как Куликовская битва. Этот документ опубликован советом при президенте Российской     Федерации.

Сегодня очень много было высказано очень интересных, хороших предложений. Я думаю, что одна из наших задач, прежде всего, поставить перед собой цель – триединство русского народа. Мы должны понимать, что просто Российская Федерация на сегодняшний день осколок той великой исторической России, того русского мира, который должен быть. И воссоединение русского народа одна из наших больших и огромных задач.

ГАНИЧЕВ В.Н. Разрешите предоставить слово Игорю Круговых, консультант Государственной Думы РФ.

Круговых И.Э.

Я полностью поддерживаю стремление начать дискуссионный клуб. Я признателен отцу Всеволоду Чаплину, который сказал о роли и правовой части в нашей проблематике в целом и о самоорганизации русского народа. Я очень рад видеть здесь и профессора Вдовина, и Александра Дувалова. Четыре года назад мы создали координационный совет традиционных русских организаций. Четыре года назад мы пришли в Министерство региональной политики и Департамент национальной политики и сказали, что мы представители русского народа, у нас организация – координационный совет. Вы знаете, как там обрадовались. Никто от русских официально не приходил никогда и не говорил, что он является общественной организацией, которая представляет интересы русского народа, потому что все остальные народы есть. У них есть организации и они записаны в реестр, что они пришли. Мы первые кто вообще пришел. Это о роли нашей общественности, о роли общественных организаций. Нам надо такими шагами, но взвешенными, правильными в нужном месте в нужное время и, главное, с созидательными целями двигаться вперед.

Я не буду повторять то, что здесь было сказано. Просто сконцентрируюсь на том, что я называю проблемой государственно-правового положения русского народа, о чем, строго говоря, уже лет 15, в том числе с этой трибуны, говорю. Но опыт показывает, что незнание целого ряда фундаментальных положений постоянно сказывается, в том числе и в этой уважаемой аудитории.

  Мы должны совершенно ясно понимать, что 91-93-й годы это катастрофа русского народа. Это, – давайте четно, – разгром русского народа. Это расчленение на составные части, и все это сделано вопреки нашему назначенному на референдуме желанию – жить в едином государстве. Мы должны понимать те реалии, которые есть на сегодняшний день.

Что на сегодняшний день сделано. Я хочу назвать документы. Хоть возьмите, почитайте, что говорится о русском народе. Не так много. До 96-го года, когда была принята государственная концепция о государственной национальной политике, словосочетания русский народ вообще в официальных документах не было. У нас первое упоминание о русском народе идет в концепции государственной национальной политики. Пять положений. Я прочитаю только одно, чтобы все понимали. «Межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности». Нам не дали написать государство образующий народ. Перешли на термин – опора государственности. «Потребности и интересы русского народа должны в полной мере найти отражение в федеральных и региональных программах, постоянно учитываться в политической, экономической и культурной жизни республик и автономных образований Российской Федерации».

Давайте самокритично посмотрим на себя. С 96-го года, пока было Министерство по делам национальностей, создали специальный совет по русскому народу, куда приглашали все общественные организации, их мнение. Никакие реальные предложения, которые потом учитывались бы в государственной политике, к сожалению, выработаны не были. Мы должны вернуться к этому, и мы признательны, что сегодня в этом контексте проходит наше совещание.

  Что на сегодняшний день мы не сделали и что мы должны сейчас сделать в первую очередь. Я говорил на прошлом Всемирном Соборе, но послушайте. Президент впервые стал использовать термин русская национальная культура. Мы – за. Очень здорово. Но ни в законе о российской культуре, нигде нет словосочетания русская культура. Мы можем говорить сколько угодно, но нет в законе положения, что есть русская культура. Нет финансирования, нет всего остального. Мы на президиуме принимали резолюцию, на Соборе. Давайте добьемся того, чтобы словосочетание русская культура вошло в правовое поле. Чтобы мы, так же как все остальные народы России, это имели.

Большое заблуждение, что у нас есть закон о русском языке. У нас есть закон о государственном языке Российской Федерации. Когда его готовили, было название «О русском языке, как государственном». Потом под давлением русский язык убрали. Почему? Потому что сказали – сегодня русский язык, а завтра татарский будет государственным языком. Закон о государственном языке Российской Федерации не является законом о русском языке и на сегодняшний день русский язык лишен своего правового положения в той части разработки, которую все остальные языки в соответствии с законом о языках народов России имеют.

Вот эти два конкретных предложения, которые мы должны обязательно записать и из которых мы должны исходить. Итог на сегодняшний день: русский народ остается с неопределенным государственно-правовым статусом. И еще раз хочу обратить внимание на то, что русский народ продолжает жить на общественных началах в Российской Федерации. Это действительно во много так.

В Уфе прошел Госсовет по вопросам национальной политики. Это колоссальный шаг вперед. 10 лет практически была стратегия: давайте мы замолчим максимально вопросы, не будем говорить и нет проблем. – Не удалось. Рад отметить, что в выступлениях и у президента, и у всех участников словосочетания «русский народ», «русская культура» вновь прозвучали. Нам надо очень умно и грамотно в этом принять участие. Что имеется в виду. Во-первых, то, что уважаемый мною Александр Николаевич Крутов сказал, что нет организаций. Товарищи, давайте я вам прочитаю мнение Министра, который говорит: «… сегодня у нас недостаточно общественных организаций, которые развивали бы и пропагандировали русскую культуру, фольклор, традиции, наконец, русский язык…» – Ну, друзья: нет общественных организаций. В чем дело? Значит, надо принять участие в процессе, создать, объединиться и как-то двигать вперед.

Второе. Говорится, что необходимо усилить финансирование. Ну, в чем дело? Если предлагают финансирование, давайте с умом поступим, давайте в этом тоже примем участие. Я не вижу здесь никаких противоречий.

Третье. Проблемы. Я их просто хочу записать и не буду повторять. Терминология – об этом здесь очень много говорили. Вообще, все началось с того, что мы взяли кальку с американцев называть национальной безопасностью. У нас была государственная безопасность, у них была национальная безопасность. И от термина национальная безопасность пошло гулять везде. Нам надо четко определить, что такое национальная, что такое национализм, другие все разновидности формулировки. И я хочу сказать, что нашим врагом в поле есть понятие национальное большинство. Причем, это пришло к нам из европейской хартии, которую мы ратифицировали. Там сказано, что все интересы национальных меньшинств действуют до тех пор, пока они не противоречат интересам национального большинства. Это статья 20. Ее в упор никто не знает, поскольку ничего не читает. И нам предстоит развернуть понятие национальное большинство, легализовать его, создать механизм реализации.

И в итоге, просто конкретное предложение. В рамках нашего дискуссионного Клуба. Поскольку Клуб ориентируется в целом на проблематику Всемирного Русского Народного Собора, то в рамках дискуссионного Клуба создать секцию, посвященную русской тематике, которую мы сегодня начали.

Не уходя от ответственности, в той части, что касается государственно-правовых вопросов готов взять на себя в рамках этой секции вести эту тематику.

Третье. Никто не знает, я скажу, что нам предстоит вообще. У нас готовится федеральная целевая программа под названием «Укрепление единства российской нации и этно-культурное развитие народов России». Предлагаю принять участие в подготовке этой федеральной целевой программы, под которую выделяются огромные финансовые средства и в той части, которая касается русского народа, естественно, мирного сотрудничества и сожительства народов всей нашей страны.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Игорь, все замечательно. Давай мы тебя попросим быть консультантом и советником наших сайтов, в журнале «Новая книга России», в нашем Клубе, потому что многие вещи вроде бы на слуху, а когда они приобретают юридически законченную форму, они усиливают наши решения.

Людмила Аркадьевна Рябиченко, пожалуйста.

РЯБИЧЕНКО Л.А.

Дорогие друзья! Я очень рада тому, что сегодня такая тема изучается, Поднимается. Необычайно рада. Потому что, к сожалению, возникновение таких событий получается потому, что мы уже доходим до крайней точки и происходит потрясение, происходит нестояние и даже кровопролитие. После чего мы вспоминаем, что надо заняться теми вопросами, которые лежат в корне всего и которые нужно экстренно решать, пока все это не приняло характер неуправляемой стихии.

Я бы хотела предложить свой взгляд на поиск пути, потому что один из вопросов, который стоит – как обезопасить ситуацию. И для того, чтобы найти этот ответ, мне бы хотелось вам предложить соотнести процессы, которые происходят в обществе, с процессами, которые характерны для индивида, для человека. Когда мы говорим о процессах национального самосознания, национальной идентичности, то надо, наверное, начать с самого главного, сначала. Идентичность – это соответствие образцу. Формирование идентичности – это соотнесение себя с образцом и составление представления о себе, как о носителе этого образца. И тогда важно говорить об образце и говорить о ее составляющих, говорить, где он, какой образец, как нация может составлять представление о себе, как о русской нации, на какой образец она может опираться и что она может себе понимать в данной ситуации, в той ситуации, в которой мы сейчас живем. Мы соотнесем себя, в первую очередь, с тем понятийным аппаратом, который нам предлагается. Это – Россия, а не российский язык. Вот уже сейчас вбрасывается в общество, в общественное сознание, говорится о том, можно ли обсуждать российский язык. И если мы отнесемся к этому как к какой-то шутке, то, наверное, это будет очень серьезно, будет иметь серьезные последствия. А язык ведь – это культурные друации, и поэтому мы должны очень бдительно следить за тем, что с ним происходит. Это реформы по изменению грамматики, которые у нас, вспомните, в словаре, выпущенном Академией наук были проведены; это компьютерный сленг, к которому тоже нельзя относиться легко, потому что молодежь сейчас пишет в Интернете на этом сленге «Привет, медвед». Вы, наверное, тоже это знаете. Это и инициативы Министерства образования, которое, вдруг, не заметило русского языка в наших потребностях и решило, что его нужно сократить или выбирать русский язык или литературу в ограниченном количестве часов, и русский язык, как очень ограниченное количество часов существующих сейчас в старших классах. Все это происходит так, что постепенно нас приучают к тому, что русское выдавливается на обочину, на границу и становится принадлежность узкого, может быть, со временем маргинального меньшинства. Нам нельзя того, чтобы нас маргиназовали как нацию, иначе мы просто не сможем вернуть просто свои позиции. И легитимизация нецензурной брани. Ведь не зря министр Швыдкой проводил целые передачи, получал такую трибуну, как Центральное телевидение для того, чтобы сказать, нужен ли мат в нашей жизни или не нужен. Сама по себе постановка вопроса была – культурная революция или, вернее, контрреволюция. И сейчас у нас нецензурная брань уже мало того, что получила право на замещение русского языка (мы видим это в повседневной ситуации), она сгладила гендерные различия в речи. И это тоже очень серьезные моменты, которые нужно помнить.

Что касается культуры, я бы тоже хотела обратить внимание на то, что у нас существует государственная поддержка культуры малых народов, у нас существует грантовая поддержка культурных автономий, всех программ, которые они предлагают. Они имеют полное право подать заявку на подкрепление, поддержку такой программы. Но, я вас уверяю, как секретарь Комиссии по культуре Общественной палаты Калининградской области, я хочу вам сказать, что получить поддержку для культурной русской программы невозможно по определению, потому что ответ следует такой – русская культура государствообразующая, и она особой поддержки не требует. Это факт. Я думаю, что это не просто забывчивость тех людей, от которых это зависит.

Что касается истории, она на наших глазах переписывается, и дети уже понимают, что не Россия является миротворцем и победителем, а некоторые державы, которые потом присоединились к этому. Это очень важно, потому что нивелирование роли русского народа через переписывание истории это удар по всем нам. По сознанию детей, которые сейчас отчаянно цепляются за последнюю возможность уважать свою страну. Ищут эти основания для того, чтобы уважать.

  Меня пригласили на дискуссионный клуб только что созданный в Москве. Молодежь собирается. Они стихийно собрались. Сообщество патриотов в Интернете. Это студенты, которые хотят любить свою Родину. Они нашли помещение. Раз в неделю собираются и говорят о том, что такое любить Родину. Это уже чувство самосохранения. Это желание дать себе основание для того, чтобы понимать, что я имею национальность.

Движение «Народный собор» постоянно проводит акцию «Вкладыш к паспорту». Листочек изготовлен так, как выглядит страничка в паспорте, на которой написан национальность – русский. Это не подделка документа, но ты понимаешь, что ты русский. Вы знаете, сколько желающих вложить этот вкладыш себе в паспорт. Кажется, пустяк, но, оказывается, нам это так важно, когда на листочке написано, что я русский. И чтобы я это носил с собой. Это очень важно. Почему у нас того нет? Тогда нужно ставить вопрос – почему у нас отбирают все, даже слово русский, которое написано на листе бумаги. Почему мы его не имеем?

Что касается подмен, я хотела бы сказать о следующем. Подмена образца тоже очень важно. Подмена образца для формирования нашей идентичности, когда нам предлагают в качестве образца экстернизацию культуры. Когда нам говорят, что американская культура превыше всего. Когда нам говорят о том, что жизнь других наций красива, прекрасна, невозможно хороша. Для этого даются средства, эфир и прочее. Познер нам показывает постоянно одноэтажную Америку, Францию, Голландию. Когда у нас в глянцевых журналах говорят о других мирах. Не о нашей жизни, а о каких-то других мирах. Я снова возвращаюсь к процессам личности. Когда человек формирует свою идентичность, один конкретный человек, у него наступает подростковый период, когда все представления о себе, как о человеке, вдруг приобретают хаотичность. Это называется спутанная идентичность. Для него важно сейчас уже в новом качестве, в качестве взрослеющего человека понять, кто он такой, как взрослый человек. Кто он как сын, как брат, как работник или как студент. Сейчас для государства это тоже важно. Для нации это тоже очень важно.

  Мне кажется, что русский народ сейчас находится в состоянии спутанной идентичности. Она путается, наверное, целенаправленно. Но эта хаотичность имеет очень важное значение, потому что подросток, разобравшись в себе, кто он такой, сформировав свою идентичность, заканчивает этот хаос. Он стабилизируется и все процессы приобретают упорядоченность, и он становится безопасным для общества. А если этого не происходит, то процесс называется фрустрация, непреодолимое препятствие. То есть состояние непреодолимого препятствия. Инфрустрация организма и человека. Личность реагирует двумя путями, двумя видами. Либо пассивно, либо агрессивно. То, что мы видим с нашей нацией. Если нам сейчас на пути формирования собственной, национальной идентичности воздвигаются непреодолимые препятствия в виде невозможности понимать о себе, кто ты такой, как народ, как нация, как русский, если я не вижу отражения от общества, что такое моя национальность, что такое моя нация, то я начинаю либо впадать в депрессию, либо я начинаю пытаться доказать, что моя национальность существует. Пока мы не разберемся с этим, пока мы не создадим условия для здорового формирования национальной идентичности, процессы, подобные январским, будут происходить, к сожалению. Нам нужно срочно принимать меры к тому, чтобы их не было.

Я хотела бы закончить, соотнеся это с реальным фактом на примере Калининградской области. Калининградская область это территория с особым положением, и постоянным жителям Калининградской области говорится о том, что особое положение – геополитическое, географическое, но при этом масса миссионеров Запада приезжает в Калининградскую область для того, чтобы сказать следующее – нечего кивать на то, что у вас длительна культура. Не примазывайтесь к нашей семисотлетней культуре великой Германии. У вас нация переселенцев и вы имеете в своей идентичности только основание для человека без рода и племени. Вы переселенцы в третьем поколении. Ваша идентичность мигрантов. На этом фоне, когда у нас нет подкрепления в выращивании здоровой национальной культуры, это приобретает катастрофические последствия.

  Поэтому я бы хотела предложить следующее. Я бы хотела предложить создать целевую программу развития русской            культуры с федеральным финансированием. Привлечь туда видных деятелей культуры, образования, психологов. Включить обязательно русскую прессу, русское кино, русскую литературу, русское телевидение, русское радио.

Я бы хотела обратить внимание присутствующих на то, на что не обращают внимание. Детские программы. Русские детские программы обязательно должны быть. Программа, которая укладывает детей перед сном «Спокойной ночи, малыши», очень важный канал. Не зря он используется смешариками, который по утверждению автора – режиссера Прохорова, создан как проект изменения сознания наших детей.

  ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Людмила Аркадьевна, за Ваше прекрасное выступление.

Что касается клуба, о котором Вы говорили. Это московский клуб, где патриоты собираются? Вы можете вынести его за пределы Москвы, вынести его в сеть? Попробуйте. Замечательно то, что делают эти ребята.

Слово известному писателю Виктору Николаеву. Его знают по всей стране – и в храмах, и в детских колониях…

НИКОЛАЕВ В.Н.

Благодарю за приглашение и за возможность выступить. Я буду говорить о том, что видел я. У меня достаточно много поездок по стране и встреч с самой разной категорией людей. И с молодежью, и с воинскими частями и в тюрьмах. И на основании этого писались все мои книги. Я бы хотел сказать – за МКАДом другая Россия, к сожалению. То, что приходится видеть, будет фактическим дополнением к тем выступлениям, которые были.

Благодаря сегодняшней культуре и так называемой литературе у нас на сегодняшний день в подростковых колониях сидит почти 12 с половиной тысяч подростков, из которых уже тысячи прошли это заключение и тысячи находятся под следствием. Причем, это количество непрерывно и стремительно растет. Кода у меня были встречи с этими молодыми людьми, оказалось, что почти 50% из них полных сирот. Мало того, что они круглые сироты, у них образование на уровне двух, четырех классов. А то приходит совершенно безграмотные. И те, кто работает в этих подростковых колониях, пытаются хоть каким-то образом этой молодежи придать какие-то основы нашей отечественной культуры.

Однажды мне пришло письмо от мальчишки из колонии, который прочил мою книгу. Письмо благодарственное и очень хорошее. Но оно почти наполовину было написано матом. И не потому, что он это сделал специально. Оказалось, что этот парень других слов не знает с рождения. С ним так разговаривали в деревне. Он не закончил ни одного класса. И вот руководству колонии понадобилось около полутора лет для того, чтобы привить ему хоть какую-то нормальную речь. Однажды была у меня встреча с одним бывшим вором в законе. Он прибился к одному храму. Его приютил батюшка и не пожалел, что он взял этого старика. Он давно отошел от своих дел, раскаялся. И я не жалею, что примерно раз в полгода встречаюсь с ним и получаю от него неплохие советы. И вот однажды мне захотелось просто узнать, каково мнение этого старика на нашу современную культуру. Мы привезли к нему фильм. Помните, вышел фильм и было очень серьезное возмущение народа под таким названием «Сволочи», Фильм для подростков, где была искажена вся суть Великой Отечественной войны и где подросткам было привито вот это понимание. И так называемая группа «Звери». Мы взяли ее на скидку и хотели узнать мнение старика на этот счет. Он посмотрел сначала этот фильм несколько минут, потом послушал эту музыкальную группу, попросил выключить, помолчал и говорит: вот когда будешь встречаться с людьми, то ты им передай, что это не звери; это – щенки. Возможно, они будут шаколята. А вот настоящие звери сволочи те, кто это придумал, профинансировал и выпустил в мир. А еще передай, что на каждого зверя есть капкан или свои загрызут, – закончил старик. Поэтому, когда встречаешься с этой категорией людей, то не надо думать, что среди них все подонки, как принято нам навязывать.

Я однажды был в детской колонии, где сидят девчонки. Это в Белгородской области. Там сидит 610 девочек. 610 девочек только в одной колонии. Я поговорил с начальником колонии. У меня была очень хорошая встреча с этими подростками. Мне говорят – вы знаете, они реально слушают то, о чем мы сейчас говорим, у них просто душа и сердце просят вот этих слов. Они их никогда не получали, видимо, по всей своей жизни 14-18 лет. Я у начальника колонии спрашиваю: на кого бы вы рекомендовали обратить мое внимание для новой книги? Она говорит – на любую. Возьмите любое личное дело, и вы найдете очень много открытий для себя. Я беру навскидку четыре личных дела и читаю, почему эти девчонки попали в колонию. Они в свое время посмотрели фильм «Бригада», фильм «Бумер» полностью скопировали действия этого фильма. Они взяли лучив срок от 4-х до 9-ти лет.

Вот теперь думайте, кого мы будем привлекать к уголовной ответственности – девчонок, да, они совершили преступление. А я считаю, что на суд должны прийти режиссер, актеры, которые там участвовали и все, кто имеет отношение к этой мерзости.

Приближаюсь к завершению, я много времени у вас не займу. Мы очень много говорим о семье, о героях России. Я считаю из того, что видел лично, что сегодня сохранить семью и воспитать детей – это тоже героизм. Это тоже мужество и подвиг, когда даешь детям хорошее образование и оставляешь после себя здоровое потомство. В одной из книг у меня есть такой факт. Когда сидит мужчина его ждут. Примерно из 10 случаев его ждет жена. Но я знаю всего два случая за всю историю тюремной практики, что муж дождался жену. И я видел однажды такой момент, который можно назвать настоящим показателем любви и преданности семье. Его жена была бухгалтер. Она совершила преступление, была наказана. Ей дали срок пять лет, и он ее ждал. Ему говорили – брось ты эту зэчку, зачем она тебе нужна? он он ее терпеливо ждал и растил двух детей, работая в двух-трех местах. И когда уже пришел срок освобождения, он дождался этого часа. Он просто любил эту женщину и был предан ей. Когда пришел момент ее освобождения, на КПП собралась вся колония. Он пришел с цветами. Когда она выходит с КПП с документами на освобождение, подходит к своему любящему супругу и не знает, как себя вести. Вдруг она встала перед ним на колени и поцеловала ему руку. Вот это, я считаю, подвиг семьи, любви, который даже при такой ситуации остался верен тому, что он чувствовал своим сердцем. Поэтому, завершая свое выступление, хотел бы сказать, что у нас много говорится о «золотой» молодежи, которая у нас пляшет на дискотеках и показывает своим видом развратное поведение. Я считаю, что у нас золотая молодежь это Евгений Родионов, это шестая рота, это подводная лодка «Курск2. Вот это золотая молодежь, которая должна быть примером и символом воспитания наших молодых людей. (Аплодисменты).

Однажды я был в колонии, и когда заканчивалась литургия, к молодому священнику подходить парень. Это подростковая колония. Он спрашивает: батюшка, а что такое чудо? И вот как отвечает молодой иеромонах – а чудо, брат мой, это то, что ты сегодня принял святое крещение и попросил прощение у отца с матерью. Я всем желаю такого чуда, чтобы дома было воспитание на уровне почитания родителей, любви к своим предкам, любви к своему дому, потому что при всей этой ситуации я всегда говорю молодежи, что девочку надо беречь. Беречь – это означает вести себя так, чтобы у нее на душе и под сердцем был покой, потому что оттуда выйдет продолжение нашего народа. А мальчишек надо вдохновлять перед любой ситуацией, как бы ни сложился наш день. Я всем желаю благ и покоя в своем доме. (Аплодисменты).

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Виктор. Недавно в Центральном доме литераторов был полный зал при презентации его новой книг. Спасибо тебе. Слово предоставляется пламенному публицисту Александру Ивановичу Казинцеву.

КАЗИНЦЕВ А.И.

Я благодарен Валерию Николаевичу за возможность встретиться с людьми, большинство которых я хорошо знаю. Это так приятно – снова увидеть вас. С другой стороны, это и затрудняет выступление, потому что мы все уже друг другу сказали. И вы, и я знаете, что русский народ – государствообразующий. Может быть, какие-то дополнительные доводы можно привести. Вот сейчас рыночные отношения. Я враждебно к ним отношусь, но они таковы, каковы они есть. И если уж говорить в рамках этих отношений, то почему же нет применения к русскому народу то, что обычно говорят о владельцах контрольного пакета акций. Есть корпорации, есть «Газпром», и там контрольный пакет акций у государства. Вот в нашем государстве, где уже не 82%, а 77% принадлежит русским. Но все равно 77. Это контрольный пакет. Есть другие народы. Это миноретарии. Миноритарии обладают всеми правами, они получают дивиденды, участвуют в голосовании. Но если какой-то миноритарий скажет:

– А что это такое, я тоже хозяин этого «Газпрома», на него посмотрят как на сумасшедшего, потому что у тебя 2% или 0,5% акций, а ты говоришь, что ты – хозяин. Нет, хозяин тот, у кого есть контрольный пакет.

Мы все знаем о эксцессах, которые вот эти миноритарии устраивают в Москве. Мо быть, только меньше конкретики знает кто-то. Вот эту конкретику я вам напомню. Конечно, сегодня вспоминали Манеж, и, казалось, после той грозной реакции, которую вызвало безнаказанное убийство Егора Свиридова, что-то изменится. Любители помахать ножичком или пострелять из травматики, на какое-то время хотя бы притихнут для своего же блага. Для того, чтобы не получить такой вот сокрушительный отпор. Ничего подобного. Только что вышла в третьем номере моя статья. Я пишу об этих межнациональных отношениях из номера в номер уже несколько лет. 19 декабря после Манежа в пригородном поселке Московский, четверо выходцев с Кавказа избили местного жителя и нанесли ему ножевые ранения.

20 декабря, через день приезжий из Чечни доставлен в отделение милиции и уже там напал на следователя с пистолетом. Представляете какая должна быть безумная ненависть к русским, когда человек в отделении милиции, понимая, что его обезоружат, он хочет застрелить этого гада, который сидит перед ним.

25 декабря водитель иномарки – уроженец одной из кавказских республик, повздорил с другим водителем. Выхватил пистолет и застрелил его.

25-26 декабря сразу несколько инцидентов. Драка в ресторане на Малой Ордынке. Милиционер случайно оказавшийся попытался разнять дерущихся. 44-летний чеченец выхватил травматический пистолет и выстрелил ему прямо в лоб.

В другом случае 20-летний чеченец нанес множество ударов ножом москвичам, не уступившим ему дорогу. Это хоть какой-то проступок – не уступили дорогу. Конечно, все должны расступаться, когда Чечня идет. Но сколько раз в сообщениях о такого рода инцидентах говорится не о такой малой вине, хотя вину тут в кавычках надо взять, а просто о том, что не понравилось, как смотрит. Я знаю, что в странах Востока, когда арабы захватили Сирию, Ливан, другие страны, они достаточно толерантно отнеслись к местным жителям и христианам, но в законе было определено, что когда входит араб мусульманин, то христиане должны вставать. Должны освобождать ему место. Это гордость победителей. Но даже в этих условиях никто не говори, что нельзя глядеть на представителей выдающихся наций. А у нас требуют, чтобы не глядели, чтобы глаза опускали при встрече с гордыми кавказскими людьми.

Или в новогоднюю ночь. Компания кавказцев забила москвича Кольцова. О нем услышали, потому что он оказался болельщиком Локомотива. Болельщики это какая-то активная группа, поэтому преступления против них получают резонанс. Просто русский человек, просто москвич абсолютно беззащитен, никого он не интересует, его смерть списывается как нечто случайное, не значащее, никому не нужное. Это список всего до нового года. То есть поведение совершенно не изменилось. Плевали они на наше общественное мнение. Тем более, что и общественное мнение – мы все знаем, мы все друг друга понимаем, а резонанса от нашего знания, каких-то последствий, каких-то действий с нашей стороны или хотя бы слов почти нет или почти не слышно.

Что ж нам говорить, все мы знаем, но после того как здесь выступил представитель Государственной Думы, я захотел немного поспорить. Он сказал, что не хотят русские организации участвовать в финансировании. Я думаю, это было особенно интересно слышать Валерию Николаевичу Ганичеву, главе крупнейшее общественной организации – Союза писателей России, который уж несколько лет бьется, чтобы получить хоть какое-то финансирование, чтобы спасти штаб русских писателей, русской духовности, русского языка, наконец. Этот дом на Комсомольском проспекте. И всюду получает отказ, получает от ворот поворот. Ах, это они, оказывается русские, такие не организованные, что не обращаются за финансированием.

Он еще сказал, что самих организаций у нас нет, никак они себя не обозначают. Появилась такая организация, спортивная «Русские за здоровый образ жизни». Что здесь криминального? То, что русские за здоровый образ жизни. Тут же газета «Московский комсомолец» обращается к известному политтехнологу Игорю Бунину (зря только он пачкает фамилию великого русского писателя) и тот говорит – настораживает само название. Слово русский указывает не на принадлежность к определенной стране, а на национальную принадлежность. И что бы вы думали, такие действия экспертов, газетчиков. Нет, этим дело не ограничивается. Милиция, а теперь уже полиция родная, московская, русская начинает задержание участников забегов организации «Русские за здоровый образ жизни». Десятки людей были задержаны за то, что они бегали как русские, а не как россияне.

Говорили о Госсовете. Извините, это Госсовет, который нам сказал, что не национальная идентификация, а государственная идентификация, и в тот же день Сванидзе пояснил мысль президента. Я не русский, я не еврей, я гражданин России. А вот культура – культура русского народа имеет большое значение. Извините, в Эстонии и в Америке мне тоже предоставляют право русской культурой наслаждаться. Ты русский, имей свою культуру, наслаждайся. Читай книги, слушай русскую музыку, но в России, простите, я хочу чего-то большего, чем иметь возможность наслаждаться русской культурой, хотя российское телевидение мне и этого не дает. Я хочу чувствовать себя хозяином этой страны, достойным ее гражданином, потому что эту страну создавали мои предки, они проливали за нее кровь. Если те, кто претендует тоже быть хозяевами, если они свою кровь прольют за эту страну, тогда они тоже имеют полное право, а пока русские создали эту страну, пожалуйста, не отделывайтесь от нас подачкой культуры. Признайте, что русские хозяева в нашей стране.

ГАНИЧЕВ В.Н.

  Спасибо, дорогой. Слово предоставляется Сотниченко Александру, координатору молодежного клуба, Санкт-Петербург.

СОТНИЧЕНКО А.

Большое спасибо за предоставление слова. У меня пара слов относительно процесса национального строительства в Российской Федерации. Хорошо, что этот вопрос был, наконец, поднят. К сожалению, он у нас подается в основном как реакционный. То есть как реакция на определенные события. То есть сначала происходит Кандапога, потом Манежная площадь, затем государство на государственном уровне пытается что-то решать. Происходит какая-то дискуссия. и государство, у нас совершенно однозначно декларирует свою принадлежность к европейской, западной цивилизации. И, соответственно, вопрос национального строительства пытаются решить тоже в тех же самых рамках, в рамках господствующей цивилизационной парадигмы.

Фактически сейчас предлагаются к обсуждению тои направления национального строительства в Российской Федерации. Первое – опыт Соединенных Штатов Америки. Так называемый (английский). То есть плавильный котел. Его поддерживает либеральное крыло нынешней политической элиты. В чем смысл этой концепции для России? Что универсальность рыночной экономики и ценности либерализма должны перемолоть все национальные цивилизационные отличия, которые существуют между народами России, и превратить их в общечеловека, которые будет объединять единые либеральные ценности и ценности рыночной экономики.

К сожалению, мне кажется, что есть два момента, которые неприемлемы для России. Во-первых, США это государство мигрантов. Нет местных и нет приезжих. То есть там приезжие фактически все, все находятся на равных правах. И в самих США сейчас теория Меити... подвергается очень большой критике, и фактически государство от нее отказалось.

Консерваторы, которым как раз близка нынешняя власть, активно анализируют опыт Европы. Это так называемый мультикультурализм. Мне приходилось встречаться с обсуждением этого термина и в Москве, и в Чечне. Что характерно, его предлагают, в частности, советники президента Кадырова, так называемое консервативно-либеральное крыло, придерживаются этой теории. Он для России неприемлем по двум моментам. Во-первых, в Европе совершенно однозначно есть местные, есть мигранты. В России это немножко не так. У нас мигрантов фактически нет, поскольку и чеченцы и татары, тувинцы также являются гражданами Российской Федерации, чьи предки родились здесь.

И второй момент – мультикультурализм как таковой тоже активно критикуется сейчас в Европе, и фактические политические лидеры Франции, Германии, Великобритании недавно высказались с резкой критикой этой теории. Тем не менее, в России у нас в России попрежнему активно продолжается обсуждение этого момента.

И третье направление, по которому, к сожалению, сейчас идет очень активная дискуссия. Это опыт старой Европы, опыт имперской или националистической Европы, опыт Британской империи, Французской империи или даже в крайних случаях опыт Германской империи, Третьего рейха. Это дискриминация национальных меньшинств и других национальностей. Ну, во-первых, у нас, к сожалению, это очень популярно среди националистического крыла политической элиты. Оно не приемлемо для России, потому что это вчерашний день. То есть фактически Французская, Британская империи, тем более, Германская империи давно канули в Лету, и сейчас, я думаю, не стоит их возрождать, и в Европе этого возрождения не происходит. Но, в общем, и Россия очень далека от этого. Также такие теории были успешны в рамках морских империй, в первую очередь. То есть Британская империя, которая тех же самых индусов и арабов за людей не считала и ни в коем случае не делала ставку на смешивание своего народа, британцев, и местных народов.

Можно охарактеризовать все эти три направления дискуссии, в перовую очередь тем, что они формируются вокруг взгляда на Россию, как часть европейской цивилизации. Но вот слова Александра Сергеевича Пушкина относительно государства в России как единственного европейца, сейчас, как никогда актуальны. И фактически большинство населения России, более 70%, согласно многочисленной статистике (это и ВЦИО, и независимые статистические агентства типа «Левады»), постоянно говорят о том, что более 70% населения России однозначно говорят о том, что Россия не является частью европейской цивилизации, а является сама по себе цивилизацией как таковой. Фактически более 70% населения России выключатся из этой дискуссии таким образом. Причем, как мне кажется, исключаются совершенно добровольно, поскольку мы не видим ни каких-то активных программ, ни дискуссий по этому вопросу помимо вот этих трех направлений, к сожалению.

Что можно сказать по этому поводу? Во-первых, необходимо создание какой-то особой оригинальной программы, которая бы урегулировала национальные вопросы, которая будет опираться на ценности России, как особой цивилизации. Я думаю, что не надо бояться этого, поскольку в целом ряде современных стран такие дискуссии происходят. И местные политические элиты совершенно не боятся того, что эти ценности расходятся с ценностями европейской цивилизации. Можно проанализировать, например, китайский опыт, как они работают в Тибете и в Синдзяне, можно проанализировать опыт Ближнего Востока. Например, на Ближнем Востоке вообще пытаются исключить национальную дискуссию, то есть дискуссию по вопросам нации. По каким причинам? Потому что как таковая нация, то есть европейское понятие нации уже предполагает самоопределение. В Организации Объединенных наций есть пункт, что нация должна самоопределяться, и фактически, если мы признаем многочисленные народы России, как таковые, нациями, то по идее может возникнуть вопрос об их самоопределении. Но в ряде восточных стран существует дискуссия по конфессиональным и межконфессиональным отношениям. Например, в Ливане существует огромное количество различных религий. Разумеется, не все там у них хорошо, были и гражданские войны и так далее, но, тем не менее, сейчас пытаются привести этот вопрос не к дискуссиям по национальному вопросу, а по религиозному. В Сирии, например, присутствуют и христиане и мусульмане, и отношения между ними вполне мирные. В свое время в Османской империи существовали так называемые миллеты, то есть религиозные общности, которые полностью обладали независимостью в своих рамках и ответственностью перед государством. Может быть, в России следует, в основном, обратить внимание на религиозную, а не национальную идентичность. Может быть, стоит вопрос об идентичности русского народа, например, связать очень плотно с православием, а идентичности, например, татарского, чеченского, других народов Северного Кавказа, например, с суммитским исламом. И дискуссию обратить не в межнациональную почву, а, соответственно, в межконфессиональную. По крайней мере любые дискуссии в этом направлении должны иметь место и проводиться. Вот те самые 70% населения России, которые считают Россию особой цивилизацией, должны каким-то образом заявить о себе именно какими-то прграммными документами, иначе нас просто не будут замечать. И вопрос межнациональный, межконфессиональный в России будет решаться по западным лекалам, которые, как я считаю, России не совсем подходят. Спасибо. (Аплодисменты).

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо за широкую развернутую панораму национальных проблем. Слово Виктору Милитареву.

МИЛИТАРЕВ В.

Уважаемые соратники! Я хочу первым делом поблагодарить президиум за зачисление меня в молодежный список. Многие коллеги, присутствующие в этом зале, побывали в этой шкуре. Казинцева лет 20 в молодых писателях держали, Крупина в 40-летних тоже лет 25 держали, так что примкнуть к такому списку мне приятно.

Теперь по существу. Итак, русский народ, государствообразующий, культурообразующий народ России, народ, образующий национальное большинство нашей страны находится сегодня в ситуации двойной катастрофы – национальной и социальной. Поэтому единственно значимым пунктом повестки дня любого обсуждения является поиск путей выхода из этой двойной социальной и национальной катастрофы. Я попробую выделить шесть основных направлений катастрофы, и весьма кратко сказать о мероприятиях, которые могут нам помочь.

Это шесть главных проблем – ценностный идеологический вакуум, который исключает на сегодняшний день возможность нашей национальной мобилизации в целях собственного спасения; это отсутствие форм политического и общественного представительств, о чем уже много говорилось; это массовая бедность на фоне хамского социально-экономического неравенства, отягощенная сознательным разрушением традиционных русских высоких профессий. Я имею в виду инженера, ученого, врача и так далее. И три проблемы являются собственно межнациональными, поскольку в нашей ситуации этнические конфликты являются конфликтами производного конфликта социального и национального в большом смысле слова. Это монополизация определенных отраслей бизнеса и недвижимости инородческими, иностранными, коммерческими, а часто и оргпреступными группировками, что характерно для больших городов, в особенности для Москвы (спасибо Юрию Михайловичу Лужкову), чрезвычайно преувеличенная инородческая, иностранная миграция.

И третья проблема, которую я называю последней, несмотря на то, что последние годы она вызывает самое большое общественное внимание, это постоянные, не прекращающиеся в больших городах драки, организуемые в основном инородцами иностранцами жертвами в которых выступает в основном русское население. Эти драки никак не уравновешиваются аналогичной преступностью с нашей стороны потому, что сколько бы среди нас не было отмороженных нациков, режущих дворников по ночам, количество сумасшедших молодых людей убийц гораздо меньше, на порядок меньше наших с вами земляков и сородичей, пострадавших в хулиганских или бандитских нападениях.

Теперь по существу про каждую проблему. Что значит идеологический и ценностный вакуум? Мы ограблены, мы унижены. Власть захвачена, по сути, блоком паразитической буржуазии, коррумпированного чиновничества, которое дает собственность этой паразитической буржуазии, оргпреступностью. Но при этом мы сохраняем ту одностороннюю зависимость от государства, о которой говорил Делягин, и одновременно предельно агонизированное, о чем сегодня говорил Александр Николаевич. То есть мы находимся в ситуации полной беспомощности. Государство нас предало, но в нас сидят инстинкты государственнка и при этом мы разобщены и не солидарны. Это я и называю ценностным идеологическим вакуумом. Поэтому нашей задачей номер один является заполнение вакуума простейшей, известной во всем мире триадой. То есть постоянная, всегда любимая идея нашего народа – социальная справедливость, с дополнением ее, однако же, вполне либеральной по происхождению идеей гражданских свобод и идея национальной солидарности.

К сожалению, чистая социал-демократическая идеология в нашей стране не проходит. Все попытки институционализации идеи социальной справедливости не прошли. Пока держателем социальной справедливости является только Компартия, которая при этом насильственно связывает русскую и всемирную идею социальной справедливости с субкультурой Советского Союза, Ленина, Сталина и т.д. То есть с идеями, которые разделяет не более 30% населения. Чистая социал-демократия не проходит. Я уверен, что сегодня нащему народу именно в том состоянии, в котором мы находимся, по жизненным показаниям необходим национализм. Но национализм не простой, а социально ориентированный. Я готов к эфимизму социал-патриотизма, а вообще-то речь идет о национализме. То есть, об идеологии приверженности своему народу и стране в большей мере, чем другим народам и странам. Как говорит Люпен, я люблю дочку больше, чем племянницу, французов больше, чем немцев. И ничего оскорбительного ни для племянницы, ни для немцев в этом нет.

Разумеется, развитие русского национализма никак не противоречит, а подразумевает развитие национализма в национальных меньшинствах в нашей стране при условии, что эти движения будут гармонизированы друг с другом и, естественно, определяющим должны быть интересы национального большинства. Как говорил Дмитрий Рагозин, – будет хорошо русским, будет хорошо всем и евреям, и чеченцам, и армянам и якутам. И все это хорошо понимают. Это тема номер один. Идеологическая.

Тема номер два. Отсутствие механизма в самоорганизации. Саму проблему уже сегодня ставили. Я поговорю о механизме. Первое. Раз у нас нет таких механизмов самоорганизации, значит либо мы должны предложить, как это делает Жириновский, отказаться от национальных территориальных автономий. Если же это неприемлемо, а это, cудя по всему, неприемлемо, значит мы должны требовать создания нормальной федерации, в которой, наряду с национально-территориальными автономиями национальных меньшинств, проживающих в нашей стране, будет национально-территориальная автономия русского народ или две, три таких автономии. Сажем, русская, сибирско-русская и дальневосточно-русская республика. Никаких аргументов против этого, кроме того, что это приведет к распаду нашей страны, я до сих пор не слышал, хотя я никак не могу понять, каким образом сохранение модели Советского Союза, но без РСФСР в нашей стране, сегодняшней Российской Федерации, может быть аргументом для того, чтобы не создавать нормальную Российскую Федерацию, в которой будет Россия и национальное меньшинство, организованное институционально.

Второе. Пора потребовать в самой жесткой форме разрешения на создание русской культурной автономии. Причем, как в России, так и в национальных республиках инородческих. Все аргументы про то, что мы образуем национальное большинство и поэтому не имеем права иметь национально-культурную автономию, крайне оскорбительны, а формой реализации национально-культурной автономии русских в России должны быть русские общины. То есть нам нужен закон о русских общинах.

И, наконец, по второму пункту. Мы должны потребовать отмены позорного запрета на национальные и религиозные наименования в политических партиях. Наша церковь отказалась от запрета священнослужителям выдвигаться в парламент. Конечно, частично отказалась. Больше это для Украины, а не для России. Я все понимаю. Но, тем не менее, почему русские православные, как, кстати, мусульмане и татары, чеченцы не имеют права создавать партии. Да что партии, когда я пытался наше русское общественное движение зарегистрировать, то регистраторша – юрист, которая брала с меня деньги, сказала – ничего не получится, Виктор Юрьевич. Русский банк может, а вот русское общественное движение. Вы разве не знаете, – сказала она с Дзержинским прищуром, – что у нас страна многонациональная. Ну, да, 78% большинства, конечно, многонациональная.

Пошли дальше. Третью проблему надо формулировать. К сожалению, сегодня сделать мы ничего не можем. Но тот факт, что русские являются в большинстве своем бедными, а профессии инженера, врача, учителя, ученого и офицера деградировали, это факт, о котором мы должны заявить. Мы должны сказать нашим младшим братьям, представителям национальных меньшинств Российской Федерации, что если сегодня эти профессии будут восстановлены, если в государственной или частной корпорации Иван будет получать свои 4-5 тысяч долларов инженера-конструктора, то он будет говорить не ох, достали меня эти черные торгуют, меня не пускают, а будут говорить – мы, русский народ в сущности не торговый. Пусть он свои две-три тысячи зарабатывает на рынке, а я пять в КБ получу. И понимание этого механизма должно быть основополагающим.

Разгром русских профессий в значительной мере порождает межэтнические конфликты, потому что, будучи выгнан из тех профессий, к которым за советские годы русский привык, он идет на рынок, а там его встречают представители национальных меньшинств и соседних народов. Потому что Советский Союз был известно как устроен. Ряд национальных автономных республик были эндемическими заповедниками коррупции, и поэтому в сегодняшней коррупцекратии у представителя национальных меньшинств больше опыта по преодолению коррупции, по вписыванию в нее, Я когда-то сказал по телевизору фразу, что Иван еще чешет репу, что такое бизнесплан, а Махмуд уже подмазал милиционера и поставил палатку, думал, что на меня обидятся. Мне на рынке азербайджанец говорит – ой, как хорошо сказал, как правильно сказал. Не обиделись, наоборот. Так вот, либо верните нам наши не товарные, не коммерческие профессии, либо не обижайтесь, что мы требуем квот на рынке.

И тут мы приступаем собственно км конкретной межнациональной проблеме, что благодаря, простите за грубость не политкорректность, откровенно воровским муниципальным режимам, которые существуют во множестве наших городов, и наиболее беспредельческим, каким характеризовалась столица нашей Родины, говоря это, я никак не отрицаю заслуг Юрия Михайловича Лужкова в патерналистских проектах. Спасибо ему за Крым, за пенсию, но от этого его режим воровским не переставал быть. Благодаря тому, что удобно иметь дело с инородцами, поскольку они не потребуют своего, огромное количество нежилой недвижимости было за бесценок распродано представителям инородческого иностранного, и в частности, просто этническим оргпреступным группировкам, как вы это видели, когда Лужков пошел навстречу Путина с Медведевым и начал громить бандитские воровские казино. Грузинские. И дело не в том, что они грузинские, а в том, что они воры в законе.

На сегодняшний день мы знаем, что последнего европейского еврея, директора овощебазы убили 10 лет назад, а русских еще 15. Сегодня, скажем, все бывшие овощебазы принадлежат исключительно представителям южных народов, в которые я, разумеется, включаю горских евреев, азербайджанцев, чеченцев и так далее. Все гостиницы, все рестораны, вся торговля овощами и фруктами. Ну, хорошо, мы не будем требовать национальных квот. Но давайте потребуем хотя бы во внеэтнической формулировке, чтобы Правительство Москвы создало бизнес-инкубаторы для москвичей. И любой москвич, а значит, русский, потому что их в Москве большинство, смог бы, наконец, создать свой малый бизнес.

Да, мы не конкурентоспособны, потому что соотношение откатов и цены у нас не будет таким оптимальным. Значит, помогите нам работать без откатов. И вот это требование бизнес-инкубаторы и торговля без откатов может стать вполне основным программным требованием русского движения, чем кричать «Русские, вперед!». Хотя от этого русские пробежки, гениальный флеш-моп, за последние 10 лет гениальными быть не перестают.

И, наконец, последняя тема. Я старательно пытаюсь обходить собственно этническую проблематику и социализировать ее. Чтобы решить проблему драк, нужно решить проблему законности. Собственно, такие драки происходят уже 20 лет, просто они только дошли до Москвы и других больших городов. Информированные люди говорят, что драки традиционно происходили в университетах Пятигорска, Ростова и других южных русских городов. Обвинять в них представителей этнических меньшинств только потому, что драки всегда устраивают эти представители, нельзя. Это вопрос социально-номенклатурный. 8 дагестанцев учатся, а 2 дагестанца дерутся. По случайности эти два дагестанца, независимо от того, какой они национальности, аварцы, лезгины, лаки или табасавары, являются детьми прокурора, бандита, председателя горсовета и еще каких-нибудь прочих начальников. Теперь, когда ввели квоты для регионов, в Москве и других больших городах, эти ребята, эти прокурорские дети дошли до Москвы и позорят народы Дагестана уже в Москве. Они же и издеваются над лезгинкой в форме, которая их коллега правильно назвал бесовскими танцами. Часть из них приезжают к нам специально на «Мерседесах» папы или на купленном папой «Мерседесе» для того, чтобы пройти обряд так называемой племенной инициации. Это называется «пойдем, побьем борщей.

Что нужно делать, чтобы прекратить это безобразие? Первое. Наши братья из республик Кавказа, нужны громкие заявления по этой деятельности о том, что эти люди позорят свои народы в первую очередь, и только потом русских. Во-вторых, нам требуется очевидный мессиндж в правоохранительной системе, что сегодня судить будут только по закону. То есть кто, кого побил, – тот и преступник. Чеченец побил русского – хулиган; стрельнул его – бандит. Русский побил чеченца, – хулиган, зарезал дворника-таджика – бандит. И все! Плюс к этому, слава Богу, президентов у нас не назначают, поэтому Медведев, кстати, это уже прочел и сказал, спасибо ему. Спасибо, что читает. Надо потребовать от президентов национальных республик, чтобы они взяли на себя ответственность за толерантность и мультикультурность в республиках. В республиках нужно начать такой же воспитательный процесс, который уже начат в России. Ребят надо приучать к будущей интеграции. В этом должны участвовать школа, администрация и исламское духовенство. Президенты должны работать со своими национальными диаспорами остальной России, за пределами своей республики. Не справляющихся президентов – снимать.

И, наконец, последнее. И я заканчиваю внутри этой узкой межнациональной темы. Ладно, забыл. Вспомню в следующий раз. Спасибо вам большое. Я готов работать. (Аплодисменты).

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо большое за столь расширенную экскурсию во все наши реальные практические дела и предложения. Это очень важно. Я хотел бы предоставить слово писателю Крупину Владимиру Николаевичу.

КРУПИН В.Н.

Конечно, корень всех наших бед в том, что в Россию пришла демократия. Она уничтожает Россию. Это, так сказать, Троянский конь, которого ввели нам, потом вышли десанты и убивают. Ведь она что сделала за эти годы? Она сделала только давно – увеличила смертность и уменьшила рождаемость. Все! Остальное – она увеличила проституцию, наркоманию, преступления, детскую беспризорность, – ну все. И все врем, идет нам барабанный бой, что демократия нас осчастливила.

Вместе с тем мы не можем не видеть величайшего, прекраснейшего возрождения духа православия. Я вижу великолепный Крестный ход, Царский крестный ход в Екатеринбурге. Я когда пришел в Москву, было 200 человек, сейчас уже идет 50 тысяч человек. Идешь в церковь, деточек много причащаются. Это главные, зримые черты воссоздания России.

Но вместе с тем, сказано нам, что мы всегда будем гонимы. Если мы вошли в малое стадо Христово, Если мы поднялись на корабль спасения, идущий по житейскому морю, конечно, мы всегда будем гонимы. И это мы видим на себе, на примере России, потому что как мы были в интерменьшине в мировом мнении, так и остались в интерменьшине.

Сейчас я занимаюсь работами философского конкурса «Современные философы в мировоззренческой пропасти между Россией и Западом». Конечно, вывод там один: если эта пропасть мировоззренческая не будет преодолена, то дело плохо. Никакие дипломаты, никакие политики эту пропасть не загладят. Поэтому ощущение того, что если Запад поймет, что мир – это тело, но душа у мира – Россия. Если что-то с Россией случится, то мир погибнет автоматически.

Меня совершенно поразило… Вы знаете, я же не критикую Президента. Он брат во Христе. Он причащается, я причащаюсь. Значит, причащаясь одного тела и кровь Христова – мы братья во Христе. Тем более, он гораздо моложе. Я с высоты своих седин могу сказать, как же ты не понимаешь, какая страна; как же так, ты умудряешься сказать Федеральному Собранию, что наша задача – выработать национальные ценности? Хоть стой, хоть падай. Гораздо более тысячи лет они уже выработаны. Зачем их вырабатывать? Не надо ни копейки тратить на их выработку, они уже есть. Их надо поддерживать, развивать и учитывать.

И далее. Мы живем в государстве, которому 20 лет- это уже совсем запредельное высказывание. И вот непонимание нашим Правительством о том, какая у нас страна, это, конечно, очень горестно и горько. Вот200 лет нашествия Наполеона. Сейчас 700 лет преподобному Сергию Радонежскому. Величайшие даты. Они идут из прошлого для нашего спасения. Конечно, надо ими пользоваться, потому что мы не имеем права их забыть.

Есть законы жанры, люди устали уже. Я повторяю, здесь без иерархии ценностей жить невозможно. Кто главный в мире? Конечно, Господь Бог, который создал этот мир. А дальше? А дальше – Россия, которая наиболее приняла в свое сердце Христа. Неужели наши руководители всерьез думают, что мировое сообщество нас спасет? Куда нас тянут, в какое мировое сообщество? Которое радостно аплодировало убийству, когда стреляли в 93-ем году русские в русских. И как можно сказать, что мировое сообщество – нам надо брать пример с Англии, где венчают гомосексуалистов? Уже в тупики они пришли во всех нравственных отношениях. Как можно говорить, что надо дружить с католиками, когда они во все времена, века хотели нам только гадостей, хотели нас подмять под пяту Папы Римского?

И вы знаете, вот это ощущение того, что полное непонимание того, что Россия самая великая страна, самая возвышенная, самая целомудренная, наиболее близкая к небесному престолу, что Россия – дом Пресвятой Богородицы – вот это понимание должно быть в наших сердцах, должно вызывать желание жить и работать.

И коротко об электронных картах. Конечно, когда Святейший Патриарх Алексий говорил, что это дело добровольное, я помню, в налоговой инспекции отказался получать это. Я пришел домой, приходит оплата за квартиру, и там этот элемент стоит. Он тысячу раз пронумерован, тысячу раз под колпаком. То, что это служит безопасности, Это совершенно нормально. Если это государство, должна быть служба его безопасности. Но если эти службы по приказу мирового правительства загоняют людей в электронные лагеря, мы, конечно, здесь должны протестовать. Так вот, конечно, эти карты – уловка.

И коротко об электронных картах. Когда святейший патриарх Алексей заключил, что не будем принимать ИНН, это дело добровольное, я отказался получать ИНН в Налоговой инспекции. Приходит оплата за квартиру и там ИНН стоит. Мы с вами тысячу раз пронумерованы. Тысячу раз под колпаком. Это, между прочим, то, что служит безопасности. Это совершенно нормально. Если есть государство, должна быть служба его безопасности. Но если эти службы загоняют по приказу мирового правительства людей в электронные концлагеря, нужно протестовать.

Эти карты, конечно, уловка. И дай Бог доброго здоровья нашему священноначалию. В статье отца Вячеслава Чаплина я прочел хорошие слова, что это дело добровольное. Кто не хочет карту брать, тот не возьмет, но штука в том, что всех остальных, которые не возьмут карту, будут ущемлять изысканно, изуистски, ловко, и все будут подгонять к тому, что принимать карту. Мы-то, слава Богу, доживем, уже не молодые. А дети, внуки. И вот это ощущение, что надо полностью протестовать против них. Тем более, что этот закон готовился самым подлым, самым тихим образом. Он появился как черт из табакерки. Конечно, надо сопротивляться.

С МЕСТА

Как с этим бороться?

  КРУПИН В.Н.

Не писать письма. Письма никто не распечатывает. Я в Общественной палате видел эти мешки писем. Никому они не нужны. Нужно писать только открытки. Они и дешевле. В правительство, в Федеральное Собрание, в нижнюю и верхнюю палаты. Путину, Медведеву – не делайте из нас заключенных в концлагерях. Мы русские люди. Мы в России.

Я начал с того, что если не будет преодолена мировоззренческая пропасть, война неизбежна, потому что мы по-прежнему самые богатые в этом мире. Но в том-то и дело, то если неизбежна война, то неизбежна наша победа. Спасибо.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо, Владимир Николаевич, за оптимизм, в том числе духовный. 25-26 мая будет проходить ХV Всемирный Русский Народный Собор. Пятнадцатый. Это большая, наша общая заслуга. Там будут рассматриваться вопросы о базисных ценностях основы единства народа. Вы правы, Владимир Николаевич, что они выработаны, но их нужно выстроить и представить, чтобы люди представляли. Будет пять секций об основополагающих ценностях. О восточно-славянской православной цивилизации, наследие князя Владимира. Секция женской святости на Руси. Великой княгиня Ольга и связь времен. Социальные проекты. Дискуссия предпринимателей. Это то, что важно. Патриотизм. Базовая традиционная ценность духовного и нравственного развития молодого поколения. Историческая память России. Моя семья, мой род, моя Родина, мой народ. Мы готовимся к этому собору, и просим вас тоже принять посильное участие.

  Пожалуйста, Пухов, представитель культурной автономии Южной Осетии.

ПУХОВ А.

Я хотел бы рассказать небольшую историю из своей жизни. Пока я жил до какого-то определенного времени в Южной Осетии, а потом в Северной, для меня никогда не вставал межконфессиональный или национальный вопрос. У нас его просто не было. В Южной Осетии хорошо проживали люди разных национальностей – грузины, осетины, евреи, русские. Причем, около 25% занимали разные национальности. Все могли с ужасом представить, что после развала Советского Союза будет война между грузинами и осетинами, потому что на тот момент это казалось полным бредом.

После войны я жил в Северной Осетии. Для меня никогда не вставал вопрос о национальности или о религии. Всегда спокойно уживались в одних семьях и мусульмане, и христиане. Русских у нас в республике 30%, достаточно высокий процент. Национальный конфликт был как-то отдален. Эхо 91-го года, когда был осетино-ингушский конфликт. Только приехав в Москву, я понял, что этот вопрос стоит очень остро. Тут говорилось о драках, которые происходят в институтах. Эти драки идут очень давно. В тот момент, когда стали предоставляться квоты национальным республикам. Понятно, как квоты распределяются. Практически в феодальных республиках, на мой взгляд, каждый год, каждый месяц происходят драки между осетинами и ингушами, в которых погибают молодые парни. Были драки в Лондоне между осетинами и ингушами, погибали молодые парни, которых родители отправляли учиться.

Я стал задумываться, в чем причина, потому что для меня никогда не было острого вопроса. Я только здесь с ним столкнулся, и был жутко удивлен. Хочу объяснить, с чем это связано. Связано это с тем, что попадают в одни из лучших вузов России или Лондона в основном дети чиновников. Обычное население, дети из обычных фамилий, не сильных кланов не имеют возможности попасть в такое учебное заведение. Откуда берутся молодые парни, которые танцуют лезгинку в неподходящих для этого местах, хотя у себя на Родине я никогда не видел, чтоб в центре города кто-то танцевал лезгинку, не имея повода.

Чиновничий аппарат у нас в республиках раздут ужасно. Среднего бизнеса нет. Только крупный бизнес, который также принадлежит чиновникам. Их дети видят их отношение к собственному народу. То есть как к людям второго сорта. Не тот род. Как эти люди будут себя вести в Москве, если они там к своим землякам относятся не очень хорошо, как они будут вести себя здесь с другими национальностями. У них есть врожденное чувство гордости, что они принадлежат к какому-то тейпу, хотя лично ничего не сделали. Они на самом деле не принадлежат ни к какой конфессии. Для них ислам и их национальность это не национальная культура. Это субкультура. Это лишь атрибутика. Когда я стал это понимать, для меня этот вопрос решился. Когда будет введен диктат закона, то есть четкий диктат закона во всех Северо-Кавказских республик, других, эти случаи мы забудем, как страшный со, потому что от них страдаем также и мы. Слава Богу, ум меня была возможность учиться в вузе, где драк не происходило, но слышал от своих соотечественников, которые адекватные, нормальные люди, парней, которые закончили на красный диплом Налоговую академию, к ним поступают десятки таких же дагестанцев, как они, и они ведут себя по-хамски. Эти парни также от этого страдают. То есть вопрос не сложный. Вопрос введения диктатуры закона.

Второй момент, который я бы хотел тоже отметить, говорится о русской культуре. О том, что мои друзья, тоже из Южной и Северной Осетии, русские, когда попадают в шоке. Они понимают, что они ментально оторваны от тех русских, которые находятся в Москве. Они бывают в шоке от того индивидуалистского подхода к жизни, который они здесь встречают.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Вообще-то, иногда очень хорошо, что они бывают оторваны от некоторых центров московской культуры.

ПУХОВ А.

Они бывают вынуждены сами между собой собираться. Они уже говорят, что я русский с юга, из Невинномысска, из Пятигорска, из Осетии. Там абсолютно другая ментальность. На мой взгляд, это та исконная ментальность русского народа, потому что у них чувство плеча, чувство взаимопощи, культура, уважение к своей религии, которого здесь они не видят. Они бывают в шоке от наплевательского отношения к собственной религии.

То есть я тут вижу только две проблемы. Проблема вы том, что у нас нет четкой диктатуры закона, хотя у нас много говорят о демократии. А демократия – это диктатура закона. И второй момент – это просто разложение крупных центров, где идет уничтожение и исламской, и христианской, – любой религии. Я называю это современное язычество. Когда люди ходят в торговый центр как на работу, не имея никакой цели за этим. То есть потребление ставится во главу угла, а это изначально уже неправильная идеология. Вот все, что я хотел сказать.

ГАНИЧЕВ В.Н.

По-моему это такой штрих для нашего общего впечатления, понимания, наши дорогие братья из Осетии дают нам немало для этого размышления. Мы в прошлом году, когда приехали из Южной Осетии, был десант. 70 человек мы там были с пограничниками. Мы были первый раз на уроке мира. Год прошел, и мы первый раз выступили. А потом были в Беслане на следующий день. Это, конечно, я думаю, то кровавое лицо демократической революции, которая произошла у нас в стране. Это ужасно! И отсюда все национальные обеды.

Дорогие друзья, я заканчиваю, несмотря на все просьбы и пожелания. Вот так складывается – регламент. Но, тем не менее, три выступления в коротком варианте – Пыхтин Сергей Петрович – Конгресс русских общин, Фролов Кирилл – ассоциация православных экспертов и от наших десантников. Они нам покажут, как надо бороться с тем, к чему мы только призываем. Спасибо.

Сергей Петрович, пожалуйста.

ПЫХТИН С.П.

Мы все достаточно устали, поэтому я выступлю в исключительно тезисной форме. Я хотел бы, прежде всего, начать со статистики. Есть, по крайней мере, два очень хороших статистических материала о России в этническом измерении. Это данные за 1913 год и данные за 1989 год, когда происходила последняя Всероссийская перепись населения. Так вот, 1913 год, накануне войны и последующих тяжких событий, нас 174 миллиона, из них русских 65,5%. В 13-ом году русскими считались великороссы, малороссы и белорусы. Причем, значительная часть западно-русских территорий еще находилась в составе Австрии. Они присоединились к нашей стране только по результатам Второй мировой войны. 89-й год – нас уже 286 миллионов, из них русских в измерении образца 1913 года 71,5%. Что мы называем Россией? Мне кажется, для русского сознания крайне важно оне поддаваться той навязанной пропаганде, что Россия – это только то, что назвали, причем, провокационно назвали на съезде народных депутатов РСФСР, Российской Федерацией. До 1991 года называлась Российская Республика. А потом под видом переименования изменили политическую систему страны – назвали Республику Федерацией. Мне кажется, нам нужно в конце концов среди собственного социума определиться, потому что Россия – это то, что является государством Российским в границах Советского Союза. То есть то, что международно признанно в 1975 году на знаменитых хельсинских договоренностях. Потому что в противном случае следующий тезис – кого считать русским? Только тех великороссов, которые живут на территории этой вырезанной большевиками РСФСР, или русскими надо считать этнически и всех остальных – и малороссов и белорусов. В противном случае мы подыгрываем противникам России, которые мечтали о ее расчленении. А я, например, вижу, что уже в нашей собственной среде мы согласились, что Россия – это только РФ, а русские – это только великороссы. Более того, может быть, это первый и единственный случай, когда я категорически не согласен с уважаемым мною Милитаревым, который идет дальше этого процесса и говорит – давайте мы еще русские автономии создадим. То есть откажемся от русского характера государства Российского подвидом спасения русских и их самоопределением. Е кажется, это очень опасная тенденция, которая должна быть изжита, прежде всего, в русской среде. Иначе действительно мы скоро до мышей дойдем.

Третий тезис. Мне кажется, есть огромное количество проблем, и в этом собрании они были обозначены. Некоторые выступающие акцентировали на них внимание. Поводов достаточно, но, мне кажется, надо говорить о главном для нас. Главное – это территориальная целостность страны. Главное – это, прежде всего, этническое единство самих русских, и, прежде всего, национальное единство, потому что этнос и нация это разные вещи. До каких же пор мы будем повторять глупости большевистской пропаганды о том, что мы многонациональны, что нас оживет 70 или 170 наций на территории исторической России? Живут, но народы, народности, некоторые не выросли дальше племенной организации. Но нация одна – это русская нация, создавшая русское государство, создавшая русскую культуру. Никакой многокультурности быть не может на территории России в полном смысле этого слова. Иначе мы культурой стали называть фольклор. Фольклоров действительно много, но культура одна. Точно также есть единая немецкая культура, единая французская культура, единая итальянская культура, единая культура Китая, например. Нет культуры Тибета, хотя есть тибетцы со своим фольклором, и пусть они его развивают. И у нас то же самое. Иначе получается, что мультикультураизм, придуманный для континентов, которые осваивались переселенцами из разных культур, им нужно было как-то соединить германскую культуру с французской, например, на территории Нового Света или что-то такое на территории Австралии. Мы переносим Старый Свет где-то чуждо совершенно, это абсурдно, это нелепо, а мы в силу некоей толерантности начинаем всерьез это воспринимать. По-моему, это просто глупость. А у нас эта глупость проникает в документы, в том числе, к сожалению, уважаемому мною Всемирного Русского Народного Собора. Этого не может быть. Единое государство, единая нация, единая культура. Вот триада, на которой держится Россия уже на протяжении 600 лет.

А где проблема? А проблема одна – это нерусский характер власти. Понимаете, в чем все дело-то? Не потому, что какие-то враги захватывают власть, а потому, что, как говорил недоброй памяти генерал Лебедь, это у них такой ум. Они действительно так думают. Вот в чем вся беда-то. Это не враги. Это их так воспитали, образовали и просветили. Ведь всем этим занимаются не слесари, не токари и землепашцы. Этим всем занимаются люди, имеющие дипломы об окончании вузов на территории исторической России. Я считаю, что уже сто лет система воспитания, образования, просвещения не делает главного – она не создает просвещенного русского обществ, когда не нужно будет убеждать человека на любой должности о том, что есть единая нация, единое государство и единая культура. И любой закон, постановление имеют определенные критерию, по которым они проверяются. И есть вещи, которые нельзя превращать в норму права. А у нас уже 25 лет, я по образованию юрист, нет ни одного закона, соответстующего критерию русскости. Все, что угодно. Это нормативные акты, реализация которых разрушает страну и разлагает социум, его сознание. Поэтому мы можем биться за тысячи разных проблем, с каким-нибудь детским садом или тюрьмой для малолетних преступников, это все трагично, но не это главное. Русским надо сосредоточиться только на решении главной проблемы – русская власть в русском государстве. Не этнический русский, а русский по самосознанию, по пониманию ценностей русской цивилизации. Вот что нужно.

Я считаю, что одна из вредных идей, которой проникнуты чуть лит не все – распался Советский Союз. Три человека не очень трезвых собрались где-то там, сделали какую-то бумажку, и мы вдруг решили, что великое государство Российское, которое с 22-го года имело нелепый псевдоним, распалось. Да не распадется никогда государство, если оно целостно в сознании нации. Прежде всего в сознании русского народа. А мы начинаем повторять- распался Советский Союз. Чуть ли не в каждой патриотической статье или книжке с этого все начинается – когда распался Советский Союз, и дальше поехали. Ничего не распалось. Целостность государства незыблема. Власть распалась. Во-первых, она стала не русской. Во-вторых, создать целостную и империю очень трудно, а создать национальную власть в стране в тысячу раз проще.

Практический вопрос, если это действительно главная задача, У нас демократические процедуры вроде бы, но у нас никто не регистрирует политического субъекта. Последние десять лет политические партии, создающиеся в России, самой разной идеологической направленности – либеральной, левой или консервативной не регистрируются. Населению страны любой ориентации нужны политические субъекты, которыми являются политические партии. Поэтому, на мой взгляд, чтобы снизить хаос, ужас, о котором здесь говорилось, нужно потребовать от правительства только одного – зарегистрируйте все партии. Все. И тогда парламентские выборы действительно будут выборами. Сейчас русских на территории Российской Федерации 92%. Не 70, как здесь говорили. Это только великороссы. Что это мы вдруг украинцев считаем. Иностранцы. Так вот, 90% русских создадут русскую власть, без всяких выстрелов, без всяких бунтов. Будет все тихо и мирно. И на следующий день начнется реализация того процесса, о котором мы все так мечтаем. Спасибо.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо за глубинный оптимизм. Надо нам ориентироваться на него.

Кирилл Фролов, эксперт православный.

ФРОЛОВ К.

Добрый день, дорогие друзья. Я хотел начать свое выступление с очень печальных фактов, а именно. Вчера были опубликованы первые данные переписи населения, согласно которым население нашей страны, остатки исторической России, ее правопреемника Российской Федерации сократилось еще на два миллиона человек. Мы видим, что это сокращение в основном за счет русского большинства. Мы знаем динамику рождаемости в разных регионах, разных республиках России.

  О чем это говорит? О том, что эта проблема не решается исключительными методами. Поэтому когда мы выдвигаем свой тезис миссия или смерть, то мы говорим точно и прямо. Либо православная церковь выйдет в миссионерское наступление, потому что проблема демографии не решается только экономическими средствами. Мы видим, как в Западной Европе экономически благополучная нация исчезают и вырождаются. Поэтому когда мы говорим – миссия или смерть, мы просто констатируем факт. Либо будет огромная, мощная, фундаментальная работа по воцерковлению русского народа, либо он исчезнет из истории.

Безусловно, наступательная стратегия уже занята нашей русской церковью. Много говорится о расширительном русском национализме и псевдонационализме, который предполагает окончательное расчленение России. Последнее это антирусский антинационализм, который призывает, например, к дальнейшему дроблению и расчленению России. Теперь уже Российской           Федерации.

Я согласен с Пыхтиным, что нужно возвращаться к традиционному русскому самосознанию о великороссах, малороссах и белороссах. Синод русской церкви вместо того, чтобы вопреки так называемым национал-демократам, которые призывают отделить от России Кавказ, принял решение о миссионерском контрнаступлении. Я имею в виду решение о создании трех новых епархий на Кавказе. Это самый настоящий православный русский реванш, который должен остановить отток православного русского населения с Кавказа. Туда направлены три энергичных епископа. Я знаю их лично. Это люди, которые способны переламывать ситуацию. И так нужно действовать везде. Поэтому я предлагаю в нашем заключительном документе, в резолюции в связи с тем, что скоро будет день российско-белорусского союза, объявить день 2 апреля днем воссоединения разделенного русского народа и вновь подтвердить основной ключевой тезис о том, что русский народ самый большой разделенный народ в мире. 25 миллионов русских за пределами Российской Федерации. Это следствие Ленинской национальной политики, и в этом контексте стратегия воссоединения разделенного народа.

Кстати говоря, мы имеем блестящие исторические примеры, когда в антинацистской аденауэровской конституции ФРГ немецкий народ был прописан как народ разделенный и его воссоединение было поставлено целью национальной политики Федеративной Республики Германии. То же самое и нам нужно прописать.

Когда нам говорят, что уже исторический срок, уже 20 лет существует на обломках исторической России новое, независимое государство, что процесс принял необратимый характер, я сейчас не буду ставить вопрос о государственных границах, чей-то суверенитет подвергать сомнению, это не входит в задачи данного выступления. Я просто констатирую, что 20 лет это ничтожный исторический срок, и самостийное рязанское княжество существовало значительно дольше, но это не значит, что появилась рязанская нация или рязанский язык. Хотя такие попытки предпринимались и будут предприниматься. Поэтому я совершенно официально заявляю, как глава ассоциации православных экспертов, как глава корпорации православных действий, что считаю крайне6 вредными, недопустимыми идеи так называемой сибирской и дальневосточной республики. Это, по сути, реализация упомянутого здесь закона о порабощенных нациях, согласно которому русский коммунизм оккупировал территории не только исторической России, но итак называемые казаки и дюрала. Казаки это Кубань. И Дон тоже русская республика. Но что будет происходить? Я, как заведующий отделом Украины Института стран СНГ, специалист по украинскому вопросу, скажу, как только появится местная номенклатура, сразу появится сибирская нация так называемая. Кто мог сто лет назад предположить, что украинец это не русский. Таких было несколько сотен человек. Выходцев из Харьковского коллегиума, десяточек из Галиции человек сто, потому что Галиция была русской. Уничтожили в концлагерях в Толергофе. Это замалчиваемый факт.

Кстати говоря, мы должны в ответ на спекуляции вокруг голодомора от Всемирного Русского Народного Собора даю второе предложение – признать геноцид Галицких русских начала ХХ века как преступление против человечества на уровне ООН. Почему? Потому что этот геноцид полностью соответствует конвенции о геноциде 1948 года, когда геноцидом считалось уничтожение по национальному и религиозному признаку. Таким образом, это будет Нюрнберг под идей Вальтеро-Мазеповкий день на Украине.

  Итак, 2 апреля. Какая демагогия, что у Лукашенко несовместимые экономические порядки. Почему несовместимые? Совместимы. Гонконг и Китай с разными экономическими порядками воссоединились, и ничего. Желающий найдет тысячи аргументов «за», нежелающий – тысячу «против». Вот и все дело.

Что касается дальнейших стратегий расчленения России, на попытку отделения Кавказа синод русской церкви жестко ответил миссионерским контрнаступлением, созданием новых епархий. А идея сибирского сепаратизма и дальневосточного сепаратизма – серьезный вызов. Не нужно его недооценивать. В свое время русское общество, русские спецслужбы недооценили украинский сепаратизм. Думали, это шизики какие-то, идиотики какие-то бегают в кафтанах. И то, что мы получили – проиграли. А идея сибирского сепаратизма распространяется очень широко, очень глубоко, эффективная форма пропаганды. Вот я встречаю в метро фантастическую книжечку. Здесь есть Сибирская республика, и президентом ее является мусульманин. Кто сказал, что эта сибирская и дальневосточная республика будут русскими? Не будут они русскими. Это все уловки. Кстати говоря, сейчас идею сибирского сепаратизма активно прорабатывают в Институте национальной стратегии под руководством товарища Белковского. Это человек, который поливает грязью русскую православную церковь. И здесь я перехожу на очень важный момент – на самоорганизацию православного русского движения . Действительно, оно должно преодолеть внутреннее сектантство. Но у нас еще нет ни телеканалов, ни серьезных газет, а люди, которые на 60-70% согласны в главном – строятся из отношения к джазу или к рок-музыке или к тому или иному писателю или поэтому. Это признаки сектантства. И все свое время тратят на разоблачение внутренних уклонов, мнимых выступлений и так далее. Хотя я считаю, что победный русский рок, лидер которого Константин Кинчев, безусловно, работает на нас. Это православный русский имперский поэт и исполнитель. Я считаю, он должен быть приглашен на Русский Народный Собор. Также, я считаю, что единство, независимость и целостность России, должны являться базовой ценностью, которые должны войти в список ценностей, которые Собором будут приняты. Я рад, что Александр Шумский, с которым я полемизировал по другим вопросам, активно занялся привлечением Белковского вместе с движением Народный собор к уголовной ответственности. В том числе, он будет привлечен к ответственности за разжигание межрелигиозной розни, потому что его телевыступление это просто оскорбительно по отношению к Православной церкви. Естественно, я обращаюсь к тем авторам и читателям Русской народной религии, что священноначалие русской церкви – митрополит Кирилл, митрополит Илларион, выдающиеся православные иерархи. И врагов нужно искать среди тех, кто с ними борется. Это Белковский, это Клебе и так далее.

Завершая, отмечу, что сейчас готовится несколько документов, где есть доклады ИНСОРа и доклады стратегических разработок. Я не исключаю, что при этом либеральном повороте будет предпринята попытка выставить русскую православную противником модернизации, коллективного организатора, который должен б быть оттеснен. И некоторые наши единоверцы, которым уступают в современных технологиях, средствах массовой информации могут быть втемную использованы этими силами. Поэтому в ответ мы подготовили свой доклад «Третий Рим. Современная модернизация», где мы как раз доказываем, что основа модернизации России – это ее православные ценности. В советском монастыре была одна из первых российских электростанций. Это был самый что ни на есть инновационный центр. И в Сколково должен быть православный храм, и в других наукоградах повсеместно. Я считаю, что сейчас очень важно, чтобы сорвать эту попытку упустить русскую церковь как ….. современности модернизации. Убежден, что Святейший в наш день, в наш праздник 50-летия полета Юрия Гагарина в космос мы услышим от священноначалия развернутую космическую программу о том, что выполним задание по освоению космоса. И как известно, Святейший 5 апреля приглашен на … пилотируемого корабля. Он будет там очень логичен, естественен. И у русской церкви нет другого выхода, как возглавить эту модернизацию. Поэтому когда мы шутим, что и Марс будет экономической территорией Московского патриархата, то в этой шутке есть доля шутки. Спасибо.

ГАНИЧЕВ В.Н.

Спасибо. Егоров Юрий Дмитриевич – заместитель председателя Союза десантников России.

ЕГОРОВ В.Н.

Спасибо за предоставленную возможность выступить. Я понимаю, что нас сюда пригласили именно за наш практический опыт.

  Как и вы, являюсь ученым-обществоведом. Но в виду важности сегодняшней обсуждаемой темы буду говорить исключительно простым языком на приземленном уровне. В конце 80-х, когда нас награждали за или иную операцию, скажем так, по разрешению межнациональных конфликтов, зажмешь вот руку до крови, посмотришь за что тебе дали медаль, орден. Понимали: мы на Родине решаем боевые задачи. У всех межнациональных вопросов есть истина жизни. Я никогда не забуду, когда мне пришлось в городе Казах в начале 90-х менять 35 тысяч беженцев азербайджанцев на 40 тысяч беженцев армян. Одна колонна идет навстречу другой. Это трагедия, это ужас простого народа. Я прошу вас, когда вы произносите слово национальность, предлагаете какие-то те или иные действия, всегда помните, что это может вызвать самые страшные страдания, которые только есть в мире.

Что такое Союз десантников и как мы строим вопросы в данном направлении? Мы строим это традиционно, как решался вопрос в наших десантных войсках. Да, был Советский Союз, была советская власть. Но государство сыпалось. Те, кто пытается сейчас говорить, что национального вопроса не существовало, – неправда. В тот момент у нас была выработана идеология, что если ты пришел в десант, забудь, кто твои папа и мама. Главное, чтобы ты их любил и уважал. Забудь, какой ты веры, главное, чтобы ты верил в те, выработанные человечеством тысячелетия нравственные устои, которые несет тебе тот или иной институт веры. Главное, чтобы верил. Мы говорили солдату – забудь, какой ты национальности. Ты – десантник. У нас одно государство, я поддерживаю этот тезис, у нас одна нация, у нас одна культура. А вот если ты, подготовленный, умный, воспитанный русский, армянин, казах, татарин, пожалуйста, свою Национальную культуру в области межличностных культурных отношений неси в печати, в культуре, в общественности, – где угодно. Этот принцип нас не подвел. Именно так мы крепили дух. Именно об этом говорят массовые подвиги наших мальчишек шестой Псковской роты уже в капиталистическое время. Ведь подвиг совершали мальчишки, которые даже с кровь матери не впитали ни грамма ни социализма, ни коммунистических идей. Они выросли при капитализме. Они все равно поддерживают нас.

Естественно, вы понимаете, что Союз десантников – это не какие-то мазохисты. Мы объединились из-за того, чтобы маршировать по плацу или что-то вспоминать. Есть какие-то нравственные, духовные моменты, которые говорят нам – будьте вместе. Да, они нравственные, и действительно Союз десантников насчитывает сегодня десятки, а реально сотни тысяч людей.

Вы знаете, что произошло осенью? Безнравственный чиновник, Министр обороны просто оскорбил Героя России. Он оскорбил офицера, и мы ему точно также ответили. Мы сказали – Вы не рукопожаемый. Мы считаем, что такой человек не может быть министром обороны. Позавчера представители общественного совета при Министерстве, Общественной палаты были у нас и говорили – вот вы так выступили, вас поддержали, а вы ничего не получили. Вы не получили ни должностей, ни помещения, ни званий, ни денег. Министр как был, так и остался. Мы объясняем – с таким подходом мы никогда жить хорошо не будем. Мы сделали главное – когда при тебе обижают женщину, кто-то должен встать и сказать, что ты подлец. Мы сделали одно – мы морально низкому человеку сказали, что он мерзавец. Нас поддержало огромное количество объединений – общественных, профсоюзов, практически все партии. И началась катавасия. Что только нам не предлагали. Мы не пугаемся ничего, но уже и правоохранительные органы обращали наше внимание на важность возникшей ситуации. В десятках российских городов люди шли на выступление в момент нашего противостояния с одним из министров мерзавцев.

Мы вне политики, но не ответить народу мы не можем. Идти кого-то поддерживать мы тоже никогда не будем. И в связи с этим союз десантников России опубликовал свое, даже не окончательное, а только для размышления отношение к тому, что сегодня происходит в России. Действует. Вы говорите о том, что Жириновский говорит об автономиях. Это пункт № 1 нашего опубликованного обращения. На третий день после публикации уже заявили. Действуют и другие моменты.

Я очень многим хотел бы поделиться с вами. Рассказать как работает механизм, почему к нам идет молодежь, какая она, эта молодежь. Но я хотел бы коснуться только национального вопроса. Что провозглашает союз десантников России? Как мы к этому относимся? На высшем государственном уровне рассмотреть вопрос и провести всенародный референдум о возможности перехода к административному делению страны по территориально-экономическому а не по национальному признаку.

Когда мы боролись с министром мерзавцем, мы сразу сказали – мы не в тылу врага. Это наша страна. Мы в России. Мы не оппортунисты. Это вы не такие. Вся Россия наша, русская. Не надо искать русской автономии где-то, в каком-то кусочке. Вся она наша. Отменить закон о национальных диаспорах и землячествах, деятельность которых должна регулироваться законом об общественных объединениях. Расширить на муниципальном и местном уровнях роль общественных организаций и учреждений, усилить институт участковых уполномоченных и народных дружин.

А вот теперь самое главное. Почему мы об этом говорим? Что, мы занимаемся наукообразием, пытаемся заняться политикой? Это исключено. Это наша программная установка. Мы никогда этим заниматься не будем. Мы это делаем из практического опыта. Северная Осетия, Абхазия собрались и заявили о своей независимости. В тот же день утром мы собрались в союзе десантников. Что там? Ребята свои, братья. Вместе с нами воевали, вместе учились. Там же никого не делишь по национальному признаку. И в мае 2008 года задолго до признания этих молодых государств мы признали их независимость и заявили об этом публично, открыли там свои представительства. О чем я хочу сказать? Только практические шаги, выверенные на высокой нравственности, могут привести к оздоровлению.

Еще одна главная вещь. Не надо дискутировать, сколько процентов дать русским, сколько татарам, сколько осетинам. Это бред, это абсурдно. В здоровом коллективе моментально начинают господствовать здоровые отношения большинства данной национальности. Если, допустим, туркмен во взводе, в котором 70% русских, два процента белорусов, еще кого-то, господствующей культурой является культура представителя данной национальности, он моментально в это включается и живет нормальной жизнью. Межнациональных противоречий нет.

Я хочу с гордостью сказать, что за всю историю воздушно-десантных войск не было ни одного случая неуставных отношений, связанных с национальной рознью. Первые случаи, к сожалению, появились буквально в последние годы. У меня все.

ГАНИЧЕВ В.Н.

  Спасибо, Евгений Дмитриевич. Пожелаем Вашим сотоварищам крепости духа, служения Отечеству, России в первую очередь. От этого очень много зависит.

Уважаемые коллеги, товарищи, стойкие бойцы за русское дело 15 Соборов мы провели с вами. Много соборных встреч. И постепенно накапливалась очень многое из того, что сегодня получило выражение в словах, предложениях. Немыслимо было бы 15 и больше лет назад некоторое из того, что мы сегодня обсуждали. Сейчас это естественно. Сейчас это необходимо и заставляет задуматься. Может быть, не совсем мы можем согласиться, но то, что все это должно быть вынесено на обсуждение, на представление, на те письма или на те документы, которые мы собираемся направить тому, кому это надо. Ведь кому-то это и не надо было 15 лет, а вдруг понадобилось, вдруг стало гореть, вдруг стало пылать, вдруг стали охаживать – как же так, у нас нет ни одного органа, ни одной организации, которая занималась бы проблемами русского народа, России. Слава Богу, что русская православная церковь при нашем участии воссоздала Всемирный Русский Народный Собор. Он не исполняет может быть всех своих функций, которые необходимы, но есть уже группы, организации людей, мыслителей. Вот говорил Юрий Михайлович сегодня о той главе, которая у меня есть, «Россика». Она абсолютно недостаточна. Там всего около тысячи книг. Значительно больше, если взять нашу периферию, провинцию, Конечно, много фантазийного, много идущего чуть ли не от языческих времен или космические дали, но все равно это крупица нашего опыта.

Сегодня было очень много сказано важного. Я прошу прошения у тех, кто не выступил. Тюренков, профессор РГТУ Марат Мусин. Мы бы хотели, чтобы вы дали нам ваши предложения. У нас ведется стенограмма. Мы не всегда ведем стенограмму, а сегодня мы ведем. Это очень важно. Это очень важно. Это очень ответственно. Внесен уже ряд предложений – о Нравственном кодексе русского учителя. Почему бы нет? Ведь гоняются за русскими физкультурниками, пусть гоняются, а надо бы нам всем бегать, дорогие друзья, и быть участниками оздоровительного процесса. Почему не могут школы составить такой кодекс? Это же не обязательно принимать на уровне Государственной думы, тем более, что она его не примет. А вот на уровне людей ответственных это можно сделать. Так же как клуб патриотов. Нам рассказала сегодня представитель Калининграда. Она приезжает сюда как за глотком свежего воздуха. Клуб патриотов собирается и в сети он появляется, и т.д.

  На вечере газеты «Завтра» выступил боевитый мыслитель Султанов, и говорит о том, что есть же братья мусульмане, почему нет братьев русских. Нам не обязательно учиться этим формам, но то, что сегодня сказал отец Всеволод, я думаю, это важное направление ближайшего будущего нашего общества, Самоорганизация на всех уровнях. Противостояние всей этой машине оболванивания. Создание внутренних групп. Создание частных школ. Создание просто кружков, которые должны осознавать, что из себя сегодня представляет наша нация.

Сейчас обрушится сейчас снова в связи с 70-летием начала войны, что война двух тоталитарных систем, война двух тиранов… И опять пропадет Великая Отечественная война, опять пропадет Священная война, потому что эти ярые, антисоветские, может имеют на это основания в каком-то идеологическом плане, у них есть для этого, по видимому, свои разработки, но за этим стоит коварный замысел – уничтожить все, что связано с нашей Великой победой. Уничтожить победоманию – эта была мысль западных служб. Победоманию уничтожить, а это не победомания, а наше великое достижение.

Мы сегодня о многом поговорили, еще о многом нужно думать, много отдавать сил на служение нашему Отечеству. Благодарю всех за стойкость, за работу. Если у кого-то есть еще конкретные предложения, замечания, прошу отдать Олегу Ефимову, который все это соберет.

ЕФИМОВ О.В.

Мы будем заседать не реже, чем раз в месяц. Сегодня первая проба пера. Учитывая, что 25 мая XV Собор, может быть, мы здесь сделаем паузу, а после Собора и дальше, с сентября раз в месяц будет работать Дискуссионный Клуб ВРНС с таким интервалом. Может быть, иногда и чаще. Так что мы не в последний раз собираемся. Всем успехов.

29 марта 2011 г .

Москва, гостиница «Даниловская»

Спец.репортаж


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"