На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Национальная идея  
Версия для печати

Русская словесность и Союз писателей

Выступление на Пленуме Союза писателей России

Произошло то, чего давно ожидала наша культура. Воссоздано «Общество русской словесности». Это важное звено в духовной составляющей нашего Отечества. Над русской речью  целыми цунами проносились, а то и организованными волнами накатывались угрозы и ураганы, и не только в последние 20-25 лет, а и в предыдущие годы предпринимались попытки и старания ослабить её, загадить её сквернословием и иноязом, воспитать целые поколения Иванов, не помнящих родства и даже звуков, поколения безмозглых Эллочек Людоедок, которым не обязательно выражать свои чувства с помощью русского слова, достаточно воскликнуть дикарское «вау» и вроде бы всё становится ясно.

В общем, русскому языку, нашей словесности грозило не только затмение, но и полное перерождение или отступление в потаённые уголки.

Если быть откровенным, то в нашей истории это происходило не раз: после реформ и преобразований Петра I, после Октября 1917 года. Тогда усилиями общества, писательского мира, отечественной науки удалось его не только воскресить, но и развить, в том числе и теми разумными силами, которые начинали преобразования.

Я человек довоенной поры и помню, как входил высокий русский язык во все поры нашей жизни. В глухой таёжной деревне в нашем клубе ставился «Борис Годунов». В нём принимали участие тракторист, машинистки, милиционер, глава сельсовета. А рядом, в нашей сельской избе, водил пальцем по строчкам и читал нам Александра Сергеевича Пушкина мой дядя, комбайнер и охотник. Именно тогда, в 1937-м, произошло не очень упоминаемое событие – страна величала Пушкина. Было его 100-летие, но не рождения, а гибели. Кто-то «сверху» определил, что пушкинское слово способно объединить народ. И действительно, когда в народ пришёл своим словом Пушкин – многие понятия, несмотря на беды и горести того времени, становились вершинными: Родина, природа, память, воин, просторы, удаль, храбрость, честь, служение. Приходили они в нашу жизнь с миллионными тиражами книг Пушкина и всей русской классики. «Россия спасена!» – говорили тогда в эмигрантском Париже. Да и объединение словом русской классической литературы было более крепким, чем всеми громкими патриотическими речами.

В 60-80-е годы русский язык подвергался червоточине времени. Это считалось тогда естественным развитием языка. И наши филологи и писатели не видели необходимости запрета на его изменение, на  новообразования при сохранении его изумрудной сердцевины: «Белка песенки поёт да орешки всё грызёт, а орешки непростые – в них скорлупки золотые...»

Наши реки ещё текут, но нередко засоряются, пересыхают, затягиваются тиной. То же можно сказать и о языке, о слове, словесности, – и тут много мнений, наблюдений, раздумий, выводов.

Что касается нас, писателей, то надо давно уяснить, что наше слово, речь – главное в нашей деятельности. Вспомним послевоенную волну словотворцев, защитников русского языка. Тут и Югов, и Бажов, и Шергин, и Сергеев-Ценский и Ян, да и многие другие.

А книги, брошюры того времени: «Почему мы так говорим?», «Рассказы о словах»… Массовые издания книг о русском языке, пословицы и поговорки приходили на помощь учителю, школьнику, молодому интеллигенту. Живительный итог этого сказался на тех, кто принимался за писательский труд. Нужны были не только вдохновение, но и труд, знание языка, слух, чтобы его слышать. Язык был одним из высших критериев в оценке книг. Но если говорить языком МЧС, то сегодня состояние с ним выходит с оранжевого уровня  на самый опасный красный.

В позапрошлом году прошло так называемое Российское литературное собрание. Не касаюсь его организации, приглашений. Тут много разных мнений, но на нём присутствовал Президент. Говорили, конечно, обо всём. Я думаю, что успели уже и подзабыть о чём. Но прозвучало одно важное соображение: создать единую или общую организацию – Общество российской словесности. Кто– то встретил это решение положительно, а кто-то с опаской в его основной либеральной ориентировке. Был задан вопрос: «Не прекращают ли при этом своё существование Союзы писателей?» Президент сказал, что это решение не предусматривает роспуск союзов. И вот это решение состоялось, в России создаётся «Общество русской словесности», что и произошло на заседании Патриаршего совета по культуре с приглашением видных филологов, преподавателей, писателей, деятелей культуры. Патриарх Кирилл на этом заседании сказал: «Несколько месяцев назад президент нашей страны обратился ко мне с предложением создать Общество русской словесности и впоследствии возглавить его работу». Предстоятель принял это предложение. «Именно потому, – сказал он, – что речь идёт о гуманитарном измерении общества – это часть духовной ответственности церкви, именно гуманитарной стороне человеческой жизни...»

«Именно как пастырь, несущий ответственность вместе со многими за духовное состояние народа, я принял решение возглавить это общество», – заявил он.

И вот, когда общество создано, надо о многом поговорить и подумать.

Кто-то ждёт манны небесной, каких-либо субсидий на его работу. Не знаю: будут ли они? Но я знаю, что это возлагает большие и ответственные задачи на серьёзных и вдумчивых писателей лично и на их работу в общественной жизни страны.

Когда был объявлен Год литературы, то некоторые коллеги говорили: «Ну, что нам год, надо чтобы десятилетие, два…», и под этим скепсисом скрывали своё нежелание в нём участвовать, да и не очень большое желание служить ему. Думаю, что тут образец работы губернатора Белгорода Евгения Савченко. Он принимает все высокие решения: умные и не очень и делает своё, народное, высокое дело.

У нас еще недавно были с нами великие словотворцы М. Шолохов, В. Шукшин, В. Белов, В. Распутин, Ф. Абрамов, М. Алексеев. Сейчас с нами рядом работают и творят выдающиеся мастера Слова Виктор Лихоносов, Владимир Личутин, Юрий Лощиц, Виктор Потанин, Ольга Фокина, Михаил Попов из Архангельска, Анатолий Байбородин и др.

Ясно, что русский язык – одна из основных скреп нашей державы, и в том, что Патриарх дал согласие возглавить Общество русской словесности, несмотря на всю сложность и занятость патриаршим служением, и то, что за последнее время президент страны выступал по вопросам русского языка несколько раз, явственно видны духовная, государственная, единительная мысль и забота. Это не какая-то чисто филологическая, лингвистическая задача, что тоже, конечно, важно, но это крайне острое, спасительное для страны дело, которое и должно быть важнейшей частью деятельности и усилий для властей любых уровней и всего общества.

Мне пришлось выступать на Президентском совете по межнациональным делам в связи с вопросами русского языка, и позвольте высказаться по некоторым вопросам для будущей работы нашего, вновь созданного общества. Если подойти из глубины веков, то крайне необходимо для глубокого понимания русской речи, слова знать и понимать его исток, его корневую и образную систему. И тут необходимо ввести обязательное и повсеместное преподавание и изучение древнерусского языка в школе, за что десятки лет борются многие преподаватели, ученые, священники и граждане. И здесь важно продолжить смыкать древнерусскую литературу с сегодняшним днём. Школьники сегодня неплохо знают былины, но не читают и не понимают «Поучения Владимира Мономаха», не изучают выдающийся памятник древнерусского летописания Повести временных лет, а значит и не знают «Откуда есть пошла Русская земля...», не знают и других древнерусских памятников («Сказание о Борисе и Глебе», «Слово о законе и благодати», «Слово погибели Русской земли», «Повесть о разорении Рязани Батыем»), и так до XVIII века, когда стал утверждаться и литературный язык с его грамматикой и синтаксисом.

Хочу напомнить, что этот век был веком решительной борьбы с иноязом, хлынувшим после реформ Петра I в Россию, или франкоманией середины века. Великие русские учёные и писатели Ломоносов, Тредиаковский, Сумароков, Фонвизин, Карамзин, да и императрица Екатерина II решительно выступили против «обезьянничанья» в речи.

Ныне как будто общественность наша успокоилась, покорно смирилась с этим нынешним потоком заимствований и сквернословием. Вспомним хотя бы все эти саммиты, брифинги, бифуркации, тренды, бренды, кластеры, квесты, флэш-мобы, которые так и сыплются изо рта наших общественных деятелей, телевизионщиков, в дискуссиях и докладах. Так умней! Кто-то из великих верно подметил: «Наука любит отгораживаться от общества частоколом терминов». К сожалению, это так. Никто не призывает отказаться от всех технологических определений, обозначений, появившихся сегодня, но, право же, сегодня выступления всякого рода политологов, общественных деятелей, государственных чинов по форме и звучанию напоминают выступления в Вашингтоне, Нью-Йорке, Берлине, Лондоне, Париже, словно написанные под копирку, да еще раздражают слушателя отсутствием своего образного ряда и бесцветностью, тусклостью, шаблонностью, а чаще всего отсутствием культуры речи, да и вообще культуры.

Правда, вот недавно слышал одного студента, который выговаривал преподавательнице: «Вы не шумите и не сердитесь, а говорите языком Лаврова, понятно и ясно». Да, в русской истории были министры, которые заботились об оснащении своей отрасли понятными русским определениями, терминами и словами. Так ещё в XIX веке первый министр железнодорожного транспорта Мельников ввёл такое понятие как «железная дорога». С тех пор оно так и осталась в русском языке, так же как и созданные в ту пору слова машинист, стрелочник и т.д. Как было бы отрадно, если бы наши министры, главы компаний, некоторые учёные следовали этому примеру хотя бы в какой-нибудь степени.

Предлагаю создать при обществе русской словесности совет, комитет, центр, группу по образованию соответствий русскому слову иностранных определений-терминов, просочившихся в нашу речь. Без фанатизма, конечно, а то эту Комиссию в нашей либеральной прессе немедленно обвинят в ретроградстве и мракобесии. А Карамзин не боялся этого и многие понятия с его легкой руки утвердились в русском языке. Великий реформатор обогатил нашу лексику замечательными словами-кальками, аналогов которым ранее в нашем языке не существовало, а теперь кажется, что они были всегда: «впечатление», «влияние», «трогательный», «занимательный», «моральный», «эстетический», «сосредоточить», «промышленность», «эпоха», «сцена», «гармония», «катастрофа», «будущность».

Таким образом, русское слово слабеет из-за наступления извне. Надо создать «невод» или заслон для господства иностранных слов, не говоря уже о сквернословии. Беру на себя смелость сказать, что многие организаторы (учредители) премий, да и писатели, не считают, что СЛОВО является главной составляющей произведения, выдвинутого на ту или иную премию. Надо подчеркнуть, что в них, наших премиях и наградах за художественное произведение, мы должны учитывать, если не считать главной его частью, ЯЗЫК, а не только тему, сюжет, актуальность.

Надо развернуть широкое массовое движение по изучению, пропаганде и развитию любопытства к русскому слову (отводить в журналах и газетах, телепередачах рубрики «почему мы так говорим...», Знаешь ли ты?) и поддерживать тех, кто этому служит в школе, библиотеке, клубе, кружке и т.д. Мы в Союзе писателей вместе с Всероссийским детским фондом решили создать премию, награду «О великий, могучий...», обращенную к этим людям. Пусть она не будет пышной, но знаковой и массовой, связанной с именем великого Тургенева. Надо для этой премии собирать средства, найти и находить хороших помощников, энтузиастов.

Ну, и последнее, может быть, это из другой оперы, но мы должны всячески сражаться с беспрерывными попытками развенчать высокие русские смыслы, героев, в том числе и в языке.

Только что писатели провели в Краснодоне встречу, посвящённую 70-летию со дня публикации «Молодой гвардии», произведения, написанного Александром Фадеевым. Сколько я помню за свою многолетнюю издательско-литературную деятельность на неё всегда обрушивалась критика, злобные высказывания. В 50-х годах, я помню, распространяли слух, что Олег Кошевой не был ни комиссаром, ни заметной фигурой в организации, да и что такого сделала эта организация и т.д. А книга набирала вес и влияние не из-за легковесного пиара и вышла на 38 языках мира тиражом почти 26 миллионов экземпляров. Она стала образцом не только героического произведения, но образцом для миллионов юношей и девушек страны и мира в их служении людям, Отечеству. Вот эти попытки дегероизировать наших героев, разрушить наши смыслы длятся уже много лет. Только за последнее время низвергались некоторыми писаками с пьедестала героиня Зоя Космодемьянская, Александр Матросов, модный телеведущий презрительно заявил, что Матросов никакой не герой, за его спиной был СМЕРШ. А уж совсем недавно главный архивист страны заявил со ссылкой на новые данные, что фактически 28 героев-панфиловцев не было. Да кто же тогда победил фашизм?

Секретариат СП обратился от имени сотен молодых читателей, землячеств, библиотек в Совет Федераций и Государственную Думу с предложением вернуть снова в программу школы «Молодую гвардию». Мы надеемся, что многие нас поддержат. Ясно, что и на русский язык, на нашу классику будет, как и всегда, злобная атака, попытка разрушить, но, как всегда «великий могучий русский язык» выстоит.

Именно этот чистый источник вызвал гнев, недовольство и критику у передовых, пиарных писателей. Так Д. Быков, не скрывая раздражения писал: «В русской литературе 70-х годов XX столетия сложилось направление не имеющих аналогов в мире по антикультурной страстности, человеконенавистническому напору, сентиментальному фарисейству и верноподданическому лицемерию».

И эти «пиарные» писатели, все эти Быковы, Улицкие, Ерофеевы, захватывающие все издательские мощности, призывают нас к толерантности, оплёвывая всё дорогое и священное для нас.

Да вот и на создание Общества русской словесности они сразу откликнулись злобной строкой в сетях. Некий давний русофоб Митрохин обрушился на этот факт. Он недоволен всем: и тем, что общество возглавил патриарх, который и говорить-то грамотно, по-митрохински не умеет, что в собрании участвовал, как он с ужасом пишет, старейший так называемый патриотический Союз писателей России. Все им не страшно, но особенно вызывает раздражение слово «русской».

Нам надо перестать благодушествовать. Краеугольное для нас, и об этом сказал патриарх на организационном собрании общества: в этом вопросе нет ни левых, ни правых, ни красных, ни белых, а есть главное – Русская Словесность.

Действительно, человек «белого», дореволюционного времени Мережковский (как угодно к нему можно относиться) предостерегающе высказался: «Язык – воплощение народного духа, вот почему падение русскогоязыка и литературы есть в то же время падение русского духа. Это воистину самое тяжкое бедствие, какое может поразить великую страну. Я употребляю слово «бедствие» вовсе не для метафоры, а вполне искренне и точно. Для нас всех падение русского сознания, русской литературы, может быть менее заметное, но нисколько не менее страшное бедствие, чем война, больше, чем голод».

С другой стороны, пролетарский писатель, основатель Союза писателей СССР М. Горький сказал, что, только овладев языком, можно быть настоящим писателем, призывал овладеть, почувствовать, изучить местные, народные говоры и слова. Чего стоит его высказывание: «Начало искусства слова в фольклоре, учитесь на нём, обрабатывайте его».

Итак, большая, ответственная работа ждет нас, без особой надежды на финансовую поддержку.

  1. Мы призываем одобрить создание Общества русской словесности.
  2. Выражаем согласие и желание участвовать в его работе в любом качестве (коллективном или личном), поддерживать его деятельность в центре и на местах.
  3. Готовы взяться и поддержать работу по изучению, пропаганде и распространению русского языка.
  4. Призываем считать одной из главных задач при оценке произведений, представленных к награждению в различных литературных, художественных премиях, – язык произведения, его глубину, яркость, образность, выразительность, народность.
  5. Поручить сайту «Российский писатель» периодически давать литературные обзоры по этим темам.

6. Рассмотреть вопрос и изыскать резервы для создания премии «О великий, могучий...» для библиотекарей, учителей русского языка и литературы, всех ревнителей русской словесности.

Валерий Ганичев, председатель Союза писателей России


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"