На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

История  
Версия для печати

Цареконстантиновский Добросельский монастырь –

вотчина митрополитов Московских и всея Руси в XIV-XVI веков

То, что при изучении истории города Владимира в поле зрения историков попадает, в первую очередь, период, когда Владимир был главным политическим и религиозным центром  страны, связанный с именами таких видных государственных деятелей, как святой равноапостольный великий князь Владимир Святославич, святые благоверные князья Борис и Глеб, великие князья Андрей Боголюбский, Георгий Всеволодович и Александр Невский, несомненно, следует признать закономерным и справедливым. Этот период, как известно, оказался достаточно коротким – в 1252 г. митрополит Киевский Кирилл фактически перенес во Владимир свою резиденцию, а в 1299 г. его преемник митрополит Максим закрепил это решение своего предшественника юридически. Но уже в 1327 г. митрополит Петр перенес митрополичью кафедру в крепнувшую с каждым годом Москву, и Владимир, казалось бы, начал навсегда терять былое столичное положение.

Однако и в его поздней истории есть немало страниц, представляющих немалый интерес для исследований, и одной из них, несомненно, является возникновение и развитие митрополичьих вотчин на территории Владимирского края и в черте города Владимира. Вотчины эти представляли собой монастыри, не подчинявшиеся, с точки зрения церковного управления, местным архиереям, а управлявшиеся, независимо от своего местоположения, митрополитами Московскими и всея Руси.

Появление таких вотчин во Владимирском крае наглядно свидетельствовало о том, что былая слава Владимира вовсе не была забыта – ведь недаром митрополичьи вотчины, расположенные  во Владимирском крае, часто использовались высшими иерархами как временные резиденции, в которых они находили пристанище, в частности, когда государству и Церкви грозила серьезная опасность со стороны внешних врагов. Возникновение первых митрополичьих вотчин на территории Владимирского края относится к середине 14 в., когда на Московскую митрополичью кафедру был возведен митрополит Алексий, сын московского боярина Федора Бяконта, постриженный в монашество родным братом преподобного Сергия Радонежского, занимавшего должность игумена Московского Богоявленского монастыря. Митрополит Алексий сменил на Московской митрополичьей кафедре бывшего греком по происхождению митрополита Феогноста, дожившего до глубокой старости и, в свою очередь, бывшего преемником митрополита Петра, перенесшего митрополичью кафедру из Владимира в Москву и скончавшегося в 1328 г. Незадолго до своей кончины митрополит Феогност возвел Алексия в сан епископа Владимирского, фактически, тем самым, избрав его себе в преемники.

  В 1353 г. митрополит Феогност, правивший Церковью более двадцати лет, скончался, и митрополичью кафедру унаследовал епископ Владимирский Алексий, возведенный в митрополичий сан во время своей поездки в Константинополь. Это было время, крайне сложное для Руси: не прекращались опустошительные набеги на русские города кочевников из Золотой Орды, и, кроме того, по всей стране прокатилась эпидемия чумы, не жалевшая ни бедных, ни богатых, ни князей, ни простолюдинов. И в результате этого всенародного бедствия из всей некогда многочисленной княжеской семьи остался в живых лишь малолетний князь Димитрий Иоаннович, впоследствии вошедший в русскую историю под именем Донского. Митрополит Алексий в необычайно сложный для страны момент стал воспитателем будущего победителя полчищ Мамая и фактически возглавил  Русское государство.

  Однако мудрый митрополит не счел для себя возможным сосредоточить свою деятельность, главным образом, на сложных хитросплетениях политики, поскольку главным своим предназначением видел монашеское служение. А потому основные свои усилия митрополит Алексий направил в это время на то, чтобы поддержать разворачивавшийся широко как в крупных городах, так и на далеких необжитых окраинах страны небывалый по своему размаху процесс монастырского строительства, у истоков которого стояли преподобный Сергий Радонежский, его друзья и ученики. Среди тех представителей светской власти, активно поддерживавших усилия митрополита Алексия, в первую очередь, следует назвать жену повзрослевшего со временем воспитанника митрополита Алексия княгиню Евдокию Дмитриевну, дочь суздальского князя Дмитрия Константиновича, впоследствии принявшую монашество с именем Евфросинии и основавшую ряд известных на Руси женских монастырей, в том числе, Вознесенский на Чертолье в Москве и  Успенский Горицкий в Переславле-Залесском.

  Сам митрополит Алексий в это же время основал несколько не менее известных и прославленных мужских обителей в разных городах, в частности, в костромских, ярославских, тверских землях, а также в Москве и Подмосковье – так, его детищами были Чудов монастырь в Московском Кремле и Владычин монастырь в Серпухове. Не забыл митрополит Алексий и о городе на Клязьме, где находилась епископская кафедра, с которой он был возведен в митрополиты – здесь, в нескольких верстах от тогдашней городской черты, в  древнем селе, называвшимся Добрым, он основал около 1370 г. мужской монастырь в часть святых благоверных царя Константина и царицы Елены. Первым игуменом нового монастыря стал уроженец Владимира, сын священника одного из городских храмов в честь святого Николая, архиепископа Мирликийского, носивший в миру имя Иаков: в монашество он был пострижен с именем Пахомия.

  Однако, недолго оставался первый игумен в своей родной обители: стремясь удалиться как можно дальше от городской суеты, а также первым пройти по местам, немногочисленные жители которых еще иногда ничего не слышали о Евангелии, игумен Пахомий отправился в костромские земли, в окрестности древнего небольшого городка Нерехты, где в селе Сыпаново им был основан Троицкий монастырь, судьба которого оказалась весьма непростой. В 1764 г. этот монастырь был закрыт и преобразован в приходскую церковь, позднее, в 20 в., был закрыт при Советской власти и почти разрушен, и только в наше время вновь возрожден уже как женский,  и здесь открыт приют для детей-сирот.

   Но на всех этапах истории, пока Троице-Сыпанов монастырь действовал, здесь не забывали его основателя, преподобного Пахомия, прожившего здесь до глубокой старости, скончавшегося здесь в 1378 г. и похороненного в монастырском храме, а, вспоминая о преподобном Пахомии, неизменно вспоминали и о его родном городе, и о монастыре, откуда он проделал долгий путь в окрестности Нерехты. А, тем временем, Цареконстантиновский монастырь во Владимире развивался поначалу как обычный провинциальный монастырь епархиального подчинения, и ничто не предвещало никаких неожиданных поворотов в его истории, в частности, того, что в недалеком будущем этому монастырю суждено будет стать одной из митрополичьих  вотчин, большинство из которых находилось на территории Владимирского края.

   Полный перечень этих вотчин содержится в различных церковно-юридических актах, относящихся, главным образом, к периоду после 1448 г., когда Московская митрополия в одностороннем порядке вышла из подчинения Константинопольскому Патриахату, мотивировав это решение недопустимыми, с точки зрения Руси, уступками Константинополя Ватикану, проявившимися, в частности, во время заседаний Ферраро-Флорентийского Собора 1438-1439 гг. В упомянутых документах митрополичьими вотчинами названы следующие монастыри: первым в их числе назван Богородице-Рождественский монастырь, что, несомненно, следует считать вполне естественным. В 13 в. именно здесь находилась резиденция митрополитов всея Руси, а в дальнейшем, прежде всего, благодаря данному обстоятельству, этот монастырь вплоть до возникновения Троице-Сергиевой Лавры занимал первенствующее положение среди русских монастырей.

   Однако, представляется любопытным появление в этом списке совсем небольших монастырей, иногда даже расположенных в стороне не только от больших, но и от малых городов, к числу которых следует отнести, например,  небольшой, но достаточно древний Николо-Волосов монастырь на территории современного Собинского района Владимирской области, так же, как и Троице-Сыпанов монастырь, основанный преподобным Пахомием Нерехтским, возрожденный в наши дни как женский, или Святоезерской пустыни, расположенной в 62 верстах от  старинного города Гороховца, бывшего в дореволюционной Владимирской губернии  уездным. Последний из упомянутых монастырей в один из опасных для Церкви, государства и лично для жизни  митрополита Московского моментов сыграл важную роль митрополичьей вотчины как загородной резиденции Первоиерарха  Русской Церкви: в начале 15 в., когда по Руси прокатилось опустошительное нашествие монголо-татарских полчищ под командованием ордынского царевича Талыча, во время которого, в числе других городов, серьезно пострадал и Владимир, недосягаемая для орды кочевников Святоезерская пустынь стала приютом для митрополита Московского Фотия, некоторое время пребывавшего здесь в уединенных размышлениях о судьбах Церкви и Отечества.  Кроме того, несомненно, следует  обратить внимание на то, что в упомянутом списке митрополичьих вотчин 14-16 вв. отсутствуют многие из монастырей, гораздо более крупные по сравнению с перечисленными и, возможно, имеющие гораздо более долгую и славную историю по сравнению с теми обителями, которые были выбраны митрополитами Московскими на роль своих загородных резиденций, порой предназначенных для самых опасных случаев.

  Но, поразмыслив, это следует признать столь же закономерным и справедливым , как и то, что две из перечисленных в древних грамотах митрополичьих вотчин находились в черте современного Владимира, еще одна, Благовещенский Сновицкий монастырь, и по сей день практически примыкает к городу, а еще две, хоть находились от городских стен на значительном удалении, и  территориально, и в историко-культурном  и политическом плане, всегда тяготели к городу Владимиру. Однако, даже самые сложные политические обстоятельства здесь, несомненно, должны отойти на второй план, а всем митрополичьим вотчинам, большинство из которых находилось на территории Владимирского края, и, в частности, Добросельскому Цареконстантиновскому монастырю, основанному в 1370 г., принадлежала огромная роль в разворачивании важных процессов, связанных с пробуждением национального самосознания русского народа и объединением его на основе  нравственных идеалов, проповедовавшихся преподобным Сергием Радонежским и его сподвижниками, учениками и друзьями. За короткий срок в те годы на окраинах окрепшего и разросшегося государства возникло несколько новых епархий, ряд народов, населявших еще недавно дикие  местности, был обоащен в Православие, и на этих, а также некоторых других землях, возникли 135 монастырей. И в их числе есть один, оказавшийся сегодня не водном из близлежащих к Владимиру сел, а уже в городской черте, среди многоэтажных новостроек, но в памяти горожан и по сей день живет передаваемое из поколения в поколения воспоминание о том, что когда-то это место было митрополичьей вотчиной, а соответствующий его статус был закреплен грамотой, подписанной высшим иерархом Русской Церкви.

А.В. Торопов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"