На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

История  
Версия для печати

21 сентября 1993 года

18 лет назад в Москве...

"Иван Иванов". Анафема. Хроника государственного переворота 21 сентября — 5 октября 1993 года. Предлагаемая читателю хроника кровавого октября 1993 года основана на вынесенном из горящего «Белого дома» личном дневнике помощника генерал-полковника В. А. Ачалова и неизвестных, ранее никогда не публиковавшихся документах.

В работе использованы подлинники документов штаба обороны российского парламента, войсковой оперативной группы Главного управления командующего внутренними войсками МВД РФ по блокаде Дома Советов, штаба ГУВД Москвы, в том числе — журналы оперативных донесений противоборствующих сторон, материалы радиоперехватов и видеохроники, свидетельства участников основных событий и признания главных участников государственного заговора.

Автор являлся непосредственным участником событий, который при объявлении государственного переворота первым получил оружие и чрезвычайные полномочия от Руцкого и Хасбулатова, отвечал за все выделенное защитникам парламента оружие, 3 октября участвовал вместе с генералом Макашовым во взятии мэрии и возглавил первую автоколонну в «Останкино», где вплоть до начала массового расстрела лично вел официальные переговоры с «Витязем». 4 октября он прорывался из «Белого дома» через наружный вход в подземный коллектор и выносил конфиденциальные документы (материалы МВД РФ, попавшие в руки защитников конституционного строя 3 октября, документы о вооружении, ряд других документов штаба обороны «Белого дома»).

Свидетельства участника событий

«По военным преступлениям и убийствам нет срока давности!»

Толкование Уголовного Кодекса РФ

«В России совершен государственный переворот, введен режим личной власти президента, а на деле — диктатуры мафиозных кланов и его проворовавшегося окружения. Мы являемся свидетелями преступных действий, открывающих путь к гражданской войне...»

Обращение к гражданам России Президиума Верховного Совета Российской Федерации. 21 сентября 1993 года, 22.00.

По свежим следам память нередко возвращает меня к тем двум неделям осадной жизни в парламенте. В такие минуты я снова и снова пытаюсь найти ответ на вопрос: что же можно и нужно было сделать в той безнадежной ситуации? Пред глазами опять и опять встает то, что хотелось бы поскорее забыть: как легко люди превращаются в зверей и убийц…

Эти записки не претендуют на восстановление всей картины происшедшей трагедии. Как живой свидетель могу лишь осветить ее отдельные фрагменты, непосредственным участником которых мне довелось стать. Может быть, скупая проза той жизни поможет лучше понять наших погибших товарищей.

Я ни о чем не сожалею, кроме как о них — безвинных, безжалостно расстрелянных и сожженных.

14 ноября 1993 года.

Указ № 1400

Указ Президента Российской Федерации

«0 поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации»

(директивная часть)

«…В целях:

сохранения единства и целостности Российской Федерации; вывода страны из экономического и политического кризиса;

обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации; восстановления авторитета государственной власти;

основываясь на статьях I, 2, 5, 121 Конституции Российской Федерации,
итогах референдума 25 апреля 1993 года,

Постановляю:

1. Прервать осуществление законодательной, распорядительно-контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. До начала работы нового двухпалатного парламента Российской Федерации — Федерального Собрания Российской Федерации и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации продолжает действовать в части, не противоречащей настоящему Указу.

Гарантируются установленные Конституцией и законами права и свободы граждан Российской Федерации.

2. Конституционной комиссии и Конституционному совещанию представить к 12 декабря 1993 года единый согласованный проект Конституции Российской Федерации в соответствии с рекомендациями рабочей группы Конституционной комиссии.

3. Временно, до принятия Конституции и Закона Российской Федерации о выборах в Федеральное Собрание Российской Федерации и проведения на основе этого закона новых выборов:

— ввести в действие Положение о Федеральных органах власти на переходный период, подготовленное на основе проекта Конституции Российской Федерации, одобренного Конституционным совещанием 12 июля 1993 года.

— наделить Совет Федерации функциями палаты Федерального Собрания Российской Федерации со всеми полномочиями, предусмотренными положением о федеральных органах власти на переходный период.

Установить, что осуществление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу.

4. Ввести в действие Положение о выборах Государственной Думы, разработанное народными депутатами Российской Федерации и Конституционным совещанием.

Провести в соответствии с указанным Положением выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Федеральному Собранию рассмотреть вопрос о выборах Президента Российской Федерации.

5. Назначить выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации на 11—12 декабря 1993 года.

6. Образовать Центральную избирательную комиссию по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и поручить ей совместно с нижестоящими избирательными комиссиями в пределах их компетенции организацию выборов и обеспечение избирательных прав граждан Российской Федерации при проведении выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Всем государственным органам и должностным лицам оказывать необходимое содействие избирательным комиссиям по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и пресекать любые акты и действия, направленные на срыв выборов в Государственную Думу, от кого бы они не исходили.

Лица, препятствующие осуществлению избирательного права гражданами Российской Федерации, привлекать к уголовной ответственности в соответствии со статьей 132 УК РСФСР.

7. Расходы, связанные с проведением выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, отнести на счет средств республиканского бюджета Российской Федерации.

8. Полномочия представительных органов власти в субъектах Российской Федерации сохраняются.

9. Заседания Съезда народных депутатов Российской Федерации не созываются.
Полномочия народных депутатов Российской Федерации прекращаются. Права граждан, бывших народными депутатами Российской Федерации, в том числе трудовые, гарантируются.

Полномочия народных депутатов — делегатов Российской Федерации на пленарных заседаниях и представителей в комиссиях межпарламентской ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств подтверждаются Президентом Российской Федерации.

10. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации.

11. Совет Министров — Правительство Российской Федерации осуществляет все предусмотренные Конституцией Российской Федерации полномочия, с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом, а также законодательством.

Совет Министров — Правительство Российской Федерации обеспечивает бесперебойную и согласованную деятельность органов государственного управления.

Совету Министров — Правительству Российской Федерации принять в свое ведение все организации и учреждения, подчиненные Верховному Совету Российской Федерации, и провести необходимую их реорганизацию, имея в виду исключение дублирования соответствующих правительственных структур. Принять необходимые меры по трудоустройству высвобождающихся сотрудников. Осуществить правопреемство в отношении полномочий Верховного Совета Российской Федерации как учредителя во всех сферах, где учредительство предусмотрено действующим законодательством.

12. Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации руководствуется указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и подотчетен Правительству Российской Федерации.

13. Генеральный прокурор Российской Федерации назначается Президентом российской Федерации и ему подотчетен впредь до начала работы вновь выбранного Федерального Собрания Российской Федерации.

Органы Прокуратуры Российской Федерации руководствуются в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, а также действующим законодательством с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом.

14. Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству безопасности Российской Федерации, Министерству обороны Российской Федерации принимать все необходимые меры по обеспечению государственной и общественной безопасности в Российской Федерации с ежедневным докладом о них Президенту Российской Федерации.

15. Министерству иностранных дел Российской Федерации информировать другие государства, генерального секретаря 00В о том, что проведение выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации диктуется стремлением сохранить демократические преобразования и экономические реформы.

Такое решение полностью соответствует основам конституционного строя Российской Федерации, выраженное на референдуме 25 апреля 1993 года.

16. Указ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» внести на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации.

17. Настоящий указ вступает в силу с момента подписания.

***

Выражаю надежду, что все, кому дорога судьба России, интересы процветания и благополучия ее граждан, поймут необходимость проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации для мирного и легитимного выхода из затянувшегося политического кризиса.

Прошу граждан России поддержать своего Президента в это переломное для судьбы страны время.

Президент Российской Федерации

Б. Ельцин

Москва. Кремль

21 сентября 1993 года. 20.00 час.

№1400

21 сентября, вторник. «Белый дом»

В ОТВЕТ НА УКАЗ…

«Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно».

Ст. 121-6 Конституции Российской Федерации

Так гласила Конституция РФ, и для любого законопослушного россиянина Ельцин, нарушив статью 121-6 основного закона, стал государственным преступником. Каждый гражданин страны оказался перед непростым выбором: промолчать и остаться сторонним наблюдателем, стать соучастником государственного преступления или же открыто проявить свое несогласие и выступить на защиту закона и поруганного государства.

Впрочем, все ли тогда понимали в полной мере суть и смысл происходящих событий? К сожалению, многим казалось, что идет всего лишь борьба между двумя властными структурами, двумя властными кланами — борьба, до которой народу нет дела…

Уверенности в том, что силовые структуры станут действовать на стороне законной власти, не было, и именно это обстоятельство определило мой личный выбор 21 сентября 1993 года. Так я оказался участником событий, которые, начавшись в будничной суете, закончились кровавой драмой.

...Итак, 21 сентября, около 14.00, я приехал в «Белый дом» к шефу — Владиславу Алексеевичу Ачалову, чтобы начать оформление в парламентские структуры моих специалистов. Накануне Председателем Верховного Совета (ВС РФ) было принято запоздалое решение о дополнительных мерах по укреплению безопасности парламента России, которую мы и должны были обеспечить. Серьезную обеспокоенность руководства Президиума вызывали, с одной стороны, неоднократные недружественные действия спецслужб президента в отношение ВС РФ, а с другой — тревожные и труднообъяснимые контакты их руководителей с представителями специфических структур других государств, почему-то тщательно скрываемые Кремлем от Министерства безопасности (МБ), Службы внешней разведки (СВР) и Главного разведывательного управления Генерального штаба Министерства обороны (ГРУ ГШ МО) России.

В различных парламентских структурах нам были выделены дополнительные штатные единицы. Работы принципиально не стали доверять спецслужбам. Несмотря на то, что Ачалов лично поручился за меня Хасбулатову, его секретариат провел дополнительную проверку. В результате, по распоряжению Председателя ВС контроль за всеми работами и дополнительными мерами безопасности ВС РФ был возложен на советника по вопросам обороны генерал-полковника Ачалова, а выполнение их основной части – на меня как на генерального подрядчика Верховного Совета.

...В кабинете 13-42 было несколько знакомых лиц. На угловом диванчике справа от входа терпеливо ожидал вызова к Председателю Верховного Совета начальник Генерального штаба МО РФ генерал-полковник Михаил Колесников, которого на экстренное парламентское совещание прислал вместо себя Грачев. Все явно чего-то ждали.

Получил от Ачалова замечание за недельное отсутствие и приказ – никуда не уходить. Как выяснилось, за время моего отпуска произошли большие перемены. С ряда секретных совещаний у президента произошла утечка информации, поскольку ряд их участников поспешил сообщить Руцкому и Хасбулатову о кремлевском заговоре. Согласно их информации именно сегодня Ельцин попытается ввести режим чрезвычайного положения.

Первое совещание заговорщиков состоялось в 12.00 в воскресенье 12 сентября 1993 года в Ново-Огареве. На совещании присутствовали Ельцин и ключевые министры: Козырев (МИД), Грачев (МО), Ерин (МВД) и Голушко (МБ). Данными лицами было принято секретное решение о насильственном разгоне парламента России 19 сентяб¬ря 1993 года и окончательной нейтрализации оппозиции, после чего министры-заговорщики скрепили про¬ект антиконституционного указа своими подписями, а Андрей Козырев по поручению Ельцина сразу же вылетел с секретной миссией в Вашингтон согласовать взаимные интересы сторон.

Как потом стало ясно из выступлений высокопоставленных чиновников Государственного департамента США, Ельцин брал на себя обязательство к 4 октября силой занять здание Верховного Совета, чтобы одним ударом на долгие годы решить проблему реальной оппозиции и генерации нелояльных США депутатов. Под обещания установить в стране подконтрольный США режим, Ельцин получил из-за рубежа добро на применение силы в отношении российских депутатов и право интернировать пассионарных оппозиционеров, которые неминуемо должны были попасть в расставленную им ловушку "Белого дома". В свою очередь под гарантии будущих геополитических преференций, США взяли на себя миссию по организации поддержки государственного переворота в России клубом ядерных держав и большой «семеркой» (что реально состоялось уже 22 сентября), «клубом 12» и ЕС (23 сентября) и даже СНГ (реально демонстрация поддержки переворота со стороны бывших национальных членов Политбюро ЦК КПСС была организована Государственным департаментом США 24 сентября 1993 года).

Сразу же после совещания с министрами президент Ельцин обсудил свой преступный замысел с Барсуковым и Коржаковым – «ключевыми фигурами в предстоя¬щем действии» (по признанию самого Б. Н. Ельцина). В 11.00 в поне¬дельник, 13 сентября в Кремле Ель¬цин переговорил с премьером Виктором Черномырдиным и получил его согласие. Вскоре стало известно, что Государственный департамент США также «дает добро» на разгон российского парламента.

Во вторник в 15.00 на Президентском Совете Ельцин предложил его членам по¬думать над вариантами возможных действий в случае сопротивления ВС РФ «конституционной реформе». Это к вопросу об уголовной ответственности советника президента Сергея Станкевича и ряда других. Впрочем, сегодня уже не требует доказательств, что большинство участников кровавой авантюры Ельцина действовали из чисто корыстных побуждений. Десятки активных фигурантов, особенно выделенных нами в первом издании «Анафемы», за истекшие 18 лет были привлечены к уголовной ответственности по совсем другим, постыдно банальным поводам – за кражи, казнокрадство, взятки. Тот же Станкевич оказался мелким взяткополучателем, как и многие другие изменники Родины сбежавший из страны и долгие годы официально находившийся под защитой польской разведки.

В среду, 15 сентября со¬стоялось сове¬щание Совета Безопасности (СБ), возглавляемого Олегом Лобовым, на котором члены СБ поддержали кремлевских заговорщиков и несколько часов обсуждали конкретные технические детали плана осуществления государственного переворота. Вскоре стало известно, что на заключительном совещании в пятницу 17 сентября было принято решение перенести акцию с 19 на 21 сентября, время «Ч» определено – 18.00 или 20.00 часов вечера (выше-перечисленные факты документированы и сегодня публично признаются самими их участниками).

Последним к Хасбулатову прибежал генерал-полковник Константин Кобец. Генерал-связист появился с подробной информацией о состоявшейся утром 20 сентября коллегии министерства обороны по поводу планируемого в ближайшие дни введения прямого президентского правления, разгона Верховного Совета и Съезда. Кобец утверждал, что несмотря на давление министра обороны Павла Грачева было принято решение о так называемом нейтралитете армии. Во время коллегии МО состоялся прямой телефонный разговор Ельцина и Грачева, во время которого Павел Сергеевич вслух переспрашивал президента о наличии приказа на штурм Дома Советов, заодно напомнив Борису Николаевичу собственные его слова: «Армия – вне политики...». По словам генерала-информатора Ельцин раздраженно бросил трубку.

Вчера, 20 сентября 1993 года, были замечены активные перемещения войск в Моск¬ве и ее окрестностях. Весь день у руководства парламента сплошной чередой идут всевозможные консультации и совещания, в 17.30 по этому же поводу проходит заседание Президиума Верховного Совета. Известно, что в 12.00 у Ельцина в обстановке строжайшей секретности началось решающее совещание с участием Черномырдина, Ерина, Грачева и Голушко. В Кремль уже вызвана группа телевизионщиков и директор Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ (ФАПСИ) Старовойтов.

Последнее обстоятельство, пожалуй, являлось самым значимым признаком переворота, поскольку у нас еще были свежи в памяти недавние «художества» ФАПСИ, совершенные во время последнего визита правительственной делегации Азербайджана в Москву. Последней каплей, переполнившей чашу терпения руководства ВС РФ в отношении бесцеремонных действий спецслужб президента, как раз и стала грубая попытка прикомандированных офицеров ФАПСИ подслушать переговоры Руслана Хасбулатова с делегацией Гейдара Алиева. Из республик часто поступала серьезная информация, свидетельствующая, что в России политика давно закончилась – осталась одна уголовщина. В частности, тогда из Азербайджана был получен компромат на «и.о. мэра» Москвы. По данным военной контрразведки МО Азербайджана, ему вменялась торговля оружием и поставка его Армении.

Любителей чужих секретов, схваченных за руку (точнее, за провод с направленным микрофоном, названый ими... выпадающей из окна телевизионной антенной) немедленно выселили из того крыла здания ВС, где находилось руководство парламента, а вопросам обеспечения всесторонней безопасности и защиты Верховного Совета от спецслужб президента, наконец, было уделено самое серьезное внимание.

Несмотря на неприятие парламентским руководством Старовойтова, публичная критика этого одиозного чиновника в начале сентября, в известном смысле, была вынужденной и объяснялась лишь крайней необходимостью воспрепятствовать его назначению на пост Министра безопасности России. Как один из этапов подготовки государственного переворота, 27 июля 1993 года был освобожден от должности Баранников (министр безопасности РФ с 18 ян¬варя 1992 года). Во время майских массовых избиений демонстрантов он, в отличие от начальника ГУВД Москвы Владимира Иосифовича Панкратова (который был начальником ГАИ Москвы при печально «прославившемся» министре внутренних дел СССР Щелокове. – Авт.), не пошел на незаконные действия, продемонстрировав тем самым «нелояльность» министерства безопасности (МБ РФ).

В конце августа в прессу просочилась информация о согласии принять назначение на вакантный пост министра безопасности Александром Старовойтовым – директором ФАПСИ. Послужной список доказавшего делом свою беспринципность и личную преданность Ельцину кандидата успела опубликовать оппозиционная газета «День». В нескольких телевизионных передачах «Парламентский час» Старовойтова и ФАПСИ также подвергли серьезной и обосно¬ванной критике. В первой мне с фактами в руках пришлось показать как Старовойтов целенаправленно противодействовал нам в решении проблемы подложных авизо. В другой журналистами было подробно рассказано о стремительной карьере в ФАПСИ юного «генерала Димы» и приобретенной им фактически за бюджетные средства зарубежной недвижимости.

Гр-н Д. О. Якубовский1 (1963 года рождения, в 1992-1993 гг. проживал в Канаде) за каких-то полгода при помощи Кобеца и Шумейко сумел «подняться» от вузовского капитана запаса до заместителя директора ФАПСИ, а с осени 1992 года еще и полномочного представителя правоохранительных органов, специальных и информационных служб в Правительстве Российской Федерации.

Обычно причиной быстрого взлета сомнительных лиц из кремлевского окружения служит место, которое они занимают для своих хозяев в том или ином российском «экспортном» мафиозном спруте. В частности, Якубовский совместно с Самойловым (вчерашним полковником и помощником Шумейко, затем – генерал-лейтенантом и первым директором государственной компании «Росвооружение», в 1994 году снятого с работы в связи с возбуждением уголовного дела о хищении 90 миллионов долларов) в интересах вице-премьера помогли организовать схему хищения части валютных поступлений от российского государственного экспорта оружия. Досадной неприятностью и ощутимой материальной потерей для «оружейной» кремлевской мафии неожиданно обернулась независимая позиция министра внешних экономических связей Сергея Глазьева, имевшего неосторожность уволить со своих постов за явные злоупотребления своего первого заместителя В. Шибаева, курировавшего торговлю оружием Российской Федерации, и сверхпредприимчивого директора «Оборонэкспорта» России армянина Караогланова – «патриота Армении и московской мэрии». Ощутимый удар по оружейной мафии вызвал бурную ответную реакцию в Кремле, среди разъяренных обитателей которого замелькали и ранее якобы непричастные к экспорту оружия высшие должностные лица...

По оперативным данным, поступавшим в аппарат генерал-полковника В. Ачалова, Якубовский имел привычку вызывать к себе на дачу многозвездных арбатских генералов, где и делал предложения, от которых те не смели отказаться. Ведь все необхо¬димые согласования и визы Гайдара, Шумейко, Ерина, Кокоши¬на, Примакова... уже были на проекте невероятного указа, согласно которому юный куратор силовых структур России должен был официально получить из рук Ельцина чрезвычайные полномочия...

При подобных принципах кадрового отбора не приходится удивляться, что через несколько лет Якубовский опустился до кражи раритетных рукописей из фондов государственной библиотеки. За организацию именно этого хищения и попытку перепродать в Израиль наше национальное достояние «генерал Дима» отсидел на зоне часть положенного ему срока.

В конце-концов, в свете разгоравшихся вокруг ФАПСИ громких скандалов ретивого директора на ключевой пост назначить не решились, и на министерском посту в качестве и.о. была оставлена нейтральная фигура Николая Голушко. После того, как 12 сентября на конфиденциальной встрече с Ельциным последний согласился участвовать в государственном заговоре, президент и подписал его назначение министром.

Недоверие же в отношении Старовойтова и степени его законопослушания с нашей стороны было полностью оправданным. 21 сентября 1993 года оно нашло свое зримое и окончательное подтверждение, когда в нарушение Закона «О ФАПСИ» в высшем органе представительской власти (а двумя днями позже – у председателя Конституционного суда) были отключены все виды правительственной и специальной связи. В этот день в 20.01 недалекий директор ФАПСИ наконец достиг пика своей карьеры – по хронологии событий став вторым после Ельцина лицом, совершившим акт государственной измены. Таким образом, и редакция газеты «День», и телевизионщики «РТВ-Парламент», сумев воспрепятствовать назначению на пост министра безопасности России Старовойтова, внесли свою скромную лепту в то, что в октябре 1993 года МБ РФ не участвовало в массовых расстрелах наших граждан.

В 18.00 ничего не произошло. Я отпросился и сходил перекусить в буфет. Удивило обилие телевизионщиков в коридорах «Белого дома».

Закон Российской Федерации

О федеральных органах правительственной

связи и информации

...

Статья 12 часть 4. При получении от кого бы то не было приказа или указания, противоречащего законодательству Российской Федерации, сотрудник федерального органа правительственной связи и информации вне зависимости от его служебного положения обязан выполнять только требования законодательства.

...

Статья 14 Ответственность сотрудников федеральных органов правительственной связи и информации.

1...

2. Отключение правительственной и иных специальных видов связи у Президента Российской Федерации, Председателя Верховного Совета Российской Федерации и Председателя Конституционного Суда Российс¬кой Федерации без их ведома... преследуются по закону.

Президент

Российской Федерации

Б. Ельцин

Москва,

Дом Советов России

19 февраля 1993 года

№ 4524-1

Как нам сообщили из аппарата Шахрая, в 19.30 на Старой площади собрали заседание правительства РФ. Получасом позже выяснилось, что на заседании Черномырдин доложил о подписании Ельциным указа № 1400 и кратко изложил его суть; всем присутствующим раздали текст указа. В заключение Черномырдин провозгласил то же, что потом сказал и с телеэкрана: дело министров – работать, у правительства много оперативных дел, главная задача – обеспечить стабильность. Ни обсуждения по существу указа № 1400, ни голосования присутствующих не было. В 20.00 участники заседания вернулись на свои рабочие места.

В 19.45 из студии «РТВ–Парламент», расположенной на первом этаже Дома Советов, в наш кабинет поднялся Станислав Терехов с отставным генерал-майором. Они завершили вечерний выпуск передачи «РТВ-Парламент» заявлением о грядущем государственном перевороте и решимости офицеров их организации защищать Конституцию и парламент. Однако, откровенно неудачное выступление пожилого генерала существенно снизило эффект от обращения «Союза Офицеров».

В 20.00 Ельцин зачитал по бумажке в стиле «а-ля Леонид Ильич» указ № 1400. Сразу после него диктор ТВ объявил, что только что закончилось заседание правительства, которое единогласно одобрило указ № 1400. Так члены правительства стали заложниками сознательной дезинформации электронных СМИ.

Полковник Вячеслав Кулясов (Полушеф – в первой редакции книги – здесь и далее иногда вместо имен и фамилий – псевдонимы, которыми в первом издании я обозначал некоторых участников событий, – авт.) снимает поочередно телефонные трубки – правительственная и специальная связь уже отключены (сноска)1. В апартаментах Ачалова городские телефоны пока работают. В отличие от всех соседей, у нас почему-то на час-другой оставался выход на междугородную связь. По окончании выступления Ельцина один старший офицер, положив руку на необъятный телевизор «Panasonic», решительно говорит: «Тут тебе и конец!».

Через пять-десять минут в кабинет стремительно вошел его хозяин и скомандовал всем присутствующим идти к Хасбулатову. К этому моменту в комнате 13-42 нас собралось человек 10-12, из них – половина военных. Спускаемся молча быстрым шагом, все сосредоточены. Атмосфера быстро сгущается.

Навстречу нам из кабинета Председателя ВС выходит Руцкой, на ходу в дверях перекинувшись с Ачаловым словами о попытке переворота. Хасбулатов выглядел очень усталым и каким-то маленьким (как подметил Александр Арсеньевич Бульбов – «совсем зеленым») (сноска: В 2005-2007 гг. бывший «афганец», генерал-лейтенант наркополиции по личному указанию президента РФ Путина обеспечивал оперативное сопровождение резонансных антикоррупционных дел: уголовного дела «Три Кита» и дела о китайской контрабанде высших чинов ФСБ. 2 октября 2007 года вместе со всей своей группой он был банально «сдан» — фактически отдан на расправу фигурантам этих же дел, арестован и заключен в СИЗО «Лефортово»).

Председатель ВС РФ пожал всем нам руки, по иронии судьбы начав с меня. Был краток: «Совершен классический государственный переворот!» Сказал, что объяснять тут фактически нечего и по закону Вице-президент Руцкой должен немедленно приступить к исполнению обязанностей президента – по статье 121-6 Конституции полномочия президента автоматически прекращаются с момента обнародования им антиконституционного указа. По Конституции для лишения его президентских полномочий, как попытавшегося совершить государственный переворот, не нужно никаких дополнительных решений съезда или Конституционного суда. Через пять минут повторно собирается Президиум Верховного Совета, затем – Чрезвычайная сессия и Внеочередной Съезд народных депутатов. Ачалов назначается министром обороны. После небольшой паузы Хасбулатов, уточнил: «Министром обороны «Белого дома». Еще сказал, что нам, как людям военным, должно быть ясно, что надо делать. В первую очередь необходимо обеспечить надежную охрану Дома Советов. На вопрос о наличии оружия ответа от Хасбулатова, уже распрощавшегося с нами, мы не получили – вместо ответа он задумчиво стал раскуривать тонкую черную сигарету.

Поднимаемся к себе на 13-й этаж. В лифте обсуждаем проблему оружия. Узнаю, что до 20 марта 1993 года в «Белом доме», точнее в расположенном под Домом Советов законсервированном стратегическом объекте – резервном командном пункте штаба фронта, действительно был большой арсенал. Были даже гранатометы как память об августе 1991 года. Но во время первой (20 марта 1993 года) репетиции переворота заместитель Хасбулатова Сергей Филатов вывез практически все оружие.

Позднее от хорошо осведомленного капитана II-го ранга Германа Петровича Пономарева (убит 3 октября 1993 года холодным оружием) стало известно, что если 19-го марта при первой попытке государственного переворота к жесткому подавлению оппонентов призывал только Шахрай – главный составитель антиконституционного президентского циркуляра об особом порядке управления страной (ОПУСа), то на этот раз первыми крови возжелали: Бурбулис, Полторанин, Костиков и... Филатов.

Станислав Терехов и его товарищи по Союзу офицеров покидают наши апартаменты и разворачивают бурную деятельность где-то по соседству. Сразу по возвращении делаю два звонка своим знакомым: один — Сергею Классину с просьбой поднять на защиту парламента оказавшийся в Тюмени прибалтийский отряд милиции особого назначения,

второй – заместителю председателя ЦБ РФ, курировавшего службу инкассации (в первом издании - ближайшему сотруднику влиятельного г-на Х) с просьбой помочь оружием.

Тот же источник из аппарата вице-премьера сообщил, что Шахрай с Шохиным целый час пребывали в состоянии колебания и, уединившись, оценивали, что сейчас выгоднее – переметнуться или активно поддержать Ельцина. Оба решили, что уходить поздно.

Ачалов направляется к директору Департамента охраны ВС РФ. Я его сопровождаю, чтобы в случае раздачи оружия получить для охраны штаба на 13-м этаже. По дороге узнаю, что уже был телефонный звонок от командующего черноморским флотом (ныне - безвестный пенсионер, на садовых грядках вспоминающий о дарованной ему раз в жизни Господом возможности послужить спасению России и, наверное, сожалеющий о сделанном неправедном карьерном Выборе). Адмирал Эдуард Балтин с нескрываемым воодушевлением спросил, какую территорию ему поручает контролировать парламент. В конце их разговора Ачалов попросил прислать полк морской пехоты.

В кабинете директора Департамента начальство разводит подобающие моменту политесы. Генеральный директор Департамента охраны Александр Бовт на наших глазах, смеясь, визирует одному из своих милиционеров заявление об уходе на пенсию. Нашему штабу выдают портативные радиостанции «YAESU» FTN-7010 и назначают позывные на втором канале. Затем в оружейке в течение полутора часов получаем 2 пистолета ПСМ и один автомат АКС-74У с боекомплектом.

Обращаю внимание на то, что в оружейке на складе ОМТО1 всего несколько ящиков с АКСУ. Гранатометов нет.

Исполнители оружие выдавать не хотели, явно ожидая прихода в здание сил МВД. В течение целого часа несколько раз пришлось подтверждать наличие разрешения со стороны руководства Департамента охраны. Оружие выдали только после вмешательства подполков¬ника милиции из этого Департамента Юрия Александровича Пименова, с достоинством сохранявшего спокойствие в сложившейся нервной обстановке.

Сам Пименов уже получил автомат и бронежилет. Поджидая сослуживцев, он молча стоял рядом с оружейкой и курил. Понаблюдав со стороны за моими мытарствами, Пименов с заметным презрением сказал ответственному за выдачу оружия полковнику милиции, что все необходимые распоряжения тем уже получены и тянуть тут, собственно, нечего.

У ответственного трясутся руки, когда он берет мои документы и начинает заполнять первые строчки тогда еще девственного журнала выдачи оружия. Всячески затягивая процедуру, милиционер ноет, что его посадят. Это продолжается до тех пор, пока не пришлось его резко осадить, отметив, что сажать, скорее всего, будет наша сторона. В дежурке снаряжаю магазины, одалживаю ремень под кобуру и подсумок.

Поблагодарив подполковника за помощь, попросил этого человека по возможности опекать нас при последующих контактах с Департаментом. Юрий Пименов согласился помогать и дал мне свой телефон: 205-65-27, который в спешке я записал на клочке бумаги и лишь недавно с тяжелым сердцем случайно обнаружил. Уже тогда сделав решительный выбор, этот человек остался в осажденном парламенте до конца.

4-го октября он был убит при попытке вывести из расстреливаемого «Белого дома» женщин и детей. Выходя под шквальный огонь обезумевших военных преступников, по словам очевидцев, он наивно взывал к их совести: «Я – подполковник милиции Пименов! Не стреляйте! Вывожу детей и женщин!» Даже когда его ранили в первый раз (касательное ранение в голову), подполковник продолжал заниматься спасением осажденных.

С перевязанной головой он снова вышел на улицу, призывая солдат не стрелять по детям и женщинам. Ему дали пройти обратно к 14-му подъезду лишь несколько шагов – со стороны войскового оцепления в спину выпустили автоматную очередь, и пуля со смещенным центром тяжести вошла ему в поясницу, разворотив все внутренности. После расстрела парламента его убийство даже попытались списать на... «боевиков», представив в официальном списке убитых в числе потерь МВД Ерина!

Еще одно подтверждение истины, что в бою всегда гибнут лучшие.

Я вспоминал его потом долго как живого. В октябре, в сильной спешке пытаясь уничтожить «компромат», мы наткнулись на личные бумаги Пименова, которые он хранил в служебном сейфе. Я держал в руках конфетную коробку со всеми его документами, сверху почему-то лежала карточка-заместитель на табельное оружие. Вслух я тогда высказал, что этот человек пятки никому никогда лизать не будет, если, конечно, его еще не убили. Кто-то заметил, что мне надо бы забрать его документы и потом пере¬дать их ему лично. Кольнула мысль, что теперь долгие месяцы, если не годы, мне придется скрываться. Учитывая вытекающие отсюда ограничения, я, взяв карточку, положил коробку с бумагами обратно на верхнюю полку расстрелянного сейфа – понадеялся на благополучное возвращение хозяина. Ему было 39 лет. У подполковника остались двое детей.

Таких как Пименов, в Департаменте было немного. Практически все они оставались в «Белом доме» до конца трагедии, тогда как все слабонервные быстро отсеялись.

...Пока же еще шел одиннадцатый час вечера 21 сентября 1993 года.

Многие милиционеры заметно растеряны. Фактически «Белый дом» в это время беззащитен: мы ничего не можем сделать, а милиция доверия не вызывает. До сих пор не понимаю, почему Ельцин, если он и его кремлевское окружение действительно хотели лишь разогнать парламент, не воспользовался этим моментом. Объяснение этому в контексте последующих событий может быть только одно – по сценарию целью переворота был не разгон парламента, а физическое уничтожение верхушки оппозиции – решение проблемы власти раз и навсегда! Доказательством этому является и то, что сначала Ельцин предоставил возможность всем желающим собраться в стенах Дома Советов для защиты парламента, заманив таким образом в ловушку наиболее решительных оппозиционеров и их лидеров, а затем им был отдан высочайший приказ – всех уничтожить.

Рядом с Домом Советов вокруг здания мэрии и гостиницы «Мир» появляется оцепление из военнослужащих внутренних войск, у гостиницы развернута полковая радиостанция Р-142М на базе ГАЗ-66 КУНГ, именуемая на армейском жаргоне «Сорока». Нам позвонили и сообщили, что к зданию Конституционного суда России, где уже идет заседание по указу № 1400, также стянуты войска МВД. Войска и у здания Моссовета.

Около 22.00 на «РТВ–Парламент» позвонил один из сотрудников радио «Маяк». Сказал, что в 20.00 к ним в «Останкино» прибыл спецназ – примерно 70-80 человек, вооружены автоматическим оружием, расположились в помещениях телерадиоцентра. (Кстати, «Маяк» был единственной радиостанцией, более суток передававшей в эфир правдивую информацию о государственном перевороте. 23 сентября последовали соответствующие «оргвыводы» и жесткие санкции).

Беспокоит, что на фоне явной демонстрации силы эмвэдэшниками на улице у 14-го подъезда Дома Советов собралось людей намного меньше, чем я ожидал увидеть.

У нас же на 13-м этаже все прибывают и прибывают люди. К сожалению, появляются и некоторые неоднозначные личности типа Э.Лимонова и генерала Стерлигова. На единственный автомат многие офицеры посматривают с чувством легкой и плохо скрываемой зависти.

Итак, в первый день ночь государственного переворота добровольным защитникам парламента был выдан один автомат АКС-74У и два пистолета ПСМ.
Мне рассказывают новости – на Президиуме Верховного Совета Ельцин отстранен (ст.121-6 Конституции), теперь Вице-президент Руцкой исполняет обязанности Президента. Президиум принял заявление и обращение к гражданам России, в котором четко и ясно сказано о введенном в стране режиме личной власти – власти мафиозных кланов и проворовавшегося окружения.

Сидим за огромным столом. Пришел Александр Проханов. Он как всегда, ироничен. Чтобы разрядить обстановку и притупить чувство голода, приношу из машины мешок антоновских яблок. На вопрос Кулясова, откуда яблоки, отшучиваюсь, что обладаю даром предвидения. Хотя еще днем был уверен, что ничто не нарушит мои вечерние планы.
Как сглазил! Уезжая накануне из сада с роскошными яблонями, в ответ на просьбу друга остаться погостить на даче я неудачно пошутил. Сказал, что в понедельник надо обязательно быть в Москве, поскольку Ельцину может взбрести в голову во вторник устроить государственный переворот. Потом они не раз пытали меня, знал ли я заранее о заговоре.

В 21.40 началось экстренное заседание Конституционного Суда (КС), председатель которого Валерий Зорькин еще в 21.05 выступил перед нашими депутатами со словами поддержки и попросил не считать его трусом в связи с отъездом на ночное заседание КС.

На улице около «Белого дома» людей пока немного – кажется, что их число не дотягивает и до тысячи, хотя с момента объявления попытки государственного переворота прошло более двух часов.

Эдичка Лимонов притаскивает в нашу комнату 13-42 радиотелефон с иностранцами впридачу. Через полчаса пришлось распроститься и с этой компанией, и с их телефоном.

Встречаю в коридоре Сашу Репетова (в первом издании – Дмитрий). Он ходит кругами вокруг автомата и пистолета. Ворчит, что выдача автомата и двух пистолетов – это единственное пока полезное дело, которое сделали парламентские шишки.

В этот же вечер на начавшемся в 22.30 совещании в Главном управлении внутренних дел (ГУВД) Москвы в соответствии с планом Ельцина генерал-майор милиции Панкратов настаивал на немедленном силовом захвате Дома Советов. Ерин по какой-то причине от штурма в эту ночь отказался.

До окончания первых суток государственного переворота мы получили информацию о решении Федерации независимых профсоюзов России (ФНРП) признать указ антиконституционным. Стало известно, что в 23.00 подал в отставку единственный компетентный человек в правительстве Черномырдина – 33-летний министр МВЭС Сергей Глазьев.

Профессор Марат Мусин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"