На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

История  
Версия для печати

Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу...

Долгое русское рассеяние

В 1949 году, 60 лет назад, перед захватом Шанхая китайской Красной армией, из города были эвакуированы пять с половиной тысяч бывших граждан России и их детей, рождённых в эмиграции… Мы, в 1991 году оказавшиеся в эмиграции не выходя из дома, время от времени с тревожной заинтересованностью вглядываемся в судьбы своих предшественников, покинувших родину против своей воли… Предшественники – это, конечно, не искатели лучшей доли 1970-90-х (за редким исключением то «утечка пищеварительных систем»); предшественники наши – миллионы русских, покинувших Крым и Архангельск в 1920-м, Владивосток – в 1922-м… Российское рассеяние, ставшее Русским Зарубежьем…

Это как взрыв, как цепная реакция: оторванный осколок со временем сам разрывался на части, отправляя русских в новые скитания… И вот уже под нашими ногами взрывная волна ударяет в расшатанный фундамент, и сам Русский континент начинает распадаться на куски. Неизбежен ли дальнейший распад? Может ли он быть остановлен и как?

«Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу...», – как-то в бессонницу пробормотал об утраченном Пушкин.

Об одном итоге Гражданской войны

В 1949 году из Китая эвакуироваться сумели не все желающие. Лиц старше 60-ти Запад спасать отказался. В Шанхае возник ажиотаж, составление и пересоставление списков, интриги, вычёркивания; эвакуация в неизвестное сделалось мечтой…

В Шанхай съехались, как в крайнюю точку. Как прежде в Крым, Архангельск и Владивосток. Это были никому на свете не нужные русские – крошечный осколок из горы осколков исторической России. Международная беженская организация (International Refugee Organization), подведомственная ООН, обратилась к некоторым правительствам стран «свободного мира» с просьбой предоставить им временный приют. Откликнулась Филиппинская республика. И больше никто. Беженцам на четыре месяца предоставили необитаемую, покрытую джунглями часть крошечного острова Тубабао, соединённого мостом с островом Самар.

Чтобы представить, какого качества были те русские люди на Тубабао, взглянем на некоторых из них, тогда ещё детей и юношей, воспитанников кадетских корпусов, оказавшихся во Владивостоке 1921 года. У многих из кадет, прошедших дорогами гражданской войны, на груди были георгиевские кресты и памятные знаки легендарных походов. Старшие роты наряду с учёбой, случалось, принимали участие в боевых операциях. Надо сказать, что занятия в «Русском восточном кадетском корпусе», сформированном из нескольких кадетских корпусов, проводились по полной программе 1897 года. Занятия проводили профессора Академии Генерального Штаба… Примечательно, что грязь, кровь и слёзы Гражданской войны не убили, но выявили в детях русский дух, породили в них желание очиститься и очистить от гнили Россию. Ещё при адмирале А.В.Колчаке в Сибири силами кадетских корпусов и семинаристами было организовано «Православное кадетское библиотечное общество», позже возрожденное и во Владивостоке. Тогда же, ещё при Колчаке, кадеты разогнали левацкую скаутскую организацию, а взамен сформировали отряд юных разведчиков им. Ермака Тимофеевича… Во Владивостоке кадеты влияли и на общественную жизнь города.

Собственно вот почему здесь мы о них вспомнили.

Во Владивостоке на улице Светланской располагалось (при правительстве эсера А.Медведева) кафе "Би-Ба-Бо" – притон декадентствующих лиц, «сборище кокаинистов-футуристов и гурманов-эротоманов», как охарактеризовал его Дмитрий Корнеев, автор исторического очерка о кадетах в гражданскую войну. «Весной 1921 года, – пишет он, – воспитанники "Русского восточного кадетского корпуса" решили совершить акцию по воспитанию посетителей "очага культуры". 20 мая 1921 года до пятидесяти кадет, вооруженных тесаками и палками, посетили вышеназванное кафе. Результатом визита явился полный разгром заведения и порка розгами "гениального и непревзойденного мастера слова и кисти" Давида Бурлюка – короля русского футуризма. "Оранжевый мотылек городского бомонда" поэтесса Варвара Статная отделалась измазанным дегтем платьем… 20-го же мая кадеты разгромили мастерские художников-абстракционистов на Алеутской улице и редакцию "Свободной газеты Вельзевул". Воздух во Владивостоке стал чище».

В этом малый, но явно золотой «плюс» всей Гражданской войны. И даже не важно, на какой срок воздух стал чище. Важно, что в годы общего упадка, разрушения нравственного закона, из более чем одной тысячи кадет отчислено из Корпуса было лишь 20 человек (0.2%!) Пусть на короткое время, но здоровое православное молодёжное сообщество в России, уже на самом краю, было воссоздано.

Значит, возможно это и в будущем.

Не исключено, что участь Бурлюка была бы уготована и некоторым иным «королям» декаданса, случись они в тот день в «Би-Ба-Бо»… Напрасно, конечно.

«Король поэтов» эгофутурист Игорь Северянин, пройдя через модернистские кривляния эпохи, оказавшись, не выезжая за пределы Российской империи, в эмиграции, в какой-то момент вдруг осознал, что утеряно. В Эстонии он грезил Россией, ища объяснение свершившейся катастрофе, вразумляя и себя, и эмиграцию:

Ты потерял свою Россию.

Противоставил ли стихию

Добра стихии мрачной зла?

Нет? Так умолкни: увела

Тебя судьба не без причины

В края неласковой чужбины.

Что толку охать и тужить —

Россию нужно заслужить!

И он же нашёл образ России, «что не раз, казалось, умирала, как любовь, как солнце, как весна», но «Божьей волей воскресала снова, — Как весна, как солнце, как Христос!»

Вскоре во Владивостоке всё смешалось; в октябре 1922 года началась эвакуация. В пути погибло несколько судов, в том числе и с кадетами на борту. Флотилия адмирала Г.К. Старка с трудом, но попала в Шанхай – единственный пункт на Дальнем Востоке, где в ту пору ещё не были введены запретительные правила для въезда наших беженцев…

Через четверть века, в 1947 году, в Шанхай устремились русские со всего Китая, сквозь варево войны, мечтая уже о неведомых Филиппинах…

О фундаменте Русского континента

Филиппины – это тропики; это ливни и адская жара, это сезонные тайфуны (два раза в год), ядовитые сколопендры, змеи, тучи кровососущих… Для палаточного городка поначалу следовало очистить от непроходимых дебрей пространство. Люди болели, некоторые надорвались в том труде.

В палатках и бараках многим пришлось прожить вместо ожидаемых 4 месяцев два года. Тяжело прожить. Выражение «жизнь на чемоданах» – не совсем метафора. Каждую понадобившуюся вещь, приходилось подолгу отыскивать в багаже.

Участник эвакуации из Шанхая, известный литератор Никита Валерианович Моравский (он родился в Шанхае в 1923 году) в книге «Остров Тубабао. 1949–1951: Последнее пристанище российской дальневосточной эмиграции» рассказывает: «В первые же дни нашего пребывания на Тубабао русское православное духовенство — священники, монашки — и миряне приступили к созданию церковной жизни, основав и обустроив на территории лагеря две палаточные церкви: Свято-Серафимовскую и Свято-Архангело-Михайловскую. Кроме того, филиппинские власти передали во временное пользование православных здание бывшей американской военной церкви. Эта церковь, ставшая православным Богородицким кафедральным собором, находилась за чертой лагеря, но к ней вёл свободный проход. Группа наших строителей водрузила большой православный крест над входом в храм, рядом с ним построила колокольню, а интерьер собора отремонтировала и установила в нем иконостас». Кроме этого был учреждён монастырь…

Тогда русские ещё точно знали: вера Православная – русский фундамент.

Разрушен был фундамент – рухнула историческая Россия. После катастрофического взрыва многие осколки Святой Руси разнесло по свету.

Самой яркой личностью – как в Шанхае, так и на Тубабао – был, безусловно, человек о котором замечено: «Каждый, кто встречался с ним взглядом, ощущал себя самым любимым существом на земле». Речь, конечно, об архиепископе Иоанне (Максимовиче), причисленном к лику святых всей полнотой Церкви в 2008 году, Шанхайском и Сан-Францисском чудотворце.

Владыка принадлежал к известному малороссийскому роду, представителями которого был просветитель Сибири XVII века святой Иоанн Тобольский (Максимович) и первый ректор Киевского университета Михаил Александрович Максимович (1804-1873).

Когда-то митрополит Антоний (Храповицкий), глава РПЦЗ, так отрекомендовал молодого епископа: «…этот маленький, слабый физически человек, по виду почти как дитя — есть чудо аскетической стойкости и строгости». О владыке Иоанне (1896-1966), о его необыкновенной подвижнической жизни и о явленных им чудесах сохранено множество свидетельств. (См., например  книгу  игумена Александра (Милиант) «Жизнь, чудеса и поучения великого святого 20-го века – Архиепископа Иоанна Шанхайского (Максимовича)»,  книгу  протоиерея Петра Перекрестова «Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья» и др.)

Здесь приведём лишь одно из свидетельств, мгновенно воссоздающее портрет деятельного молитвенника владыки Иоанна.

На Филиппинах, как прежде и в Китае, святитель посещал всех, кто нуждался в нём – в тюрьмах и приютах, в домах и больницах. Вспоминает протоиерей Георгий Ларин, тогда руководитель церковного округа на Тубабао, сопровождавший владыку в больницу города Гюан на Самаре (на Тубабао был свой госпиталь, но тяжёлых отправляли на Самар): «Как-то, войдя в русское больничное отделение, мы услышали страшные крики, доходившие издалека. На вопрос владыки о причине этих криков русская сестра сказала, что это безнадежная больная, которую, как беспокоящую своим криком больных, поместили в прилегающий к этому зданию бывший американский военный госпиталь. Владыка немедленно решил идти к больной, но русская сестра не советовала ему это делать, так как от больной исходит зловоние. “Это не имеет значения”, — сказал владыка и быстрыми шагами направился в другое здание. Я последовал за ним. Действительно, от больной женщины исходил неприятный запах. Подойдя к ней, владыка положил ей на голову крест и стал молиться. Я вышел. Владыка молился долго, затем исповедал больную и причастил. Когда мы уходили, она уже больше не кричала, но только тихо стонала. Через какое-то время мы снова поехали в госпиталь и едва успели въехать на нашем джипе во двор, как из госпиталя выбежала женщина и бросилась к ногам владыки. Это была та “безнадежная” больная, за которую он молился».

Дивен Бог во святых Своих. Мир, увидев владыку Иоанна, увидел воочию Святую Русь.

Чтобы добиться разрешения на выезд беженцев с Филиппин в более благоприятные страны, святитель отправился в США. Для получения разрешения нужно было – ни много ни мало – изменение Сенатом закона о беженцах. Владыка и его сподвижники проделали огромнейшую работу, преодолели бумажную волокиту, подготовили и провели все необходимое, озвучили обращения…

В течение двадцати семи месяцев, которые русские провели на Тубабао, тайфуны обходили лагерь стороной. По соседству на островах гибли люди. На Тубабао жертв не было. Мало кто сомневался, что причина в молитвенной помощи архиепископа Иоанна.

Последняя большая группа тубабаовцев, как о том пишет Никита Моравский, несколько сот человек, была доставлена в Сан-Франциско в июне 1951 года. В декабре на Самар и Тубабао обрушился чудовищный тайфун «Ами». В русском лагере оставались ещё более ста человек. Во время тайфуна, по свидетельству другого очевидца, «наводящим ужас на людей был момент, когда, как карточные домики, стали рушиться и превращаться в груду развалин деревянные и железные бараки…». Люди прятались в овраги, забивались под полы, привязывались к толстым деревьям. Несколько деревень и город Гюан были разрушены. Число погибших среди местного населения не поддавалось подсчёту. Все русские были ранены, но погибли двое, мужчина и женщина.

Владыка откликнулся полным сочувствия письмом. Обращение его содержало и наставление, адресованное, по сути, всему Русскому Зарубежью: «Почему природа, в продолжение почти трех лет щадившая нашедших себе убежище на Тубабао, ныне так безжалостно разразилась на небольшой остаток, когда близко окончательное расселение? Нам вспоминаются слова Спасителя: Думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих во Иерусалиме? Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибнете (Лк 13, 4–5). Совершившееся ныне есть напоминание всем прежде бывшим там о том, что могло их постигнуть и чего они избежали. Оно есть предостережение всем спасшимся, где бы они ныне ни находились…»

Здесь понимание и смысл вообще всей Русской катастрофы.

О смысле Русской катастрофы

Укрепление порушенного фундамента Русского континента гипсом коммунистической идеи оказалось косметическим, недолговечным ремонтом. Гипс выкрошился, вымылся, энергия законсервированного взрыва вырвалась наружу уже у нас под ногами, в 1991-м. Также, несомненно, выкрошится и новенький гипсовый раствор, замешанный на «ценностях и институтах демократии», ценностях, атеистических по сути. И что тогда?.. Интересна ли Господу Русь без веры?!

И без неё подобного пруд пруди.

Сподвижник владыки Иоанна, известный богослов архимандрит Константин (Зайцев), также бывший обитатель Тубабао, писал, что нельзя представить себе обновлённую Россию как возникновение чего-то нового, это было бы пустой мечтой. Он утверждал: "Может идти речь только о возстановлении исторической России».

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский чудотворец видел грядущее возрождение обновлённой России в покаянии народа за грех отступничества, в преодолении апостасии. «Россия возстанет так же, как она возставала и раньше, – писал он в статье "Россия”. – Возстанет, когда разгорится вера. Когда люди духовно возстанут, когда снова им будет дорога ясная, твердая вера в правду слов Спасителя: "Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его и вся сия приложатся вам"…»

Тогда и воскреснет Русь, когда любимым нашим делом будет посещение храма и участие в Божественной Литургии.

Олег Слепынин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"