На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


История  
Версия для печати

Крещенье

Холст, масло, 80x100 см, 1998 год

Крещенский мороз – это типично русская сту­жа, которую если талантливо нарисовать, уже холодно было бы даже глядеть на такую картину. Как добиться такого ощущения? Абсолютный холод космоса (– 273) соединен с его чернотой, так же как «Черный квадрат» Малевича – с понижением температуры тела зрителя, который на него смотрит. Морозы бывают разные: кре­щенские, рождественские, сретенские, Никольские, мат­веевские, афанасьевские, Васильевские, тимофеевские, власьевские. Крещенские – самые злые. Даже облака не плывут, а бегут по небу, чтоб не замерзнуть.

Хорошо в такую жуткую погоду сидеть дома, в тепле, у печки... Думая о тепле, еще сильнее чувству­ешь стужу. Русский человек считается ленивым, про него говорят: мол, ему бы только на печке лежать. А попробуй-ка в такую погоду выйти на улицу... Неволь­но на печку забьешься. Как А.П.Чехов говорил: «Вам в Греции хорошо рассуждать, у вас тепло и пахнет поме­ранцем...» Отсюда у нас такая сильная подсознатель­ная любовь к русской печке, не случайно все, строя коттеджи, ставят ее дома или выкладывают камин. И говорят: поехали на дачу, там печечку затопим, в бань­ку пойдем, послушаем, как гудит печная труба, попьем чайку из смородинного листа...

В стужу в деревне два раза топят – утром и вече­ром, как рассветает и как темнеет. Открыть дверцу печ­ки и кочергой поворошить угольки... А когда не разго­рается, и ругнуться на дрова, ласково, укоризненно, а иногда и крепким словом... Или зайти в избу с мороза, подойти к печке и забраться на самый верх, где обыч­но лежат дети, закопаться в овчину и млеть... И вдруг услышать тишину. Или достать сверху сухую рябину, по­ложенную осенью, потереть ее между пальцами, чтобы пошел горьковатый терпкий душистый запах, да зава­рить ее кипятком из вкусной крещенской воды... Дол­го потом будешь вспоминать вкус этого чая... Приятно следить взглядом за хозяйкой, как она сноровисто под­кидывает дрова.

Еще хорошо, вернувшись с мороза, укутать бо­сые ноги в полушубок и усесться с книгой, прижавшись спиной к чисто побеленной печечке, взять кота на ко­лени и под его довольное урчанье смотреть «мамень­кины» домашние фотографии, да еще не под лампой, а при живом свете, то есть зажженной свече – мечта... А когда дверь открывается, и вплывают, буквально стоя, вкатываются клубы морозного пара, и кто-то сразу кри­чит: «Закрывай, улицу не натопишь!»... Это невозможно забыть... Как и тиканье деревенских часов с гирями, и сами эти ходики, создающие ощущение чего-то основа­тельного, неизменного и вечного...

Картина «Крещенье» напоминает о цикличнос­ти человеческого существования. Когда все звенья цепи рядом и следуют одно за другим... Вот он, целый комплекс жилых построек (жилая изба, хлев, овин, баня), а рядом – церковь... На маленьком пространстве картины – весь мир человека, его близких и живности. Здесь рядом проходит дорога, это живой канал, кото­рый человеку тоже необходим, чтобы черпать от него и чтобы включаться в него, когда приходит время (взгляд на дорогу успокаивает, приводит мысли в порядок).

Что человеку нужно, какой минимум, для того, чтобы он попал в себя, проявил то, что дал ему Бог? Ведь часто бывает так, что у человека есть все, мно­го больше, чем ему необходимо, а радости нет. Значит дело не в благах и даже не в том, что необходимо? Мо­жет, – в сопричастности той творящейся вокруг нас жи­вой жизни, которой дал начало Бог?

Таинство крещенья – это начало новой жизни, ко­торая отныне является совместным действом человека и Бога. Крещенье как бы благословляет человека на по­ложительную жизнь, крест осеняет и отгоняет нечистую силу, темные сущности. Не случайно гадать старались до Крещенья, потому что верили, что после крещенья все гаданья теряют силу – черти, боясь святой воды, на­долго исчезают.

Не случайно говорят и о том, что крещенская вода и крещенские морозы все обновляют, что пос­ле крещенской проруби точно заново на свет родился. В Крещенье вода на всей земле (в морях, океанах, ре­ках, озерах, ручьях, любых водоемах) становится чудо­действенной, это как чудо превращения воды в вино на свадьбе в Кане Галилейской. И, хотя химики-мате­риалисты, беря пробы такой воды и проводя их хими­ческий анализ, не обнаруживают ничего необычного, но мы просто еще не сделали таких приборов, которые могли замерить духовные свойства вещества, его, как говорят, «харизму». Правда, вода и до крещенья, как и все стихии природы, обладала своего рода «интеллек­том» – граница между миром тайным и явным, она пе­реносит информацию мира, приносит нам знания, ко­торых у нас не было. Обновленная же вода, осененная крестом Господа, становится еще и силой, способной преобразить нашу жизнь, дать нам по вере нашей все, что мы заслуживаем.

О том, что крещенская вода приобретает необыч­ные свойства, говорит ее способность не терять свою силу при разбавлении – несколько капель, добавлен­ных в бутылку, ведро, бочку или даже целую ванну обычной воды, делают ее крещенской, то есть она очи­щает, долго не портится, как будто в ней присутствуют йоны серебра, повышает иммунитет, вселяет бодрость,. Крестьяне знали, что снег, собранный в крещенский вечер в колодец, делает воду в нем целебной и «счаст­ливой на урожай» на весь год. Даже в засуху такая вода в колодце не иссякает. Замоченные в крещенской проруби еловые ветки настаивали и поили этим отваром лошадей, чтобы те меньше уставали, не надорвались в работе.

Мороз превращает воду в лед и в снег, чтобы по­том они, тая, могли снова превращаться в воду. Вот эти пограничные состояния воды, а из-за нее и погра­ничные состояния всей природы, подобны твор­ческому состоянию нашего сознания, когда мы мо­жем проникать сквозь пространство и время; подобны засыпанию, когда ум находится на грани бодрствова­ния и сна, и нас осеняют открытия; подобны состоянию расширенного сознания, балансирующего на грани ума и безумия и поднимающегося до гениальности. С дру­гой стороны мороз повышает проводимость воды и воздуха, снижая их сопротивление, приближая прово­димость пространства к проводимости космоса, замо­раживая «шумы».

Крещенье – это приобщение через преображен­ную воду к Богу, к общей истине, к назначению плане­ты и твоему собственному, как частице ее. Кажется, как просто – хлебнул крещеной водички, окунулся в нее, и ты – в Боге, в его пространстве. Но, как говорится в Библии, «Не наливают в старые мехи новое вино», для истины нужен чистый лист бумаги. Поэтому перед Кре­щеньем соблюдали пост, про который говорят: «Пост готовит путь Господу».

Мир становится все более единым, и даже не столько технически (единый водяной бассейн, единый информационный поток), сколько духовно, на уровне человеческого сознания. Вообще появление человека на земле знаменовало новый этап в развитии планеты – этап мышления, одухотворения. Природа через челове­ка стала осмысливать себя. И, если через какие-нибудь 50 лет все население планеты будет знать и верить, что вся вода 19 января становится очищающей, обновля­ющей и целебной, она действительно будет именно такой, потому что структурировать ее будет еще и наше сознание, наша мысль. И, если крещение – ме­ханизм, созданный нами, для обновления, улучшения жизни, упорядочения ее, как закон физики, только ду­ховный, то, как механизм, оно должно улучшать рабо­ту всей машины в целом. Если каждый человек на зем­ле со временем будет знать, что крещение приносит только хорошее, кто же откажется пить крещенскую воду? Тем более, если на практике увидит, что после та­кой воды ему меньше хочется кого-то осуждать, плохо думать о людях, но больше хочется хвалить, восхищать­ся и самому делать что-то полезное...

На картине нет традиционной проруби, которую называют «Иордань», хотя пруд обозначен мостками (он подо льдом и снегом). Но дело не в воде, в кото­рую окунаются, а во всей природе, которая принима­ет Благословение Божье. Крестит вода, но ритуал этот подготавливается именно крещенским морозом, как бы вымораживающим все нечистое в нашей душе. Это нелегко смыть с себя все грехи, надо выморозить их, чтобы душа стала как чистый белый лист. Чем крепче мороз, тем сильнее чудодейственность воды. Крещенс­кий мороз предваряет крещенье водой. Может быть, в этом и состоит таинственная роль мороза в природе – выморозить все ненужное, отмирающее, подгото­вить место для чего-то нового? В таком случае можно научиться радоваться морозам, как вестникам обнов­ления, как предвестникам оттепели. Падая в землю и «умирая», зерно дает всходы. Только «умирая», можно рождаться заново. Незамороженное не может начать таять, в то время как талая вода творит чудеса.

Юрий Сергеев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"