На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

История  
Версия для печати

Возвращение Мазепы

Идеология предательства

 

До наших дней не дошло ни одного достоверного портрета гетмана. На тех, что сохранились, он каждый раз выглядит по-другому, не похож на предыдущие. Выбор тут богат и разнообразен — от чернокудрого красавца в сверкающей сталью кирасе до старого еврея. Вот и разберитесь!

А может, это не случайно? Может, разнообразие портретов отражало многоликость старого гетмана?

Все-таки кто же он, Иван Степанович Мазепа, гетман Украины? Что это был за человек? Каким он был как личность, государственный деятель, правитель, полководец, политик?

Разным, но в целом — сыном своего класса и своего времени, отразившим в себе всю противоречивость своей эпохи. Он дошел к нам из своего времени с клеймом предателя и преданным анафеме Православной Церковью, «клятой мазепой», как назвал его сам украинский народ. Как говорится, ниже анафемы не упадешь...

Наше время поменяло знак на противоположный. Уже не предатель и жалкий беглец, бесславно закончивший свои дни на чужбине, но герой украинского народа, борец за единство украинской земли, ее защитник, отдавший жизнь за свободу своего народа и за мечту про «велику самостiйну незалежну Украiнську державу». Все это, само собой разумеется, на фоне борьбы с «клятым» москалями», этими вековечными «гнобителями украiнського народу».

Вот такой образ встает сегодня из-под пера вчерашних идеологических работников аппарата бывшей КПСС, кандидатов и докторов всяческих «общественных наук», в прошлом авторов патокой и медом истекающих «исторических» трудов о безоблачной дружбе двух братских народов, вдруг скоропостижно «прозревших» и за истекшее десятилетие далеко национально продвинувшихся.

Кому же понадобилось ворошить истлевшие останки, вытаскивая на всеобщее обозрение изъеденный червями труп политического покойника — бывшего гетмана Украины, заново с точностью «до наоборот» оценивая то, что давно решено и подписано самой историей, какие политические круги заинтересованы в этом и каких целей они стремятся достичь, реанимируя содержимое давно всеми забытой могилы?

Ответ на этот вопрос однозначен: это все та же бывшая партийная, комсомольская, хозяйственная, государственно-бюрократическая и иная номенклатурная «элита» плюс ее окружение плюс ее идеологическая обслуга — все те же вчерашние «работники идеологического фронта», а сегодняшние пламенные борцы за «самостiйнicть i незалежнiсть» разворовываемой и распродаваемой ими направо и налево «неньки-Украiни». Это их стараниями антигерои стали героями, предатели и убийцы — образцами для подражания.

В этой галерее впереди остальных, как бы занимая почетное место, стоит гетман Иван Мазепа. Почему именно он?

А тут чем древнее событие, чем дальше оно от современности, тем лучше — меньше сохранилось памяти. Многие помнят бандеровщину, еще кое-где сохранились смутные воспоминания о петлюровщине, а кто хоть что-нибудь знает о мазеповщине? Одиночные историки и любители истории, но их голоса захлестывает сегодня густой смрадный поток печатной и изустной мерзости.

Кто же такой Мазепа? Это потомственный украинский шляхтич, родившийся в своем родовом имении — селе Мазепинцы под Белой Церковью — где-то в 1640 году. Первое упоминание о нем на страницах истории многие историки связывают с «историей» любовной, завершившейся для Мазепы вроде бы весьма прискорбным образом. Якобы возмущенный неблаговидным поведением Мазепы польский король Ян-Казимир, у которого тот служил постельничим, велел ему покинуть двор. Обмусоливая со всех сторон пикантную историю, историки почему-то пропустили такой интересный факт.

Мазепа покинул двор короля летом 1663 года во время похода поляков на Левобережье. Поход завершился полным крахом, и уже через довольно-таки короткое время после этого самому Яну-Казимиру пришлось бесславно оставить трон и удалиться в эмиграцию во Францию, где он вскоре и умер.

Падение Яна-Казимира никак не сказалось на судьбе его бывшего постельничего, сумевшего вовремя оказаться в стороне. История с молодой пани Фальбовской, ее старым ревнивым мужем и их отношения с Мазепой — выдумка, реальность же — столь ярко проявившаяся в дальнейшем черта характера молодого Мазепы, умение своевременно покинуть своего покровителя, чье положение пошатнулось, и перейти на сторону нового перспективного шефа.

Что касается нового покровителя нашего героя, то им становится гетман Правобережной Украины Петро Дорошенко. Этот деятель принадлежал к числу тех, о которых с особым восторгом, прямо-таки захлебываясь от умиления, отзываются национально продвинутые творцы современной псевдоисторической макулатуры. На подвластных ему землях он всегда готов был сражаться за свободу украинского народа до последнего живого украинца — живого хотя бы в такой степени, что его можно было отдать союзникам-татарам в качестве платы за помощь в этой борьбе.

Надо думать, Мазепа на службе и под руководством Дорошенко прошел неплохую школу «любви к родному краю» и сумел извлечь из нее надлежащие уроки. Во всяком случае, при захвате его запорожцами на пути в Крым, куда он направлялся с дипломатической миссией по заданию Дорошенко, при нем находилось 17 украинцев — так, мелкий презент, подарок перекопскому бею.

Немного, конечно. Его тогдашний шеф на развалинах вырезанной в 1672 г. турками Умани подарил как-то Великому визирю — командующему турецкой армией — 500 украинцев. Королевский подарок! А ведь и это мелочь в сравнении с тем морем крови и слез угнанных его союзничками украинцев, которое заливало в то время работорговые рынки Крыма и Турции.

Впрочем, чего не сделаешь ради свободы украинского YFрода! Национальная идея требует жертв, не правда ли?

Однако запорожцы и их тогдашний кошевой Сирко, не обладая широтой и, главное, гибкостью взглядов в национальном вопросе, присущих Дорошенко, как и его нынешним «демократическим» последователям, приговорили незадачливого дипломата к смерти.

Мазепу спасла изворотливость характера и некий запас конфиденциальной информации, представлявшей определенный интерес для врагов правобережного гетмана. Запорожцы отправляют пленника к тогдашнему гетману Левобережной Украины Самойловичу. Полученные сведения настолько заинтересовали гетмана, что он берет Мазепу к себе на службу.

Изменив Дорошенко, Мазепа вскоре становится приближенным Самойловича. И пора! Звезда гетмана Правобережной Украины к тому времени начала закатываться. Дальнейшее общеизвестно. Успешно «заложив» своего очередного покровителя, наш «герой» 25 июля 1687 г. занимает его место. Теперь он гетман.

Вершина достигнута.

На пути к вершине выпукло выявились основные характерные черты нового гетмана. Он умеет вовремя уйти. Умеет вовремя изменить своему покровителю, перейти на сторону его врага. Каждая измена для него — шаг вперед и выше на пути к власти. Он не оставляет следов.

То есть вообще-то главный закулисный деятель, для которого наиболее выгодно падение данного действующего лица, очевиден, но вот прямых-то улик нет, а не пойман — не вор. Своих соперников, врагов, просто неугодных людей он умеет убирать чужими руками, собственные в черной крови старается не пачкать.

Случай с Искрой и Кочубеем исключение. А ведь и до них, и после них сколько погибло! Но сам гетман всегда в стороне. Умение обдумывать и приводить в исполнение свои замыслы втайне — также типичная черта характера Мазепы.

Мазепа был, можно сказать, профессиональным изменником. И его измены всегда оказывались удачными. За свою жизнь активно и явно он изменил Дорошенко и Самойловичу, предал Семена Палия, князя Василия Голицына, Софью, Петра... Но лишь последняя измена не удалась, не принесла ему пользы. Что ж, минер, как говорится, ошибается раз в жизни.

Таков путь «героя». Но нас, в сущности, мало интересуют черты характера этой личности. Куда важнее выявить ту роль, которую данная личность сыграла в истории своего народа и не только его; интересы каких социальных сил она выражала в качестве ведущего государственного деятеля.

Год 1687-й, когда булава гетмана Левобережной Украины оказалась в руках Ивана Мазепы, отмечен круглой датой — исполнилось 30 лет со дня смерти другого, действительно великого гетмана —Богдана Зиновия Хмельницкого. Взяв в руки булаву своего великого предшественника, Мазепа сумел добиться многого. Его тяжелую руку скоро почувствовали на себе и украинские крестьяне, и казачество. Ему беспрекословно повиновалась своевольная казацкая старшина, безгранично доверял царь Петр.

Предав Семена Палия, вождя антишляхетского восстания на Правобережье Днепра, Мазепа в 1705 году становится гетманом не только Лево-, но и Правобережной Украины. Тогда ему все удавалось: «вiд Богдана до Iвана не було гетьмана» — так говорили в те годы!

Но сходство между двумя гетманами было чисто внешним. По существу, они совершенно различны — как различно время, в котором каждому из них приходилось жить и действовать.

Если Богдан был гетманом борющегося против ляшской магнатской неволи народа, то Иван — гетманом старшины, стремящейся ради своего превращения в помещиков-крепостников поработить, превратить в крепостных этот народ: казаков и крестьян. Богдан — гетман, изгнавший польских и ополяченных магнатов с Украины, Иван — крупнейший магнат не только Украины, но и, пожалуй, всего Российского государства: только в России ему принадлежали земли с 20 тысячами зависимых крестьян, а всего он был владельцем где-то 100 тысяч душ.

Сам Ярема Вишневецкий мог бы позавидовать такому «вождю украинского народа». Так что ни о каком отождествлении этих двух личностей не может быть и речи.

Долгие годы Мазепа был преданным слугой царя Петра, как говорится, служил ему верой и правдой. И Петр верил ему, верил вплоть до того момента, когда измена стала свершившимся фактом.

Обмануть Петра было нелегко. Огромного ума и проницательности, с детства прошедший жестокую школу жизни, Петр умел разбираться в людях. И, тем не менее, верил Мазепе безоговорочно. Почему?

Человек высокой европейской культуры, несколько лет проведший в странах Западной Европы, придворный польского короля, знаток нескольких европейских языков и владелец первоклассной библиотеки, артиллерийский специалист по образованию, Мазепа принадлежал к числу тех «новых людей», которых так ценил, находил и выдвигал царь Петр. Мазепа органически вписался в царское окружение.

Сюда нужно добавить личное обаяние, умение нравиться, если надо, блестящее красноречие. Царь Петр видел в нем «своего» человека, такого же, как Меньшиков, Шафиров, Шереметьев, Толстой и другие близкие по духу люди — эти «птенцы гнезда Петрова».

Конечно, одного обаяния и красноречия было мало, чтобы надолго сохранить доверие Царя. Нужны были дела и в духе новой, Петровской эпохи, усиливавшие и закреплявшие царское доверие.

И дела были! Царь у себя строил новую регулярную армию — Мазепа на Украине создает все новые и новые регулярные полки так называемых «компанейцев» и «сердюков». Царь закладывает в Воронеже корабельные верфи — и Мазепа строит на Днепре целую флотилию казацких «чаек» и «дубков». С ними он плывет в низовья Днепра, захватывая там татарские и турецкие городки.

Он у себя на гетманщине льет пушки, посылает молодых людей из шляхетских семей учиться за границу, открывает типографии и превращает Киево-Могилянскую коллегию в академию. Он строит новые крепости на реке Самаре «против татар» и безотказно(?) посылает казацкие полки против шведов...

Он много чего делает на Украине, причем все это совершенно искренне и вполне в духе петровских реформ, в духе «новых людей» из окружения царя. А ко всему этому он еще и незаурядный политик! Петр внимательно прислушивается к его советам в польских, татарских и турецких делах — советы, как правило, оказываются дельными.

Правда, в Приказ украинских дел (царская канцелярия по делам Украины) все время идут доносы на гетмана. И чем дальше, тем больше. Его обвиняют в угнетении простых людей, стяжательстве и взяточничестве при назначении на должности в казацком войске, в измене, стремлении отдать Украину польским панам, в том, что он сам шляхтич и поляк по натуре и по духу.

Петр не верит: мало ли чего говорят люди! Что с того, что Мазепа вроде бы польский шляхтич по своим взглядам и привычкам? Вон сколько настоящих иностранцев окружает его, царя Петра. И ничего, служат верно. А что до угнетения и вымогательства, то стройки и войны требуют огромных расходов, Петру ли этого не знать. Мало ли жалоб и обвинений в его собственный адрес от бояр и прочих сторонников прежней жизни приходится ему слышать!

Да, Мазепа служил Царю долго и верно, но, в конце концов, изменил ему. Как говорится, привычка — вторая натура? Ой ли! Тогда почему же?

Хорошо «национально свiдомим» авторам — им раз и навсегда все ясно, как на ладони. Мазепа, любимый вождь украинского народа, объясняют они, прямо-таки болел душой за все страдания, которым подвергли его «клятi москалi», но любящее сердце, в конце концов, не выдержало, и, когда подвернулся благоприятный случай в лице лучшего друга украинского народа — шведского короля Карла XII, он (не Карл, а Мазепа) прямо-таки «поднял знамя украинской революции» (да, вот так и пишут!).

Но какова же действительная причина предательства Мазепы?

На общем для всей Российской державы пути утверждения самодержавного абсолютизма и закрепощения крестьян лично перед гетманом вставало чрезвычайно труднопреодолимое препятствие. Процесс создания единого, жестко централизованного, то есть управляемого железной рукой из единого центра, государства сопровождался ликвидацией остатков обособленности, автономии его окраинных частей.

Украина здесь не являлась исключением. Рано или поздно контроль над этими землями, как и в других частях гигантской державы, должен был перейти из рук гетмана в руки чиновников центрального правительства.

Старшина от этих изменений в принципе ничего не теряла. Наоборот, унификация социальных отношений открывала перед ней перспективу превращения в составную часть единого господствующего класса государства — российского дворянства (что впоследствии и произошло).

Иное дело — гетман! Если бы этот процесс продолжался, то из «полудержавного властелина» ему грозило превращение в командующего казацким реестровым войском, кем он по существу своей должности и являлся. Согласиться с такой перспективой для себя лично он никак не мог, и в этом пункте пути царя Петра и гетмана Мазепы круто разошлись. Здесь корень измены!

И Мазепа привычно начинает искать выход в очередной (которой по счету?) смене покровителя. Опыт его предшественников, и особенно кровавый опыт Дорошенко с его страшным для украинского народа результатом - «руиной», убедительно показал, что ни Польша, ни Турция в этом качестве не подходят. Предполагаемый кандидат в «покровители» Украины должен был, кроме всего прочего, обладать, по крайней мере, двумя признаками: быть способным защитить Мазепу и его сторонников от гнева царя Петра и обладать силой, достаточной для того, чтобы, опираясь на нее, казацкая старшина могла на пути своего превращения в дворянство-шляхту обуздать своих «родных» соотечественников-крестьян и казаков (то есть украинский народ) с целью превращения их в собственное крепостное быдло, без чего главная цель шляхетской старшины превратиться в помещиков так и осталась бы мечтой.

Шведский король Карл XII с его ненавистью к царю Петру и мощной, закаленной в сражениях армией показался Мазепе в этом смысле вполне подходящей кандидатурой.

На измену Мазепы, его переход в лагерь шведского короля украинский народ ответил однозначно — всеобщей войной против новоявленных «защитников украинской свободы». Ну, с простым народом все понятно: ему, оказалось, не по пути со своими панами и их главным паном — гетманом Мазепой. Но старшина! Ведь именно он формировал из старинны дворянство того нового государства, главой которого надеялся стать сам. И вот результат! За хвостом его коня, трусившего в королевский лагерь, двигалась окруженная гетманскими сердюками всего лишь горстка генеральной и полковой старшины реестрового казацкого войска левобережного гетманата...

Остальные либо сразу перешли к Петру, либо, слегка поколебавшись, немного позже. Верность бывшему гетману до конца сохранило буквально несколько человек.

Решающим актом великой исторической драмы, кульминационным пунктом, «моментом истины», завершающим многое в истории, в том числе и карьеру нашего «героя», стала Полтава. Здесь Карл XII как азартный игрок все поставил на одну карту — и проиграл.

Вместе с ними через дикие буджакские степи к турецкой границе бежал, спасая свою жизнь, бывший гетман. Старик, он очень не хотел умирать. Последние месяцы своей жизни он метался как крыса в горящем сарае, ища выхода из ловушки, в которую сам же себя загнал.

Украина 0'тступилась от него. И, прирожденный предатель, он затевает новую интригу: он уж Петру предлагает выдать с головой короля Карла, чтобы этим спасти свою голову.

Не получилось. Удача окончательно покинула старого мерзавца. И он мчится теперь уже с беглым королем, чтобы там, на чужбине, никому не нужный и всеми забытый, завершить последние дни своей жизни.

Никому не нужный и всеми забытый?! Прошли века, и настало время, когда вновь оказались востребованными предатели. Его имя снова было поднято на уже новом знамени, а его портреты, пусть и фальшивые, вновь замелькали от экранов и страниц «солидных трудов» до шоколадных оберток.

Он снова нужен и снова в моде. «Патриот украинской нации», «строитель украинской державности», «борець за самостiйну i незалежну», «верный сын украинского народа» и т.д., и т.п.

А в секретных царских архивах благополучно сохраняются письма и донесения «верного сына», в которых он, клевеща на Украину, уговаривает царя прислать побольше русских войск для сохранения «спокойствия», оговаривает и «закладывает» царю в своих доносах людей из своего ближайшего окружения, которые кажутся ему подозрительными, но которых он горячо лобызает прилюдно, настойчиво советует российскому самодержцу поскорее раздавить Запорожскую Сечь, это «гнездо мятежной черни» (именно так!).

Знают ли его такого те, кто поет ему сегодня дифирамбы? Конечно, знают! Но такой-то он им и нужен — хотя бы для оправдания себя в собственных глазах.

Будучи сами предателями, они ищут в качестве образца фигуру покрупнее своей ничтожной величины. Перебежчики из-под знамени, в верности которому распинались большую часть своей жизни, они берут в этом качестве того, для которого смена знамени была способом существования. Но время все расставит по своим местам.

Юрий Ефремов, г. Бахчисарай


 
Ссылки по теме:
 

  • Раздел "История" православного каталога "Русское воскресение"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"