На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

История  
Версия для печати

На память святого благоверного князя Александра Невского

Очерк

Святая Церковь, восхваляя память св. благоверного князя Александра Невского возглашает так: «Драгоценная отрасль священного корня,  блаженный Александре, тебя явил Христос Русской земле, как некое Божественное сокровище, как нового чудотворца, преславного и Богоприятного. Ты невидимо посещаешь людей Христовых и щедро подаешь исцеления всем  усердно приходящим к тебе и единодушно вопиющим: Радуйся столп пресветлый, просвещающий нас светлостию чудес! Радуйся, победивший помощию Божиею гордого короля! Радуйся, освободивший город Псков от неверных! Радуйся, презревший догматы латинян и вменивший в ничто все их обольщения! Радуйся, облако росы, орошающее мысли верных! Радуйся, прогонитель темных страстей! Радуйся, заступник Русской Земли! Моли Господа, даровавшего тебе благодать соделать державу сродников твоих Богоугодною и сынам России даровать  спасение».

В этих строках икоса и тропаря из службы св. князю 23 ноября/6 декабря по старопечатной Минее 1652 г.  кратким и образным словом, кажется, прочерчен весь жизненный путь Александра Ярославича в его великом значении для строительства Государства Российского, Державы Православной.

Почитание князя Александра, по преданию, началось сразу же после его благоверной  кончины. Особенно же ярко оно проявилось перед началом битвы св. великого князя Димитрия Донского с Мамаем.  Степенная книга говорит, что в самый канун ее в  Богородично-Рождественском монастыре г. Владимира, где покоился кн. Александр, загорелись свечи и два старца, выйдя из алтаря, подошли к гробу его и сказали: «Восстань и спаси правнука твоего Димитрия, одолеваемого иноплеменными». Александр встал и удалился. Благочестивый инок-причетник, бывший  сего свидетелем,  тут же рассказал о чуде начальникам обители. Они нашли нетленные мощи витязя Невского и поставили их открыто в раке. За тем еще и следовали многочисленные исцеления больных. 30 августа/12 сентября 1724 г. в третью годовщину Ништадтского мира император Петр I торжественно перевез мощи св. Александра на берега Невы, в основанную им Александро-Невскую лавру и положил в сей день праздновать память св. князя наряду с древним праздником 23 ноября/6 декабря.

«Княжение св. Александра Невского — писал Н. А. Клепинин в своей  повести о благоверном Александре  — совпало с одним из самых значительных периодов русской истории. При нем произошло окончательное разрушение Киевской Руси, бывшей до тех пор намечавшимся  государственным центром России. При нем окончательно обособилась Суздальская Русь. При нем Россия сделалась улусом татарского царства. И в нем самом уже начало, первое предвозвестие возвышающейся великодержавной Московской Руси — той России, которая, восприяв духовное наследие Киева, медленным и тяжким трудом взрастила его под татарским игом и, объединенная под гнетом единой внешней силы, вышла из глухого лесного угла к широким историческим горизонтам. <…> Перед лицом татар Россия как единство, как государственная сила перестала существовать… Ее внешняя риза была разодрана. Св. Александру Невскому пришлось творить эту ризу внешнего единства под ударами с востока и с запада. Кончили дело объединения Руси лишь его потомки. Но он заложил первый камень; сам стал живым основоположным камнем новой возродившейся из развалин России» .

Годы завоевания татарами Руси были поистине трагическими. Состояние и государства и Церкви было скорбным. Церковь в самые первые страшные годы  порабощения осталась без первосвятителя. Митрополит Иосиф Грек, прибыв из Царьграда, бесследно исчез перед самым нашествием Батыя. Управление митрополией в 1243 г. принял Кирилл, один из южнорусских игуменов, но лишь в 1250 г. он получил посвящение от Патриарха. В том же 1243 г. Батый назначил в русские города своих надзирателей — баскаков, а князьям приказал являться к нему в знак покорности…

Только Новгород  оставался еще независимым и неразоренным.

«Можно думать, — замечал М. В. Толстой в “Истории Русской Церкви”, —  что сам Господь хранил Новгород вместе  с Псковом… как оплот со стороны Запада, более опасного для Руси, нежели орды монгольские: татары разоряли государство и губили народ, а латинство грозило опасностью для самой чистоты веры православной. Папы старались воспользоваться для своих целей общими бедствиями Русской земли и поднимали на нее крестовые походы — то из Швеции, то из Ливонии. Но на западных пределах Руси, в великом Новгороде, княжил тогда юный князь Александр, сын великого князя Ярослава Всеволодовича, одаренный необыкновенным разумом, мужеством, величественною красотою и крепкими мышцами Самсона; голос князя,  по выражению летописца, гремел, как труба на вече» . Не станем пересказывать широко известного жития св. Александра (в том  числе и благодаря фильму С. Эйзенштейна), но для пояснения мысли М. В. Толстого, а также и для понимания воистину мудрой и прозорливой политики Александра Невского позволим представить небольшой обзор многовекового похода Ватикана на Русь. Именно в таком историческом контексте становится более понятной и государственно-строительная задача и цели, которые видел Александр, воистину он «на берегу пустынных волн… вдаль глядел».

 

***

Притязания Рима на земли Восточной Европы, славянские православные страны обнаружилось достаточно рано. Уже  в конце Х в., вслед за Моравией, латинскому духовенству подчиняется Венгрия, а затем и Польша, откуда королем Мечиславом, в угоду папе, были изгнаны православные священнослужители в 1025 г. Оставалась Русь. «Несомненно, Киев — культурный европейский центр, к которому стекались принцы и рыцари XI в, явился  бы в ту эпоху для пап ценнейшей находкой и, кроме того, незаменимой опорой на Востоке Европы. Вместо Руси, непоколебимо православной, Рим принуждён был опираться на насильно втянутую  в его орбиту Польшу, что и явилось главной причиной бед, впоследствии обрушившихся на Восточную Европу» . Папа Иннокентий III направлял своего легата к князю Роману Мстиславичу Волынскому, затем Галицкому, однако тщетно. Но Иннокентий и после этой неудачи написал послание к русским, призывая «дочь вернуться к матери» (какова гордыня! — призывал Церковь вернуться к отпавшей от нее Римской кафедре); напрасно Рим пытался убедить русских князей и духовенство отказаться от греческой юрисдикции, несмотря на драматические события в Византии после крестового похода 1204 г., русские остались непреклонными. Подобную же попытку предпринял папа Григорий IX (1227-1241), написав послание к князю Владимирскому Юрию Всеволодовичу, незадолго до того, как князь погиб на р. Сити (1238), сражаясь с Батыем.

Когда Русь пала под натиском татаро-монголов, папа Иннокентий IV отправил в Монголию своего легата Плано Карпини. Убедившись, что захватчики не только не разрушили Русскую Церковь, но и разрешили в самой Орде основать епархию, Рим решился на насилие. Однако, как свидетельствует история, эти попытки оказались безуспешными. В XI в. летописцы рассказывают о строгих осуждениях латинских заблуждений киевскими иерархами. После отпадения Римской кафедры (1054), наши митрополиты в своих посланиях резко осудили латинян-отступников, а митрополит Георгий (1067-1077) в 1073 г. составил трактат, где перечислил не менее 70-ти еретических отступлений от правой веры. Митрополит же Иоанн II (1077-1089) вообще запретил всякие сношения с Римом, ибо тот отошёл от  вселенского православия. Преп. Феодосий Печерский, один из основателей русского монашества, утверждал: «Множеством ересей своих они всю землю обесчестили… Нет жизни вечной живущим в вере латинской…». Митрополит Никифор I (1103-1121) в Послании к Владимиру Мономаху, среди прочего, особенно осуждал Рим за прибавление «филиокве», он же составил подобные наставления и другим князьям, словно прозревая предстоящие испытания от латинян для Руси .

Постепенно латинские миссионеры осваивали Прибалтику, подбираясь к русским  землям. Здесь нашим предкам пришлось столкнуться с меченосцами и тевтонцами. В 1234 г. новгородский князь Ярослав Всеволодович разгромил ливонских рыцарей и обложил Дерпт (Юрьев) данью, с условием выплачивать оную даже и его преемникам. В 1237 г. папа объединил меченосцев с тевтонами, а также выпустил буллу, объявив новый крестовый поход для обращения в латинство северных областей. И в том же году случилось разорение Батыем Рязани. Одновременно Рим (см. выше) завязал дипломатические отношения с Ордой, невзирая на сожженные и разрушенные татарами христианские церкви и пролитую христианскую кровь…

Уцелевшие после татарского страшного нашествия Псков и Новгород неожиданно подверглись коварному нападению со стороны немцев, литовцев и ливонских рыцарей. Сии «просвещенные» народы подло воспользовались разрушением Киевского государства для захвата русских земель. Своим чудесным спасением эти западные княжества были обязаны Новгородскому, а затем Владимирскому вел. князю Александру Ярославичу. Из любопытной статистики о нападениях врагов и «справа и слева» на Русь, приведенной С. М. Соловьевым в его «Истории», которую мы, по понятным причина опускаем, следует, что в среднем Северная Русь переносила по одному опустошению в год. Причем из общего количества ударов (133), только 48 приходилось на татар! Эти факты попросту говорят о том, что русскому народу угрожала смерть, т. к. спасения от азиатских орд невозможно было искать у западных соседей, самих вожделевших захватить Русь. Татарское иго давало Риму надежду воспользоваться ослаблением Руси и навязать силой оружия нежеланную русским латинскую веру.

Несмотря на то, что в 1240-ом 15/28 июля, в день памяти вел. кн. Владимира, Александр Ярославич наголову разбил шведов, получив после этой битвы прозвание Невский а в 1242 г. одержал победу над крестоносцами в Ледовом побоище, в 1248 г. лукавый папа Иннокентий IV отправил к нему посольство с предложением перейти в латинскую веру вместе со всем народом. Но благоверный князь отвечал римлянам, что от них учения не принимает. Памятной на века осталась поистине христианская отповедь св. Александра Невского: «Не в силе Бог, а в правде!» Русская Церковь при Иване Грозном причислила его к лику святых…[ В 1547 г. (и в 1549) Собором было определено богослужебное чествование святых  митрополита Ионы, архиепископа Новгородского Иоанна, преп. Пафнутия Боровского, Никона Радонежского, Макария Калязинского, Михаила Клопского, Зосимы и Савватия Соловецких, Павла Обнорского, Дионисия Глушицкого и Александра Свирского. кн. Александра Невского, свтт. Никиты, Евфимия и Ионы Новгородских, преп. Саввы Сторожевского].

С конца XIV в.  крепнувшему Московскому княжеству стала угрожать с Запада объединившаяся с католической Польшей Литва. Властолюбивый Ягайло решил выступить против Москвы, Узнав, что Мамай собирается наказать кн. Димитрия Ивановича за погром татар на р. Воже (1378), он поспешил сговориться с ордынцами. Но князь узнал об этом замысле и успел атаковать татар до их соединения с литовцами. Победа на Куликовом поле осталась за русскими. Столь же подлый маневр осуществил Витовт (1392-1430), воспользовавшись походом на Русь Тамерлана, чтобы отвоевать Смоленские земли. А подписание киевским митрополитом Исидором Ферраро-Флорентийской унии (1439) вызвало настоящую бурю в Москве. Вел. кн. Василий Тёмный назвал митрополита-изменника «латинским ересным прелестником» и «волком в овечьей шкуре». Исидора заключили под стражу в Чудов монастырь, Русская Церковь заклеймила Флорентийскую псевдоунию и лишила сана Исидора. Фряжские же события были расценены как дело рук папы, не имеющее ничего общего с православным вероучением. Любопытно, как оценил С. М. Соловьёв этот бесповоротный ответ Москвы: «Исидор, в звании митрополита всея Руси, подписывает во Флоренции акт соединения, но в Москве этот акт отвергнут, здесь решили остаться при древнем благочестии. Одно из тех великих решений, которые на многие века вперёд определяют судьбы народов! …борьба между католицизмом и Православием, борьба условленная отринутием Флорентийского соединения в Москве, определила судьбы Европы Восточной. Верность древнему благочестию, провозглашенная вел. кн. Василием Васильевичем, поддержала самостоятельность Северо-Восточной Руси в 1612 г., сделала невозможным вступление на Московский престол польского королевича, повела к борьбе за веру в польских владениях, произвела соединение Малой Руси с Великою, условила падение Польши, могущество России и связь последней с единоверными народами Балканского полуострова» (выд. — Н. М.) .

Не ставя своей задачей перечислять разнообразные многочисленные факты притязаний Рима на Православную Русь, приведём лишь два свидетельства из истории крестовых походов, красноречиво обнажающих идею «единства церквей». Папа Григорий VII писал следующее, приоткрывая цель оного предприятия: «Нужно притянуть схизматиков-греков к единству веры, установить родственные отношения между Римом и его дочерью Восточной Церковью… Греки должны покориться власти Наместника св. Петра и признать его главенство» (выд. — Н. М.). А митрополит Евстафий Фессалоникийский в сочинении «О завоевании Салоник латинянами» сообщал, например, что крестоносцы, терзая греков, производили над их голыми телами неслыханные ругательства. Трупы православных, выброшенные на улицу они перемешивали с дохлыми ослами, собаками и кошками в самых неприличных позах. Ярость латинян была таковой, что женщины и дети бросались в колодцы, дабы избежать их насилий.  Никита Хониат, оставивший подробное описание бесчинств крестоносцев в Константинополе, рассказывал, что они бросали на землю и топтали иконы, танцевали на престоле. В храме св. Димитрия банками черпали миро, вытекавшее из гробницы мученика, наполняли им кастрюли с рыбой, мазали свою обувь и проч. Врываясь в церкви, латиняне прерывали пение непристойными песнями, кидались на молящихся и душили их… .

Мысленно преодолев расстояние веков, вспомним, например, как заявил во время Первой мировой войны папа Пий Х (нынче католический святой), что «если победит Россия — победит схизма» или «Россия — самый большой враг Церкви». Верно, поэтому Ватикан стоял на стороне Германии. Но вот в России вспыхивает революция, а тут уже и «Восточный обряд» готов; именно он, по иезуитскому замыслу, должен был стать тем «мостом, по которому Рим вошёл бы в Россию». И почти 10-летие ватиканские сановники цинично вели переговоры с большевиками как бы им обустроиться на развалинах истекающей кровью России.

 

Ватикан и его политика был и остается важнейшим провоцирующим фактором разжигания внутриславянской розни. И не только между сербами и хорватами, русскими и поляками, но и между словенцами и сербами, словенцами и хорватами, а эти оба народа принадлежат к католическому вероисповеданию, и что особенно важно внутрисербской розни, а сегодня и внутрирусской, если мы обратим свои взоры на многострадальные южнорусские губернии. Я. Галан, убитый в 1949 г. бандеровцами, в частности, отмечал: «Граф Куденгов-Калерги… в одной из своих книжек писал: “Католицизм является фашистской формой христианства”. Граф Куденгов-Калерги католик. Он не хотел обидеть папу римского… признание тем более ценное, что оно сделано человеком, состоящим в духовном родстве с Ватиканом и с фашизмом. <…> Пальма первенства в фашистской форме правления по праву должна принадлежать Ватикану. Еще задолго до возникновения черных рубашек, принцип ничем неограниченной, деспотической диктатуры узурпаторской клики осуществили черные сутаны. Достаточно вспомнить ватиканский собор 1870 года и протащенную иезуитами догму о непогрешимости “святейшего отца”, которая под видом абсолютного единовластия папы закрепляла за ним нераздельную власть над католической церковью. За ним и за избирающей его иезуитской мафией, этим скопищем отъявленнейших  ретроградов и махровейших мракобесов, апостолов дикой, неистовой ненависти ко всему, что есть в мире прогрессивного, свободомыслящего» . Умные, меткие памфлеты Я. Галана можно цитировать бесконечно. Но невозможно не зачитать самое начало этой замечательной книги. «13 июля 1949 года в моей жизни произошло знаменательное событие: папа Пий XII (ныне беатифицирован — прим. Н. М.) отлучил меня от церкви. <…> … конфликт между нами начался довольно давно.., когда нынешний Пий XII был еще попиком Пачелли… Каждое воскресенье учитель водил нас парами в церковь.., призывал любить императора Франца-Иосифа I и ненавидеть “москалей”, которых, говорил он, надо “уничтожать под корень”» .

А  совсем недавно истязаниям НАТО подверглась православная Сербия, когда на головы мирных жителей сыпались бомбы и ракеты с надписями-пожеланиями «счастливой Пасхи», и ещё в самом начале разгрома Югославии папа Иоанн Павел II  (тоже ныне святой) заявил, что следует умирить аппетиты соседей; затем Ватикан, так и не искупивший преступления против сербов 1941-1945 гг., совершил беатификацию кровавого архиепископа Алоиза Степинца (1998)… В 2011 г. в Москве вышел перевод книги итальянского историка М. А. Ривели о Степинце с весьма красноречивым названием «Архиепископ геноцида», рассказывающей о преступлениях Ватикана против Православия на Балканах во время Второй мировой войны. Ныне же  на русской земле в Малой России «достойно» показали себя и униаты, громя  и захватывая православные храмы, истязая простой люд, решаясь и на самое подлое насилие над священнослужителями.

В год Тысячелетия Крещения Руси газета «Русский вестник» выпустила специальное приложение  (№ 2) «Ватикан и Россия». Здесь помещен, в частности, одноименный доклад протод, Германа Иванова-Тринадцатого, прочитанный на 24 съезде православной молодежи в юбилейном году тысячелетия Святой Руси в Австралии. О. Герман известен как глубокий исследователь взаимоотношений Православия и католицизма. К примеру, в 1994 г. в Москве вышла его книга «Русская Православная Церковь лицом к Западу». Доклад объемный, многопроблемный и более чем актуальный. Его надо читать. Обозначим коротко лишь круг вопросов, затрагиваемых автором: униатский вопрос, восточный вопрос, «Восточный обряд» и большевицкая революция.  Автор пишет, например, что еще  папа Урбан VIII почти 4 века назад в первые годы насильственного насаждения Унии произнес весьма красноречивые слова: «О мои Русины! Через  вас-то надеюсь я достигну Востока». «Лучше не скажешь, — замечает о. Герман, —  о сущности и о глубинном значении существования Унии в заговоре против русского Православия! Лучше не объяснишь движущую силу  католичества — будь она прикрыта под улыбками и протянутыми руками мнимой любящей матери или выступает открыто — неизменно, вот уже веками, преследующую одну и ту же цель: завоевание православных душ. Цель-то остается одна, меняются лишь пути ее достижения». И добавим, это как раз одна из непоследних составляющих современных «украинских майданов». И процитируем еще самое начало этого интереснейшего доклада о. Германа, где речь идет, так сказать, о постановке главной проблемы. «Речь идет о Ватикане, его идеологии и захватнической политике… Католицизм представляется нами определенно как наибольшая опасность, грозящая теперешней и грядущей России, опаснее самого коммунизма… Как говорит Достоевский в романе “Идиот”, католицизм опаснее атеизма, потому что проповедует он искаженного и поруганного Христа. Захватив земной престол, Папа взял меч и прибавил: “ложь, пронырство, обман, фанатизм, злодейство”. Какая проницательность художественного пера! — восклицает ученый. — Католицизм именно опасен тем, что предлагает подмену, подделку Христа.

За время нашего пребывания в  Австралии мы узнали о том, что впервые за 70 лет транслировалась по советскому телевидению папская рождественская месса. Состоялся и обмен делегациями. Наступление на Православие и на Русский народ идет сейчас усиленным темпом». Сказаны слова эти в 1988 г. — сегодня мы имеем много возможностей, чтобы оценить их проницательность, повторим еще раз и особенно в связи с событиями в многострадальном Киеве,  который сегодня напоминает тот велелпный русский град, порушенный дикими монголами-степняками в 1240 г.  Итак, получилась вполне определенная мрачноватая мозаика фактов. Безусловно, подобных им несть числа, тем удивительнее кажется установка на т. называемый экуменизм, о котором то и дело твердят некоторые иерархи РПЦ.

И вряд ли затеянное ещё в эпоху горбачёвской перестройки заигрывание со св. Престолом принесёт благо Православной России. К сожалению, вся история отношений Ватикана с Православным миром строится на обманах, хитрости и лукавстве, а чаще проявляется неистовая папская ненависть к Православию, идущая из глубины веков. Увы, но история имеет свойство повторяться, надо лишь лучше её изучать; и не в последнюю очередь учитывать опыт прошлого помогают нам и дни церковной памяти наших святых.

 

***

Г. П. Федотов в своей книге «Святые Древней Руси»  специально писал о святых князьях (гл. 5). На Руси почитание святых князей установилось довольно рано (XI в.). Автор выделял 4 группы в сонме святых князей (князей равноапостольных, князей-иноков, князей-страстотерпцев и князей, прославленных своим общественным служением). И, конечно же, св. князь Александр Невский входит вот в эту четвертую группу. Основным мотивом подвига, — и как отмечал Федотов, — даже единственным, выдвигаемым здесь представляется:  самоотверженная любовь к народу, готовность отдать свою душу «за други своя». Этот мотив господствует в житиях святых князей-воителей за Землю Русскую. Среди них первое место, бесспорно, принадлежит  Александру Ярославичу, который подобно преп. Сергию стал народным святым. Жития псковских святых вдохновлялись житием св. Александра. Древнее житие — конца XIII или начала XIV века — являет собой оригинальное произведение, не имеющее агиографических образцов. «Но и во всех ранних редакциях (XIV ст.) светский, воинский элемент преобладает, хотя все они считают князя святым и рассказывают о чуде во время его погребения. Житие Александра есть военная героическая повесть, вдохновляющаяся, — по наблюдениям Федотова, — римско-византийской исторической литературой и героической легендой» В одной из редакций героизированный образ князя ставится в ряд не только с библейскими героями, но и с Ахиллесом, Александром Македонским и императором Веспасианом. Завидуя славе Александра, свейский (шведский) король идет на князя, но терпит от него жестокое поражение на Неве.  Немецкие рыцари разбиты на льду Чудского озера, «литовцы тоже чувствуют на себе руку Александра». Кратко говорится о поездках в Орду…  «Об отношении Александра к русским князьям, о татарской помощи в борьбе с соперниками, о наказании мятежных новгородцев, словом, о том, что могло бы омрачить славу национального героя напоминанием о спорных вопросах его политики — в повести-житии не говорится ни слова» . И на наш взгляд, прав автор этой редакции жития, ибо в сложнейшей ситуации (между западом и востоком) сидел св. Александр, стремился уберечь как можно  больше народа русского. Однако тут же приведем и мнение на сей счет известного историка Церкви Н. Н. Воейкова: «По поводу сношения Александра Невского с Ордой, куда он ездил как ходатай за Русь, подобно св. Алексию, митрополиту Московскому, следует отметить, что он никогда не делал татарам уступок в вопросах веры. Никогда Александр не позволял себе и другим князьям идейно общаться с ханами. Эта твердость… только возвысила престиж Православной Церкви в глазах монголов. Благодаря этому… ханы разрешили открытие архиерейской кафедры  в столице Сарае… Францисканский монах Паоло Карпини… прожил  два года в Золотой Орде (1246-1247). Он писал, что свобода вероисповедания была татарами введена законом. Действительно, даже среди родственников хана впоследствии появились крещеные, а сами ханы стали выплачивать содержание духовенству, находившемуся в Орде… В 1313 г. хан Узбек даровал св. митрополиту Петру особый ярлык, гласивший: “Кто дерзнет порицать веру Русскую, кто обидит церковь, монастырь, часовню, да умрет!” Историк Елпатьевский насчитал двести монастырей, выстроенных на Руси во вторую половину татарского ига. Все это свидетельствует, прежде всего, о крепости и жизненности русского Православия, сумевшего не только в столь краткий исторический период создать  своеобразную русскую культуру, но и предохранить ее от татар» .

И, наконец, напомним о чуде, произошедшем при погребении великого труженика за землю Русскую. 23 ноября (ст. ст.) тело его было привезено во Владимир и погребено в соборной церкви Рождественского монастыря. Современники повествовали, что, когда при отпевании хотели разнять руку усопшего князя для вложения разрешительной грамоты, он сам,  как бы живой, распростер руку и принял грамоту из руки митрополита.

Святой благоверный князь Александр Невский преставился 14 ноября 1263 г. на 45 году от рождения. В продолжении своей недолгой, но героической жизни он участвовал в двадцати битвах, ездил четыре раза в Орду, где многие  русские князья сложили головы свои от рук убийц. Но Промысл Божий хранил св. князя. Однако силы человеческие, увы, истощимы. Князь не щадил себя в ревностном служении Отечеству, отягченный трудами великими, умер он во цвете лет. Воистину, «драгоценная отрасль священного корня…»

 

PS В 1942 г. указом Президиума Верховного Совета СССР был учрежден О́рден Алекса́ндра Не́вского  для награждения командного состава Красной Армии за выдающиеся заслуги в организации и руководстве боевыми операциями и за достигнутые в результате этих операций успехи в боях за Родину.

В 2008 г. в телевизионном проекте «Имя России» имя св. благоверного великого князя Александра Невского заняло первое место.

12 сентября в Петербурге по Невскому проспекту от Казанского собора до Александро-Невской лавры прошел 100-тысячный Крестный ход. Традиция, возникшая при императрице Елизавете Петровне, была упразднена после 1917 г., возобновлена в 2013 г.

 

Литература:

1.  Клепинин Н. А. Святой и благоверный Великий Князь Александр Невский. Paris. IMCA PRESS. 1927. С. 3-4.

2.  Толстой М. В. История Русской Церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991. С. 109-110.

3.  Воейков Н. Н. Церковь, Русь и Рим. Минск, 2000. С. 296.

4.  См.: Воейков Н. Н. Указ. соч. С. 300.

5.  Цит. по: Воейков. Н. Н. Указ. соч. С. 352..

6.  Там же. С. 342.

7.  Галан Я. Ватикан без маски. М., 1952. С. 120-121.

8.  Галан Я. Указ. соч. С. 5.

9.  Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 90, 99-100

10.  Войеков Н. Н. Указ. соч. С. 312-313.

Наталья Масленникова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"