На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

История  
Версия для печати

В ночь на Светлое Христово Воскресение

Памяти Великого Князя Главнокомандующего Николая Николаевича Старшего

В ночь на Светлое Христово Воскресение 16 апреля 1878 года Великий Князь Главнокомандующий Николай Николаевич Старший (1831 – 1891), уже несколько месяцев стоявший со своими войсками в городке Сан-Стефано в виду древнего Царьграда – Константинополя, получил от своего старшего брата Императора  Александра II – Царя-Освободителя следующую телеграмму:

«Христос Воскресе! Увольняя Тебя, согласно Твоему желанию, от командования Действующею армиею, произвожу Тебя в генерал-фельдмаршалы, в воздаяние столь славно оконченной кампании. Надеюсь скоро обнять Тебя здесь» (1).

В Высочайшем приказе, в тот же день отданном, значилось, что Великий Князь, «в ознаменование важных заслуг, оказанных Престолу и Отечеству в ныне оконченной войне с Турциею, производится в Генерал-Фельдмаршалы, с увольнением, по болезни, согласно Его желанию, от должности Главнокомандующего Действующею армиею и с оставлением затем во всех прочих занимаемых должностях и званиях».

Вообще, звание Фельдмаршала являлось высшим чином, как в русской, так и во всех почти европейских армиях. Давалось это звание весьма редко и то за какие-нибудь особые заслуги. Император Александр II удостоил этого чина 4-х генералов, в том числе своих родных братьев – Великих Князей Николая Николаевича Старшего и Михаила Николаевича, за Русско-турецкую войну 1877 – 1878 г., как Главнокомандующих, –  одного на европейском, а другого на малоазиатском театре военных действий. При императоре Александре III достоинство Генерал-Фельдмаршала не было пожаловано никому… (2).

Биограф «Витязя Балканского», Великого Князя Николая Николаевича Старшего, Виктор Всеволодович Жерве в предисловии к своей книге говорит: «Генерал-Фельдмаршал Великий Князь Николай Николаевич Старший оставил глубокий след в истории русской армии не только потому, что во второй половине минувшего (XIX-го) века сыграл видную роль в деле ее обучения и воспитания и увековечил Свое имя на одной из самых славных страниц летописи наших побед, но и потому, что был непосредственным и главным исполнителем державной воли Своего Царственного Брата, Императора Александра II, в святом деле освобождения славянских народов от турецкого ига. Обожаемый войсками, преданными Ему беспредельно, Он был для них кумиром и тою вдохновляющею силою, которая всегда служит залогом успехов и побед. Воин до глубины души, самоотверженно исполнявший высокий долг пред лицом всей армии, Он отдал всего Себя на служение России, показав тем прекрасный пример, достойный подражания.
Мы не должны и не имеем нравственного права предавать забвению своих героев и славных вождей. Пусть их образы чаще встают перед нами и пусть поддерживают нас в тяжелые минуты упадка духа, вселяя веру в грядущие победы и новые светлые дни!..» (3), (4).

Эти слова  приобретают особенное значение в ГОД ПАМЯТИ, отмечаемый в России сегодня, в 2020-м.


Вот как рассказывает В.В. Жерве о событиях жизни Великого Князя Главнокомандующего в на Страстной неделе 1878 года:

«10 апреля Великий Князь принимал болгарскую депутацию, представившую Ему для поднесения Государю Императору благодарственный адрес с более чем ста тысячами подписей освобожденного народа. Его Высочество с чувством глубокого нравственного удовлетворения принимал болгар, свидетельствовавших о высоком христианском и боевом подвиге Царя-Освободителя и Его армии, во главе которой стоял Его Высочество.

К Нему Лично представители болгарского народа обратились с особым адресом следующего содержания:

«Ваше Императорское Высочество!

Решением Великого Монарха, Августейшего Вашего Брата, содействием русского воинства и целого русского народа и усилиями Вашего Императорского Высочества великое дело освобождения Болгарии и улучшения быта христиан Турецкой Империи приведено к желанному концу; и прежде несчастнейшая Болгария начинает ныне оживать и становиться страной, достойной внимания Европы и любви и поддержки Великой представительницы Славян – России.

Ваше Императорское Высочество!

Благодеяния России к нашему Отечеству так велики; дело, совершенное Россией для нас, так громадно и свято, что мы, Болгаре, не в состоянии выразить вполне чувство своей глубочайшей признательности: мы можем только плакать от радости, благоговеть перед великими благодетелями и благословлять Святую Русь и ее Великодушнейшего Императора.

Но как ни слабы мы выразить достойным великого благодеяния образом чувства глубочайшей признательности всего Болгарского народа, этот народ поручил нам завидную и почетнейшую миссию – представиться пред Лицом Вашего Императорского Высочества, поднести настоящий благодарительный адрес и всепокорнейше просить Вас, дабы Вы соблаговолили представить его Своему Августейшему Брату и нашему великому Царю и Освободителю, как слабое изъявление того, что на душе у каждого Болгарина.

Вместе с тем мы покорнейше просим Ваше Императорское Высочество позволить нам в этом случае выразить и Вашему Императорскому Высочеству те чувства благодарности и глубокой преданности, какие питает и будет питать каждый Болгарин к лицу Вашего Императорского Высочества и ко всему предводительствуемому Вами храброму воинству. Мы никогда не забудем великих трудов и всякого рода трудностей и опасностей, перенесенных Вашим Императорским Высочеством во главе непобедимого русского воинства в войне за освобождение Болгарии.

Повторяя выражения глубочайшей своей преданности и вечной признательности, имеем честь быть Вашего Императорского Высочества покорнейшими слугами.

Уполномоченные Болгарского народа:

+ Софийский митрополит Мелетий.

+ Сливненский митрополит Серафим.

+ Епископ Браницкий Клемент.

Архимандрит Константин.

Архимандрит Пантелеймон.

Архимандрит Мефодий Кусевич

Дальше следовали подписи отдельных лиц и представителей городов и елений Болгарии.
Апреля 1878 года.

Город Сан-Стефано»  (5).

 
То была уже Страстная неделя, во время которой Великий Князь говел. В тихой молитве искал Он утешения и поддержки Своих сил. Глубоко верующий, всегда уповающий на Бога, Он возносил Творцу горячее благодарение за дарованные победы, за преодоленные преграды в достижении святого дела освобождения христиан и молил о скором и благополучном возвращении на Родину после честно и доблестно исполненного долга. Его кроткое, любящее сердце в эти минуты искало примирения со всеми теми, кто вольно или невольно принес Ему много скорби и страданий.

В Страстную субботу, 15 апреля, прибыл и представился Великому Князю вновь назначенный Главнокомандующий, генерал-адъютант Тотлебен…».


В январе 1914 года в Петербурге был торжественно открыт величественный Памятник Великому Князю Главнокомандующему Николаю Николаевичу Старшему, при огромном стечении народа и при участии Государя Императора Николая II и депутаций из освобождённых Балканских стран: Румынии, Сербии, Болгарии и Черногории.

В 1918 году новая безбожная власть разрушила этот памятник.

В настоящее время памятник-бюст Великому Князю Николаю Николаевичу Старшему имеется только в Болгарии, в городе Плевен, рядом с домом-музеем Царя-Освободителя Александра II.


25 января 2014 года в Санкт-Петербурге представители патриотических организаций, общественности, деятели культуры собрались на Манежной площади, чтобы напомнить об историческом событии, ровно 100 лет назад происшедшем на этом месте – освящении и торжественном открытии в Высочайшем присутствии памятника Великому Князю Николаю Николаевичу Старшему, генерал-фельдмаршалу, Главнокомандующему Русской Армии в период победоносной войны за освобождение Болгарии. К месту, на котором когда-то находился памятник (сейчас там разбит газон) были возложены цветы от имени присутствовавших петербуржцев и общественных организаций: Александровского Исторического Общества, Русского Обще-Воинского Союза (РОВС),  Российского Имперского Союза-Ордена. Председатель РОВСа И.Б. Иванов выразил уверенность, что замечательный памятник работы Пьетро Канонико, бывший одним из важнейших воинских мемориалов и украшением Северной Столицы, несомненно, будет восстановлен.

Представляем материал из газеты «Русский Инвалид» 1914 года о торжественном открытии Памятника Великому Князю Николаю Николаевичу Старшему в надежде, что этот «важнейший воинский мемориал» действительно будет восстановлен, тем более что в следующем 2021 году исполняется 190 лет со дня рождения и 130 лет со дня блаженной кончины Великого Князя Генерал-Фельдмаршала Николая Николаевича Старшего.


ПРИМЕЧАНИЯ:
(1). «Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877-78 гг. на Балканском полуострове». Выпуск 15. Телеграфная переписка Главнокомандующего с Государем Императором. Издание Военно-исторической комиссии Главного штаба. СПб.: Военная Типография. 1899. С. 268. (Телеграмма «подана в Петербурге 15 апреля 9 ч. пополудни. Получена в С.-Стефано (время не обозначено)»).
(2). Л. Полянов. Генерал-Фельдмаршалы русской армии. Исторический очерк. СПб. 1903. 15 с. «В России чин Фельдмаршала был введен Петром Великим и заменил собою сан воеводы большого полка (т.е. армии – большим полком именовалась прежде армия). Выше воеводы большого полка стоял только дворовой воевода, предводительствовавший всеми войсками. Петр Великий заменил его званием генералиссимуса.  В точном смысл слова, Генералиссимус значит начальник всей военной силы государства, между тем как Фельдмаршал – это военный вождь вообще. Генералиссимусом может быть в одно и то же время одно только лицо, между тем Фельдмаршалов может быть в армии одновременно несколько».
(3). В.В. Жерве. Генерал-фельдмаршал Великий Князь Николай Николаевич Старший. Исторический очерк его жизни и деятельности (1831 – 1891). СПб., 1911. 248 с.

(4) По сведениям В.В. Жерве, Фельдмаршальский жезл Великого Князя Николая Николаевича до революции 1917 г. хранился, согласно завещанию Его Высочества, в церкви во имя Введения во Храм Пресвятыя Богородицы Л.-Гв. Семеновского полка, в списках которого Великий Князь состоял с 3-х-летнего возраста.
 (5). Подлинные адреса Великому Князю Главнокомандующему и Царю-Освободителю (Государю – на болгарском и русском языках) хранятся в Государственном архиве (III разряд красный, № 14) в Петербурге; Адрес Императору Александру II заключен бесчисленным количеством подписей, которыми испещрены 4030 страниц, подшитых к тексту. Мужчины и женщины, духовные лица, представители округов, городов, сел и деревень, едва грамотные поселяне и за неграмотных – их односельчане, – все поспешили приложить свои освобожденные от цепей руки к словам драгоценного документа, свидетельствующего о безграничной признательности болгар к своему Освободителю и могущественной покровительнице – России.

Адрес Государю и Великому Князю Главнокомандующему хранятся вместе, в большом картоне формата листа бумаги и высотою около 5 вершков, покрытом лиловым бархатом и украшенном ажурною серебряною застежкою. На бархатном же корешке адреса – вышитый из серебряных звездочек крест и под ним буквы: С. 3. П. (Сим знамением победиши).

(В настоящее время Адреса хранятся в Архиве внешней политики Российской Империи, в Москве. – Примеч. М.Б.).


*
К ОТКРЫТИЮ ПАМЯТНИК ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ НИКОЛАЮ НИКОЛАЕВИЧУ

Сегодня [12-го января 1914 года] состоится торжество открытия памятника покойному Августейшему Главнокомандующему русской армией во время русско-турецкой войны 1877-78 гг., Великому Князю Николаю Николаевичу.

Памятник поставлен на Кленовой аллее около Инженерного замка. Автором и строителем памятника является известный итальянский скульптор Каноник.

На памятнике Великий Князь изображен сидящим, в походной форме, на коне.

На постаменте памятника – четыре горельефа. На горельефе с передней стороны изображены покойный Великий Князь Николай Николаевич с Императором Александром III, Великим Князем Владимиром Александровичем, фельдмаршалом Гурко, румынским королем Карлом и др. Группа эта помещена на фоне панорамы г. Сан-Стефано. На задней части постамента памятника горельеф, изображающий группу из пяти знаменосцев. Во главе группы русский знаменосец, а за ним знаменосцы государств, получивших освобождение после Русско-турецкой войны – Румынии, Болгарии, Сербии и Черногории.

Горельеф с правой стороны постамента изображает бой между армиями Великого Князя Николая Николаевича и турецкого главнокомандующего Сулеймана-паши, происходивший 9-го августа 1877 г. под горой св. Николая. Наконец, на левой стороне постамента горельеф с изображением боя 30-го августа 1877 года под Гривицким редутом.

Высота памятника вместе с постаментом 15 арш. 2 вер., а вес его около 850 пуд. Памятник отлит из бронзы и поставлен на глыбу финляндского гранита.

Весной вокруг монумента будет разбит сквер и установлены четыре больших фонаря художественной работы. («СПб. В.»).

– 11-го января 1914 года, накануне освящения и открытия памятника в Бозе почивающему Генерал-Фельдмаршалу Русской армии Великому Князю Николаю Николаевичу Старшему, прибывшая на торжество болгарская депутация, в час пополудни, служила в усыпальнице Российского Императорского Дома при Петропавловском соборе панихиду по в Бозе почивающих Императорах Царе-Освободителе Александре II и Александре III и Великим Князьям Николае Николаевиче Старшем, Михаиле Николаевиче и Владимире Александровиче и по всем воинам Императорской Русской армии, павшим за освобождение Болгарии.
На панихиде присутствовали: аккредитованный при Высочайшем Дворе болгарский посланник Радко Дмитриев, прибывшие болгарские депутация и ополченцы освободительной войны 1877-78 гг., во главе с генералом Тодоровым и многие представители Болгарской колонии в С.-Петербурге.
Перед панихидой на гробницы Царя-Освободителя, Царя-Миротворца и Великих Князей Николая Николаевича Старшего, Михаила Николаевича и Владимира Александровича депутацией возложены венки из живых цветов с национальными лентами, с следующею на них надписью:

«От признательной Болгарии – Царю-Освободителю, Императору Александру III, Великим Князьям  Николаю Николаевичу Старшему, Михаилу Николаевичу и Владимиру Александровичу».

Одновременно с Болгарской депутацией была совершена панихида у гробницы в Бозе почивающего Своего Шефа Великого Князя Николая Николаевича депутацией от участвовавшего, совместно с болгарской армией, в Русско-турецкой войне 53-го пехотного Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полка, прибывшей в С.-Петербург также на торжество открытия памятника, во главе с командиром полк. Байковым.

Волынцы на гробницу своего в Бозе почивающего Августейшего Шефа возложили венок из живых цветов.

В три часа пополудни усыпальницу Российского Императорского Дома при Петропавловском соборе посетила прибывшая на торжество освящения памятника Румынская депутация и возложила венок из живых цветов на гробницы в Бозе почивающих Императоров Александру II и Александра III  и Великого Князя Николая Николаевича.

В тот же день депутацией от Литовского полка на гробницу Великого Князя Николая Николаевича Старшего возложен венок из живых цветов.

Накануне л.-гв. Саперный батальон служил панихиду по в Бозе почивающем Генерал-Фельдмаршале Великом Князе Николае Николаевиче и возложил на гробницу Его Императорского Высочества цветы.

(«Русский Инвалид». 1914. № 9 (12 января). С. 2).

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
ОТКРЫТИЕ И ОСВЯЩЕНИЕ ПАМЯТНИКА ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛУ
ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ НИКОЛАЮ НИКОЛАЕВИЧУ


12-го января 1914 года, в Высочайшем Государя Императора присутствии, состоялось торжество открытия и освящения памятника в Бозе почивающему Генерал-Фельдмаршалу Великому Князю Николаю Николаевичу  – Главнокомандующему войсками во время Русско-турецкой войны 1877 – 78 гг.

В 10-м часу на площадь перед Михайловским манежем стали сходиться части военно-учебных заведений, войск и флота, назначенные для участия в параде, и занимали места, окружая со всех сторон Манежную площадь, в центре которой высился памятник, закрытый пеленой.

В первой линии, начиная от угла Екатерининской и Итальянской улиц вдоль Михайловского манежа до Караванной улицы стали: хор музыки Павловского военного училища, взводы от роты Дворцовых гренадер, Собственных Его Величества Конвоя и Сводного пехотного полка, Гвардейского полевого жандармского эскадрона, Пажеского Его Императорского Величества корпуса, военных училищ: Павловского, Владимирского, Топографического, Михайловского и Константиновского артиллерийских, сотни Николаевского кавалерийского, полурота Николаевского инженерного, взводы Морского корпуса, кадетских корпусов 1-го, 2-го, Александровского и Николаевского, хор музыки л-гв. Преображенского полка, полуроты полков л.-гв. Преображенского и  Семеновского, взводы от остальных полков 1-й и 2-й гвардейских пехотных дивизий. В этой линии всеми взводами, кроме пехотных, командовал начальник Павловского военного училища генерал-лейтенант Хабалов. Вторую линию, вытянувшуюся вдоль Караванной улицы, составляли взводы от полков л.-гв. Литовского, 1-го, 2-го и 3-го стрелковых, 3-я рота л.-гв. 4-го Стрелкового Императорской Фамилии полка, взвод от Гвардейского экипажа, 3-я рота л.-гв. Саперного батальона, взводы от 9-го гр. Сибирского, 53-го пех. Волынского, 13-го Стрелкового полков, 6-го Саперного батальона – в которых числится Шефом в Бозе почивающий  Великий Князь Николай Николаевич, 1-го Кавказского саперного батальона, 145-го пехотного Новочеркасского полка, 18-го саперного батальона, л.-гв. 1-й и 2-й артиллерийских бригад, Стрелкового и Мортирного артиллерийских дивизионов. Взводами пехоты, легкой артиллерии и саперных батальонов командовал начальник 1-й гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенант Олохов. Третий фас построения вдоль Итальянской улицы составили хор трубачей и взвод Кавалергардского Ее Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны полка, полуэскадрон л.-гв. Конного полка, взводы от обоих Кирасирских полков, полусотня л.-гв. Казачьего Его Величества полка, взводы от полков л.-гв. Атаманского и Сводно-Казачьего, трубачи м взвод от л.-гв. Конно-Гренадерского полка, эскадрон л.-гв. Уланского Ее Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка, взвод л.-гв. Драгунского полка, полуэскадрон л.-гв. Гусарского Его Величества полка, взводы от полков Гвардейского запасного кавалерийского, 8-го драг. Астраханского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича, 16-го драг. Тверского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, 5-го гус. Александрийского Ее Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны, Офицерской кавалерийской школы и л.-гв. Конной артиллерии; войсками этой линии командовал начальник 1-й гвардейской кавалерийской дивизии генерал-лейтенант Казнаков. Всем парадом командовал Августейший Главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич [Младший – сын Генерал-Фельдмаршала Вел. Кн. Николая Николаевича Старшего – Примечание М.Б.] .

У входа в сквер, посреди которого возвышается памятник, в ожидании прибытия Его Величества собрались Великие Князья Кирилл Владимирович, Николай Михаилович, Георгий Михаилович, Сергий Михаилович, Князья Гавриил Константинович, Сергий Георгиевич Романовский Герцог Лейхтенбергский, Принц Петр Александрович Ольденбургский и Принц Баттенбергский, председатель совета министров статс-секретарь Коковцов, министры: Императорского Двора генерал-адъютант граф Фредерикс, военный – генерал-адъютант Сухомлинов, морской – генерал-адъютант Григорович, путей сообщения статс-секретарь Рухлов, внутренних дел гофмейстер Маклаков, народного просвещения тайный советник Кассо, чины Государевой Свиты и адъютанты Великих Князей.

Здесь же у входа в сквер поместился строительный комитет по сооружению памятника в полном составе с председателем генералом от кавалерии Скалоном во главе и автор памятника скульптор Канонико.

Вблизи памятника был разбит шатер, куда прибыли Великие Княгини Анастасия Николаевна, Милица Николаевна, Княжны Марина Петровна и Елена Георгиевна Романовская, Князь Роман Петрович.

Земля кругом памятника была покрыта алым сукном, а решетка сквера убрана флагами и лентами георгиевских цветов.

Полукругом около памятника, тылом к Караванной улице, разместились депутации: Румынская – военный министр генерал Эржеу, полковник Григореско, капитаны Филити и Четули, Сербская – генерал Милутин Маринович, полковник Живко Павлович, ротмистр Мирко Маринович, Болгарская – посланник генерал-лейтенант Радко Дмитриев, начальник 7-й пехотной дивизии генерал-майор Тодоров, подполковник Сирманов, майор Маришков и бывшие ополченцы, сражавшиеся под начальством почившего Генерал-Фельдмаршала, гг. Найденов, Табаков, Киров, Силов и Герчев, Черногоская – бригадир Бечир, майор Мартинович; далее тянулась многочисленная группа участников Русско-турецкой войны как состоящих на действительной службе, так и отставных.

Перед памятником было приготовлено место для богослужения, и здесь собралось многочисленное военное духовенство со своим протопресвитером о. Шавельским во главе и с хором певчих л.-гв. Преображенского полка.

Вдоль Михайловского манежа были устроены трибуны, на которых разместилась многочисленная группа лиц, приглашенных на торжество.

Вблизи правого фланга построения войск ожидало прибытия Его Величества дежурство, которое в этот деь несли сын почивающего генерал-фельдмаршала генерал-адъютант Великий Князь Петр Николаевич, участник Русско-турецкой войны Свиты Его Величества генерал-майор граф Ферзен и флигель-адъютант полковник граф Тотлебен.

В 11 часов клики «ура» возвестили о прибытии Государя Императора в направлении от Садовой улицы. Его Величество принял рапорт от командовавшего парадом Августейшего Главнокомандующего и, при звуках встречи и склонившихся знаменах и штандартах, направился вдоль фронта, здороваясь с частями.

Обойдя все войска, Государь Император, бывший в форме л.-гв. Уланского Ее Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка, вошел в ограду сквера и приблизился к месту, отведенному для богослужения.

Когда все присутствующие и войска обнажили головы, началось молебствие с возглашением Царского многолетия. При пении «вечной памяти» Генерал-Фельдмаршалу Великому Князю Николаю Николаевичу с памятника была сдернута покрывавшая его завеса.

По команде Августейшего Главнокомандующего войсками была отдана честь открывшемуся памятнику победоносному вождю русских войск в войну с турками в 1877-78 гг., причем с верхов Петербургской крепости донесся салют в 51 выстрел, а с ближайших церквей общий колокольный звон.

По отдании чести памятнику богослужение продолжалось, Его Величество приложился ко кресту и обошел, следуя за духовенством, окроплявшим новооткрытый монумент святой водой, кругом памятника.

Председатель комитета по сооружению памятника имел счастие представить Его Величеству скульптора Канонико  и членов комитета; Государь Император милостиво беседовал с автором-скульптором и изволил еще раз в подробностях осматривать памятник.

В это время войска перестроились к церемониальному маршу для прохождения в направлении от Екатерининской улицы к Караванной вдоль Михайловского манежа.
Когда Государь Император занял место у ограды сквера, войска двинулись, имея во главе Августейшего Главнокомандующего. На флангах проходили: Дворцовых гренадер – генерал-адъютант граф Фредерикс, пажей – генерал-адъютант Сухомлинов, морского корпуса – генерал-адъютант Григорович; Великий Князь Николай Николаевич вторично проходил во главе Своей роты 4-го Стрелкового Императорской Фамилии полка; на фланге Литовцев шел генерал-адъютант Скалон, лейб-казаков наказный атаман Донского казачьего войска генерал от кавалерии Покотило, а а фланге Александрийских гусар генерал от инфантерии барон Зальца. В строю Измайловцев был Князь Константин Константинович, Конной гвардии – Великий Князь Дмитрий Павлович и Князь Иоанн Константинович. Все проходившие части удостоились Царского «спасибо».

В начале первого часа Государь Император отбыл, провожаемый громким «ура» народа.
После прохождения церемониальным маршем эскадрон л.-гв. Уланского Ее Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка вступил в караул к памятнику, выставив к подножию монумента парных часовых.

По отбытии Его Величества к памятнику потянулась длинная вереница депутаций с венками. Первой возложила венок депутация от комитета по сооружению памятника в лице военного министра генерал-лейтенанта Сухомлинова и генерала от кавалерии Скалона; за ней следовали депутации с венками от королей Румынского, Сербского, царя Болгарского, короля Черногорского, от флота с надписью «Герою Дуная – флот», штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, генерал-инспекторов по инженерной части и кавалерии гренадерского корпуса, от шефских частей, от военных учреждений, от военных обществ, от «Красного Креста» и от гражданских учреждений.

По окончании церемонии возложения венков и по отбытии Высочайших Особ публика была допущена обозревать новый величественный монумент, несомненно являющийся одним из лучших в северной столице.

(«Русский Инвалид». 1914. № 10 (14 января). С. 2).


ПАМЯТНИК ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛУ


Внешний вид открывшегося 12-го января памятника в Бозе почивающему Генерал-Фельдмаршалу русской армии Великому Князю Николаю Николаевичу Старшему таков:

Великий Князь изображен сидящим на коне в полной военно-походной форме, с фельдмаршальским жезлом в руке; на постаменте памятника четыре горельефа: на переднем художник изобразил заключительный момент Турецкой войны – парад под стенами Константинополя; впереди – Великий Князь, а за ним – его главнейшие сподвижники – В Бозе почивающий Император Александр III, тогда еще Наследник Цесаревич, Великий Князь Владимир Александрович, убитый во время войны, Герцог Сергий Максимилианович Романовский, Принц, ныне Король, Карл Румынский, генералы: Гурко, Радецкий, Скобелев, Непокойчицкий и др.; эта конная группа помещена на фоне панорамы города Сан-Стефано.

На заднем горельефе – группа из пяти знаменщиков: под сенью русского знамени, развевающегося в руках бородача-гвардейца, Корниенко, живого и ныне, четыре знаменосца – сербский, румынский, болгарский и черногорский – держат знамена своих, получивших право существования народов. Группа эта знаменует единение славян Балканского полуострова под главенством России.

По обеим сторонам постамента, в виде больших барельефов, изображены Плевна и Шипка. Это целые батальные картины со множеством фигур, сливающихся в плотные массы, с ожесточением рвущиеся друг против друга. Идейная сторона этих картин – изображение совместного участия в битвах русских воинов с воинами освобождаемых ими народов. С правой стороны горельефа изображен бой между армиями Великого Князя Николая Николаевича и турецкого главнокомандующего Сулеймана-паши, происходивший 9-го августа 1877 г. под горой св. Николая, и с левой стороны постамента – горельеф и изображением боя 30-го августа 1877 года под Гривицким  редутом.

Особенностью памятника является отливка всех его четырех сторон из одного цельного куска. Постамент памятника, высеченный из красного гранита, окаймлен бронзовой гирляндой из лавров.

Стоимость памятника, считая и украшения вокруг монумента (решетка, канделябры и др.), 330.000 рублей.

– На венках, возложенных к подножию памятника в Бозе почивающему Генерал-Фельдмаршалу русской армии Великому Князю Николаю Николаевичу Старшему, военными депутациями Балканского полуострова, сделаны следующие надписи: Румынской – «Carol I Regele Romaniei 1877 – 1914»; сербской – «Благодарная Сербия – Великому Князю Николаю Николаевичу»; Черногорской – «Николай I, Король Черногории – Победоносному вождю русской армии Генерал-Фельдмаршалу Великому Князю Николаю Николаевичу» и Болгарской – «От признательной Болгарии – Великому Князю Николаю Николаевичу, незабвенному Главнокомандующему в Освободительной войне». 

(«Русский Инвалид». 1914. № 10 (14 января). С. 3).

ТЕЛЕГРАММА Е.В. БОГДАНОВИЧА

(Евгений Васильевич Богданович (1829 – 1914) – генерал от инфантерии, писатель. Автор ряда книг, в т.ч. посвященных Русско-турецкой войне 1877-78 гг.)

В торжественный день открытия памятника доблестному Генерал-Фельдмаршалу Великому Князю Николаю Николаевичу, Августейшим Сыном в Бозе почивающего победоносного Вождя Русской армии Его Императорским Высочеством Великим Князем Николаем Николаевичем была получена следующая телеграмма маститого генерала Богдановича:

«Вашему Императорскому Высочеству дано сегодня встретить во главе доблестных русских войск нетленный образ воинственного и победоносного Родителя Вашего, увековеченный во славе величественным памятником, подобно тому, как 36 лет назад, 16-го июня 1877 года, Вы встретили самого Великого Князя, тогда во цвете лет и сил, на правом берегу Дуная после блистательной переправы нашей армии, во всей славе его победного успеха. В то время Августейшая Родительница Ваша, в Бозе почивающая Великая Княгиня Александра Петровна, вся преданная делам человеколюбия, была усердною помощницею Императрицы Марии Александровны в деле организации санитарных поездов, в которых мне привелось устроить на мои средства библиотеки для чтения раненым и талонные книжки для облегчения им переписки с их семействами. Мне также посчастливилось первому доложить Великой Княгине о вступлении Августейшего Супруга ЕЕ Высочества на правый берег Дуная. Потерею зрения и недугами поздней старости лишенный возможности лично присутствовать на сегодняшнем торжестве, я не могу не вспомнить, как в еще более раннюю пору, шестьдесят лет назад, по приказанию тогдашнего Новороссийского генерал-губернатора, графа Строганова, я встретил юного Великого Князя Николая Николаевича и сопровождал Его Высочество до южного берега Крыма, куда, по повелению Императора Николая Павловича, стремились два младших сына Государева, чтобы принять огненное крещение под огнем неприятельских орудий на валах Севастополя. Встретив Великого Князя на первых шагах Его боевого поприща мне больно не полюбоваться прекрасным памятником, увековечивающим завершенный им на моей памяти славный путь, но я утешаюсь мыслью, что в нашей северной, холодной столице воздвиглось художественное сооружение, прославляющее Царственного воина, боготворимого войсками, любимого всею Россиею, любимого за храбрость, решительность, прямоту, простоту и чистосердечную отзывчивость на все благородное и доброе. Личными подвигами и заслугами причастный славе русского оружия, Великий Князь Николай Николаевич Старший и по праву рождения, и по праву побед первый из не Царствовавших членов Императорской Фамилии увековечен достойным памятником, и я, свидетель его рождения, подвигов, трудов и кончины, приветствую в лице Вашего Императорского Высочества ознаменованное сим памятником единение и боевое братство Царствующего Дома и Христолюбивого Российского воинства во славу Веры, Царя и Отечества».
* «Русский Инвалид». 1914. № 10 (14 января), с. 3. 

Маргарита Бирюкова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"