На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Русская Голгофа  
Версия для печати

Вера наша спасет нас

К 100-летию первой жертвы «Красного террора» священномученика Иоанна Восторгова

«Кустодия», «Чудо и вера» – последние проповеди Иоанна Восторгова, впервые опубликованные лишь в 2004 году*. Эти проповеди, как и другие, изъятые при аресте 31 мая 1918 года, – «Взыскание погибших», «Жертва», «Дикари не дикие», сохранились в архиве ФСБ в машинописных копиях, подготовленных к печати в очередных выпусках «Церковности», не вышедших в свет.

Но и поныне эта важнейшая архивная публикация остается единственной. Наша журнальная републикация вносит одно существенное уточнение. Едва ли не самая «крамольная» проповедь «Кустодия» была анонимно опубликована в 1918 году в сдвоенном выпуске «Прибавлений к Церковным Ведомостям» (№ 17–18. Март-апрель) – центральном печатном органе Православной Русской Церкви. Именно за эту публикацию «Кустодии» и рекомендацию ее для церковных бесед в Пасхальные дни был арестован редактор «Церковных Ведомостей» соборянин Павел Лахостский. Арестован не за свое легендарное «Слово» 31 марта 1918 года на первой заупокойной Литургии об усопших мучениках за веру и Церковь, как и Иоанн Восторгов, через два месяца, – не за свои столь же легендарные проповеди.

Как уже отмечалось в предыдущей публикации**, ключарь Храма Христа Спасителя (свщмч) Александр Хотовицкий 4 ноября 1917 года на 35-м заседании Собора опроверг провокационные слухи и сообщения газет о пулеметах на его башнях во время расстрела Кремля, но через десять месяцев такая же провокация предшествовала объявлению «красного террора». 10 (23) августа 1918 года на 148-м заседании было зачитано заявление 33-х соборян: «В официальной правительственной газете, в «Известиях Всероссийского Центрального исполнительного комитета» от 22 августа за номером 180 в сообщении, озаглавленном «раскрытие преступного заговора в Москве», и в номере 178 «Правды» от 22 августа в статье «Борьба с контрреволюцией» сообщается, что «буржуи и духовенство, поднявшие крик и плач по случаю обстрела Кремля во время октябрьской революции, теперь на колокольнях церквей и чердаках высоких домов принялись за устройство площадок для постановки пулеметов и даже орудий, предназначенных для обстрела Кремля. Например, таковые площадки, наверное, не без ведома отцов Церкви, предназначались на колокольне церкви Всех святых на Варваринской площади, на колокольне церкви Николая в Устьинском проезде, на чердаке Воспитательного дома на Москворецкой набережной и на фабрике Носенкова, откуда открывается великолепный вид на весь Кремль».

Собор поручил архиепископу Коломенскому Иосафу провести срочное расследование. Уже на следующий день архиепископ Иосаф сообщил на Соборе о назначении особой Комиссии из членов Епархиального Совета, предложив пригласить для расследования представителей советской власти, «чтобы нашим словам поверили, иначе могут сказать: “Да это попы сами производили дознание, им нельзя верить”». Через три дня он огласил результат: «Имею честь представить при сем для доклада Священному Собору протокол назначенного мною осмотра церквей Всехсвятской и Николаевской в Кошелях, о которых в советских «Известиях» писалось, что их предполагалось использовать в целях контрреволюции. К счастью, написанное в газетах, как и следовало ожидать, оказалось чистейшим вымыслом. Никаких приспособлений для пулеметов и орудий на колокольнях этих церквей не оказалось и следов…».

Иоанн Восторгов был арестован 31 мая 1918 года по такому же заведомо ложному обвинению с использованием провокатора и публикации (уже через неделю!), статьи в «Известиях» – «Коммерческая сделка патриарха Тихона, протоиерея Восторгова и Ко».

Через три месяца, 4 сентября 1918 года Следственная комиссия Революционного трибунала при ВЦИКЕ постановила ликвидировать дело протоиерея Иоанна Восторгова, а уже на следующий день в газетах появилось объявление о внесудебном «красном терроре», о котором Лев Троцкий заявлял еще в декабре 1917 года: «Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма».

6 сентября 1918 года 159-е заседание Священного Собора открылось в 7 часов 15 минут сообщением митрополита Арсения Стадницкого:

«Считаю долгом довести до сведения Собора, что, по газетным сообщениям, расстреляны Преосвященный Макарий (Гневушев), епископ бывший орловский, и протоиерей И.И. Восторгов. Кроме того, в газетах сообщается, что найдено тело Преосвященного Гермогена, Епископа Тобольского. Оба мученически пострадавшие Преосвященные – Макарий и Гермоген – состояли членами нашего Собора. Воспоем им и протоиерею Иоанну Восторгову «Со святыми упокой».

Его ближайшего соратника епископа священномученика Макария Гневушева расстреляли в Смоленске без суда и следствия 4 сентября, еще до объявления «красного террора». Иоанна Восторгова демонстративно расстреляли именно 5 сентября – в день объявления «красного террора» месте с последним председателем Государственного совета Российской Империи Иваном Щегловитовым, последними министрами внутренних дел Николаем Маклаковым, Алексеем Хвостовым и сенатором Степаном Белецким.

18 сентября, на 168-м заседании Священного Собора, прозвучали слова (свщмч) Патриарха Тихона: «Печальным долгом считаю сообщить Освященному Собору о полученной мною телеграмме, сообщающей следующее: «Владыка Кирилловский, викарий Новгородский Варсонофий расстрелян 2 (15) сентября. Кирилловский монастырь просит Ваших распоряжений, затребованы сведения об обстоятельствах. Епархиальный Совет».

В настоящее время нами почти ежедневно заседание Собора предваряется и заканчивается такими сообщениями о новых мучениках Святой Церкви. Еще одно мученичество украсило Святую Церковь, и этот мученический венец украсил чело одного, хотя и недавних, но вполне достойных архипастырей Российской Церкви. Это уже пятый архипастырь, жертва настоящего гонения на Святую Церковь; теперь уже все подвергнуты этой опасности, я сказал бы чести умереть за Святую Церковь. Так особенно направлен меч посекающий на нас, архипастырей, ибо здесь прямой расчет, во исполнение слов “поражу Пастыря и разыдутся овцы”, и мы видим, что особенно поражаются пастыри, в надежде на то, что разыдутся пасомые. Меч посекающий не принес Церкви гибели, она осталась непоколебимой. И хотя мы живем в полосе гонений и мученичества, льется кровь, но она будет знаменем живым для Церкви, которая очистится и обновится чрез эту кровь. История гласит, что мера гонений слабее исповедничества, и мы знаем, что Святая Церковь, пережив гонения, обновилась, освятилась и расширилась. Будем уповать, что этот меч посекающий обратится на главы тех, кто изъемлет меч на членов Церкви Христовой…»

Священный Собор выполнил свою историческую миссию: 50 соборян каждый десятый, причислен к лику священномучеников и мучеников, «русская Голгофа» тюрем и лагерей не миновала почти всех соборян, как пастырей, так и мирян, сохранивших верность Святой Церкви.

«Деяния Священного Собора», «Расстрел Кремля» епископа Нестора Камчатского и проповеди протоиерея Иоанна Восторгова – самые выдающиеся свидетельства начала Священной войны ХХ века, в которой «меч посекающий не принес Церкви гибели, она осталась непоколебимой».

«Знаменитый безстрашный проповедник настоятель храма Василия Блаженного в Москве протоиерей Иоанн Восторгов», – так назовет его (свщмч) Сергей Шеин на последнем 170-м заседании Собора, оглашая список пострадавших за веру и Церковь «в дни нынешней смуты, по сведениям к 7 (20) сентября 1918 года».

Он был именно таковым – самым знаменитым и самым безстрашным проповедником, пророческие проповеди которого звучали в дни смуты именно в Соборе Василия Блаженного на Красной площади и даже на самой Красной площади, ставшей его «Брестской крепостью».

*«Православная Москва в 1917 – 1921 годах». (Сост. А. Н. Казакевич, В.В. Марковчин). М., 2004.

**Новая книга России».7/8. 2018, с.59–64.

Виктор Калугин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"