На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Экономика и промышленность   
Версия для печати

Печать гения

280 лет назад родился русский механик Иван Кулибин

Сын мещанина из Нижнего Новгорода Иван Петрович Кулибин родился 10 апреля 1735 года. Исключительные способности Кулибина проявились весьма рано и разнообразно. В саду Кулибиных был пруд, где вода не имела протока и где гибла рыба – молодой Кулибин придумал такое гидравлическое устройство, при котором вода из соседней горы собиралась в бассейне, оттуда шла в пруд, а лишняя вода выводилась из пруда; с тех пор рыба в пруде начала плодиться. Это дело победило отца изобретателя, до тех пор недружелюбно смотревшего на занятия сына механикой. 

Тогда в Нижнем Новгороде не было ни одного часовых дел мастера, часы для починки посылались в Москву. Устройство часов давно интересовало Кулибина, он пытался и сам сделать часы, но, не имея инструментов, не мог этого достигнуть; случайно в Москве достал от одного мастера колесную, хотя и испорченную машинку и ручной токарный станок, сделал часы с кукушкою и продал их за хорошую цену; вскоре затем он починил английские часы с репетицией, и тогда разнеслась по городу слава о нем как о часовом мастере. 

В конце 1764 г. Кулибин задумал сделать часы особого устройства, чтобы поднести их императрице Екатерине II. Черноярский купец Михаил Андреевич Костромин, уверовав в дарования Кулибина, вызвался помогать ему в его предприятии и взял на себя содержание Кулибина с семейством и учеником, пока часы не будут сделаны. При проезде императрицы Екатерины II через Нижний в 1767 г., губернатор Аршеневский указал Кулибина графу Г.Г. Орлову, а последний представил механика императрице. 

Осмотрев изделия Кулибина и еще не оконченные часы, государыня изъявила желание, чтобы после окончания часов Кулибин приехал в Петербург со своими изделиями. 1 апреля 1769 г. Кулибин вместе с Костроминым, поднесли в Петербурге императрице часы. Часы имели форму и величину гусиного яйца; каждый час они отворялись, представляя храм и в нем Воскресение Христа; в полдень они играли музыку сочинения самого Кулибина, кантату на слова оды в честь императрицы. В награду Кулибину за изделие, а Костромину за содействие дано было по 1000 руб. каждому, изделия переданы для хранения в Кунсткамеру, Кулибин назначен механиком при Академии наук с жалованьем 300 руб. в год, при казенной квартире, а Костромину пожалована серебряная кружка – «за благородное и великодушное вспомоществование дарованиям Кулибина». 

Кроме механических работ, Кулибин поднес государыне еще и оду своего сочинения. Работая над часами, Кулибин не пропускал случая изучить что-нибудь полезное. Он сам выучился физике, химии и механике; он умел играть на фортепьяно и пел. По виденным образцам он доходил до существа предмета и таким образом сделал сам электрическую машину, телескоп, микроскоп и две зрительные трубы. 

Прочитав в 1772 г. в газетах, что в Англии назначена премия за проект моста в один пролет, Кулибин занялся проектом такого моста через Неву; мост предполагался в 140 сажен длины. Академик Эйлер проверил вычисления Кулибина, вполне их одобрил и напечатал о них в Комментариях Академии наук, с самыми лестными отзывами об авторе проекта. Модель моста, в десятую часть против настоящей величины, была построена Кулибиным и 27 декабря 1776 г. испытывалась на дворе Академии. Уже две подобные модели других механиков были испытаны в Академии без успеха; весьма естественно, что после того к кулибинской модели академики относились недоверчиво; даже Эйлер допускал, что, невзирая на его теоретические вычисления, модель на практике не оправдает ожиданий. Только Кулибин был уверен в успехе и до того, что когда модель выдержала назначенный груз, он велел наложить на нее еще большой лишний груз лежавшего на дворе кирпича, сам взошел на свой мост и пригласил на него всех зрителей и рабочих. 

Пожаловав уже 1000 руб. на постройку модели моста, после испытания императрица приказала выдать Кулибину в награду 2000 руб. Что же касается до английской премии, биографы Кулибина ничего не говорят о ней; по-видимому, как это часто бывает с подобными газетными объявлениями, трудно было найти путь к получению этой премии. Модель моста целиком, без разборки ее, была перевезена Кулибиным и стояла некоторое время в саду Таврического дворца. 

Кулибин поставил Инструментальную палату при Академии на ту степень совершенства, что она доставляла в казенные места, для ученых экспедиций и по частным заказам математические, физические и др. инструменты; чтобы оценить значение этого факта, надо принять в соображение, что это было в конце ХVIII столетия. 

В 1775 г. Кулибин со своим семейством был исключен из подушного оклада. Граф Г.Г. Орлов советовал Кулибину оставить русское платье и сбрить бороду, чтобы, войдя в общий строй служилых людей, получать общие отличия – чины, ордена и т.д., – Кулибин не согласился на это. Императрица, узнав об этом и одобряя уважение Кулибина к обычаям родины, пожаловала ему в 1778 г. особую золотую медаль для ношения на шее на Андреевской ленте; такая медаль давала право входа во дворец на торжества вместе с штаб-офицерами и до тех пор была жалована только одному полковнику, прибывшему послом от Запорожских казаков. 

В 1779 г. Кулибин устроил фонарь с отражательными стеклами, такого совершенного ус­тройства, что при пробе этого фонаря, горевшего в Петербурге, свет его был виден за 24 версты от столицы, из Красного Села. Фонари эти стали употребляться для освещения длинных галерей, для маяков и т.д.; Державин упоминает о кулибинском фонаре в оде Афинейскому витязю. 

Деятельность Кулибина была неутомима. Он производил не только такие замысловатые вещи, как его часы, или такие серьезные, как модель моста через Неву, но беспрестанно применял к делу знание законов физики и механики. 

Вот неполное перечисление его работ. 

Он первый начал делать для ампутированных искусственные руки и ноги; обыкновенно считают, что такие ноги были изобретены во Франции после русского похода Наполеона I, – но есть основание думать, что изобретатель их воспользовался идеями Кулибина. 

В Царскосельском дворце форточки в окнах помещались слишком высоко; для открывания их люди должны были карабкаться по карнизам; опасность этой работы была замечена императрицей, и по ее желанию Кулибин приноровил к форточкам такое устройство, что их стали отворять и запирать, действуя снизу шнурками – это тот способ, который теперь распространен. 

Нижние коридоры того же дворца были очень темны; Кулибин осветил их днем с помощью зеркал. Он же починил машину, принадлежавшую Академии и представляющую движение планет. 

В доме Л.А. Нарышкина театральный механик Бригонций взялся перенести на другое место автомат, игравший в шашки и дававший посетителям разные ответы; разобрав механизм и не будучи в состоянии вновь собрать его, Бригонций заявил, что исполнить это может только изобретатель системы. Тогда Нарышкин обратился к Кулибину, который восстановил автомат. 

На стеклянном заводе Кулибин сделал приспособления для безопасного передвижения горшков с расплавленным стеклом. 

Для императрицы придумал подъемную машину, где кресло двигалось без цепей и канатов по винтовой линии. 

Устроил во дворце комнатный фейерверк, с ракетами, огненными фонтанами и выстрелами, но без дыма и пороха. 

При спуске 130 пушечного корабля «Благодать», остановившегося на эллинге и не поддававшегося никаким усилиям строителей для спуска, обратились к Кулибину, который очень скоро сдвинул корабль с места и спустил его на воду. 

Однажды Кулибин поздно вечером был экстренно потребован к коменданту, который сообщил ему дошедшее до императора известие, что шпиль Петропавловской крепости погнулся; думали, что это следствие недавней бури или даже никем не замеченного колебания почвы. Император поручил Кулибину, вместе с архитектором Кваренги, осмотреть шпиль; Кваренги, впрочем, еще до того осматривал шпиль и заявил, что тут нужен механик. Кулибин отправился в крепость, осмотрел шпиль, выверил его, влезал даже с работником на шпиль по проволочным лестницам, подвергаясь при своем преклонном возрасте опасности, но не нашел ни малейшего уклона. Тогда комендант крепости привел его к одной двери и просил посмотреть на шпиль в отношении к косяку: Кулибин посмотрел и доказал коменданту, что не шпиль погнулся, а криво стоит косяк двери. По этому случаю император Павел I, уз­нав, что Кулибин пятый год безвозмездно поверяет дворцовые часы и при старости своей ходит для того на высокий фронтон Зимнего дворца, приказал выдавать ему жалованье за этот присмотр по 1200 руб. в год и выдать 4800 руб. за прошедшие четыре года. 

Император Александр I два раза принимал Кулибина; а в 1801 г., по прошению, уволил от службы при Академии, с назначением в пенсию его жалованья, квартирных денег по 300 руб. в год и с единовременной выдачей 6000 руб. на уплату долгов, которые образовались у Кулибина благодаря его постоянным опытам по механике. 

Кулибин отправился на житье в Нижний Новгород, где купил домик. Тут он занялся проектом судна, которое могло бы ходить против течения. Такое судно было им придумано и испытано с успехом в 1782 г. в Петербурге; оно двигалось посредством той же воды, которая мешала ему идти. В Нижнем опыт тоже удался, и в 1806 г. Кулибин ходатайствовал о принятии этой системы судов для общего употребления. Ему выдали 6000 руб. в возмещение расходов на это изобретение, а модель судна была сдана в Нижегородскую ратушу, где осталась без применения к делу, а со временем уничтожилась. 

В Нижнем Кулибин составил проект железного моста через Волгу, о трех пролетах, на быках; тогда же он обратился и к разрешению вопроса о вечном движении (pеrpetuum mobile). Еще в 1794 г. один немецкий механик прислал в Петербург проект своей машины, будто бы разрешающей задачу вечного движения. Кулибин нашел проект несостоятельным и доказал это, построив модель проектированной машины. 

Кулибин скончался в полной бедности. На его похороны, вместе с толпой народа, явились учителя и ученики Нижегородской гимназии и проводили прах Кулибина до могилы. Гроб до могилы несли на руках Пятериков с именитыми гражданами. 

За год до смерти Кулибина учитель гимназии Веденецкий написал его портрет: механик изображен сидящим у стола, с циркулем в руках; на столе стоит телескоп, а на нем висят часы в форме яйца, которые Кулибин поднес императрице Екатерине II. 

Кулибин был женат три раза; в последний раз женился около 70 лет от роду. От всех браков он имел детей: сыновей Семена, Дмитрия, Павла, Александра и Петра и семь дочерей. Старший сын получил на службе чин статского советника, Дмитрий занялся гравированием, младшие двое воспитывались в Горном институте и стали горными инженерами. 

Весьма неудачно биографы Кулибина укрепили за ним прозвище механика-самоучки. Самоучкой зовут того, кто, учась правильно, достиг кое-чего. Кулибин же учился много, хотя и без руководителей, и овладел своим предметом в совершенстве; работы его вызвали удивление академиков. Весьма замечательно в этом отношении письмо знаменитого Д. Бернулли к академику Фуссу от 7 июня 1777 г., после того, как Бернулли получил из Петербурга сообщение о проекте моста через Неву; оно свидетельствует, что Бернулли смотрел на Кулибина, как на человека, который в общем с ним деле пошел дальше него, Бернулли. Профессор A. Ершов в статье «О значении механического искусства в России» («Вестник промышленности» Ф. Чижова, 1859, № 3, март), отзываясь о Кулибине, что он мог бы стать нашим Уаттом или Фултоном, приводит отзыв известного строителя мостов, инженера Д. Журавского, о модели Кулибинского моста: «На ней печать гения»…       

 

Изложено Н.Н. ПОЛОВЦЕВЫМ в начале ХХ века

 

Иван Кулибин о своих творениях

 

Автобиография Кулибина найдена в бумагах статс-секретаря Козицкого; сохранены некоторые особенности правописания подлинника, писанного рукою самого И.П. Кулибина.

 

...В одно время между разговоров, по знакомству с Черноярским купцом Михаилом Андреевичем Костроминым, который жительство имеет в городе Нижнем, объявлено ему от меня было обстоятельно, который, как скоро услышал, принял меня в согласие и утвердился на моем одном замышленном деле и положил со мною словесный договор на таком основании, чтоб делать мне помянутые часы и для сочинения оных какия потребуются машины и инструменты моею выдумкою, также для вспоможения нанять работника, который у меня учился прежде, все на его, Костромина, коште, а во время делания часов и инструментов со стороны в починку часов ни у кого не брать, от чего имел я прежде пропитание, но содержать и дом мой на его-ж коште, а по совершенству оных часов представить ко двору ея императорскаго величества, всемилостивейшей государыни, с ним, Костроминым, обще. И во всем том с ним говоре положились во власть всевышняго Бога и начал я делать принадлежащие инструменты и оные часы с нанятым работником от октября месяца 1764 года, а когда оных часов часть пришед к сделанию по случаю увидел я электрическия силы машину и, по согласию с ним же, купцом, таковую-ж элeктpизaцию сделал; потом стал искать разными опытами, как полировать стекла зрительных труб, которыем сделал особливую машину и чрез тое сыскал оныем полировку, потом сделал две трубки зрительныя, длиною по три аршина, да один посредственной собранный из пяти стекол микроскоп. А как уже часы стали приходить к совершенству, по случаю получил я для посмотрения зрительной телескоп с металными зеркалами аглинския работы... И помощию Божиею сделал такой же телескоп и, по совершенству оных часов, также телескопа, микроскопа и эликтризации, приехавши с ним, Костроминым, в Санктъпетербург марта 29-го дня 1769 года, представлен я был с ним же, купцом, к его высочеству государю цесаревичу и великому князю Павлу Петровичу. Его высочество соизволил жаловать обоих нас к ручки и изволил смотреть часы и в них действие, притом же электризацию и реченныя вещи. Месяца апреля в первый день сего-ж 1769 году, с реченным же купцом обще был я представлен ея императорскому величеству, всемилостивейшей государыне, и поднес часы и реченныя вещи. Ея императорское величество щедрою своею десницею соизволила часы принять и изволила жаловать меня с тем купцом к ручке, и высочайшим своим зрением соизволила смотреть в оных часах действие, которое происходит в прообразование Воскресения Христова, нижеследующим порядком: в доходе каждаго часа внутрь корпуса отворяются створныя двери, внутри онаго яйца представляется в подобие зала, в котороем противу дверей поставлен на пример полатки в подобие гроба Господня гроб и в него затворенная малая дверь, а к двери привален камень; по сторонам онаго гроба стоят с копьями два стража; по отворении реченных дверей, чрез полминуты вдруг является в подобие ангел, от того являния камень отвалится и дверь в гроб разрушается, а столящие стражи вдруг ниц падают, чрез полминуты приходят к ангелу две жены в подобие мироносиц и с их явлением надпевает звоном голос стиха: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав», трижды; потом в корпусе вдруг двери затворяются и cиe действие бывает пред каждым часом, и оной стих выходит перед пробитием осьми часов по полуночи за каждыем часом и дейсвтвием, а переменяется по пробитии четырех часов по подолудни, пред пробитием же пятаго часа по полудни даже до осьмаго часу по полуночи за каждым часом и действием выходит голос другаго стиха: «Воскрес Иисус от гроба, якоже прорече, даде нам живот вечный и велию милость», по однажды за часом.

А по совершении реченнаго действия и по пробитии двенадцати часов, выходит голос один раз в сутки сочиненнаго канта, во время высочайшаго шествия ея императорскаго величества в низовые города прошлаго 1767 году маия в 22-й день, и продолжается оной кант минуты с четыре, а когда потребно будетъ пустить какой ни есть из тех трех голосов, голос на оные поставляется рукою стрелки, а по прошествии голоса оную стрелку обращать рукою на свое место.

Величиною оные, часы противу средства гусинаго и утинаго яйца.

Бьют часы и четверти каждую четверть, имеют лицевую доску со стрелками, как и у карманных.

Заводить должно каждые сутки. Ход сделан с галиимским силендаром и все оное вышеписанное худежество продолжалось с октября месяца 1764 года по 1769 год марта по 1-е число, на его, купца Костромина, коште.

 

Поклон А.В. Суворова

 

Лучшие люди того времени высоко ценили дарование И.П. Кулибина. Сохранился рассказ о встрече Суворова и Кулибина на большом празднике у князя Потемкина.

Как только Суворов увидел Кулибина на другом конце залы, он быстро подошел к нему, остановился в нескольких шагах, отвесил низкий поклон и сказал:

– Вашей милости!

Потом, подступив к Кулибину еще на шаг, поклонился еще ниже и сказал:

– Вашей чести!

Наконец, подойдя совсем к Кулибину, поклонился в пояс и прибавил:

– Вашей премудрости мое почтение!

Затем он взял Кулибина за руку, спросил его о здоровье и, обратясь ко всему собранию, проговорил:

– Помилуй бог, много ума! Он изобретет нам ковер-самолет!

Так генералиссимус Суворов почтил в лице Ивана Петровича Кулибина великую творческую мощь русского народа.

 

Признание С.И. Вавилова

 

Царствовавшие преемники Петра I не восприняли его отношения к науке и не понимали значения ее для государства. Академию наук в лучшем случае сохраняли и терпели как неизбежную принадлежность и украшение каждого европейского двора того времени. Реальная помощь (материального и морального характера) Академии, высшим школам и ученым обществам со стороны власти была крайне незначительна... 

Между тем народ, искони стремившийся к знанию, узнавший о современной науке, о ее перспективах, рвался к ней. Появлялись самоучки-изобретатели вроде знаменитого И. Кулибина в Нижнем-Новгороде и очень многие другие, к сожалению не ставшие знаменитыми потому, что им вовремя не помогли... 

Нельзя не отметить важную классовую особенность дореволюционной русской науки. В науку с большой охотой шли главным образом «низы» – дети крестьян, мелких чиновников, всякого рода «разночинцев». Так повелось еще в начале XVIII века, и так это продолжалось примерно 200 лет. Ломоносов был не единственным, ушедшим из деревни в науку. Господствующие классы – богатое дворянство и буржуазия – редко отпускали своих детей учиться. Это была невыгодная, неясная, да и трудная профессия. Вследствие такого естественного классового отбора среди русских ученых определилась ясно выраженная демократическая прослойка, с ее, правда, робкой и скрытой, но все же несомненной и постоянной оппозицией классово враждебному правительству, не понимавшему вдобавок роли и перспектив науки.

Н.Н. Половцев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"