На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Экономика и промышленность   
Версия для печати

Памяти моего первого учителя на производстве

Сибирский характер

Сергей Маслов — мой любимый друг! И этим всё сказано. Редко по жизни встречал я людей подобной честности, здравомыслия и так сердитых на несправедливость. За эти ка­чества и полюбил, когда обратил внимание на аналитические статьи в «Красноярской га­зете» 20 лет назад. Со временем выясни­лось, что у Сергея Маслова природный дар писателя-очеркиста. Но он отвечал всегда на моё восхищение: «Я слесарь-сантехник». Если бы все писатели на Енисее владели бы так пером, как наш «слесарь-сантехник». Предлагаю Красноярской газете» прекрас­ный его очерк о рабочих завода, которые стали и учителями по жизни.

Валерий Шелегов (Калек).

 

21-го то ли июня, то ли июля (не помню точно) испол­нилось бы 80 лет моему пер­вому мастеру-учителю на за­воде «Химволокно» г. Красно­ярска Александру Васильеви­чу Бригадирову.

Это был своего рода уни­кальный человек. Он так и не закончил даже заводского тех­никума (учился лет 10 с переры­вами), но был лучшим специа­листом своего дела в цеха «Ото­пление и вентиляция» завода. Но лучше его никто не знал схем теплоснабжения, вентиляции и кондиционирования!

Он передавал мне свои знания бескорыстно и даже инициативно, не дожидаясь моих просьб рассказать о чём- то. Это я говорю потому, что были мастера, которых я знал по приходу на завод дежур­ным слесарем и с которыми работал, которые весьма до­зировано показывали мне схе­мы заводских коммуникаций, просто ленясь лишний раз сходить со мной куда-то дале­ко от Центрального теплопун­кта, где располагался и каби­нет начальников смен - смен­ных мастеров.

Александр Бригадиров таскал меня за собой на любой объект и рассказывал подробно про его особенности и тонкости работы с ним. Это был весёлый человек, и его частая присказка «как не крутись, а жопа сзади» вызывала улыбку, как и его из­вечные матерки, брошенные как раз к месту, не просто так от бес­культурья. Ведь и правда, попа всегда сзади, ... как не крутись.

Смешно было слышать его разговор по оперативному те­лефону с кем-то, когда он сни­мал трубку и отвечал: «Брига­диров слушает!». Ему в ответ: «Мне нужен начальник сме­ны!». Он (который и был на­чальник смены (мастер) снова: «Бригадиров слушает! ». Ему кричат: «Мне нужен сменный мастер!». Он начинал злиться: «Да слушаю я, Бригадиров!!» И так несколько раз «весёлая перекличка», пока до звонив­шего не доходило, что это фа­милия такая у начальника сме­ны - БРИГАДИРОВ.

А.В. Бригадиров был чело­век вовсе без амбиций, его многие даже младшие по воз­расту и подчинённые называ­ли просто «Шура», да он часто и сам так себя называл: «Шура Бригадиров».

Его жена Мария Александ­ровна работала в его же смене увлажняльщицей (оператор сис­тем кондиционирования в цехах). Он в шутку называл её «моя доча», имея в виду, что у неё от­чество, как у него имя.. И так они всю свою жизнь проработа­ли на заводе в одной смене.

Квартиру, кстати, Бригадиров сразу, ещё в молодости, купил кооперативную, за 1 200 рублей, двухкомнатную в кредит. У него из зарплаты вычитали 100 рублей ежемесячно без всяких огромных процентов. Это и была своего рода советская «ипотека», кото­рой мало кто пользовался, боль­шинство предпочитали ожидать в очереди на бесплатное жильё. Как, например, и я, проживая в об­щежитии, пока не было семьи. Жаль мне было 900 рублей на однокомнатную квартиру, да они (однокомнатные) были и в дефи­ците - желающих хватало, осо­бенно из одиноких дам. А на двух­комнатную за 1 200 рублей тем бо­лее было денег жаль... лучше я покатаюсь по курортам в отпусках на эти деньги. И катался - каждый год, тратя по 500-700 рублей. Мне и в общаге было тогда хорошо.

Через 9 лет после прихода на завод, освоив девять профес­сий в самом цехе «Теплоснабже­ние и вентиляция» (так стал на­зываться цех) и в ОГЭ (отделе главного энергетика), куда входил наш цех, я стал начальником это­го цеха, а Александр Бригадиров продолжал трудиться начальни­ком смены (сменным мастером). И я его очень ценил: и как специ­алиста, и как человека.

У него бывали пьяные запои как раз на свой день рождения, и он прогуливал. Я ездил к нему домой, пытаясь пробудить со­весть. Но - напрасно, он просто тащил меня в квартиру и просил выпить с ним за его рождение. «Пьяному море по колено», - очень точно сказано и про Шуру Бригадирова. Кстати, я никогда не называл его Шурой, только «Васильевич» и никак иначе - он же был мой первый учитель на заводе.

Отпив свою «положенную» «рождественскую» неделю, Васи­льевич приходил с покаянным видом ко мне в кабинет и говорил: «Увольняй меня, я пишу заявле­ние». Я коротко говорил: «Иди, работай!», прибавляя на его же жаргоне «ласковое слово» нецен­зурщины. Никаких нотаций, кото­рые были бесполезны для упёр­того русского мужика, пришедше­го «на ковёр» к начальству...

Я готов был простить Василь­евичу и большие проступки, не то что какой-то загул раз в год по случаю рождения, ибо таких спе­циалистов было считанные эк­земпляры. Лучше иметь аса -спе­ца, пьющего иногда без меры и прогуливающего, чем лодыря и неумеху трезвенника, прикиды­вающегося спецом.

Были в цехе и другие подоб­ные специалисты своего дела, иногда прогуливающие по пьянке, но всегда прощаемые мною и не увольняемые, наказываемые, ко­нечно по минимуму. Лишение пре­мии и даже иногда перевод на более низкий разряд на три меся­ца в качестве воспитания. Я даже завёл «Доску позора», повесив её возле душевой-раздевалки сле­сарей, где была таблица с указа­нием того, сколько денег потерял тот или иной выпивоха-прогуль­щик от лишения премии и пере­вода на более низкую работу. Как только появлялась там новая за­пись, над доской загоралась лам­па с надписью «Позор!». Мужики шли мыться после работы и чита­ли, смеясь над нарушителем: «Вот же дурак! Потерял 12 буты­лок водки! А мог бы просто пить дома в меру, но не прогуливать!» Между прочим - работала эта са­мая «Доска», и пьяницы действи­тельно старались пить по пятни­цам после работы и в субботу, а в воскресение уже тормозили, что­бы в понедельник на работу идти без сильного запаха. Я иногда лично проверял особо рецидивных пьяниц прямо на рабочем месте и отстранял их от работы, если сильно были с похмелья.

Так что, кроме моего люби­мого мастера Александра Васи­льевича Бригадирова, были ещё и сварщики-асы 6 разряда Василий Павлюченко, Влади­мир Шадрин, которых я тоже никогда бы не выгнал - уволил по статье за прогулы. Помню я их до сих пор, хотя прошло уже почти 40 лет.

Помню ещё, например, как 1 мая где то в середине 80-х го­дов я не успел после демонст­рации отметить праздник, как зазвонил прямой телефон с за­вода: «Авария! Завод встал, нет электричества!» А завод был не­прерывного цикла и у него были резервные вводы, но тут про­изошла мощная авария на ТЭЦ- 1, от которой питался завод, и встали даже трамваи в городе! Такого я не припомню ни до, ни после этого 1 мая. Может, и ди­версия была, мы тогда не заду­мывались об этом...

Живу напротив завода (и сейчас там же, только завода уже нет после «перестройки» и «реформ»). Быстро натянув ра­бочие штаны, бегом на завод! 5 минут - и я на заводе, бегу на ЦТП (центральный тепловой пункт). И моё счастье, что на смене был именно Александр Васильевич Бригадиров, кото­рый уже бежал на производства, спасая оборудование от аварий­ного разрушения при отсутствии электричества. А ещё была на смене отличная и знающая опе­ратор ЦТП и лаборант химичес­кого анализа Клава Трифоно­ва (Клавдия Макаровна), с ко­торой я тоже ещё слесарем ра­ботал. Вместе мы все и спасли оборудование от гибели, и завод запустился без больших про­блем после подачи энергии.

Много раз приходилось мне устранять аварии на заводе, иногда зимой даже ходя по пояс в воде в теплотрассах (слава богу, тёплой, я же теплотехник, а не сантехник был!) И такие спе­циалисты, как Александр Брига­диров, другие асы своего дела, иногда нарушающие дисципли­ну ребята, были на вес золота в такие моменты истины.

Помню их всех, кого и нет в живых уже, но в па­мяти моей живущих!

У меня сотни, если не ты­сячи фотографий в альбомах, в том числе и заводских. Но вот фотографию Александра Васильевича Бригадирова едва нашёл всего одну! Не любил он лезть в кадр, а я не думал, что придётся вспоми­нать его через столько лет.

 

Сергей Маслов (Красноярск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"