На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Экономика и промышленность   
Версия для печати

Это наша с тобой биография

Фрагменты новой книги

 

1948. Закладной камень

 

Анна Ивановна Кривопуст, 1932 года рождения, ветеран труда:

– В шестнадцать лет мне, школьной выпускнице, директор Россошанского молочного завода Михаил Дмитриевич Крутько предложил работу в строительной группе предприятия. Переговорил об этом и с моими родителями, которых он хорошо знал.

Жили мы тогда на нынешней улице Пролетарской. Отец Иван Дмитриевич Горбачёв – фронтовик, вернулся домой с тяжёлыми ранениями, часто болел. Мама Наталья Николаевна – инвалид. В семье четверо детей. К труду приучены с малых лет. Корову – главную кормилицу – держали. Пасли на лугу, сено в зиму для неё сами запасали. На каникулах я работала в колхозе имени героя Гражданской войны Малоедова. Приходилось телят пасти, с тяпкой в руках полоть сахарную свёклу, укладывать в копны снопы пшеницы. На трудодни выдавали немного зерна. Годы засушливые – какой там урожай.

Михаил Дмитриевич, добрая душа, зашёл как-то к нам, вроде и моего отца проведал, и рассказал, что у нас в Россоши начинается строительство нового современного молочного завода. Посмотрел на меня, пошутил:

-Невеста уже. Зарабатывать будешь неплохо.

Я, конечно, согласилась с большой охотой. Заживём лучше!

* * *

Анна, разумеется, не знала, что существующий заводик в Воронежском управлении «Маслопром», был на хорошему счету. Районная газета «Заря Коммуны» в праздничном новогоднем номере сообщала о том, что «коллектив предприятия дал сверх годового плана 314 центнеров сливочного масла высшего сорта. Хорошо потрудились мастера Авдулов, Семёнов, рабочие Руденко, Березняк, Романенко. Они и их товарищи взяли обязательство задание текущей пятилетки выполнить за четыре года».

Однако на пленумах Россошанского райкома ВКП(б) ставились иные задачи: возродить молочное животноводство. Как в Россошанском районе, так и в соседних, расположенных по правобержью Дона – разрушенных и разграбленных фашистскими оккупантами, даже спустя пять лет после освобождения сёла оставались в руинах. Один наглядный пример. Всего лишь по 13 коров в среднем имелось в 62-х колхозах-совхозах. В районном стаде числилось 806 коров. По нынешним меркам – одно специализированное хозяйство. Надо отметить, что животноводы ухаживали за скотом старательно. В районной газете хвалили заслуженно доярок колхоза «Пролетариат» Т.Ф. Шепелеву и К.И. Тягнирядно. За полугодие они надоили от бурёнки по полторы тысячи килограммов молока, вполне могли выйти в «трёхтысячницы».

Завод неплохо снабжало сырьём население. Государство сделало обязательными поставки молока с каждого личного подворья, хоть сельским жителям жилось и без того тяжко.

Но это был временный и вынужденный выход из положения в разгар «холодной войны», которую нам, победителям Великой Отечественной войны навязали вчерашние союзники в борьбе с фашизмом – сильнейшие державы мира Англия и Соединённые Штаты Америки.

Атомным оружием, которым они нам грозили, обзаводились-таки успешно и мы, сдерживая развитие мирной экономики.

Дошёл и у нас черёд делать ставку на рост общественного животноводства. «Заря Коммуны», как и другие центральные, областные, районные газеты, призывала из номера в номер: «За прочную кормовую базу», «Соревнуются косари», «Комсомольский субботник на силосовании». Увеличение стада являлось «боевой задачей».

А раз так, то следовало наращивать и производственные мощности по переработке молока.

 

* * *

– Меня оформляли в строители, как и всех, кадровики на старом, работающем заводе, – вспоминает Кривопуст. – Трудиться же шли на пустырь. Здесь, на городской окраине, уже рыли котлованы и траншеи, бетонировали фундаменты.

Моё дело – ездила за цементом на Подгоренский завод, готовила раствор.

Поначалу казалось: не разбери – не пойми, что тут делаем. Копошимся в земле, как муравьи. Даже закладка первого камня особо не порадовала. Не верилось, что «вылезем из земли».

Но постепенно, на глазах вырастал фундаментный остов будущих заводских цехов.

Тут как не радоваться – всё у нас получается! В наших руках рождается завод. Домой несла зарплату. Примеряли обновки.

Не знала, что меня ждёт несчастный случай.

Наловчилась аккуратно и быстро носиться по трапу с вёдрами раствора. Вверх-вниз, только поспевайте на лесах каменщики выкладывать стену из кирпича и шлакоблоков.

– Поменьше раствора набирай! Не торопись!

Не уговаривайте, я «с высоты вам шлю привет».

Молодая, не послушалась.

Оступилась с трапа и грохнулась наземь.

Очутилась на больничной койке.

Люди к моей беде, честно скажу – не ожидала, отнеслись по-доброму. Всю жизнь вспоминаю, как мне с завода помогали. Принесут деньги – совестно брать, слёзы в глазах. А безденег не обойтись.

Но на новостройку я не вернулась. Дядя уговорил, по вербовке уехала на Камчатку на рыбные промыслы.

Всё там тоже складывалось хорошо. Да тоска душу заела. Как подумаю: меня на танцы девчата-парни зовут, а дома отец с мамой больные маются. Выйду на берег. Волны гремят камнями, гудит океан. Наревусь в голос. Благо, никто не слышит.

 

* * *

...В Россошь Анна таки вернулась. И на новый, уже работающий молочный завод её приняли. Но то будет уже иная страница, можно сказать без натяжки, счастливая в её трудовой биографии.

Ходила в лаборантах. Без отрыва от производства училась, получила диплом техника-технолога молочного производства. Назначили сменным мастером в маслоцехе. «Моя опора – добросовестные и опытные аппаратчицы Анастасия Данильченко, Раиса Бондаренко, Маруся Пащенко».

К концу семидесятых её новый завод устарел. Рядом строители преподнесли подарок – предприятие помощней. «Перед уходом на пенсию осваивала лучшее по тому времени оборудование. Лучшее-то лучшее, да ох и замучил нас сливкосозреватель, пока мы его вместе с инженерами довели до ума.

Не спалось, подсчитала – восемь директоров завода сменилось за время моей работы. А вспоминаю первого – Михаила Дмитриевича. Я уже говорила о нём: душа-человек. Работал, себя не жалея. В пятьдесят шесть лет завершил свой земной путь».

На стол Анна Ивановна выложила увесистую стопу почётных грамот, медали, знаки «отличника», «победителя», «ударника» социалистического соревнования.

«Вот они – все мои труды: на виду».

 

1951. Даёшь пуск!

 

Ветеран труда Григорий Максимович Штанько, 1926 года рождения, электромонтёр:

– На строительство молочного завода попал я неслучайно. Хотя до этого мне выпала в жизни вроде другая дорога. После освобождения города от фашистов семнадцатилетним пошёл восстанавливать городскую электростанцию. Старался, чтобы быстрее «от избы и до избы зашагали торопливые столбы». Тянули новые электролинии. Без похвальбы, в коллективе был на хорошем счету. Высший пятый разряд монтёру за зря не присваивали.

Отец мой Максим Алексеевич ещё с довоенных лет работал на молочном заводе. Он-то вместе с директором Крутько взяли меня в оборот. «Переходи на новостройку. Лучший завод во всей Воронежской области будешь строить». После его пуска Михаил Дмитриевич обещал послать меня на учёбу. Слово своё Крутько сдержал.

А пока пришёл я на выгон, где недавно пасли коров. В ближних озёрах, в камышах тут мальчишкой рыбуловил. Посмотрел: стены электроцеха и котельной только вырисовываются. Что мне здесь делать? Прораб Илья Тюканько говорит главному инженеру Николаю Щукину:

-Выписывай ему командировку в Москву. Пусть выбивает оборудование. К зиме будет место, где его размещать, монтировать. Крышу над головой обещаю.

Технорук Ксения Павловна, запамятовал её фамилию, объяснила, что я отвечаю за «сердце» строящегося завода. Без электростанции, без паровой машины ни один производственный цех не «оживёт».

На базах в Москве моих силёнок «толкача» оказалось маловато. На подмогу пришлось вызывать самого директора. Конечно, авторитет Крутько был куда весомее. У дверей кабинетов не стояли. Отгрузили двигатель электростанции с генератором, угольные котлы для котельной, паровые котлы. Отправляли в вагонах, по железной дороге специальное оборудование для перерабатывающих цехов, с каким знакомились впервые.

Что интересно, немалая часть всей техники была только-только изготовлена немцами. Я удивлялся, как так они быстро смогли восстановить машиностроительную промышленность по выпуску оборудования для молочных и иных пищевых заводов, для мясокомбинатов. Михаил Дмитриевич разбирался и в политике хорошо. Крутько втолковывал мне доходчиво: немцы ведь не надрывают себе пупок, как мы в навязанной нам Западом гонке вооружений. Надо иметь военное равновесие, чтобы не свернули нам шею. Отечество наше большое и богатое. Во все века зарились и зарятся на него соседи. Зачем Гитлеру остров Англия? Он на славянские чернозёмы попёр, за нефтью погнался.

О том, как велика страна, удивлялся я сам, когда ехал через всю Украину в Одессу на компрессорный завод за оборудованием, когда направляли в очередную командировку в другие города.

Всё сошлось, как и утверждал прораб Тюканько. Строительное подразделение действующего заводика хозяйственным, как говорится, способом возвела прекрасные корпуса. А мы их «закомлектовали» технической оснасткой.

 

* * *

Энергетик Григорий Штанько не знал, что о будущем завода пеклись не только на самой стройплощадке.

В 1950 году в Россошанском птицепромышленном техникуме открыли приём учащихся на новое отделение: технология молока и молочных продуктов. Изменение специализации вскоре закрепится в ином названии «кузницы кадров» – техникум мясной и молочной промышленности.

Становятся традиционными районные слёты передовых животноводов. Так поднимали авторитет доярок, тех, кто станет обеспечивать переработчика сырьём.

«Знак отличника» вручают мастеру молочного завода Авдулову, молокосборщикам Орлову, Солодкому, заведующему Александровским сепараторным пунктом Толмачёву. Награждают тех, кому завтра придётся «раскручивать» мощности нового молочного...

 

* * *

Монтаж и пуск предприятия шёл в трудах «до седьмого пота».

– Долго бились с вакуум-аппаратом, – рассказывает Штанько. – Сухой пар не могли получить, без которого всю технологическую цепь не запустишь.

Как-то чуть в обморок не упал. На моих глазах новичок из слесарей подлез под противовес паровой машины. Счастье, что отделался лёгким ушибом да испугом.

Спасибо немцам. Их установки «затикали», как отличные часы. Тогда мы, конечно, не могли предполагать, но сейчас можем сообщить, что немецкие аппараты для получения высококачественного сливочного масла без капризов служили три десятка лет!

Мой «энергетический» цех белой отделочной плиткой блистал. Цветочной оранжереей его украсили.

Жаль, что вскоре мне пришлось уезжать на учёбу в Вологду. За одной партой с вьетнамцами сидеть выпало. А после Воронежский трест Главмаслопрома направит меня на строительство такого же молочного завода, как в нашей Россоши, – в Абрамовку, ныне Таловского района.

 

* * *

Семнадцатого февраля 1951 года на Россошанском молочном заводе «Маслопром» огласят приказ № 33:

«В связи с окончанием строительных работ и принятием завода в эксплуатацию с 5 марта 1951 года в штатное расписание вносятся изменения…».

Пятого августа 1951 года директор Крутько со страницы районной газеты известит, что в цехах возглавляемого им завода «Маслопром» впервые налажено производство сгущенного и сухого молока. В маслодельном цехе установлены аппараты непрерывного действия, благодаря чему коллектив в сутки выпускает 25 центнеров высококачественного сливочного масла.

«Когда подъезжаешь к Россоши поздним вечером – видишь море электрических огней на новостройках», – выскажется в районке председатель исполкома Россошанского горсовета Глушков. Андрей Игнатьевич особо отметит, что продукция молочного завода уже пользуется большим спросом.

 

50-е годы. Пятьдесят лет в строю

 

Ветеран труда Мария Ивановна Елецкая, 1930 года рождения, лаборант:

– В моей трудовой книжке, по сути, две главные записи. Вот первая: 1949 год, принята разъездным лаборантом. И вторая: 1998 год, лаборант-анализатор, уволена. Вышла на пенсию. Без одного года – полвека проработала на одном предприятий. Со мной Россошанский молочный завод трижды менял прописку, ещё больше – названия.

Трудилась на всех трёх заводах.

На старом, о котором мало кто уже и знает, только старожилы припомнят, если скажешь, что начинала работать на «перетопке». При приёмке определяла качество молока прямо в сёлах Саприно, Семейки и других – в моей зоне тогдашнего Белогорьевского района.

Перед пуском, как мы его называем «старого нового» завода, меня послали на курсы в Лиски. По возвращению назначили старшим лаборантом. Осваивались с подругами в ещё пахнущих свежей краской кабинетах и цехах.

 

* * *

В ту пору не одну Елецкую направляли на учёбу.

Причитаем выписки из Книги приказов по заводу.

«20 марта 1952 года. Командировать на курсы повышения квалификации технолога Муравцову Зинаиду Тихоновну в Вологодскую область, главного инженера Щукина Николая Дмитриевича в Удмуртию. Выдать каждому на проезд 300 рублей,5 килограммовкрупы, 3 килограмма сливочного масла, 3 килограмма сахара, одну пару ботинок, хлопчатобумажный костюм. Сохранить пятьдесят процентов месячного оклада».

Практика подтверждала: знания и опыт – сила.

В 1955 году Россошанская районная газета «Сталинская искра» часто писала об успехах переработчиков молока.

25 апреля. «В первом квартале коллектив завода «Маслопром» перевыполнил намеченные планы по закупкам молока, выработке сливочного масла и сухого молока, обязательным поставкам всех видов продукции.

Получено накоплений государственных средств в 52 тысячи рублей».

13 мая. «По итогам первого квартала Россошанский молочный завод занял второе место и получил вторую Всесоюзную премию Министерства мясных и продовольственных товаров СССР. Отмечены мастера Пленицын и Семёнов, их помощники Бойко, Руденко, Ханникова».

16 ноября. «На районной выставке в числе лучших стенд завода «Маслопром». Представлено двенадцать видов продукции. Это несколько видов молока «экстра», сгущённое, сухое молоко, казеин, несколько сортов сыра».

 

* * *

– Позже, – рассказывает Мария Ивановна, – без отрыва от производства училась на заочном отделении нашего техникума мясной и молочной промышленности. Получила диплом технолога.

О работе лаборанта что говорить? Не просто на заводе анализировали и регистрировали вкусовые, химические и иные свойства молока. Решали, в какой цех направлять сырьё на переработку. Всем ведь понятно, что качество нашей продукции на выходе зависит от качества принимаемого молока. Потому лаборанты завода по графику объезжали животноводческие фермы. Побудешь на утренней дойке, на вечерней. Присмотришься, как работает каждая доярка. После проводишь с ними занятия вместе с зоотехником, ветврачом. На конкретных примерах приходилось объяснять прописные истины. Почему обязательно тёплой водой нужно подмывать корове вымя. Почему в руках у доярки должно быть чистое полотенце. Процеживай молоко только через свежую марлю.

Кстати, старались постоянно обеспечивать этими материалами фермы.

Засидимся допоздна. А на улице распутица, бездорожье. Самый надёжный транспорт – лошадка с телегой, в лучшем случае – трактор. Пешком добирались, случалось и такое. Сколько раз мой старший сынишка Вова ночевал в детском садике. Папа в командировке, маме пришлось задержаться в селе.

Со временем завод обзавёлся собственной машиной-лабораторией. Стало не то, что легче – интереснее работать. Садятся рядом со мной заведующий фермой, доярка. Делаю при них же анализ молока. Вместе размышляем над результатами: где резервы, как лучше кормить стадо, где огрехи. На крупных молочных фермах стали обзаводиться своими лабораториями. Тоже наша помощь потребовалась. Доставляли необходимые приборы. Учили лаборантов.

Молодые, верили в светлое завтра, не жалели сил, отдавая себя производству. Да и пример старших перед нами. За мной закрепили Новокалитвенский сырзавод. Там я познакомилась с ещё не знаменитым отцом лучшего в Советском Союзе сыра «Российского», будущим Героем Социалистического Труда, недавним фронтовиком Ильёй Григорьевичем Саренко. Он просто поражал своей, в хорошем смысле слова, настырностью, требовательностью к тому, чтобы на каждом этапе строго выдерживалась технология выработки продукта. Наш директор Михаил Дмитриевич Крутько не знал ни выходных, ни отдыха. Добрый и строгий.

Теперь всяко обсуждают, а то и осуждают то время. А для моего поколения оно было и остаётся счастливым. Храню вот медали, знаки «Ударника пятилетки», грамоты. Приятно: твой труд ценили. Общественное признание много значило. Ведь не в одних деньгах счастье.

Да и жизнь на глазах, что ни говори, становилась лучше.

Двух сыновей вырастили. Окончили институты ребята. Младший Серёжа – известный в Харькове врач. Пять внучат. Теперь о них переживаешь. Чему нас в школе учили: покой нам только снится.

 

Игуменья с орденом

 

Ветеран труда Таисия Ивановна Сергиенко, 1935 года рождения, начальник производственной лаборатории:

– Лаборатория несёт ответственность как за приёмку молока на переработку, так и за выпуск продуктов, соответствующих всем требованиям государственных стандартов. Но это не просто отдел технологического контроля. Грош цена тебе, лаборант, даже в базарный день, если выносишь приговор, скажем, «свежеиспечённой партии» сливочного масла. Авторучкой ставишь клеймо «некачественное». А ты сам-то где зевнул у технологического конвейера? Твоя своевременная подсказка не допустила бы брака в работе.

Меня называли «игуменьей», как бы строгой настоятельницей монастыря. Не обижалась. Должность обязывала быть требовательной. Не придирчивой. Твои требования должны быть обоснованными, доказательными. С опорой на знания, опыт.

Век живи – век учась.

Лично мне многое дала учёба в Россошанском техникуме мясной и молочной промышленности. Я в первом выпуске молочного отделения. С благодарностью вспоминаю своих учителей.

По жизни везло на хороших наставников. Первоначальный опыт приобретала на предприятиях Пензенской области, куда попала на работу по распределению после техникума в 1954 году. Не в похвальбу: по семейным обстоятельствам вернулась домой в Россошь в 1959 году с записью в трудовой книжке: исполняющая обязанности директора сырзавода в посёлке Русский Камешкир.

А здесь, в Россошанском районе, уму-разуму набиралась у требовательного к себе и к людям директора завода Михаила Дмитриевича Крутько. Я посейчас бережно храню местную газету с прощальным словом о нём.

26 февраля 1970 года на 56-ом году жизни скоропостижно скончался директор Россошанского городского молочного завода, член КПСС с 1945 года Михаил Дмитриевич Крутько.

Михаил Дмитриевич родился в 1914 году в селе Архиповка Россошанского района. С 1934 года и до последнего дня своей жизни М.Д.Крутько находился на руководящей работе на предприятиях молочной промышленности. Он прошел путь от мастера сепараторного пункта до директора гормолзавода.

С 1939 года по 1945 год М.Д. Крутько находился в рядах Советской Армии. За боевые заслуги перед Родиной в годы Великой Отечественной войны он награждён орденом Отечественной войны 2 степени и медалями.

С 1945 года по текущее время возглавлял гормолзавод, маслосырбазу и вновь гормолзавод.

М.Д. Крутько был принципиальным и требовательным руководителем, всегда чутко и внимательно относился к людям, пользовался заслуженным уважением коллектива.

Светлая память о нем навсегда сохранится в наших сердцах.

Группа товарищей.

Газета «За изобилие», 1970 год, 3 марта.

 

Как члену райкома партии нередко приходилось видеть в работе, общаться с первым секретарём, Героем Советского Союза Михаилом Ивановичем Крымовым. Человек государственного масштаба.

В профессиональном деле многое мне дали курсы повышения квалификации в институтах Волгограда и Ленинграда.

Потому не терялась, казалось бы, даже в безвыходных ситуациях. Однажды на завод пришла телеграмма. В Ленинграде забракованы большие партии нашей сметаны, творога. Срочно уехала разбираться. Вместе с тамошними специалистами делаем повторные анализы, размышляем над результатами. И приходим к выводу – продукты хорошего качества. Просто неточно сформулированы отдельные положения ГОСТа – государственного стандарта. Потому можно и положительно, и отрицательно оценивать качество «подсудимой» сметаны. Продукты благополучно отправили в торговлю.

Сейчас сама себе удивляюсь. На обратном пути остановилась в Москве, смело зашла в Министерство. Там меня внимательно выслушали и после – внесли уточнения в стандарты.

Специалистов нашего завода цениливысоко.

Приглашали быть арбитрами в чужих производственных спорах. Скажем, выезжали в Орёл. Там на базе «зависли» 600 тонн сыра. С результатами анализа, с нашим заключением согласились. Сыр признали «съедобным».

 

* * *

Таисии Ивановне и её лабораторному женскому «монастырю», разумеется, приходилось больше заниматься «просвещением» на молочной ниве у себя дома – на фермах Россошанского района.

Вот важные и на сегодняшний день выдержки из статьи Сергиенко под выразительным названием «Арифметика потерь». Печаталась она в районной газете «За изобилие» 12мая 1984 года.

 

Наше государство постоянно заботится об укреплении экономики колхозов и совхозов. Об этом говорят такие факты. Только за последние три года закупочные цены на молоко повышались дважды. Цена центнера первосортной продукции повысилась с 25 рублей 30 копеек до 33 рублей.

За молоко, охлажденное до плюс десяти градусов, производится дополнительная доплата в размере десяти рублей за тонну. Кроме того, низкорентабельным хозяйствам, в первую очередь таким, как колхозы «Дон», имени Жданова, имени Калинина и ряду других выплачивается надбавка – от десяти до 60 процентов стоимости молока.

Повышена оплата труда зооветспециалистам и руководителям среднего звена, большие средства вкладываются в укрепление материально-технической базы животноводческой отрасли и кормовой базы.

Как же работники ферм района отвечают на эту заботу? Что они делают для изыскания резервов по увеличению производства молока и повышению его качества?

Справедливости ради скажем: работа в этом направлении проводится, но оставляет желать лучшего.

В прошлом году по сравнению с предыдущим достигнут определённый рост. Районом больше заготовлено молока в физическом весе и зачетном. Лучшей стала и жирность. Почти 83 процента от общего количества продукции реализовано первым сортом.

Тенденция к повышению качества молока, продолжалась и в первом квартале этого года. Только за счет повышения жирности на 0,01 процента общая прибавка его дополнительно «дала» району 285 центнеров.

За прошедшие четыре месяца работники молкомбината сделали более 50 выездов на молочные фермы и комплексы с целью оказания практической помощи в деле повышения качества продукции.

И надо сказать откровенно: результатами этих поездок мы были не всегда довольны. Причина — плохая работа зоотехнических служб колхозов и совхозов по выявлению и использованию резервов.

Для убедительности обратимся к фактам, При контрольном удое в коровнике № 1 (третья молочнотоварная ферма колхоза – имени XX съезда КПСС) с участием представителя гормолзавода молоко получено с содержанием жира 4,4 процента, а в коровнике № 2 этой жефермы без представителя – 2,8.

О чем это говорит? Прежде всего о том, что на ферме не ведется настоящей борьбы за конечный результат. Подоили доярки коров, и ладно! А как эта дойка проведена — мало кого волнует.

Не думала говорить прописные истины, но все-таки скажу, что за высококачественную продукцию должны беспокоиться не только доярки и скотники, но в первую очередь заведующие ферм, зоотехники, ветврачи, лаборанты. Не должны чураться этих важных дел и члены правления колхозов, директора совхозов, партийные и общественные организации. Борьба за качество продукции – одна из главных задач сегодняшнего дня.

Бывая на фермах, мы старались убедить животноводов (a порой даже и специалистов!) в том, что поддой в машинном доении коров — операция крайне необходимая. Для убедительности демонстрировали такой пример. Проводили исследования первых струек выдоенного молока и последних, после додоя. Результаты оказывались прямо-таки ошеломляющими. Первые струйки молока содержали в себе всего один-полтора процента жира, последние – от 4,7 до семи.

Эти факты еще раз говорят о том, что необходима ежедневная и постоянная работа с коллективами ферм по соблюдению животноводами техники доения коров и полноты их выдаивания.

Мы, работника лаборатории молкомбината, обращаем особое внимание на соблюдение животноводами санитарно-ветеринарных правил, на тщательность мойки доильных аппаратов, молокопроводов, фляг, на содержание и чистоту молочных отделений.

Отрадно, что лаборанты большинства ферм колхозов и совхозов определяют качество продукции правильно. Но, к сожалению, в отдельных хозяйствах имеют место грубые нарушения ГОСТа, и тем самым затрудняются сдача и прием продукции, теряется драгоценное время на выявление истины.

Как ни парадоксально, но в течение осенне-зимнего периода не использовались в полную меру возможности для естественного охлаждения молока. А потому из 77972 центнеров молока, сданного районом первым сортом, охлажденным зачтено всего лишь 1285 центнеров.

А ведь тонна охлажденного до плюс десяти градусов молока, как я уже говорила, стоит на 10 рублей дороже обычного.

Нетрудно сосчитать, сколько недополучили колхозы и совхозы средств. В целом по району «недобор» вылился в кругленькую сумму – 76687 рублей.

Такова арифметика потерь из-за низкого качества молочного сырья!

 

* * *

Под окнами изредка звонким лаем напоминает о себе «страж» двора. В светлой «келье» с Таисией Ивановной ведём разговоры о прожитом. Перебираем, разглядываем давние фотографии.

– Состав лаборатории, конечно, менялся, – рассказывает Сергиенко. – Кто замуж выходил, менял место жительства. Кто в декретном отпуске ребёнка растил. Вот все мы однажды собрались и сфотографировались на память – Анна Кривопуст, Мария Соломатина, Неля Щербакова, Тамара Вечорко, Надя Кашуба, Анна Кондрашкова, Маша Коробова, Лида Водопьянова. Учила, высиживала всех как квочка, как курица-наседка. Лабораторию передала в надёжные руки – Валентине Дмитриевне Власенко, знающему и принципиальному специалисту.

На ладони Таисии Ивановны – орден «Знак Почёта».

-Игуменья с орденом! – вдруг шутит собеседница и смеётся.

 

Труды и годы

 

Ветеран труда Евгений Дмитриевич Кошелев, 1937 года рождения, главный бухгалтер:

– На молочном заводе я проработал в должности главного бухгалтера не без году неделю, а без году – тридцать лет, с 1968-го по 1997-ой. Призвали меня сюда, можно сказать, как зрелого специалиста. За спиной бухгалтерское отделение техникума мясной и молочной промышленности, служба в армии, работа на предприятиях в Ростовской области и в Россоши. Всё же: новое назначение – новое дело. Тутя признателен бухгалтеру Лидии Ивановне Гребенник. Именно она высокопрофессионально дала уроки бухгалтерского труда в иной для меня молочной отрасли, какие пригодились на всю жизнь. Главная заповедь, впрочем, остаётся важной везде: следуй букве Закона!

Предприятие не единожды переименовывали. Когда под наше крыло вошли вначале Новокалитвянский сыродельный завод, а затем и Россошанская межрайонная маслосырбаза, то городской молочный завод назвали Россошанским молкомбинатом, а затем – комбинатом молочных продуктов. Рыночные экономические реформы девяностых годов внесли опять изменения. В 1993 году комбинат преобразовали в ПКАООТ (производственно-коммерческое акционерное общество открытого типа) фирма «Молоко». В 1999 году перерегистрировали в ОАО (открытое акционерное общество) фирма «Молоко».

Для жителей Россоши и всей округи в обиходных разговорах заглавным остаётся первое название. Скажи «городской молочный завод» и – всем понятно, о чём речь.

Чем выделялся комбинат на фоне предприятий отрасли в советское время? За что нам вручали почётные дипломы и грамоты, переходящие вымпелы и знамёна?

Во-первых, очень слаженно работали с животноводами. Свидетельствую, как бухгалтер. Были установлены твёрдые закупочные цены на молоко с понятным прозрачным учётом по его качеству. Рассчитывались с колхозами-совхозами каждую пятидневку, по итогам месяца сверяли платежи до копейки. Кредитовали хозяйства и сами брали банковские кредиты без риска. Схема «ферма-завод-торговля» – действовала планово. Можно и нужно было её совершенствовать, а не отвергать при переходе на рыночные отношения. Текущая жизнь подтвердила и подтверждает это.

Во-вторых, животноводы были материально заинтересованы в поставках качественного молока. Из хорошего сырья можно готовить прекрасные продукты.

Что наш трудовой коллектив и делал.

Колбасный сыр, сорт сыра «Российского» были знаковыми продуктами Россоши. Вкусный продукт на столе – лучший гостинец. Железнодорожные рефрижераторные вагоны-холодильники с нашим сливочным маслом, со сметаной, с сухим молоком отправляли в Воронеж и Москву, в Сибирь и на Дальний Восток, в советские республики Средней Азии, на русский Север. Даже Германская Демократическая Республика всегда покупала у нас майское сливочное масло, взятое, как говорится, с целебных степных трав.

Рассказанное Евгением Дмитриевичем красноречиво подтверждают публикации в районной газете «За изобилие» в 1970 году.

 

15 августа. Растет выпуск молочной продукции

 

Большим спросом у населения пользуется молочная продукция: масло, молоко, кефир, мороженое. А вырабатывается она на Россошанском городском молочном заводе. За 7 месяцев текущего 1970 года завод выпустил валовой продукции на 2, 6 миллиона рублей, что составляет 105,2 процента к плану. Это на десять тысяч рублей больше, чем за тот же период прошлого года. Производительность труда за 7 месяцев возросла на 10,6 процентов по сравнению с планом.

Хорошо трудятся на заводе слесарь-наладчик Иван Аверьянович Василенко, рабочая кисломолочного цеха Мария Ивановна Шевцова, рабочая маслоцеха Анастасия Антоновна Данильченко и их товарищи.

А. Голопузова, старший экономист.

 

20 августа. Чудесный порошок

Все знают, что такое молоко. «Белая или желтоватая жидкость, употребляемая в пищу» – так сказано в толковом словаре русского языка под редакцией профессора Ушакова. Оно бывает нормальное и сгущённое. Но знаете ли вы, что молоко можно превратить в порошок, а молочный порошок – снова в молоко? Такое чудесное превращение происходит не в научной лаборатории, а на обыкновенном молочном заводе в Россоши.

...В цехе сухого молока стоит непрерывный шум машин. Здесь огромные механические устройства в рост человека и запах молока. Кажется, этот запах исходит отовсюду: из тёмных пастей машин, из резервуаров и даже от кафельных стен цеха. Молоко из приёмного пункта поступает в аппаратный цех. Здесь оно нормализуется до определённого процента содержания жира, после чего перегоняется в вакуумно-выпарную установку.

Вакуумно-выпарную установку можно считать началом на пути превращения молока в порошок. Здесь нас встречает Александра Иосифовна Кириченко. Из-под надвинутой на лоб белой косынкисмотрят живые тёмные глаза, чуткие руки неторопливо нажимают на рычаги. Разговаривать почти невозможно из-за постоянного гула механизмов.

В каждой смене, за редким исключением, на этом участке работают по одному человеку. Значит, от этой женщины зависит выполнение плана. А за её кажущейся неторопливостью скрывается безупречное знание оборудования, и в какой-то мере, чувство гордости за свою работу.

Когда мы подошли, Александра Иосифовна пускала вакуумный аппарат: молоко непрерывным потоком идет в бак. За полтора часа поступает его 300 килограммов. Кириченко регулирует подачу молока в установку: поступить его должно столько же, сколько успело выпариться. Остаётся добавить, что за один час на вакуумно-выпарной установке выпаривается полтонны молока.

И вот основа основ цеха – сушильная установка. Сюда для дальнейшей переработки поступает сгущённое молоко. Сушильная башня очень высокая – примерно в три человеческих роста. Температура внутри плюс 140 – 160 градусов. Александра Иосифовна на минуту открыла дверцу установки, и мы заглянули внутрь: там кружилась белая позёмка… Это был почти готовый молочный порошок. Остатки влаги через фильтровальную башню выбрасываются в атмосферу. Порошок по шнеку поступает в емкость. Сухое молоко имеет тот же вкус, что и сгущённое; в нём содержится жир, белок, сахар и соль. За сутки производится 11 – 12 центнеров сухого молока. Затем просеянный порошок упаковывают в фанерные бочки и отправляют на базу «Росмолоко». Отсюда сухое молоко поступает во все концы Советского Союза.

 

* * *

А в своих обязательствах работники цеха записали: выполним годовой план к 1 октября 1970 года.

Г. Дорофеева.

 

70-е годы. Из мастеров мастера

 

Ветеран труда Светлана Сергеевна Бойко, 1939 года рождения, мастер-маслодел:

– Только старожилы помнят мою первую продукцию – мороженое. Сливочное, в вафельных стаканчиках. Вкус необыкновенный. В него добавляли приправу. Нам её с Сахалина доставляли. Смесь из океанских водорослей «агар-агар». Всё из натуральных продуктов. Проводят в сёлах, в городе праздники – всегда заказывали дополнительную партию мороженого.

На завод пришла не новичком. Училась в нашем мясомолочном техникуме. По направлению работала в Смоленской области. Здесь же, так сказать, росла от аппаратчицы до мастера-маслодела высшего шестого разряда.

В коллективе был профессионально сильным состав мастеров. Это Зоя Заиченко, Тамара Деркачёва, Зинаида Морозова, Люба Белоус. Всех не перечислишь. Работы хватало. На фермах увеличивалось дойное стадо, надои прибавлялись. На заводе тоже пристроили приёмно-аппаратный цех. Расширили цеха – цельномолочный, маслодельный, сушки и сгущения молока. Новые аппараты и поточные линии позволяли улучшать качество продукции. С нами сотрудничали учёные из научно-исследовательских институтов Москвы. Кузьмин, имя-отчество не помню, помогал нам освоить маслообразователь – большой по величине и по мощности агрегат.

На продукцию большой спрос. Отгружали во все концы страны. Как-то получаем телеграмму из Владивостока. В одном из наших четырёх вагонов обнаружили недостачу сливочного масла. Кому ехать разбираться? Мне говорят: «Ты родилась там, отправляйся, улаживай спор с земляками». А мои родовые корни в селе Лизиновка. Владивосток – строка в паспорте. Осталось в памяти: из окна смотрю на море. В четыре годика увезли меня к себе на родину родители. Прихожу домой, рассказываю отцу, что посылают в далёкую командировку. Спрашивает: «Где база? Адрес?» «На Чёрной речке». «Света, мы же там жили! С вокзала добираться просто». Обрадовалась, посмотрю, где родилась-росла. А в нашей бухгалтерии огорчили – отменяется поездка. Подсчитали, командировка станет дороже пропавшего масла.

Сейчас подружки на пенсии. Встречаемся. О болячках говорить – настроение портить. Курьёзное припоминаем. Обедаем, а начальству вдруг потребовалось – вынь и положь какие-то документы. На ходу жую,ворчу про себя. Захожу в свой кабинетик, он впритык к холодильной камере. Господи, слышу душераздирающие крики. Зову девчат. Отпираем засов, открываем тяжеленную дверь. А в морозилке в белых халатиках прыгают, дрожат от холода наши старшие мастера. Посинели уже бедняги. Позвали слесаря, разбираемся, как такое могло случиться. Кто запер? Оказалось, сами себя заточили в камеру. Рычаг засова поднимается вверх. Хлопнешь сильно за собой дверью камеры – засов падает на крюк.

Слёзы и смех.

Вспомним, пошутим – на душе веселее.

Недавно на юбилей в техникум приглашали. В музее не без гордости за наше учебное заведение письмо великого русского писателя Михаила Александровича Шолохова прочитала, его просьбу к директору:

«Прошу вас обратить внимание на абитуриентку отделения технологии молочных продуктов Жулудкову Ирину Владимировну.

Вёшенскому району очень нужны местные кадры специалистов.

С уважением, М.Шолохов.

10. 8.83 г.».

 

* * *

Рассказ Светланы Сергеевны о буднях предприятия дополняет публикация журналиста Ивана Ильича Моргунова в районной газете «За изобилие».

 

1973 год. 29 сентября. Ритм завода

Новая биография городского молочного комбината берет своё начало с июля прошлого 1972 года, когда в него вошли городской молочный завод, Россошанская маслосырбаза, Новокалитвянский сырзавод и сепараторные пункты Россошанского района.

...Утро только начиналось, а в широко распахнутые ворота молочного завода уже въезжали автомашины, тракторы с тележками. Везли сюда молоко из колхозов «Дружба», «Родина», имени XX съезда КПСС, совхозов «Начало», «Россошанский».

– Сейчас наш завод, – говорит начальник планового отдела комбината А.И. Голопузова, – ежедневно принимает от хозяйств района, расположенных вблизи Россоши, по 33 – 34 тонны молока, а от сепараторных пунктов – до девяти тонн сливок. Из этого сырья и вырабатывается у нас молочная продукция.

Заходим в маслоцех. С утра 26 сентября трудовую вахту здесь несли рабочие смены мастера З.И. Морозовой. Маслоделов тут всего пять человек, но они чётко обеспечивают работу поточной линии, оснащённую совершенным оборудованием. Проворно хлопочет на своём рабочем месте аппаратчица А.А. Данильченко. Ветеран труда, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, она внимательно следит за тем; как из маслообразователя упругой желтоватой лентой поступает готовая продукция. А рядом – учащаяся-практикантка техникума мясной и молочной промышленности М. Жданова упаковывает сливочное масло в специальные картонные ящики.

Примечательно то, что масло вырабатывается только первым и высшим сортами. К тысячному дню пятилетки завод отправил его потребителям 2975 тонн – на 112 тонн больше плана.

В маслоцехе нет ни одного рабочего, который не освоил бы смежные профессии.

Упаковщица масла Н.В. Замурий, например, при надобности может подменить приёмщицу сырья, а упаковщица Т.Н. Ефимова – аппаратчицу. Здесь стали правилом товарищеская взаимопомощь, взаимовыручка, люди постоянно повышают своё мастерство. Коллектив цеха удостоен почётного звания коммунистического.

Спорится дело и в приёмно-аппаратном цехе, объединяющем участки по выработке сухого молока, кисломолочной и другой диетической продукция. И здесь, куда ни глянь – машины, машины. А управляют ими опытные, знающие люди. Старший мастер цеха Т.В. Деркачева хорошо отзывается о работе коммунистки Е.И. Шапоренко, комсомолки Л. Виткаловой, ветеране труда Д.И. Ляпиной. С начала пятилетки одной только цельно-молочной продукциисверх плана выработано 144 тонны. Правда, здесь отстают иногда с производством сухого молока и мороженого.

Мы видели строящийся цех по выработке кефира, творога, сметаны, мороженого. В нём будут значительно улучшены условия для работы. Сейчас тут уже смонтированы бутыло-моечная машина, разливо-укупорочный агрегат, завершается реконструкция ранее действовавшей холодильной камеры.

Намечаем с октября нынешнего года ввести цex в строй, – сказал механик Н.А. Жогов.

Прошла тысяча дней пятилетки. Для коллектива это были дни творческого поиска, дни напряжённого труда. За это время предприятие реализовало потребителям готовой продукции на 772 тысячи рублей больше намеченного, задание по росту производительности труда выполнено на 102,7 процента. Цифры убедительные.

Татьяна Малютина, Пётр Чалый (Россошь Воронежской области)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"