На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Экономика и промышленность   
Версия для печати

Добежит ли орловский рысак

до 250-летнего юбилея?

«Состояние коневодства и отношение к лошади в цивилизованном обществе является косвенным показателем его экономического здоровья», – слова эти принадлежат скончавшемуся в ноябре 2015 года на 68-м году жизни бывшему начальнику конной части Хреновского конного завода, заслуженному работнику сельского хозяйства России Виктору Александровичу Цуцкову. Смысл сказанного им мы намерены раскрыть по ходу повествования. А пока об информационном поводе. Некоммерческое партнерство «Содружество рысистого коневодства России» совместно с ОАО «Российские ипподромы» по предложению Французской Рысистой Ассоциации 13-14 февраля 2016 года на Венсеннском ипподроме в Париже проводят «Дни России», посвященные 240-летию орловской рысистой породы.

Эта порода считается символом России во всех странах. В этот день будет разыгран интернациональный приз Франции для лучших рысаков всех стран и приз франко-российской дружбы (для орловских рысаков). В программу мероприятия включены показательные выступления русских троек, котильона орловских рысаков, программы джигитовки, презентация программы «Русская деревня». На празднике предполагается присутствие 20000 зрителей.

Такая честь, оказанная орловскому рысаку в центре мира Париже, на самом знаменитом ипподроме, конечно, согревает сердце каждого русского патриота. А особенно воронежца. Ведь именно в Воронежской губернии за победу в сражении с турками императрица Екатерина даровала графу Алексею Григорьевичу Орлову-Чесменскому 120 тысяч десятин (около 130 га) земли, где он и основал знаменитый Хреновской конный завод, который всегда привлекал воронежцев и гостей области не только возможностью увидеть красавцев лошадей, но и полюбоваться архитектурным ансамблем конюшенного комплекса, творением известного архитектора Доминика Жилярди…

Между тем из Хренового приходят в последнее время не совсем приятные новости. В октябре прошлого года сгорела конюшня. Как потом выяснилось, сгорела пристройка к конюшне, которая не относится к памятникам архитектуры. Тем не менее в Интернете появилась петиция, открытое письмо к губернатору Воронежской области с призывом спасти Хреновской конезавод, который «рушится на глазах».

«Поголовье продается «по знакомству», – сказано в обращении, которое подписали уже несколько тысяч жителей не только Воронежской области. – Завод держится на плаву за счет неравнодушных тренеров. Племенная ценность вскоре будет совершенно утрачена. Старотипных орловцев осталось ничтожно мало по сравнению с количеством, необходимым для селекции.

Амуниция используется с прошлого века. Скакового отделения уже давно нет. Лошади стоят в отвратительных условиях. (Некоторых лошадей зимой кормят остатками соломы – что уж говорить о хорошем, качественном сене?). Стены конюшен не видели ремонта уже несколько десятков лет.

В октябре 2015 года была последняя капля – сгорела конюшня верхового отделения. В этой конюшне находилась раздевалка, где спортсмены Хреновского конного завода и ученики Хреновской школы наездников оставляли свои вещи, а также стояло семь голов лошадей. Во время пожара, к счастью, коней удалось вывести, а вот все вещи студентов сгорели до тла...»

Догадаться, что именно студенты являются авторами петиции, не составляло труда. И вот на сайте Хреновского конезавода появилась за подписью Александра Марковина отповедь молодым подписантам с говорящим заголовком «Не жаловаться, а учиться!»

Автор полагает, что письмо продиктовано обостренным максимализмом подростков, «при поддержке ряда родителей и подстрекательстве некоторых бывших работников конезавода, чем-то обиженных…» И далее говорится, собственно, самое главное: «Хреновской конный завод – это частное предприятие, работающее в рамках российского законодательства. У м н о г о ч и с л е н н ы х к о н тролирующих органов существенных замечаний к администрации ХКЗ, организующей производственные процессы, нет. А потому слова из петиции о том, что конезавод рушится на глазах, поголовье продается «по знакомству», племенная ценность утрачена, амуниция используется с прошлого века, лошади стоят в отвратительных условиях и т.п., – лживы».

Смысл сказанного в следующем. Достаточно того, что мы, разводя лошадей, не нарушаем закон, а со всем остальным идите… И вместо того, чтобы обрисовать условия и рамки, показать наглядно экономику конного дела на примере конкретного конезавода, Марковин переходит к откровенным угрозам. «Очевидно, что педколлективу училища (а большинство участников петиции – это ученики Хреновской школы наездников) предстоит воспитательная работа с подопечными в том плане, что школа бесплатно пользуется базой ХКЗ и прочими благами...». «Любить требуется и лошадей, и сам конезавод, где они появляются, воспитываются и «выводятся в люди». При этом смета производственных расходов скрыта от неопытных глаз, увлеченных лишь парадной стороной дела: экстерьером, выводкой, бегами. А расходы эти – немалые, и не ученикам решать, на какие деньги живет и дальше будет жить лошадь…»

Решает на самом деле владелец Хреновского конезавода, один из богатейших людей России Андрей Бесхмельницкий. Журнал «Форбс» его состояние оценивает в 0,45 млрд долларов. И, кстати, короткая объективка на Бесхмельницкого под его портретом в журнале заканчивается следующим абзацем: «Хобби. В 2005 году купил Хреновский конный завод (Воронежская область), основанный в 1776 году графом Алексеем Орловым». Это к тому, что главное в жизни Бесхмельницкого совсем другое. Он совладелец компании «Юнимилк», второго по величине в России производителя молочных продуктов.

А воронежский конезавод он купил по случаю, после того как его скучающие, пока он вел деловые переговоры, дочери побывали в Хреновом. Обе дочери бизнесмена увлекаются верховой ездой. Дочерям понравилось в вотчине графа Орлова. И папа купил им завод у акционеров-физлиц (по оценке экспертов, за $500 тыс. долларов).

Но, кажется, бизнесмен очень быстро понял, что лошадиное хобби ему слишком дорого обходится. В августе 2008 года в интервью журналу «Агроинвестор» Андрей Бесхмельницкий откровенно заявил: «Коневодство в принципе убыточно. Выращивание лошади до трех лет обходится в $4 тыс., а продается она за столько, сколько дадут. Хорошо, если купят за 60-70 тыс. руб. А мы еще увеличиваем затраты, занимаясь лошадьми, как положено: восстановили систему содержания, тренинга и кормления, держим на московских ипподромах три конюшни. Бега и скачки – это пока чисто имиджевый проект. Призы за победу в бегах (около 10 тыс. руб.) абсолютно не покрывают издержек. В 2007 году по коневодству у нас было 9 млн руб. убытков. Сейчас, как и раньше, завод живет за счет молочного КРС и растениеводства».

Увы, как считают специалисты, для конных заводов, десятилетиями борющихся за выживание и сохранение российских пород лошадей, подобные увлечения олигархов – оптимальный способ существования. Ценные отечественные породы лошадей, на выведение которых потребовались годы и годы труда разных специалистов, сегодня практически никому не нужны. С каждым годом в технических результатах соревнований по конному спорту становится все меньше лошадей, рожденных в РФ. Хотя поголовье племенных лошадей остается стабильно небольшим и составляет лишь чуть более 3% от числа лошадей в стране. Племенное коневодство, как отрасль, за исключением ряда специфических направлений, сейчас убыточна.

К 2013 году надежды на то, что бизнесмен Андрей Бесхмельницкий – владелец холдинга «Юнимилк» – обеспечит возрождение Хреновского конезавода, окончательно развеялись. В конце 2012 года завод распродал всех арабских скакунов. В апреле 2013 года оставалось 270 лошадей. Ныне, как сказала нам заведующая музеем Ольга Иконникова, на конезаводе 209 орловских рысаков и 24 тяжеловоза. Распродажа арабов родила информационную волну. Отвечая на вопросы общественности в интервью газете «АиФ-Черноземье», зоотехник конезавода Татьяна Калугина сказала, что коневодство невыгодно нигде в мире. Но в Европе дотируют каждого жеребенка. Если вывозится за границу французский рысак, его владелец несколько лет получает субсидии от Франции. Значит, он еще не раз купит там лошадь. Орловским рысакам о такой заботе можно только мечтать. Что касается арабских скакунов, то частные российские коннозаводчики, оказывается, просто испортили породу, смешивая ее с более мощной английской породой. В результате русским арабам перестали доверять в Европе и теперь их просто не допускают к международным соревнованиям. Под раздачу попали и настоящие арабы, которых, строго соблюдая чистоту крови, лелеяли в Хреновом.

На форумах события на Хреновском конезаводе отозвались тревогой и поиском виноватых. Одни винят хозяев Хреновского КЗ, которых «интересуют не лошади, а угодья и молочное производство на этих угодьях. Собственно исключительно ради угодий под молочный бизнес и был куплен лет восемь назад Хреновской КЗ. А лошади – это так, обуза, вынужденное обременение современному капиталу, от которого следует побыстрее избавиться, – вот так рассуждают нынешние дельцы». Это они «своим бизнесом довели конный завод до полнейшего беспредела, нахапали к себе в карманы, все по АКЦИЯМ конного завода охотились....А в музее по какому праву они там со всем семейством живут, даже граф себе такого не позволял, и т.д. и т.п. Кто они такие, эти владельцы новоявленные, что право имеют разваливать то, что создавалось ВЕКАМИ?»

Другие считали «что нынешние хозяева ХКЗ ни в чем не виновны. Бизнес есть бизнес. А вот наше государство не хочет (а может, у них другие планы) чтить и уважать историю государства Российского. Печаль, грусть и тоска...»

Все та же Ольга Иконникова в разговоре с нами поясняет. Франция, стимулируя участие зарубежных конников, выплачивает на каждую лошадь, привезенную из России, ее владельцу по две тысячи евро. Наша страна даже помыслить об этом пока не может. В Европе дотацию платят на каждую матку. У нас эта дотация составляет 12 тысяч в год. А содержание кобылы обходится в 140 тысяч в год. Поэтому пока стимула, кроме патриотического, заниматься лошадьми в России нет.

Что касается орловских рысаков и других отечественных пород, то тут есть еще один важный момент. Отвечая на вопрос, почему сообщество коневладельцев и заводчиков так разрозненно, кто его разделяет и что, форумчанка Юлия Яковлева пишет: «Ну как кто? Кому выгоден привоз призовых и спортивных лошадей из-за границы. Вот пример, есть спрос на дончаков, а купить с завода почти не реально. Не из-за того, что их нет на продажу, а потому что лень продавать и оформлять документы и т.п. Проще на мясо сдать. Чесменка, например, тоже на мясо орловцев уже разводит, потому что так проще. Все уже давно считают наши породы равноценны нашему автопрому. Даже люди, не связанные с коневодством, так рассуждают, неоднократно слышала. Сами виноваты. Я, например, замучилась, ругаться в своем кск за наши породы и особенно за рысаков, так как гнобят. Прямым текстом говорят, что вам тут не место...»

Собственно, об этом же говорится в обращении генерального директора ОАО «Московский конный завод № 1» Ю.Б. Прохорова к профессионалам и любителям рысистого коневодства. По его мнению, в последние годы сложились крайне негативные условия для разведения отечественных рысаков в России. И если все развитые коневодческие страны защищают свой рынок и отдают предпочтения доморощенным рысакам – примером служит та же Франция, Швеция и другие страны, то в России идет активная пропаганда иностранных лошадей, даже разыгрываются специальные призы для завозимых французов еженедельно на ЦМИ и других ипподромах. Действенными мерами по изменению сложившейся негативной ситуации могли, на взгляд Прохорова, стать: повышение пошлин на ввоз иностранных лошадей, более строгий контроль за происхождением лошадей, строгое соблюдение существующего количества закрытых традиционных призов на ипподромах, более действенная поддержка коннозаводчиков, занимающихся разведением лошадей отечественных пород, со стороны государства.

На всякий случай еще раз акцентируем. Сравнение с автопромом объясняет одна фраза из характеристики породы: «Поскольку орловские рысаки в общей массе сегодня уступают в резвости русским и американским рысакам, для них проводятся закрытые призы». Возникает вопрос. Так, может, и не нужна России такая неэффективная лошадь? Но об этом мы порассуждаем в следующий раз. 

Святослав Иванов (г. Воронеж)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"