На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Экономика и промышленность   
Версия для печати

Всё что осталось от рая

К 80-летию корифея отечественной селекции Г.В. Остряковой

Говорят, что цветы это единственное, что нам осталось на земле от рая. Живая их красота и совершенство никого не оставляют равнодушным. И сколь счастлив, должен быть человек, который в сотворчестве с тем, кто создал весь видимый и невидимый мир умножает разнообразие этого живого великолепия. С одним из них, с замечательным воронежским селекционером, Галиной Викторовной Остряковой я и хочу вас познакомить. И хотя при встрече она пошутила, что всю жизнь занимается любимым делом, а ей за это ещё и деньги платят, не всё так просто было в её судьбе. Впрочем, обо всём по порядку.

 

Она родилась 23 декабря в 1932 года в селе Кулига Борисово-Судского района Вологодской области. На севере кулигой называют островок, большую кочку на болоте. Восемьдесят лет тому назад крик младенца с этой кочки никто кроме родителей не услышал. Но ко времени рождения Галины Викторовны Остряковой, судьба уже приготовила ей поприще, на котором она прославится и войдёт в историю мирового цветоводства. В мае 1930 года на первом пленуме ВАСХНИЛ было принято предложение Президиума об организации Института по производству овощей, который 31 октября 1930 года был переименован в НИИОХ. Именно эта аббревиатура до сих пор значится на дорожном указателе к созданному в 1931 году Верхне-Хавскому отделению по овощеводству Научно-исследовательского института овощного хозяйства, которое в 1935 году решением Наркомзема получило статус овощной опытной станции.

Сокращенное название головного института – НИИОХ – прочно закрепилось за посёлком, бывшей дворянской усадьбой Крашенниковых, где и ныне расположено центральное административное здание Воронежской опытной станции. И в наши дни во всей округе называют станцию не иначе как НИИОХ. Попытки местной администрации дать поселку название Зеленая роща, население не восприняло.

Когда институт праздновал 80-летие, труд Остряковой был отмечен отдельно. Отмечен и оценён. В том числе и в таких выражениях: «Лучшие в России сорта астры однолетней Вологодские кружева, Галина, Голубой иней, Зарево, Звездный жемчуг, Малиновый шарик, Ноченька и десятки других сортов и цветочных культур получены на Воронежской опытной станции». В декабре 2012 80-лет празднует уже сама Галина Викторовна. А в следующем году исполнится, полвека с начала её исследований по селекции и семеноводству цветочных культур на воронежской земле. Это ли не повод рассказать об этой удивительной женщине, единственной в своём роде. Она единственный в стране доктор сельскохозяйственных наук по цветоводству. Ученая степень кандидата сельскохозяйственных наук присвоена решением ВАК в 1974 году, доктора сельскохозяйственных наук – в 1990-м. Её имя занесено в Книгу рекордов Гиннеса. Она автор более 57 сортов астры, кларкии, гвоздики китайской, табака крылатого, циннии, из них 47 сортов астр и 6 сортов летников занесены в Государственный реестр. Острякова опубликовала более 100 научных работ...

Отец у неё крестьянствовал, а мама работала на стекольном заводе. Мама рвалась из деревни и уговаривала отца переехать в город. На этой почве они и развелись. Мама, в девичестве Аполлинария Алексеевна Комаровская, была внучкой польского офицера, женившегося на русской женщине. Вскоре она вторично вышла замуж. А в 37-м от второго брака родилась сестра Полина. Начало войны они встретили под Ленинградом в Зеленогорске, бывшем Териоки. В результате советско-финской войны, участником которой был отчим Галины Викторовны, местное население уехало в Финляндию, посёлок был полностью разрушен и с 1940 года начал заселяться переселенцами из разных районов СССР. Семья получила домик в Зеленогорске, на который в начале войны упала немецкая зажигательная бомба. Фашистская авиация разбомбила и железнодорожный узел. Галине было восемь лет, когда с одним узлом в теплушке они приехали в Ленинград к маминой сестре Комаровской Зинаиде Александровне, в её маленькую (13 квадратных метров) квартирку. В довоенное время тётя была гидом и возила иностранцев на экскурсии. А когда началась война она, как и многие ленинградцы, жила и работала круглосуточно на военном заводе. Их раз в месяц отпускали домой. Помыться и посмотреть всё ли в порядке. Когда мама устроилась на работу они отдельно стали жить. В городе не было ни света, ни тепла. Они с сестрой сидели на кроватях под одеялом, топили буржуйку, пока было что жечь... Мама получала хлебный паёк, крошила его в большую кружку, заливала кипятком, добавляла соли… Для них с сестрой это была еда на целые сутки. Мама погибла в 42-м году на заводе во время бомбёжки. За ними пришла управляющая домом и дворничиха. Квартиры в Ленинграде во время войны не закрывались. Опасались эпидемии и специальные бригады обходили дома, собирали трупы и вывозили. Через какое-то время её с сестрой по Ладоге, по Дороге жизни, вывезли на Большую землю в сельский детдом, в Барнаульскую область. Позже она узнала, что её родной отец защищал город Ленинград и погиб 26 июня 1944 года на станции Лигово. Там проходила линия обороны. Там очень много братских могил….

В детдоме в 300-х километрах от Барнаула они пробыли с сестрой три года. А потом тётя забрала их к себе. По пути в Ленинград в поезде началась эпидемия тифа. Умерших детей оставляли на каждой станции. А В Ленинграде эшелон окружили военные, врачи и развезли детей по всем больницам города на карантин. Они с сестрой выжили…

В Сибири Галина научилась местному говору, на котором и изъяснялась, в том числе и письменно. К тому же английский язык в городской школе начинали изучать с 3-го класса, а в городе с 5-го. Со слезами на глазах пришлось опять идти в 3-й класс. Но уже в 4-м классе она стала получать четвёртки, а семилетку окончила без единой тройки. К тому же у неё открылись способности к математике. Дальше была альтернатива или техникум, или ФЗО. Мальчишек фэзэушников она боялась как огня и очень хотела окончить 10-летку. Но тогда за это надо было платить 200 рублей в год. Тётя сказала: «Галя! Я тебя не могу учить. У меня таких денег нет. Выбирай любой техникум. Куда хочешь, поступай, но только чтоб я не была виновата в твоём выборе». Учительница математики посоветовала идти в конструкторский или в финансово-экономический . Вместе с подружкой сдала документы в конструкторский от завода им. Сталина. В то время в моде были инженеры, их ценили, они получали много денег. Она уже сдала профильный экзамен и фактически поступила, если бы не случайная встреча с соседкой по подъезду. С её сыном она часто играла в шахматы. Она запомнила только её фамилию – Эрэнбург. С ней и произошёл следующий диалог:

– Галя, куда ты поступаешь?

– В Конструкторский техникум.

– Зачем? Это же завод. Там пыль и грязь! Не женское это дело. Вот напротив вашей школы Техникум зелёного строительства – цветочки, василёчки… Это для женщин!

По совету соседки Галя поменяла техникум. А потом ещё раз из-за уговоров подруги хотела уйти уже в финансово-экономический. Но без родителей документы не отдали. И ей стало стыдно, подумала: «Как коза прыгаю из техникума в техникум, что я тёте скажу?» Ничего не сказала тёте и осталась в «зелёном». Правда не учла, что там сплошная латынь, а у неё с языками проблема ещё с Сибири. И прокляла она поначалу всё цветоводство! Прямо ненавидела его! Из-за латыни. Но тем не менее, в конце концов так хорошо усвоила её, что когда аспирантом попала в Крымский ботанический сад то со всеми кустарниками и деревьями здоровалась по латыни.

После окончания техникума в 1954-м три года Галина Викторовна проработала в Калуге, сначала в дорожном управлении, а затем в зелентресте главным мастером садово-паркового хозяйства. Маленькая и упрямая набила немало шишек, требуя соблюдения технологии посадки деревьев. Однажды сделала замечание старому рабочему. Сказала что деревья надо белить на высоту одного метра. Тот бросил кисть в ведро с такой силой, что начальница с ног до головы оказалась вся в извёстке… Работала, а по вечерам училась в вечерней школе, чтобы получить аттестат об окончании средней школы.

В Ленинградский сельскохозяйственный институт , на плодовоовощной факультет Галина Викторовна уже поступала осознанно и с расчётом. С надеждой досыта поесть плодов и ягод. Так как всю жизнь до этого жила впроголодь. Институт находится в Пушкино в бывшем Царском селе. Решила, что если не будет общежития уйдёт на заочное отделение. В маленькой квартирке тёти жила сестра и ещё один племянник. Общежитие ей дали. А когда она училась на третьем курсе сестра вышла замуж, ей дали двухкомнатную квартиру, а тёте однокомнатную. Свою тётю Зинаиду Алексеевну Галина Викторовна боготворит. Она пожертвовала собой ради них. Своих детей она не успела завести. Муж служил в НКВД и погиб в первые дни войны. Когда Галя была школьницей, однажды тётя спросила её, будет ли она против того, чтобы с ними жил ещё один человек, мужчина. «Зачем он нам, у нас и так тесно», – сказала Галя. Теперь Галина Викторовна горько раскаивается, считает, что «испортила тёте всю жизнь».

Она окончила институт с отличием, получала повышенную стипендию. И ей на выбор предложено было заниматься селекцией трав в Пулково, работать в теплицах в Сочи или ехать в Воронежскую область на опытную станцию НИИОХ. А в соседней группе с ней учился Владимир Кузьмич Тетерев, который ещё раньше сделал свой выбор, так как родители его жили в Воронежской области. Острякова попросила коллегу: «Приедешь – напиши, как там и что». И вскоре получила от него телеграмму: «Приезжай – здесь рай!». Это был 1962-ой год. С собой она взяла одну балеточку, одну простынку одна наволочка, смена белья… И контейнер с книгами, который пришёл в Верхнюю в Хаву по одноколейке. А затем на грузовике книги доставили в квартирку в крохотном домике, с другой стороны которого размещалась почта. Квартира состояла из маленькой комнаты, 9 кв. м., и кухоньки. В двери была дырка для кошки. Из мебели ей выдали только железную кровать. Два стула ей на день рождения подарили друзья. Потом она купила большой раздвижной стол. Чтоб гостей можно было побольше пригласить. И началась жизнь…

А вокруг был действительно настоящий рай. Чистота, пруды, поля, сады — все цветет и благоухает. И всё это в сочетании с полным изобилием. На станции были свои овощи, фрукты, мясо, молоко, сметана… Станция держала своё молочное стадо. Недаром районная газета в те времена как-то поместила очерк о жизни опытной станции с говорящим заголовком «За зелёным занавесом».

Правда, в первую же зиму случилась неприятность. Она никогда не топила печку голландку углём и закрыла вьюшку раньше положенного. Очнулась она на полу лицом к двери, к лазу для кошки. Так чудом она спаслась и от угарного газа.

Селекцией и семеноводством цветочных культур по заданию головного НИИ на Воронежской опытной станции в 1957 году начала заниматься младший научный сотрудник Людмила Подвигина. С приходом в отдел в 1963 году Галины Викторовны Остряковой исследования по селекции и семеноводству цветочных культур были значительно расширены.

Начинала она старшим научным сотрудником, потом стала главным научным сотрудником по селекции и семеноводству цветочных культур. Она до сих пор в строю и в настоящее время возглавляет отдел по селекции цветочных культур. Основное направление её исследований: разработка концепций и методик селекции и семеноводства однолетних цветочных растений: астра, кларкия, цинния, гвоздика китайская, табак крылатый, обладающих высокими декоративными и хозяйственно-ценными качествами, устойчивых к болезням. Когда Острякова начала работать, то на станции наблюдалось массовое поражение астр фузариозом. В ответ она разработала свою схему селекции и элитного семеноводства астры. Она предусматривают параллельный посев потомств индивидуального отбора на контрольном (обычном) и инфекционном фонах. Пораженные фузариозом растения, измельчив, разбрасывали по полю, многократно увеличивая степень инфекционного фона. На зараженной почве выращивают и отбирают наиболее устойчивые к болезни растения. А уже отбор растений и семей для посева на суперэлиту производится на высоком агротехническом фоне. Данные схемы дали возможность ускорить процесс селекции и получения элитных семян астры.

Все, а их более полусотни, сорта астр селекционера Остряковой устойчивы к фузариозу. А целая серия «хавских» сортов Галины Викторовны – Хавская улыбка, Красный хавский рубин, Хавские ёжики, Хавская сиренево-розовая почти не поражаются фузариозом. В названиях сортов Острякова увековечила не только географию родного края. Её цветы носят имена её друзей, учителей, коллег. Бог не дал ей детей. И её детьми стали выведенные ею сорта астр. Сорт Полюшка назван в память о матери. Изольда – в честь сестры. Миди цветет в честь внучатых племянников Миши и Димы. Ну а Галина это из редкостной помпонной группы, особо популярной в Европе, это подарок самой себе.

Имя замечательного селекционера Г.В. Остряковой знают многие цветоводы, ведь она, по оценкам коллег, создала едва ли не половину великолепных российских сортов летников. Сорта однолетней астры ее селекции не раз занимали почетные высшие ступени на отечественных и международных выставках.

Шесть сортов астр Остряковой получили дипломы на грандиозной международной выставке «Флориада-1992» , раз в десять лет проходящей в Голландии. Тогда же за валюту было закуплено 45 килограмм семян этих цветов. И это, пожалуй, был звёздный час не только Галины Викторовны, но и Воронежской опытной станции в целом. Затем, как пишут в истории станции её сотрудники Лукашевы «разрушительная сила «перестройки» докатилась и до нашей глубинки».

Но об этом позже. А пока немного о главной героине научного интереса Остряковой. Однолетняя астра, или каллистефус (прекрасный венок с греческого) китайский – одно из самых давно культивируемых сложноцветных растений. Родина астры – юго-запад Дальнего Востока, северные области Кореи, Маньчжурии и Китая. В нашей стране дикая астра изредка еще встречается в некоторых областях Приморского края, однако ее ареал очень узкий, и дикий вид находится на грани исчезновения. Первые астры попали в Европу в 1728 г. из Пекина. Дикорастущие астры с синими, карминными и пурпурными язычковыми цветками послужили исходным материалом для селекционной работы. Полученные сорта и формы астр различной окраски (с белыми, фиолетовыми, красными, розовыми, лиловыми, синими и пурпурными соцветиями) и формы (с простыми и махровыми соцветиями) стали использоваться как декоративные растения в садах Европы с XVIII в.

Однако настоящая популярность пришла к астрам в начале XIX в., когда во Франции появились пионовидные махровые астры разнообразной окраски с большими круглыми соцветиями (их вывел версальский садовник Трюффо). С середины XIX века активная селекционная работа по созданию новых сортов началась в Германии и США. В нашей стране начало работы по выведению сортов астры относится к 30-м гг. XX в., а в 40-х гг. были получены низкорослые и компактные сорта. Весь громадный ассортимент однолетней астры по срокам цветения можно разделить на три большие группы: ранние — период от появления всходов до начала цветения у которых составляет 83-106 дней; средние (большинство сортов) – 116-122 дня и поздние – 123-131 день. По хозяйственному использованию сорта астры делятся на срезочные, обсадочные и универсальные.

В настоящее время селекцией астры занимаются почти во всем мире, и в продаже можно встретить сорта, полученные в Дании, Нидерландах, Франции, Германии, Польше, Чехии и США.

У нас в России, из размножаемых семенами цветочных культур, астра самая любимая.

Сортов астр, по некоторым данным в мире создано более 4000, но активно в цветоводстве используют не менее трехсот. Отечественными селекционерами выведено более 100 сортов астры, половина из которых принадлежат Галиной Викторовной Остряковой. К сожалению, в настоящее время в продаже семена российских астр встречаются реже импортных. Такая ситуация сложилась вследствие разрушения в стране системы цветочного семеноводства. Поэтому, есть селекционеры, есть новые сорта, но нет массового семеноводства и лишь малую часть замечательных российских астр можно приобрести в цветочном магазине. А ведь российские сорта лучше растут в наших (далеко не таких мягких как в Европе) условиях выращивания, более устойчивы к заболеваниям. Да и селекция в европейских странах направлена на создание сортов с продолжительным периодом цветения, что оправдано длинным вегетационным периодом, ведь весна там наступает раньше, а зима позже, чем в России. Но при этом, как правило, чем длиннее период цветения, тем продолжительней период от всходов до начала цветения. Поэтому большая часть «европейских» сортов позднего срока цветения. Отечественные астры зацветают в более ранние сроки и успевают полностью проявить свои лучшие качества до осенних заморозков. Особенно дружно цветут многочисленные ранние (от всходов до начала цветения менее 95 дней) сорта астры, созданные в Воронежской области.

Я побывал в посёлке НИИОХ летом 2012 года. От былого великолепия рядом с обшарпанной конторой станции и полупустым магазином сохранилась лишь старинная липовая аллея. В магазине почти все покупатели продукты брали в долг. Продавщица их записывала в синюю школьную тетрадь. Средняя зарплата на станции – семь тысяч рублей. И редкая семья доживает на эти деньги без задолженности.

– Государству мы не нужны, – сказал бывший директор станции Юрий Николаевич Чернышов. – Держимся на энтузиазме.

– Селекционеры за рубежом – все практически миллионеры, – вторит ему Галина Викторовна. – А мы ничего за выведенный сорт не получаем. А ещё и платим государству пошлину.

В последние годы советской власти они получали за сорт около 1000 рублей вознаграждения. Сейчас, семена вроде как на самом деле востребованы. Но их производство нерентабельно. А по сравнению с китайскими некачественными семенами, воронежские дороже в десять раз…

После разговора Галина Викторовна показала мне окрестности НИИОХ , всё что осталось от рая. Здешние поселения были известны еще в 18 веке. Они принадлежали Мельгунову Ермолаю Исаевичу, участнику межевой экспедиции, которая занималась установлением точных границ между Воронежской и соседними губерниями по указу Екатерины Второй. В 40-х годах 19 века эти имение выкупил коллежский советник Крашенинников Федор Петрович (1806-1887). Его женой была Екатерина Ивановна(1814-1879), урожденная Мартос. Отец которой, Иван Петрович Мартос(1754-1835) – выдающийся русский скульптор, ректор Академии художеств в Санкт-Петербурге, автор памятника Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве. Следующим владельцем имения стал их сын мировой судья, а затем председатель Воронежской Земской Управы Николай Федорович Крашенинников (1841-1806). Более полувека настоящей хозяйкой имения была его жена Надежда Антоновна (1842 –1921) урожденная Михайлова, дочь Воронежского городского головы купца 1-й гильдии Антона Родионовича Михайлова (1802 – 1874). Здесь было создано большое зерновое хозяйство, пасека, большой фруктовый сад. В начале ХХ века были выстроены дома Александра Николаевича (разобран в 1970-х гг.) и Антона Николаевича (сгорел в 2002 г. ). Антон Николаевич(1867-1919), воронежский врач заложил 50 десятин новых яблоневых садов с питомником. Ему помогала жена – Евгения Евгеньевна, в честь которой один из грушинских прудов до сих пор называется Евгешин. После революции 1917 года помещичье хозяйство было экспроприировано.

На его месте в 20-х годах была организована опытная станция. До 1931 года она была опорным пунктом Грибовской селекционной опытной станции Московской области, с 1931 по 1935 г. – филиалом института овощного хозяйства РСФСР, с 1935 г. по 1967 г.– Верхнехавской опытной станции Верхнехавского района Воронежской области. В 1967 году она переименована в Воронежскую овощную опытную станцию при Научно-исследовательском институте овощного хозяйства (ВООС НИИОХ).

В 2005 году в местной средней школе создан школьный краеведческий музей, где представлена, в том числе и история усадьбы. К родине своих предков проявили интерес и потомки Крашенниковых. У пруда они построили небольшую резиденцию, обнесённую высоким забором. А в 2008 году на месте старой усадьбы на средства семьи Крашенинниковых была открыта церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

И это, пожалуй единственное событие в жизни посёлка, которое внушает оптимизм. Сама Галина Викторовна свой выбор сделала. Несмотря на то, что в Воронеже у неё есть квартира, НИИОХ – её родина, её поприще, её судьба. Недаром по совету священника она перенесла сюда на кладбище прах с родных ей ленинградских могил отца и матери, поставила надгробный крест. И теперь и она вместе со всеми приходит на местное кладбище, поклониться отцу и матери. А заодно поклониться воронежской земле, которая так щедра была к ней и дала возможность создать непреходящую живую красоту.

В переводе с греческого «астра», означает звезда. А Острякова зажгла целый цветочный небосвод, по сути, создала настоящий бренд – воронежская астра. И нам всем остаётся лишь поддержать его и словом и делом. Я лично мечтаю, чтобы каждого гостя нашего города встречали летом и осенью астры Остряковой на клумбах и газонах . А по большому счёту по примеру доброй старой Англии один из парков города надо назвать именем Галины Викторовны и выращивать там только её сорта. Живая красота и совершенство этих цветов никого не оставят равнодушным.

Впрочем, на чиновников мало надежды. Они почему-то увлеклись французскими розами. А вот семье Крашенинниковых стоило бы присмотреться к идее, создать на земле предков сад, со всеми сортами здешних астр. Сад по образцу старых английских садов. Даст Бог в России революций уже не случиться. И можно закладываться надолго. 

Святослав Иванов (г. Воронеж)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"