На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Экономика и промышленность   
Версия для печати

Стабилизационный фонд

Принудительная реструктуризация

Вопрос об эффективном и рациональном использовании ресурсов Стабилизационного фонда до последнего времени являлся одним из наиболее широко обсуждаемых в отечественных СМИ и в деловых и академических кругах; для большинства же граждан страны он вообще был тайной за семью печатями. Напомним, что решение о создании этого фонда было принято еще в 2002 году, в период взлета мировых цен на нефть и резкого увеличения доходов нашей страны от экспорта энергоносителей. Ресурсы фонда формируются из следующих источников: поступлений от экспортной таможенной пошлины на нефть (в фонд направляется свыше 90% поступлений по этой статье); отчислений от налога на добычу полезных ископаемых (на нефть) — 55% поступлений; ежегодных зачислений части остатков средств федерального бюджета на начало финансового года; зачислений доходов от размещения средств самого стабфонда. На 1 января 2007 года объем средств стабилизационного фонда составил 2346,9 млрд. рублей (примерно 90 млрд. долларов), причем только в январе-марте 2007 года поступления в фонд составили 494,9 млрд. рублей — почти четверть его общего размера.

Основными целями создания стабфонда были провозглашены формирование дополнительного бюджетного резерва на случай неблагоприятных изменений конъюнктуры мирового рынка энергоносителей, досрочное погашение зарубежных долгов России и, наконец, макроэкономическая стабилизация (иными словами, откачка «лишних» денег из национальной экономики для предотвращения всплеска инфляции). Средства фонда размещаются в основном в ценных бумагах иностранных государств и на депозитах в крупных западных банках (то есть так же, как и валютные резервы Центробанка). Фактически это означает отсутствие принципиальной разницы между ресурсами Стабилизационного фонда и золотовалютными резервами — и те и другие, по существу, направляются на кредитование экономического развития ведущих зарубежных стран, а не на укрепление национальной экономики.

Именно это обстоятельство послужило основной причиной жесткой критики действий отечественных экономических ведомств со стороны многих российских специалистов. С.Ю. Глазьев в свое время вообще назвал создание фонда «пропагандистской фикцией», отметив, что «под красивой идеей скрывается стремление скрыть от общественности, что львиная доля федерального бюджета (более одной трети) отправляется властями за рубеж вместо инвестирования в развитие страны и выполнения государственных обязательств перед собственными гражданами».

Помимо этого, размещение средств фонда за рубежом само по себе ставит под угрозу их сохранность. Так, недавно юридический комитет Сената США единогласно одобрил, законопроект «О противодействии нефтяным картелям». Суть этого законопроекта заключается в том, что его принятие позволит федеральному правительству начинать судебные преследования любой иностранной державы, включая страны — члены ОПЕК, за «сговор по установлению цен и за искусственное сокращение объемов доступной нефти». В документе отмечается, что «незаконными и нарушающими требования настоящего акта будут коллективные действия в форме картеля или иной ассоциации... со стороны любого зарубежного государства, инструмента или агента любого зарубежного правительства по ограничению добычи или распределения нефти, природного газа или другого нефтепродукта, по установлению или сохранению цен на нефть, природный газ или иной нефтепродукт, а также по любым ограничениям на торговлю нефтью, природным газом или другим нефтепродуктом».

Механизм наказания виновных предполагает, что практически любой судья Соединенных Штатов может вынести решение об аресте или конфискации активов правительства страны — экспортера энергоносителей. После принятия закона американские власти смогут в любой момент обвинить Россию или иное государство в нанесении ущерба своим энергетическим интересам и на этом основании конфисковать размещенные в США активы страны, в том числе активы Стабилизационного фонда РФ.

Главное же заключается, пожалуй, в том, что население России и подавляющее большинство ее хозяйствующих субъектов фактически не получали никаких выгод от исключительно благоприятной конъюнктуры мирового рынка энергоносителей и стремительного роста ресурсов стабфонда. Крайне нерациональное использование этих ресурсов тормозило хозяйственное развитие страны и решение задачи повышения жизненного уровня населения. Вместо скорейшего повышения конкурентоспособности отечественной экономики (что является особенно важным в свете предстоящего вступления страны в ВТО) и улучшения условий жизни людей «свалившиеся с неба» огромные деньги попросту откладывались «на черный день», причем с риском их конфискации странами, в которых размещаются активы.

Надежду на изменение ситуации к лучшему зародили инициативы, выдвинутые президентом страны в его недавнем ежегодном послании Федеральному Собранию (явившемся, кстати, значительно более содержательным с экономической точки зрения, нежели все предыдущие). Президент предложил разделить все нефтегазовые доходы на три составляющие.

Во-первых, это Резервный фонд — для целей минимизации рисков российской экономики в случае резкого падения цен на энергоносители на мировых рынках, а также для поддержания макроэкономической стабильности и борьбы с инфляцией. Хотя президент подчеркнул, что деятельность Резервного фонда напрямую направлена на рост денежных доходов населения, это, мягко говоря, не совсем так, поскольку функции этого фонда практически в точности совпадают с функциями Стабилизационного фонда в его теперешнем виде.

Во-вторых, часть доходов от нефтегазового сектора должна направляться в федеральный бюджет для выполнения в первую очередь социальных программ.

В-третьих, было предложено создать Фонд будущих поколений (очевидно, по образцу некоторых арабских нефтедобывающих стран, Норвегии, американского штата Аляска), куда будут направляться все остальные нефтегазовые доходы. Следует отметить, что в большинстве случаев реальную финансовую отдачу от таких фондов получают и ныне живущие граждане: соответствующие выплаты составляют заметную часть их реальных доходов. Средства именно этого фонда, по мнению главы государства, должны идти на повышение качества жизни людей и развитие экономики и «должны работать на улучшение благосостояния как будущих, так и нынешних поколений». В связи с этим В.В. Путин предложил именовать эту структуру Фондом национального благосостояния.

В свою очередь, схема использования ресурсов этого фонда пока еще в точности не определена. Помимо отчислений на специальные счета средств, предназначенных для обеспечения нормальной жизнедеятельности граждан, которые, по всей вероятности, уже не будут жить в обстановке сегодняшнего энергетического изобилия, фонд призван решать еще целый ряд важнейших задач. Среди них — формирование таких экономических институтов, как Банк развития, Инвестиционный фонд, Российская венчурная компания, Корпорация нанотехнологий. На эти цели предполагается уже в 2007 году потратить 300 млрд. рублей при осуществлении дальнейших ассигнований в будущем. Перечисленные институты развития предназначены для решения следующих экономических задач: 1) устранения инфраструктурных ограничений роста; 2) повышения эффективности использования природных ресурсов; 3) модернизации и развития высокотехнологичных промышленных производств. За всем этим прослеживается попытка (пока еще, впрочем, довольно робкая) создания механизма расширенного государственного финансирования ряда ключевых секторов отечественного хозяйства. При этом в послании было отмечено, что выделяемые государством средства (не столь большие по общемировым и даже национальным масштабам) предназначены главным образом для того, чтобы стать катализатором частных инвестиций, направляемых в указанные сектора.

Помимо этого, в функции Фонда национального благосостояния предполагается включить решение проблем пенсионной системы. Ресурсы фонда будут направляться также на покрытие возможного дефицита Пенсионного фонда, софинансирование добровольных пенсионных накоплений и, формирование пенсионного капитала граждан; Президент заявил о предстоящем удвоении добровольных пенсионных накоплений жителей страны — по его словам, «на каждую 1 тысячу рублей государство должно добавить еще 1 тысячу рублей». С экономической точки зрения это означает осуществление дополнительных, причем достаточно крупных, вливаний «живых» денег в обращение, то есть увеличение денежной массы, что, вообще говоря, может привести к усилению инфляции. Однако ожидаемый скачок инфляции может быть практически полностью снивелирован инвестициями, осуществляемыми в реальный сектор экономики за счет средств этого же фонда, и последующим насыщением рынка товарами отечественного производства[1].

В целом же инициативы президента в отношении реструктуризации Стабилизационного фонда можно с некоторыми оговорками рассматривать как начало смены экономического курса, проводимого правительством с конца 90-х годов прошлого столетия. Основой этого курса являлось поддержание макроэкономической стабильности и сдерживание инфляции в ущерб росту благосостояния населения, задача повышения которого отодвигалась на третий или даже четвертый план. При этом само правительство (как при Касьянове, так и при Фрадкове) весьма напоминало пушкинского скупого рыцаря, сидящего на огромных богатствах и испытывающего патологическую боязнь или нежелание потратить даже малую их часть как на более или менее значимое увеличение пенсий и социальных пособий, так и на государственные инвестиции[2].

В то же время сделанные президентом предложения хотя и являются значительным шагом вперед, но все-таки, как представляется, потребуют определенной корректировки в будущем. Так, было бы более логичным разделить стабфонд не на три, а, по меньшей мере, на четыре составляющих, сформировав особый финансовый институт, предназначенный для кредитования и субсидирования на льготных условиях приоритетных секторов экономики. При этом в число таких секторов следовало бы включить не только инфраструктуру и наукоемкие производства, но и сельское хозяйство, въездной и внутренний туризм и некоторые другие отрасли. В противном случае за получение средств из Фонда национального благосостояния неминуемо разгорится острейшая подковерная межведомственная борьба, которая вряд ли будет способствовать эффективному решению поставленных задач. Разумеется, имеющихся средств, даже при условии их дальнейшего приращения, может не хватить на всех желающих [3]. На это обратил внимание и президент, отметив, что «финансовые ресурсы фонда должны быть увеличены до таких объемов, чтобы поставленные задачи можно было решать за счет доходов от их эффективного использования». Эта цель может быть, на наш взгляд, частично достигнута за счет видоизменения функций Стабилизационного фонда в целом, в том числе введения запрета на использование его средств на погашение внешнего долга России, — указанная задача должна решаться исключительно за счет золотовалютных резервов. Могут быть выработаны и другие подходы, еще более жестко регламентирующие расходование ресурсов, полученных от экспорта энергоносителей (а также, возможно, и других видов сырья и полуфабрикатов). Так или иначе, воплощение в жизнь прозвучавших в президентском послании предложений потребует интенсивной и кропотливой работы, и при этом достаточно велика вероятность того, что многие из них так и останутся «на бумаге».

Почему? Хотя бы потому, что выдвинутые инициативы были разработаны, судя по всему, в недрах аппарата президента, а не Министерстве финансов и в Министерстве экономического развития, чьей непосредственной задачей это является. Сам факт того, что решение далеко не самой сложной проблемы отечественной экономики в очередной раз потребовало прямого вмешательства президента, причем в рамках его послания Федеральному Собранию, лишний раз свидетельствует о крайней слабости экономического блока в составе правительства Российской Федерации (критика действий правительства, впрочем, прозвучала в президентском послании, хотя она касалась других направлений его работы). В связи с этим уже в который раз возникает вопрос: зачем держать в правительстве людей, неспособных, помимо всего прочего, с толком распорядиться денежными средствами, которые, по сути дела, к тому же не были заработаны, а явились своего рода подарком со стороны переменчивого мирового рынка? Очевидно, разрешить создавшуюся ситуацию будет призван уже новый глава государства, до выборов которого осталось не так уж много времени.

 

1. Напомним, что инфляция — это не просто рост цен, а рост цен, вызванный необеспеченностью денежной массы товарным содержанием, то есть обесцениванием денег.

2. Действия правительства по использованию средств стабфонда можно сравнить также с поведением владельца предприятия, который неожиданно стал получать сверхдоходы за счет взлета цен на свою продукцию. При этом вырученные деньги он почти полностью направляет на счета в иностранных банках (с риском того, что они могут быть заморожены), не обращая внимания на то, что производственные мощности изношены и требуют ремонта и модернизации, ассортимент выпускаемой продукции нуждается в скорейшей диверсификации, зарплата рабочих крайне низка, очистные сооружения отсутствуют и т.д. В то же время сам предприниматель проживает в роскошном особняке, пользуется всевозможными материальными благами, путешествует по миру и вообще чувствует себя замечательно — картина, в общем, весьма свойственная нашей действительности.

3. По оценкам Минфина, реализация инициатив, озвученных В.В. Путиным в послании Федеральному Собранию, потребует около 750 млрд. рублей.

Андрей Горохов, кандидат экономических наук


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"