На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Экономика и промышленность   
Версия для печати

Рычаги подъема и защиты национальной экономики

Проблемы экономического роста и промышленной политики -- Проблемы национальной безопасности и вооруженных сил -- Проблемы социальной системы и управления общественным сознанием

Накануне выборов президента России вновь остро встал вопрос обеспечения любыми путями экономического роста чуть более высокого, чем это происходит в статистической реальности. Сотни политиков и тысячи экономистов, трудящихся на бизнесменов-собственников этих политиков, возобновили активный поиск экономической ниточки, потянув за которую распутался бы весь клубок проблем роста. У каждой группировки свое видение этой нити, в зависимости от качества исходной позиции. По критерию «реальной мотивировки» основных игроков, так или иначе участвующих в выработке политического курса, можно разделить на 3 категории:

1.    Экономическое «большинство» - те, кто имеет максимально высокие доходы при существующей системе (политической, экономической), видят спасение России в укреплении интегрированных бизнес групп и их монополий. По мнению этих людей, только небольшое число мощных бизнес организаций сможет потянуть за собой остальную часть российской экономики. Поэтому, считают они, для дальнейшего стимулирования роста бизнес групп необходимо создать тепличные условия (налоговые, таможенные и т.д.).

2.    Вторая группа – это «молодое поколение» предпринимателей, владеющих небольшими (по сравнению с первой группой) бизнесами и стремящиеся занять место первых, которые, понятное дело, им в этом мешают. Эти люди, активные и достаточно влиятельные, продвигают идеи развития внутренней конкуренции, реализации соответствующей промышленной политики (на ней мы остановимся подробнее), ограничения деятельности представителей «большого бизнеса».

3.    Последнюю группу представляют, назовем их, борцы за идею. Это в первую очередь президент страны (не как человек, а как чиновник), различные, еще не сильно коррумпированные государственные деятели и свободные от бездумного стяжательства люди – многие священнослужители, сотрудники силовых ведомств, военные, предприниматели, специалисты, ученые, педагоги и т.д. Основные идеи, которые эти люди продвигают, заключаются в повышении качества кадров и системы управления государством и экономикой, обеспечении равных социальных возможностей граждан (в образовании, лечении), возрождении национального самосознания.

Есть еще четвертая группа – это иностранные собственники капитала, лежащего в основании макроэкономических механизмов (фондовых и товарных бирж, международной банковской системы и системы формирования общественного мнения). От этих людей в прямой зависимости находится упомянутая выше первая группа российских бизнесменов-законодателей. Люди четвертой группы потребительски относится к России (что естественно и справедливо) и их интересы во многом совпадают с интересами людей первой группы.

Авторы относят себя к третьей группе, так как по нашему мнению именно она более-менее отвечает интересам народа и государства (как бы это сейчас пошло ни звучало). Поэтому все идеи данной статьи будут излагаться с точки зрения третьей группы.

Теперь, как это принято, о целях. Целью наших затрат времени (авторов и читателей) является формирование и реализация единственно конкурентоспособной концепции выведения России (как национально и экономически самостоятельной целостности) из петли «нефть-вышки-доходы-опять нефть» на фоне истощения человеческих и природных ресурсов. Потому что, прежде чем предлагать конкретные меры (особенно такие крайние, как «сменить президента», «посадить» олигархов), нужно родить и выстрадать некое видение, общую стратегию дела. Только после этого можно привлекать людей, разрабатывать структуры, планы, бюджеты и начинать их реализовывать.

Возможно кому-то наша «говорильня» покажется не нужной - «все равно ничего не изменится». Такому человеку можно сказать следующее. При рождении ребенка его родители знают, что этот человек через некоторое время обязательно умрет. Они также знают, что далеко не все в их власти, тем более, когда дети обретают самостоятельность. Однако, несмотря на такое, казалось бы, 100% пессимистическое положение вещей, никому из родителей не приходит в голову махнуть на ребенка рукой. Наоборот, каждый нормальный папа (или мама) будут до последнего дня заботиться о своем, порой даже вовсе этого «не заслуживающем», чаде, оберегать его от угроз и всячески помогать. Так же обстоят дела с любым государством и всем миром. Их конец – вопрос времени, что вовсе не снимает ответственности каждого человека за окружающих людей и землю. Своими ежеминутными мыслями и поступками каждый человек невольно, но очень сильно влияет на качество окружающего мира, даже если он заперт в четырех стенах. Каждый поступок является последней каплей в чьей-то переполненной чаше добра или зла.

Многие известные люди говорили, что если появляется какая-то мысль, и ты ее думаешь, потом излагаешь, а потом разрабатываешь технологию реализации, то рано или поздно она становится практикой. Надеемся, идеи этой работы помогут оформиться мыслям и стремлениям уважаемого читателя.

 

Часть 1. Связь вопросов промышленной политики и национальной безопасности

 

На фоне роста экономики России после кризиса 1998 года (вернее роста показателя ВВП - валового внутреннего продукта, не делающего различия между национальным и иностранным производством) присоединения России к ВТО (Всемирной торговой организации), недавнего решения Совета Безопасности ООН (по вопросу о предоставлении американским военнослужащим иммунитета от преследований Международного уголовного суда), международных последствий трагедии 11 сентября 2001 года, расширения ЕС (Европейский Союз) и НАТО на восток, предвоенной обстановке вокруг Ирака, грядущих выборов президента России и других животрепещущих тем остро встал вопрос определения национальных приоритетов. Поскольку любое изменение текущего положения дел сопровождается затратами, то решение вопроса о выделении и приоритетном развитии какого-либо направления обычно сводится к раздаче «федеральных мандатов на расходные полномочия» (госбюджета).

Вопрос ставится так: «Кого и за счет кого нужно профинансировать, чтобы добиться долговременного, максимально высокого роста валового национального (а не внутреннего!) продукта сбалансированной структуры и обеспечить его надежную защиту?». Когда мы говорим «кого», то подразумеваем, что за основными движущими экономику силами (бизнес группами, регионами, отраслями) всегда стоят конкретные люди – защитники совершенно четких интересов. Таким образом, в одном вопросе слиты две государственные проблемы – создания блага и его защиты. По-другому и быть не может. Ведь чтобы достойно жить (человеку, государству), нужно создавать и реализовывать много разных востребованных разными рынками благ. Ключевая целостность слов – «создавать», «реализовывать», «много», «разных», «востребованных рынками», «благ» - имеет важное и точное значение. Из этого определения экономического успеха нельзя что-нибудь исключить без потери устойчивости системы. К этому определению есть еще не менее важное дополнение – достойную жизнь нужно надежно защищать, без этого она может в любое мгновение прерваться со всем своим «достоинством». Очевидно, что система защиты (как вооруженные силы, так и поддерживающий их промышленный комплекс) должна быть максимально интегрирована (слита) с системой жизнедеятельности создателей благ и системой производства этих благ. Другими словами – в государстве должен быть создан единый экономико-социально-промышленный комплекс по производству благ и средств (систем) их защиты. Единый, значит под управлением одного человека и в рамках единого бюджета. Этот комплекс отличается от всей страны тем, что в его компетенции должны находиться только производства продуктов двойного назначения (в области образования в том числе), речь о которых пойдет ниже.

Таким образом, нашей задачей является определение и реализация тех приоритетов в социуме, экономике, промышленности и обороне, которые могут обеспечить создание и востребованность на внутреннем и внешних рынках продуктов «двойного» назначения. Созданные практически по одним технологиям, на одном «оборудовании», специалистами одних и тех же областей, такие продукты не могут не обладать высочайшим качеством и привлекательной стоимостью для потребителей. Например, «мирными» продуктами биотехнологий и генной инженерии одновременно являются ценнейшие лекарства (имуннопрепараты, интерферон и т.д., всего более 300 генно-инженерных лекарств и вакцин), устойчивые к вредителям и болезням сельскохозяйственные культуры, высокопродуктивные породы животных, биофабрики по извлечению золота, продукты для очистки воды, воздуха и почв, сырье для химического синтеза. В то же самое время продуктами военного назначения этой ветви науки являются «зашифрованные» патогены смертоносных вирусов, сконструированных из известных вирусов (оспы, полиомиелита и т.д.), воссозданных в свою очередь в лабораторных условиях из неживых элементов и идентичных природным по способности нести заражение и смерть.

Если так подходить к решению проблемы ускоренного (и защищенного!) экономического роста, то известные аспекты промышленной политики и национальной безопасности будут выглядеть следующим образом.

 

«…построенная в США система контроля и управления мировыми рынкам,

обеспечившая этой стране переход к постиндустриальному обществу

и рост сферы услуг до 70% ВВП, управлялась исключительно сверху и не

смогла адекватно реагировать на острые сигналы снизу. Фактически,

модель глобализации была выстроена по образу и подобию колониальных

европейских империй, где колониям отказывалось в праве иметь независимые

ресурсы, как материальные, так и интеллектуальные (которые перетягивались

в метрополии). В результате стоимость услуг «метрополии» …серьезно

повышалась… Отсутствие адекватной поддержки сверху и

выкачивание ресурсов привели к кризису отдельных локальных рынков,

который стал распространяться на все отрасли и регионы мира.

…выход лежит в оздоровлении локальных рынков. Необходимо их восстановить – со всеми национальными и региональными особенностями. Только тогда,

в процессе их конкуренции, смогут родиться те идеи, на базе которых можно будет вытащить мировую экономику из кризиса». («Эксперт» 22.07.2002г.)

 

 

Какой быть промышленной политике?

 

 

Термин «промышленная политика» по мнению некоторых экономистов, является не вполне корректным переводом английского понятия «industrial policy». В западной теории этот термин соответствует понятию «отраслевая» или «секторальная политика» и, как правило, обозначает меры государства по поддержке или развитию конкурентных секторов экономики. Это всегда попытка изменить «естественный ход событий». Основанием для применения инструментов промышленной политики, как правило, служат соображения национальной безопасности, ссылки на долгосрочные стратегические интересы страны, которые рынок не учитывает из-за более короткого «горизонта планирования» (market failure), высокие социальные издержки «невмешательства» в экономическое развитие и т.д.

Несмотря на, казалось бы, очевидную необходимость разработки и реализации промышленной политики, опыт многих стран показал наличие в этом подходе серьезных проблем. Господствующая экономическая теория, воплощенная в концепциях международных финансовых организаций (МВФ- международный валютный фонд, МБРР- международный банк реконструкции и развития) говорит, что промышленная политика:

-         генерирует более существенные дисбалансы, чем те, которые она призвана регулировать;

-         предполагает «неравные правила игры», создает возможности для лоббирования и коррупции;

-         предполагает выбор государством (чиновником) «чемпионов» (picking winners), что неизбежно приводит, даже в отсутствии коррупции, к ошибкам и масштабным неэффективным издержкам;

-         использует как объект регулирования отрасли (сектора), что при современном характере корпоративных структур (транснациональном и диверсифицированном) теряет смысл.

Последние годы российской действительности наглядно показали чего стоит слепое следование рекомендациям чиновников международных валютных организаций (а также чего стоят их кредиты, львиная часть которых уходит на оплату непонятных услуг консультантов этих же международных организаций).

По этой, и по еще целому ряду причин большое количество российских экономистов считают все же небесполезным и даже необходимым применение грамотной промышленной политики. Однако взгляды на проблему многих из них внушают серьезные опасения.

Часть экономистов высказывают мнение, что промышленная политика должна заключаться не в поддержке отдельных отраслей за счет других, а в дискриминации старых технологий путем отказа от эффективного энергетического и прочего субсидирования. Вот как, например, мотивирует необходимость дискриминировать старые технологии исполнительный директор Института корпоративного права и управления г-н Васильев Д.В.:

«… Есть предприятия с хорошими технологиями, есть похуже технологии, есть предприятия, которые конкурентоспособны на мировом рынке или внутри страны… Есть предприятия, которые должны умереть. С помощью дотаций, которые распределяются нечестным образом, искусственно поддерживаются на плаву неэффективные предприятия. Классический пример, когда наиболее эффективные предприятия горят, а неэффективные предприятия …за счет субсидий… – работают, это кондитерская промышленность. Иностранцы построили большое количество кондитерских предприятий, их производительность примерно в 7 раз выше, чем на российских кондитерских фабриках, но за счет того, что налоги с иностранцев взимаются по полной, а с российских предприятий не в полной мере, за счет того, что им дают другую поддержку…, иностранцы имеют минус или очень маленькую прибыль, а российские предприятия могут показывать прибыль. Если бы условия были бы равные, то определенное количество российских предприятий должно было бы погибнуть. То же относится к черной металлургии и так далее. Какие предприятия погибнут, мы не знаем, иногда крупные предприятия, иногда мелкие – все зависит от технологии (наше выделение). Я вообще не понимаю никакой промышленной политики, целью которой могло бы быть что-то кроме производительности труда. Это единственный путь к тому, чтобы мы жили богаче. Поэтому любой человек, любое правительство, которое мешает производительности труда, является противником реальной промышленной политики и врагом своей собственной страны. Вот с этим и надо бороться» [1].

Замечательная позиция, не правда ли? Только вот ее обладатель, наверное, забыл, что уровень производительности увеличивается скачкообразно и пока одна страна разрабатывает 5 лет технологию повышения производительности, другая страна, умело перекупив ее у частных лиц (и не затратив времени и средств на разработку), станет в один момент гораздо «производительнее» автора технологии. Так что теперь – отдать свою промышленность в руки более верткого соседа? А если тот окажется не способным создать следующее поколение этой технологий, а собственный потенциал к тому времени уже будет утрачен? Отдать промышленность третьей стране? Как же тогда стране жить – на «зарплату», без добавленной стоимости в виде прибыли? Из чего тогда финансировать социальную сферу, замену изношенных фондов, поддерживать малые братские государства - вечно стоять с протянутой рукой? Речь здесь даже не идет о громадных социальных издержках «смерти» предприятий от «влияния технологий», манипулировании судьбами миллионов россиян. Вопросов, к сожалению, больше чем ответов.

Видимо, все-таки нужно признать, что при должной работе в долгосрочном плане не сиюминутный уровень производительности определяет успех или неуспех экономической либо любой другой системы. Производительность важна в стабильной среде при существовании верных целей, приоритетов жизнедеятельности и ее производных. В противном случае, высокая производительность системы с неверно выбранными ориентирами обладает гораздо меньшей ценностью, чем меньшая производительность в системе с более верными целевыми установками. Что толку оттого, что производительность в США выше производительности в России, например, в 3 раза, если потребление произведенных продуктов в США выше в 10 раз? К чему ведет экономика раздувания потребления и своих результатов (личных, промышленных, государственных) мы только сейчас начинаем понимать, наблюдая за лопанием крупнейших американских «мыльных пузырей», агрессивной борьбой США за доступ к мировым ресурсам и состоянием нравственного и физического здоровья их граждан.

Вернемся к вопросу промышленной политики в России. Резюмируя высказывания экономистов, выделим следующие направления, обладающие наибольшим потенциалом развития и поддержка которых может принести ощутимые дивиденды:

-         транспорт (реализация «транзитного» потенциала);

-         авиационно-космическая промышленность;

-         генная инженерия и биотехнологии;

-         тяжелый «high-tech» (переработка ядерного сырья, производство труб большого диаметра);

-         автомобильная промышленность;

-         кораблестроение;

-         производство программного обеспечения (в т.ч. «офшорное» программирование);

-         малый бизнес;

-         финансовая инфраструктура.

Редко, но все же упоминаются такие направления, как:

-         оборонная промышленность (экспорт вооружения и военной техники, сопутствующих услуг);

-         высшее образование (в т.ч. для иностранцев) на базе все еще конкурентоспособной фундаментальной школы (?);

-         туризм.

Совсем не упоминаются:

-         производство энергетического оборудования и технологий;

-         производство оборудования и технологий для нефтегазового комплекса;

-         «производство» государственной и общественной идеологии.

Странно, но ни в одном материале, посвященном проблемам промышленной политики, мы не нашли описания подхода или методологии определения направлений, нуждающихся в специальной поддержке. А ведь от верности методики проработки вопроса зависит качество его решения.

Единственное, что нам удалось отыскать, это «базовые пожелания» к тем секторам и производствам, которые должны стать кандидатами в объекты государственного стимулирования (Борис Кузнецов, Бюро Экономического Анализа):

- Отрасль должна обладать высоким экспортным потенциалом. Это определяется, во-первых, тем, что нам необходимо диверсифицировать экспорт для повышения устойчивости экономики, а, во-вторых, возможности роста любой отрасли, ориентированной на внутренний рынок, будут в ближайшее десятилетие ограничены относительно невысоким конечным спросом.

- Отрасль не должна быть энергоемкой, поскольку в обозримой перспективе у нас будет довольно напряженный энергетический баланс.

- Отрасль должна быть трудоемка и предпочтительно «интеллектуаллоемка», поскольку только такие отрасли обеспечат занятость для нашего избыточно образованного населения.

- Отрасль, по возможности, не должна быть капиталоемкой, поскольку лишних инвестиций в стране в ближайшее время не будет.

- Отрасль не должна быть замкнутым анклавом. Желательно, чтобы она оказывала воздействие на широкий круг смежных отраслей через свои потребности или через свою продукцию, что позволит получить не только прямые, но и косвенные эффекты.

(Попросим эти критерии запомнить, мы еще к ним вернемся).

Автор называет несколько отраслей, которые отвечают большей части этих требований: производство программного обеспечения вообще и «офшорное» программирование в частности; развитие туризма; реализация так называемого «транзитного потенциала», высшее образование (в том числе для тех иностранцев, которых мы еще можем чему-то научить).

 

На наш взгляд, алгоритм определения приоритетных направлений промышленной политики (своего рода методология) может быть представлен следующей схемой (сверху вниз):

Цель: добиться долговременного, максимально роста валового национального продукта сбалансированной структуры

 

Цель: обеспечить надежную долговременную защиту производства и производителей национального продукта

 

 

 

 

 

 

 

Определение перспективной структуры потребления (внутреннего и внешнего). Формирование целевого стратегического перечня продуктов, производство и реализация которых обеспечит более половины объема потребления и экспорта (не сырьевого).

 

Определение перспективной структуры вооружения и военной техники МО, других силовых ведомств России и дружественных стран. Формирование целевого стратегического перечня продуктов военного назначения, производство и реализация которых удовлетворит большую часть спроса.

 

 

 

Сравнительный анализ используемых при разработке, производстве и эксплуатации продуктов мирного и военного назначения человеческих ресурсов, технологий, сырья, фондов, инфраструктуры. Формирование стратегического перечня технологий «двойного» назначения.

 

 

 

1.    Определение перечня целевых предприятий и их лидеров, создающих либо обладающих возможностью создавать в существенных объемах технологии и продукцию «двойного» назначения. Это зона стратегических государственных интересов. Отсечение (предоставление на волю рынка) неподходящих производств, либо производств с низкой долей добавленной стоимости (легковой автопром и т.п.).

2.    Получение достаточных для влияния на политику данных предприятий прав собственности в случае недостатка (операции слияния, поглощения).

3.    Группировка отобранных предприятий (и их лидеров) в секторальные и региональные бизнес группы. Закрепление за каждой группой «персональных»:

-         предприятий противоположного сектора (напр., в авиастроении - создателей военных и гражданских самолетов)

-         предприятий-инвесторов, «шефов» (бюджетообразующих компаний сырьевого комплекса) и банков.

4.    Создание высоко мотивированной (на всю жизнь) группы высококвалифицированных менеджеров, инженеров, технологов.

5.    Создание благоприятного режима (налогового, таможенного и т.п.)

6.    Настройка инфраструктуры под нужды целевых предприятий (создание специализированных малочисленных закрытых школ фундаментальной и прикладной науки, сетей коммуникаций, организаций социальной сферы, маркетинговой системы)

 

Вероятный результат реализации программы

1. Решение ключевой кадровой проблемы путем создания:

-         стабильного спроса на ученых и специалистов под конкретные проекты/бюджеты;

-         системы пожизненной мотивации персонала;

-         востребованной и обеспеченной ресурсами фундаментальной школы для секторов «двойного» назначения (ученых);

-         востребованной и обеспеченной ресурсами профессиональной школы (инженеров, технологов, специалистов).

3. Экономия ресурсов за счет использования одной и той же инфраструктуры, комплекса технологий и фондов в производстве продукции мирного и военного назначения.

4. Концентрация ресурсов на создании технологий прорыва в производстве продуктов «двойного» назначения.

5. Увеличение рентабельности производств за счет повышения доли добавленной стоимости в производимой продукции, устранения дублирования инфраструктуры, интенсификации использования одних и тех же технологий во взаимодополняющих секторах и т.д.

Как же будет теперь выглядеть перечень стратегических направлений промышленной политики России? На наш взгляд этими направлениями должны стать:

1. Сектор образования (фундаментального и профессионального)

1.1. Мирного профиля

 

1.2. Военного профиля

Области:

-         православная/мусульманская идеология и массовое сознание

-         политика, управление (менеджмент), разведка

-         биотехнологии и генная инженерия

-         физика, математика

-         химия

-         информационные системы

-         машиностроение (авиа- и т.д.)

 

 

 

2. Сектор технологий

2.1. технологий мирного назначения

 

2.2. технологий военного назначения

-         образовательно-игровые технологии (в специализированных секторах фундаментальной и прикладной науки, богопознания, военного искусства)

-         информационные технологии (в т.ч. разведывательно-аналитические)

-         биотехнологии и генная инженерия

-         химические и физические технологии

-         микроэлектроника

-         прикладные технологии (машино-, корабле-, авиастроение и т.д.)

 

 

 

3. Сектор производства и реализации

3.1. услуг и продукции мирного назначения

 

3.2. услуг и продукции военного назначения

-         технические услуги (образовательно-игровые программы, выполнение проектов, сдача оборудования в аренду, технический аутсорсинг, информационно-аналитическая и сервисная поддержка)

-         техника и оборудования (приоритет интеллектуалоемким и ресурсосберегающим видам)

-         полуфабрикаты технического характера (ключевые узлы, запчасти конечных продуктов – самолетов и т.п.)

 

После того, как будет разработан проект национальной промышленной политики (что само по себе будет большим достижением), наступит время для выявления ее сторонников и противников в окружающем мире. В свете сформировавшихся приоритетов гораздо легче будет привлекать помощников и субподрядчиков для реализации промышленной политики. Только тогда для нас прояснится будущая картина мира – структуры стратегических межгосударственных союзов. Те государства, идеология (читай - инструмент мотивации) и научно-технический потенциал которых окажется ближе российским, станут первыми кандидатами на роль стратегических союзников. В условиях возможной рецессии в США и ЕС российские новации в области грамотной промышленной политики и создании стратегических альянсов должны быть особенно хорошо восприняты рынком.

Заканчивая наши размышления о промышленной политике, хочется подчеркнуть вредность достаточно распространенного мышления, типа «в экономике, и соответственно в отраслях, для того чтобы все было хорошо, нужны мир, хорошие законы и низкие налоги» (по Адаму Смиту). В реальной жизни ничего подобного не происходит. Мира никогда не было и не будет, законы делаются под интересы околоправительственной экономической элиты, впрочем, так же как и низкие налоги. Поэтому любому государству, претендующему на самостоятельность, так необходима система формирования и реализации эффективной промышленной политики, основанной в свою очередь на верном идеологическом фундаменте.

Об этом последнем (и первом) кирпичике успеха мы поговорим в конце данной работы. Сейчас же рассмотрим проблему национальной безопасности России. Как мы уже ранее сказали, проблема защиты благ и их производителей является отражением проблемы производства этих благ.

 

Часть 2. Какой быть системе национальной безопасности?

 

Что лежит в основе эффективной системы защиты национальных интересов (в традиционном понимании, а не американском, где под национальным интересом может пониматься месторождение редкого металла, например, тантала в Конго[2])? Что является действительными национальными интересами?[3]

По нашему мнению национальные интересы любого государства должны зеркально отражать национальные интересы его граждан и в первую очередь интересы коренного населения. Эти интересы можно представить в виде пирамиды целей-мотивов, выстроенных по убыванию значимости:

1.     сохранение общих свойств Человека, его добродетелей – веры в единого Бога, любви к близким и окружающим, доброты и милосердия, честности и искренности, верности и открытости, целомудрия и скромности, трудолюбия, терпения и т.д.

2.     сохранение национальных, религиозных и исторических черт человека, его специфического самосознания, а также соответствующего наследия и традиций. В России такими чертами являются православное мировосприятие (часто на подсознательном уровне), приоритет нематериального, милосердие к нуждающимся (не важно по каким причинам), беззаботность о завтрашнем дне, идейность (в т.ч. как креативность), сознание своей великой и богатой истории.

3.     Возможность преумножать отпущенные ресурсы и ценности на благо себе и окружающим (не работать за «зарплату», а именно вести свое дело и получать прибыль)

4.     Защита своих границ (в первую очередь духовных, информационных и экономических), свобод и благ

5.     Защита своих представителей (по национальности, вере, гражданству) за рубежом.

Каждый перечисленный пункт следует рассматривать с двух точек зрения – в текущем (оперативном) и долгосрочном (стратегическом) аспектах. В зависимости от ситуации текущие, менее важные цели могут быть принесены в жертву целям более высоким, стратегическим. Так, например, для того чтобы прочнее «замотивировать» ключевых граждан («мозги»), государство может нести большие текущие затраты на формирование в них глубокого понимания и любви Бога, истории, собратьев, земли. Такие вложения средств всегда окупаются сторицей.

 

«Война – это великое дело государства, основа жизни и смерти,

Путь (Дао) к выживанию или гибели. Это нужно тщательно

взвесить и обдумать»- Сунь-Цзы, «Искусство войны», V в. до Р. Х.

 

Разобравшись с национальными интересами, подумаем о том, кто и что их способно защитить. Обратимся к опыту зарубежных военных стратегов. Например, в США большим уважением пользуется методология и концепции, предложенные известным древнекитайским мыслителем Сунь-Цзы и более подробно разработанные современным американским стратегом Джоном Р. Бойдом. Главной заслугой последнего является не только разработка методологической схемы оценки эффективности вооруженных сил, но и предложение конкретного набора рекомендаций по повышению эффективности современных вооруженных сил США[4].

Основные принципы, которые пытались донести американские военные исследователи до своего высшего руководства, слишком увлекающимся безответственным раздутием военного бюджета, заключаются в следующем. Характер современных войн все больше относит их к так называемому типу «войн четвертого поколения», или «маневренным» войнам. Этот термин в основном обозначает любые способы борьбы с вооруженными силами государства, кроме противостояния им непосредственно в боевых столкновениях. Он включает все виды терроризма, партизанскую войну, беспорядки в городах (наподобие палестинской «интифады») и другие подобные виды борьбы. «Эта будущая война между индустриальными государствами, даже если она эффективна и результативна, может быть практически невидимой» – говорит д-р Грант Хэммонд из Военного колледжа ВВС США. «Нам нужно ожидать появления «пасынка Чечни», а не сына «Бури в пустыне», - отмечает бывший командующий корпусом морской пехоты США Чарльз Крулак.

В войне четвертого поколения стираются различия между гражданским населением и военными, так что противник может пытаться бороться с авиацией, например, отравляя пищу в столовой эскадрильи, или взрывая казармы (как было в Бейруте) или даже нападая на школы и магазины на авиабазе.

В связи с этим, основными качествами, которыми должны обладать национальные вооруженные силы (в широком понимании, то есть весь военно-промышленно-законодательный комплекс), являются:

-         проворность, как способность наблюдать, ориентироваться, принимать решения и действовать быстрее, чем противник;

-         маневренность, как способность изменять элементы действий - менять месторасположение (например, быстро разворачиваться в любой части земного шара и наносить сокрушительные удары), структуру вооружения/подразделений и т.д.

-         обладание упреждающим знанием, как знание подлинного положения противника (доминирующая роль разведки и «умных шпионов»);

-         самое главное – умение достичь гармонию внутри своих войск (сплоченность всего личного состава) и хаос во внешней среде (смятение и даже помешательство командиров противника).

Основным предназначением вооруженных сил по Д. Бойду является:

1.    Поддержание национальных целей. Обеспечение выживания на наших условиях и усиления наших возможности действовать независимо.

2.    Ведение борьбы за ограниченные ресурсы, необходимые для удовлетворения таких стремлений.

3.    Сокращение возможностей для противника действовать независимо или лишение его способности выжить на его собственных условиях.

4.    Мобилизация собственной решимости, ослабление решимости противника и привлечение на свою сторону нейтралов.

5.    Завершение конфликтов на выгодных условиях.

6.    Обеспечение такого положения, чтобы конфликт и условия заключения мира не создавали почву для будущего конфликта

Отсюда цель войны, если она развязана, состоит не просто в достижении победы, а в завершении войны:

-         в кратчайшие возможные сроки;

-         с наименьшими возможными людскими потерями и с наименьшей затратой ресурсов;

-         с нанесением противнику возможно меньших потерь.

Для достижения максимального эффекта военный вариант должен быть интегрирован в целый спектр доступных средств, и поскольку он несет физические разрушения и смерть, его следует использовать с расчетливой скупостью. В современной ситуации в США к другим средствам относятся:

-         дипломатические, которые Сунь-Цзы считал способом ведения войны, уступающим по важности лишь «нападению на стратегию противника»; являются оперативным элементом, имеющим целью отрезать противника не только от физической поддержки, но и от морального и духовного (в том числе информационного) взаимодействия, необходимого для сохранения единства населения и рациональной оценке ситуации.

-         Экономические, которые могут остановить внутренние процессы в любых странах, за исключением самых примитивных.

-         Приверженность национальным идеалам. Любой противник, пытающийся мобилизовать свое население на борьбу с США, должен учитывать, что заметная его часть предпочла бы быть на другой стороне. Отсюда один из главных пунктов «большой стратегии» Д. Бойда состоит в том, чтобы максимально увеличить число таких людей перед началом военных действий.

Как сказал бывший директор Разведывательного управления Министерства обороны США Патрик Хьюз: «Целью должно быть формулирование современной стратегии, наполненной политическим, экономическим, культурным и функциональным содержанием, а также пользующейся пониманием и поддержкой общественности». Налицо своеобразный «комплекс маркетинга» в области создания конкурентоспособного продукта под названием «успешная война».

Для ответа на вопрос о том, какими качествами должен обладать эффективный военно-промышленный комплекс, перечислим семь факторов Сунь-Цзы, которые являются определяющими при планировании:

1.    Кто из правителей обладает Дао (Путем, видением)?

2.    Кто из полководцев обладает наибольшими способностями?

3.    Кто обрел преимущества Неба и Земли (обладает благоприятной местностью и погодой)?

4.    Чьи законы и приказы выполняются более тщательно? У кого верхи и низы горят одним и тем же желанием?

5.    Чьи войска сильнее?

6.    Чьи командиры лучше обучены?

7.    Чьи награды и наказания понятнее?

В своих работах по стратегии Д. Бойд рассматривает вооруженные силы как сочетание людей, идей и снаряжения. В этой схеме «люди» включают все обычные кадровые проблемы отбора, удержания на службе и повышений, также различные «моральные» моменты, которые объединяют воинские части в условиях стресса боев. «Идеи» включают и доктрину, те неписанные концепции, которые разделяются всеми.

Не то, что вооружения не важны, но в своих работах Д.Бойд показывает, что раз за разом могут побеждать меньшие по размеру и хуже технически оснащенные силы, в то время как есть лишь немного примеров, когда сами по себе технология или размеры могли преодолеть недостатки в людях или идеях. Поэтому Д. Бойд настаивал именно на таком порядке – люди, идеи, материальная часть. Анализируя причины этого явления, он синтезировал четыре фактора, названные им «организационной схемой оперативного успеха», и хотя изначально предметом анализа были элитные части немецкой армии в 1940 г., он отмечал наличие этих четырех факторов в эффективных вооруженных силах от Сунь-Цзы до современной израильской армии (до 1973г.).

Схема Д.Бойда заключается в следующем:

-         взаимное доверие; единство. Очень похоже на Дао (Путь) в списке факторов Сунь-Цзы.

-         Интуитивная компетентность на всех уровнях, от рядового до генерала. В дополнение к навыкам обращения с оружием на индивидуальном уровне «интуитивная компетентность» также применима и на командном уровне, де она связана с «чутьем», которое имеют великие военачальники в отношении хода битвы, и в особенности с их, казалось бы, сверхъестественным умением увидеть удачный шанс и воспользоваться им именно тогда, когда для этого еще есть возможность. «Чутье» появляется после многих лет практики на постоянно возрастающих уровнях сложности. Немцы называли это fingerspitzengefuhl, буквально «ощущение кончиками пальцев», и оно подразумевает настолько высокий уровень компетенции, что решения могут приниматься без колебаний.

-         Ориентация на задачу. Немцы назвали это auftragstaktik («тактика поручений»). Основная идея состоит в том, что командиры и подчиненные вступают в такое соглашение, где подчиненный готов выполнять намерения командира, а командир готов предоставить подчиненному максимально возможную свободу в методах их выполнения.

-         Центральная роль и направление. Связано с концепцией «намерений командира». Это часто относится к конкретному подразделению и его задаче. Все другие подразделения должны своими действиями способствовать выполнению задачи данным подразделением. В зависимости от хода операции командующий может переложить эту роль на другое подразделение или поставить новую задачу.

Д. Бойд был убежден, что организации, действующие таким образом, естественным путем обеспечат большую быстроту принятия решений (по схеме Наблюдай – Определяйся – Решай – Действуй) и более необычные методы их применения. На основе изучения истории Д. Бойд пришел к выводу, что такие подразделения могут:

-         принимать целый набор мер, внедряющих в угрозу-неуверенность-недоверие элементы неопределенности-хитрости-новшеств, что становится основой для разрушения моральной качеств противника и его дезориентации.

-         Выбирать инициативные или ответные действия, которые меньше всего ожидаются (обратите внимание: не обязательно имеющие наибольшую предсказанную эффективность, так как противник также может производить такие подсчеты).

-         Определять направление главных усилий наряду с другими усилиями и развивать направления, которые допускают многоплановость действий, дают набор вариантов для дальнейших действий.

-         Идти по пути наименьшего сопротивления (для закрепления и использования успеха).

-         Саботировать, дезориентировать, расстраивать, перегружать и захватывать уязвимые, но важные коммуникации, центры, также действия противника для расчленения всей его структуры и изоляции его остатков для дальнейшей «зачистки».

-         Сеять неуверенность, смятение, беспорядок, панику и хаос, чтобы разрушить сплоченность, привести к параличу и вызвать полный развал.

И Д. Бойд и Сунь-Цзы делают большой упор на взаимодействии ожидаемого и неожиданного, что также известно как связывание/отвлечение, с силами, воздействующими на принятие решений, ортодоксальными - и–неортодоксальными или, по терминологии самого Сунь-Цзы, чжэн и ци. Это один из ключевых инструментов стратегии.

Что касается важности чжэн/ци, Сунь-Цзы отмечает, что: «В войне стратегическая мощь исчерпывается правильным («чжэн») и необычным («ци»)… Они порождают друг друга, подобно бесконечному циклу. Кто может истощить их?»

Следующим ключевым элементом в стратегии как Сунь-Цзы, так и Д. Бойда было «свести противника с ума» еще до фактического применения вооруженных сил. Изоляция во всех ее формах, в особенности дипломатическая и экономическая, - эффективное средство достижения этого. Как заключил Д. Бойд в «Стратегической игре Х и У»: «Морально-духовно-физически изолировать наших противников от их союзников и внешней поддержки, а также изолировать их друг от друга, чтобы усилить их внутренние трения, породить паралич, вызвать развал и/или добиться изменения их политического/экономического/социального мышления, чтобы они более не были в состоянии мешать нашим жизнеспособности и росту».

Для себя же «полезно иметь многообразие ответов, которые могут быть быстро применены для получения поддержки, избежания опасности и ослабления способности противника к независимым действиям. Люди и их группы должны сотрудничать или, что еще лучше, гармонизировать свои действия в стремлении существовать как органичный синтез. Чтобы формироваться и адаптироваться к переменам, нельзя быть пассивным; вместо этого следует брать на себя инициативу».

Последнее утверждение американского стратега можно назвать лозунгом любой организации, ставящей себе целью достичь реальной самостоятельности и удерживать ее продолжительное время.

 

В руках способного генерала «грамм разведданных»

стоит нескольких «килограммов боев»

По схеме Сунь-Цзы командир одновременно и руководитель совей разведки. Он стремится максимально точно почувствовать физическое, духовное и моральное состояние сил противника. Дееспособность или конкурентоспособность вооруженных и любых других сил (например, экономических) в большинстве случаев определяется наличием сплоченной и всеобъемлющей сети единомышленников – источников информации, профессиональных разведчиков и мощных программно-аналитических комплексов, которые непрерывно осуществляют сбор, обработку и визуализацию системной, правильно структурированной информации. В работах отечественных ученых кафедры технологий матриц влияния ИПТМ РАН, последний аспект получил хорошее развитие и научное обоснование.

Задачи разведки тесно переплетены с задачами экономического, научного и технического развития, оптимизации затрат на поиск партнеров и технологий в мирном секторе. Продукты разведки так же как и продукты биотехнологий являются продуктами двойного назначения. Выгоды от разведданных должны получаться и далекими от военного комплекса секторами экономики страны. Только комплексное использование потенциала разведсектора может резко сократить удельные затраты на получение продуктов разведки и отмасштабировать их использование, получить синергетический эффект.

 

Повсеместная готовность означает ее повсеместное отсутствие. Это также известно, как «синдром линии Мажино» (относится к любой вере в нечто, гарантирующее безопасность). Несмотря на необходимость обладать широким «ассортиментом» средств нападения и защиты, без концентрации ресурсов на нескольких стратегических видов вооружений не удастся достичь стратегического конкурентного преимущества, получить «изюминку» системы защиты государства. Какой же вид вооружений или их сочетания может стать такой «изюминкой»? В США такой «изюминкой», по-видимому, считают целую стратегию, в основе которой лежит необходимость «предпринимать выборочные тайные меры для противодействия созданию оружия массового уничтожения и дать понять непосредственно тем, кто в этом участвует, что они занимаются опасным делом. Обучить специально отобранные войска быстрому проникновению в угрожающую страну, уничтожению ядерных, биологических или химических вооружений, установок средств их доставки и, возможно, захвату участников этих программ и даже руководства данной страны. Отрицать наличие таких возможностей или придумать прикрывающие аргументы».[5] Не слабая «изюминка», не правда ли? Если к этому добавить масштабное развертывание системы ПРО, тотальный мониторинг из космоса перемещений противников (весь неамериканский мир), то система нападения и защиты США будет выглядеть еще более увесистой.

 

В поисках методики оценки эффективности и выбора вооружения

Значительный интерес представляет перечень современных требований к военной технике, сформулированных в форме «препятствий, которые приходится преодолевать авиационной технике, прежде чем она докажет свою эффективность в поддержке наземных операций»[6]:

1. Техника должна физически функционировать и работать достаточно надежно, чтобы быть эффективной. Она должна обеспечивать обнаружение, идентификацию и уничтожение сил противника в тесном взаимодействии с собственными войсками, будь они в пустыне, джунглях или городах.

2. Она должна противостоять усилиям противника прямо подавить ее. Это значит, что система или системы должны быть в состоянии достичь приемлемой степени эффективности, несмотря на усилия потенциальных противников по их уничтожению – благодаря упрочнению, ложным целям, уменьшению радарного следа и другим методам, о которых мы можем и не подумать, пока не окажемся в реальной боевой ситуации. При существующих сроках создания американских вооружений у потенциальных противников достаточно времени, чтобы составить об этом представление.

3. Потенциальные противники не должны иметь возможности противостоять вооружениям косвенно, нанося удар по средствам доставки, если таковые есть. В то же время воздействие оружия на средство его доставки должно быть минимальным, иными словами не должен увеличиваться его радарный след, не должна снижаться его функциональность или оно не должно быть вынуждено работать в режиме, повышающем его уязвимость. Это также включает удары по любым районам базирования средств доставки.

5. Она должна подтвердить свою тактическую выносливость. Иными словами, она должна противостоять усилиям противника по приведению его в негодность или снижению ее эффективности путем, например, нанесения частых непродолжительных ударов.

6. Она должна обладать и/или являться носителем бинарных боеприпасов либо соответствующих технологий.

 

Если составить рейтинг видов и конкретных образцов вооружения по принципу наибольшего соответствия этим требованиям, то вероятнее всего, полученный рейтинг возглавит универсальное и наиболее надежное «оружие» – человек, в военной форме или без нее. Ведь только человек, который попал в нужное время в нужное место, имея достаточную квалификацию и желание, способен спасти или уничтожить практически любое количество живой силы противника заданного состава. В будущем, учитывая рост сложности и уровня риска всех систем жизнеобеспечения, возможности этого вида оружия (отдельного человека) будут только усиливаться. События 11 сентября тому живой пример. Опять же только человек является носителем самого главного – идей и технологий, с помощью которых можно создать, купить или разрушить практически любое оружие.

Отсюда следует важный, можно даже сказать стратегический вывод – идеологически крепких людей, и в первую очередь специалистов двойного назначения, следует рассматривать как самое сильное оружие государства. Для того чтобы это стало реальностью необходимо только немного изменить программы мотивации/обучения и обеспечить гарантированную лояльность граждан своему государству.

Следующий, не менее важный вывод, заключается в следующем:

1. Вторым, по значимости, оружием государства является система производства беспроигрышной идеологии, последователи которой автоматически становятся лояльными к источнику этой идеологии – тому же государству и его представителям. В качестве базовой идеологической платформы может рассматриваться только одна из трех мировых религий, обладающих реальной движущей силой – православное христианство (Россия, Греция), ислам (весь арабский мир) и иудаизм (США, Израиль). В основе любой системы воспитания, обучения, мотивации лежит четкая система ценностей той или иной веры, поэтому работающую идеологию невозможно построить без опоры на какую-то одну духовную конфессию.

2. Третьим по значимости видом стратегического вооружения является элементы формирования и каналы продвижения/распространения государственной идеологии в мировом масштабе, а также среда в которой все это происходит. Сюда относится как отдельные носители идеологии (учения, научные и публицистические труды, книги, фильмы, игры, образовательные программы) и средства ее распространения (розничные сети по продаже книг, журналов, аудио- и видеопродукции; теле- и радиоканалы, передачи, сайты; производители носителей идеологии и элементов ее продвижения – рекламы, PR), так и самое главное – макроидеологическая социальная система государства. Под последней понимается уникальное сочетание духовной, политической, экономической и информационной подсистем определенного характера, типа. Данный тип стратегического вооружения мы потом рассмотрим подробнее.

3. Следующим, четвертым по значимости, видом стратегического вооружения является система создания и непрерывного видоизменения необычных технологий бактериологического и химического воздействия на человека путем использования естественных проводников (систем водо-, газо- и воздухоснабжения, энергообеспечения, питания, здравоохранения, транспорта).

Как говорят специалисты, даже обычный мукомольный завод с добавкой небольших реагентов можно превратить в объект для объемного взрыва с колоссальными последствиями. Возьмите любой мегаполис типа Москвы: несколько исследовательских ядерных реакторов, самые различные транспортные узлы, химические предприятия, скопления людей. Объектов для атак в войне четвертого поколения неисчислимое множество. Выше мы уже говорили о новых возможностях бактериологического оружия - «зашифрованных» патогенах смертоносных вирусов, сконструированных из известных вирусов, воссозданных в свою очередь в лабораторных условиях из неживых элементов и идентичных природным по своим способностям нести заражение.

На наш взгляд именно наличие системы непрерывного производства необычных технологий нанесения ощутимых, деморализующих потерь противнику будет определять (при условии наличия не менее мощной системы духовно-идеологического воздействия) уровень опасности/силы государств в будущем. При этом требования к системам производства перспективных видов военной техники и вооружений будут во многом совпадать с критериями выбора отраслей промышленности для их приоритетного развития (см. часть 1 данной работы).

 

В начале июля 2002 года в ЕС была создана

Европейская академия бизнеса и общества. Инициаторами

Проекта выступили ведущие бизнес-школы и руководители

Ряда корпораций. Новая академия, главной задачей которой…

Станет воспитание социально ответственных менеджеров,

со временем объединит 250 учебных заведений Европы.

Причиной создания новой системы бизнес-образования послужил

стремительный рост коррупционных скандалов в крупных

американских и европейских компаниях. По мнению ряда

участвующих в новом проекте исследователей, бизнес начал разрушать

сам себя. … Дело в том, что МВА в основном учит бизнес-ценностям

с позиции акционера, тогда как сейчас для успешного управления

компанией необходимо принимать во внимание ее ответственность

перед обществом. («Эксперт», 22.07.2002г.)

 

Часть 3. Каким быть обществу – «открытым» или «закрытым»?

 

В предыдущей главе мы остановились на том, что залогом экономического роста и, в тоже время, первым стратегическим оружием государства является система производства идеологии (на базе одной из трех мировых платформ – православном христианстве, исламе или иудаизме). Эта система состоит из источников формирования идеологии, каналов ее продвижения и распространения, окружающей социальной среды и общественного сознания. Следующие мысли будут посвящены раскрытию последней, наименее известной составляющей успеха государственной идеологии - макроидеологической социальной системе государства. Основными подсистемами социальной системы являются духовная, политическая, экономическая и информационная подсистемы. Каждый из нас является активным участником каждой подсистемы, но в зависимости от характера своей профессиональной деятельности и личных интересов, оказывает повышенное влияние в одной из подсистем социальной системы. Главный редактор и журналист больше работают в информационной системе, владелец и директор предприятия – в экономической, президент и депутат – в политической системе, священник и монах – в духовной. Единственное, что всех их связывает вместе и позволяет называть системой, это те духовно-нравственные законы, которыми все они руководствуются (сознательно или несознательно) и которые отличают их от животных и людей, руководствующихся другими духовно-нравственными законами.

Почему духовная подсистема стоит на первом месте, а в качестве связующего элемента социальной системы названы духовно-нравственные законы, а не, скажем, экономический интерес (или человеческие стремления к наслаждению, продолжению рода, собственной значительности и т.п.)? Этому феномену есть простое объяснение: если в результате анализа последовательно отсекать менее существенные основания, на которых создаются и погибают сильные люди и государства, то в результате на вершине останется та или иная система духовных, превосходящих сиюминутное человеческое разумение, законов. Эта система законов всегда относится к одной из упомянутых выше конфессий – православному христианству (из которого в свое время вышли католики, протестанты и т.д.), исламу или иудаизму. Возьмите любого сильного человека (свт. Дмитрия Донского или Ленина) или государство (дореволюционную Россию или советскую республику) – везде в качестве духовного основания была та или иная религия (в нашем случае православие или иудаизм).

Теперь давайте попытаемся разобраться со строением социальной системы, ее свойствами и элементами, поняв которые мы получим ключ к управлению этой системой для достижения наших целей (см. начало работы).

Специалисты различают два основных типа социальных систем – закрытый и открытый (по другому – информационный), и два переходных типа – от закрытого к открытому и от открытому к закрытому. Изменение характеристик социальной системы государства (или человека) от одного типа к другому происходит в соответствии с фазами жизненного цикла. В период становления субъекта ему присущ переходный тип социальной системы - от открытой к закрытой, в период расцвета и зрелости – закрытый тип, в период застоя и упадка – переходный тип от закрытого типа социальной системы к открытому, и в период разложения – открытый тип.

Основные характеристики различных типов социальной системы представим в таблице:

Показатель

Свойство закрытой системы

Свойство открытой
системы

Общие свойства системы

Свойства общества

Представители общества руководствуются высшим, надличностным законом, в основе которого лежат религиозные догматы.

Главные характеристики общества – сплоченность, стремление к порядку, абсолютная власть высшего закона и вождей, дисциплина.

Отношение ко времени – представление себя концом истории, стремление распространить на прошлое настоящее.

Представительства общества руководствуются здравым смыслом (каждый своим) и рациональными законами, выработанными данной системой и основанными на требованиях человеческого разума. Принцип функционирования – постоянный интенсивный и всевозрастающий обмен ресурсами, их потребление. Индивидуумы находятся в некоторой изоляции, связываясь друг с другом опосредованно, отношения носят абстрактный характер.

Отношение ко времени – отождествление себя с началом истории, стремление порвать и уничтожить прошлое.

Ориентация системы

На постоянство отдельных элементов и связи между ними – склонность к постоянному местожительству (из любви к месту), укрепление традиционной семьи (один раз и на всю жизнь)

На первом месте индивид и его деятельность, провозглашается свобода творчества, спонтанное самопроявление личности, рациональная научная организация всех жизненных процессов. Разложение семьи, провозглашение «свободной любви» без различия полов. Распространение космополитизма.

 

 

 

Характеристики подсистем

Свойства духовной подсистемы

Получает сознательное развитие и укрепление, выстраиваются барьеры для проникновения чуждых установок (православие на Руси, сатанизм в «совдепии»). Все сферы жизни общества пронизываются одухотворенностью и ясным смыслом.

Утрата духовности путем утверждения духовной «демократии и либерализации». Расцвет и борьба между собой множества сект, течений. Многобожие с последующим идолопоклонством, где в качестве идолов выступают игры, деньги, страсти и т.д. Все сферы жизни пронизываются идеологией вседозволенности, цинизма.

Свойства экономической подсистемы

Жесткая структура и вертикаль управления, долгосрочное планирование, большой масштаб деятельности. Самоограничение для достижения высоких общественно значимых целей.

Сущность управления заключается в мотивации системных элементов для активизации деятельности. Обратная связь подразумевает оценку конечного краткосрочного результата на основе чего принимается ситуационное решение.

Свойство политической подсистемы

Тесно связана с духовной подсистемой, присутствует практически везде. Наличие яркого лидера при низком критическом сознании масс. Массы отстранены от влияния на политическую деятельность системы (по факту)

Суть самостоятельная подсистема управления. Формально один центр власти, но несколько равноудаленных практически равноправных центров управления, каждый из которых осуществляет управление разными методами. Предлагается не устойчивая структура, а гарантии того, что элемент ОС может выстроить для себя собственную модель мира.

Свойства информационной подсистемы

Является неотъемлемой частью духовной и политической подсистем, поскольку является, наравне с силовым, основным инструментов воздействия на внутреннюю и внешнюю (международную) социальные системы. Информационное поле, формируемое СМИ, обладает: максимальной широтой (информация поставляется везде – миллионные тиражи газет), охватом (для всех групп и слоев общества) и максимально насыщенными информационными потоками (правда достаточно однородными).

Характер информационных связей: прямой, со слабой обратной связью; высокая эффективность, благодаря непрерывности передаваемых сигналов, ориентации на формирование стабильной картины мира и высокой пропускной способности (из-за совпадения базовых точек картин мира отдельных элементов системы); жесткий механизм изменения действий.

Основная функция – стабилизирующая, обеспечение постоянства каналов связи.

Активное участие цензуры в создании информационного поля. Заданность системы на определенный результат, повышение роли сценария/режессуры. Минимальная мера информационной неопределенности.

Является самостоятельной подсистемой. Информационное пространство состоит из разнонаправленных инф. полей на основе потоков, которые сформированы из информационных событий, воспроизводимых подсистемными институтами. ИП развивается горизонтально, что ограничивает проникновение политики во все сферы жизни. Цензура - общественный фильтр, который стоит на входе и на выходе общественных процессов. Информационное перенасыщение, из-за невозможности усвоить весь объем поступающей информации, и одновременно инф. голодание, из-за того что информация становится самоценной, сродни наркотику. В обоих случаях информация перестает подвергаться обработке. Свойства информационного поля: сверхмаксимальная широта (границы поля значительно выходят за географические границы общества), сверхмаксимальный охват, максимальное насыщение разнородной информацией, преобладание горизонтальных потоков. Тенденция масс-медиа к фактографичности, т.е. отражению жизни такой, какая она есть. Задачи формулируются законом: «Тo inform – информируй, to entertain – развлекай, to check on government – контролируй власть, to advertise – рекламируй». Информационное поле шире самой системы и далеко не факт, что отфильтрованные информационные события на выходе реально соответствуют реальным событиям внутри социальной системы.

Отдельные характеристики

Социальные взаимоотношения

Стабильны. Степень доверия к групповому решению более опытных членов выше, чем к индивидуальному. Социальное равенство членов между собой. Отношения «один за всех и все за одного».

Отношения строятся на взаимозависимости, упор – на личную инициативу, конечная цель – лидерство; знания и умения приобретаются для большего благосостояния и уважения к себе. Отношения «каждый сам за себя».

Решение проблем и принятие решений

Ориентация на внутренние проблемы, решение с привлечением более опытных членов общности

Ориентация на внешние проблемы, вера в силу индивидуальных решений

Коммуникации

Высокая важность контекста. Обратная связь через открытие себя другим

Низкая важность контекста. Обратная связь через реализацию себя

Отношение к работе

Высокий контекст работы, внимание отношениям, связанным с работой. Преимущественно вертикальные связи. Координация на основе интеграции. Человек для работы (как и ко всему остальному – семье, государству)

Низкая важность контекста работы, внимание отношению к работе. Преимущественно горизонтальные связи. Координация на основе дифференциации. Работа для человека (как и все остальное).

Факторы угрозы для системы, симптомы перехода в противоположный тип социальной системы

Потеря харизматического лидера, что является сигналом о неизбежности изменений, дестабилизации. Появление «инакомыслящих», дефференциация общества по группамю Появление «двойной» морали и «двойных» стандартов поведения, которые приводят к разрыву между официальной и бытовой идеологией. Потеря режимом легитимности, отмирание символов. Общество лишается своих героев, человек становится обязан сам конструировать свою жизнь, наступает «ломка сознания» и потеря ориентиров. Активизация рыночных отношений, перевороты, болезненная социальная мобильность, передел благ и привилегий, усиление социальной дифференциации, рост преступности, появление профессиональной армии, усиление влияния регионов и их тяги к автономии. Появление мощного информационного потока извне, развертывание информационных войн, падение тиражей газет. В бытовом сознании переживается как ощущение страха и вседозволенности без наказания.

Изменения происходят медленно, смена общественного мировозрения происходит со сменой нескольких поколений. Появление сильного внешнего давления и, соответственно, мобилизация внутренних ресурсов. Рождение устойчивой системы, препятствующей развитию.

Усиление настроений неудовлетворенности, появление политических мифов. Потеря личностной идентичности, появление в сознании бинарной оппозиции «добрые – злые», «герои – враги». Консолидация общества вокруг вождя (иногда умершего), идеализация прошлого, появление особой системы символов и ритуалов, с помощью которых происходит самоидентификация общностей. Восприятие государственного насилия как борьбы за социальный порядок и возможность возвращения к «золотому веку», стабильному устройству. Стереотип того, что государство ответственно за благополучие каждого индивида. Замена разнообразия информационных потоков и их содержания унифицированной и упрощенной структурой информации. В бытовом сознании переживается как ощущение индивидуального и социального благополучия, близкой стабильности.

Если мы сопоставим свойства того или иного типа социальной системы с национальными и индивидуальными интересами, речь о которых шла в первой части (статье) настоящей работы, можно легко придти к выводу, какой тип социальной системы в большей степени отвечает этим интересам. Становится понятным содержание государственной стратегии, способной обеспечить достижение двойной цели одним действием – обеспечение конкурентоспособного роста экономики и создание надежной системы защиты национальных интересов.

По-видимому, нужно стремиться создать смешанный тип социальной системы, в которой черты закрытой системы должна носить духовная и политическая подсистемы, а черты открытой системы должны носить экономическая и информационная подсистемы. Такой выбор подсистем объясняется тем, что духовная и политическая подсистемы являются наиболее важными первичными подсистемами, разложение которых наиболее опасно для государства. Экономическая и информационная подсистемы являются порождением идеологии (духовности) своих элементов (людей и обществ), сильное влияние, на которые оказывают определяющие политические элементы (общественные лидеры). В любом обществе экономика и информация являются лишь орудием в руках духовных лидеров.

Совмещение противоположных типов подсистем одной социальной системы – сложная, но решаемая задача. И здесь на первый план опять выходит задача создание первого оружия и залога экономического роста – системы производства верной идеологии (на основании положений одного из трех вероисповеданий). Только граждане сильные духом, от правильной и крепкой Веры, способны создать и защитить свое государство и самих себя от разложения. Никто и никогда не сделает это за них (граждан государства) и не поможет им в этом, ибо все «помощники» сами не имеют такой Веры и духа, а если что и имеют, то нечто противоположное и противное человечеству.

Сочетание закрытого типа духовной и политической подсистем при открытом типе экономической и информационной (если такое возможно) можно представить на примере воспитания ребенка. Детям невозможно что-либо навязать без нанесения им тем самым вреда. Поэтому чтобы ребенок стал духовно и физически здоровым, родители стараются с малых лет, своим примером заложить в них правильные основы главного – искренней веры в Бога и связанной с этим духовности, знание законов жизни (добра и зла), знание какого-либо честного и полезного ремесла. Когда это сделано в положенные сроки, ребенку не страшны никакие открытые (эклектичные и противоречивые) системы – экономические, информационные. В любой среде этот вчерашний ребенок найдет свой путь, выживет, преуспеет и сможет передать все самое ценное своим детям.

Так же и в государстве или обществе. Если в нем удастся создать закрытые от разложения духовную и политическую подсистемы, то уже никакая сила не сломит духа, веры и знаний его членов. Как же могут выглядеть закрытая духовна и политическая подсистемы социальной системы государства? Во-первых, для того чтобы что-то «закрыть» или оградить от негативного влияния, нужно это что-то осознать и иметь. Речь идет о целостной системе духовного, индивидуального и общественного самосознания и порождаемой этим сознанием модели политического устройства государства. Другими словами, заботливому ограждению в государстве подлежит единственное вероучение и механизм обеспечения этого ограждения, то есть само государственное устройство. Под ограждением понимается стимулирование факторов, положительно влияющих на укрепление выбранного вероучения (в России этот выбор сделан в Х веке) и устранение противоположных факторов (появление и развитие противоречащих вероучений, например, иудаизма и сатанизма, разлагающих элементов – произведений литературы, искусства и т.п.).

Максимальной степенью закрытости должна обладать часть духовной подсистемы, касающаяся детей и юношества. Это святая святых всей социальной системы государства. Именно эта часть духовной подсистемы должна находиться под самым пристальным вниманием политических и духовных деятелей. Здесь не место экспериментам и «развитию» – маленькие граждане должны впитывать в себя нетронутую человеком и временем веру в единого Бога, систему законов жизни, понятий «добра» и «зла», учиться правильному образу жизни. Ничто не должно их отвлекать от этого и тем более сбивать с пути и вводить в заблуждения. Только «закрытость» духовной подсистемы является залогом государственной и экономической прочности и наоборот, «открытость» духовной подсистемы приводит к ее уничтожению и развалу остальных подсистем, государства в целом.

«Закрытость» политической подсистемы означает ее приведение в соответствие с требованиями духовной подсистемы и сознательное ограждения политического устройства государства от неблагоприятных воздействий. Всем известно, что каноны любой из трех доминирующих в мире конфессий (православия, ислама и иудаизма) допускают только один тип политического управления государством – монархию, то есть наследование высших государственных полномочий членами одного особенного рода, династии. Только такая форма правления обеспечивает соответствие подготовки будущего правителя требованиям к этому «месту работы», исключает всякую конъюнктурность его поведения и вредные волнения в обществе. Только такой правитель способен обеспечить «закрытость» духовной и политической подсистем государства, а значит, и сберечь его.

Однако «закрытость» духовной и политической подсистем не должно означать вытеснение или ущемление прав членов общества с другим вероисповеданием (или его отсутствия). Каждый человек должен однозначно оставаться свободным в своем духовном выборе. Речь идет только о недопущении распространения влияния таких членов общества (с иным вероисповеданием или его отсутствием) на остальных граждан и, тем более, детей, которые еще не могут самостоятельно разбираться в духовных вопросах.

Резюмируя заключительную, третью часть нашей работы хочется добавить, что именно в России есть все условия для создания этого сверхоружия и сверхмощного фактора экономического роста – правильной общественной идеологии, «закрытых» духовной и политической подсистем. Именно наша страна обладает уникальным багажом духовных знаний и их живыми носителями, исторической памятью и опытом православной государственности, огромным скрытым спросом граждан на православные ценности и образ жизни. Духовная «отрасль» отвечает всем критериям перспективных для развития отраслей (см. первую часть работы) – не энергоемкая, трудо- и интеллектуалоемкая, не капиталоемкая, обладает высоким экспортным потенциалом («продукты» духовного оздоровления, см. статью «MAID IN RUSSIA: СУПЕРПРОДУКТ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ЗДРАВОХРАНЕНИЯ», востребованы во всем мире, их рынок оценивается в десятки млрд. долларов), не является замкнутым анклавом, то есть оказывает влияние на широкий круг смежных отраслей (образование, туризм, издательский бизнес, кинематограф – это только прямое влияние). С точки зрения национальной безопасности, инвестиции в духовный «сектор» так же являются наиболее оправданными, так как «достичь самого главного в войне четвертого поколения - гармонии внутри своих войск (сплоченность всего личного состава) и хаоса во внешней среде (смятение и даже помешательство командиров противника)», невозможно без наличия мощного духовного щита у личного состава армии и общественности ее государства (см. вторую часть настоящей работы).

Поэтому тот правитель и поддерживающие его бизнесмены, кто сможет предложить своим соотечественникам нужный «продукт», идентифицировать и «закрыть» верную духовную систему и политическое устройство, тот возглавит целую династию спасительных лидеров мощнейшего государства в мире. Этот правитель сможет выстроить надежные информационные, экономические и духовные границы своего государства, обеспечить его независимость и стремительное развитие путем притяжения, подобно магниту, всего лучшего в мире к свету здоровой и стабильной державы.

 

Заключение

В данной работе мы рассмотрели три грани проблемы выживания и развития государства – экономическую политику, политику национальной безопасности и духовно-социальную политику. Главный вывод работы заключается в том, что государственные проблемы носят строго системный иерархичный характер во главе которых стоит проблема защиты православной духовности детей и юношества. Только духовно здоровые политики, экономисты, военные, журналисты и писатели, специалисты различных профессий способны построить систему непрерывного производства технологий продуктов двойного назначения – мирного для экономического роста и военного для его защиты. Без реального духовного оздоровления граждан, выправления общественного самосознания девальвируются все потуги государственных деятелей – с таким трудом создаваемые специалисты и производства неминуемо оказываются в собственности иностранных компаний и волей-неволей служат на благо наших противников (экономических, политических, духовных). Как сказал директор Высшей школы бизнеса МГУ им. М.В. Ломоносова О.С. Виханский на семинаре «Национальная безопасность: концептуальные и практические аспекты» 22.04.2002г.: «…очень важной является проблема нового поколения, проблема воспитания и образования, проблема формирования того, что раньше называлось патриотизмом, государственностью. ..Суть проблемы национальной безопасности в значительной мере переходит в сферу образования, воспитания. ..Мне представляется, что самые сильные угрозы нашей стране, нашему обществу начнутся через 3-4 года, когда то поколение, которое формировалось в 1990-ых годах совершенно без ощущения своей идентификации, вступит в активную гражданскую жизнь».

В следующих работах мы поговорим о создании системы производства другого типа стратегического вооружения и, одновременно, фактора экономического роста, упомянутого во второй части настоящей работы. Речь пойдет о создании системы по формированию государственной идеологии, созданию каналов продвижения и распространения этой идеологии в национальном и мировом масштабе, разработке «оружия массового уничтожения неправды» и его использовании. Для того чтобы следующая работа получилась более ценной, предлагаем вам, читающему эти сроки, сообщить нам свое мнение о прочитанном и высказать предложения по улучшению работы, если они появятся. Спаси вас Господь!

 

P.S. Как-то, августовским теплым вечером мы с другом, таким же руководителем маркетинговой службы крупного предприятия, сидели на парапете набережной Москвы-реки в Коломенском музее-заповеднике. Потягивая пиво, глядя на заходящее пиво и проплывающие мимо прогулочные теплоходы, мы пустились в разговоре в поиск той ниточки, потянув за которую, стали бы реально решатся российские проблемы. Мой друг начал горячиться:

- Богатейшая в мире страна, и материально и духовно, наши ребята сидят в лучших лабораториях США и других развитых стран, а у себя порядок навести не можем! – А затем, вскочив на ноги так, как будто собрался прыгнуть в кислотную речку, продолжил: - Деньги, необходимые для подъема, лежат под ногами, нужно только пошевелить правильно мозгами, да не пытаться воровать крохи не имея терпения ждать.

- Понаделали холдингов, стали все крупные, а инициативу у среднего звена убили, некому стало думать – все решается наверху, куда катимся?! …Собрать надо всех «тормозов» наверху и пустить кровь, чтоб другим неповадно было! – резюмировал мой друг.

Да, подумал я, так-то легче всего сделать, только, кто судить то будет? По какому закону? К чему это приведет? Ему же тихонько сказал:

- Стара пословица: «Кто с мечем пойдет от меча и погибнет». Силу бьет только сила, плохую силу побьет только добрая сила, дух христианский и ничего больше. Она и сейчас начинает бить все недоброе – крепнут по всей стране православные приходы, люди начинают узнавать друг друга с другой стороны, с человеческой, какие-то дела вместе делать начинают. Да и наверху уже появляется сила русская, православная. Дай срок, пойдут изменения. Нам бы только за собой смотреть, да веру хранить, а Господь все сам и устроит.

Друг мой как-то успокоился. В церкви Иоанна Предтечи за оврагом, в яблоневых садах, зазвонили к вечерне – начался новый день.



[1] В работе использованы материалы семинара «Стратегия развития: промышленная политика в России: быть или не быть», Высшая школа бизнеса МГУ им. М.В.Ломоносова, Институт комплексных стратегических исследований. Декабрь 2001 года.

[2] См. Vick K.Vital Ore Funds Congo”s War/ Washington Post.- 2001.- March 19.

[3] Дальнейшие положения разработаны с учетом материалов семинара «Стратегия развития: национальная безопасность: концептуальные и практические аспекты», Высшая школа бизнеса МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт комплексных стратегических исследований», - апрель, 2002г.

[4] Честер У.Ричардс «Мобильные, неуязвимые вооруженные силы. Обзор оборонной политики США глазами Сунь-Цзы и Джона Бойда», Гендальф, Москва, 2002 г.

[5] Там же.

[6] Там же.

Р.Б. Максим


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"