На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Экономика и промышленность   
Версия для печати

Вольноприносители и хищники

Очерк

Ах ты, воля, моя воля,

Золотая ты моя!

Воля – сокол поднебесный,

Воля – светлая заря…

 

И.И. Посадов-Горбунов

 

Вольноприносителями или золотничниками называли до революции людей, которые, состоя в артели, занимались «вольным» промыслом золота – добывали его в одиночку, но сдавали в артельную кассу. В советское время, несмотря на огосударствление всего, вольноприносительство стало еще более вольным: старатель-одиночка без оформления особого статуса мог бить шурфы на предполагаемой россыпи, мыть золото и, не таясь, сдавать его в золотоприемную кассу ближайшего прииска по фиксированной цене. Более того, из кассы вольноприноситель отправлялся в контору прииска и подавал заявку на открытие россыпи, ориентировочно оценивая запасы золота в ней. Прииск проводил заверочные работы, и если россыпь оказывалась стоящей, ставил на ней разведку и добычу, а вольноприносителю выплачивали премию. В общем, старателей-одиночек того времени, не претендующих на разведанные запасы, господдержку и банковские кредиты, можно с полным правом называть лоцманами золотой индустрии за то, что они забирались в такие места, в которые, как раньше говорили, «Макар телят не гонял». И когда первая Колымская экспедиция Ю.А. Билибина, основательно снаряженная за деньги конторы «Союззолото», добралась в сентябре 1928 года до Усть-Среднекана, она первым делом наткнулась на шурф старателя Бориски.

На вкладке сведения из архивного дела №14 треста «Верхамурзолото» о выплате премий по одному из приисков за 1928-29 гг. Старателям Егору Михайловичу и Афанасию Сидоровичу Козьминым за открытие золотоносной площади по Калару* выплатили тысячу и восемьсот рублей, соответственно. В то время средняя годовая зарплата городского жителя в СССР составляла 703 рубля.

В 1999 г. автор был свидетелем того, как в конце сезона, опасаясь за выполнение плана, директора колымских приисков выписывали старателям - одиночкам кустарные пропуска, в которых, кроме фамилии старателя, было написано название ручья, где он мог трудиться. Единственное условие – сдача золота в кассу прииска. В своих действиях директора руководствовались здравым смыслом и государственными интересами. И никакого ОМОНа, ни депутатских дебатов.

В наше время золотоприемных касс как учреждений, куда любой желающий мог принести добытое им самородное золото и получить за него деньги, боны**, продукты или иные товары, нет. Это бы полбеды, но не стало и вольноприносителей, исчезли с лица земли. А вольный промысел остался. Кто же его исполняет? Да те же вольноприносители, только теперь их называют хищниками, а хищников власти не любят.

В первоначальном значении слово хищник придумано для обозначения представителей животного мира, питающихся мясом других животных, преимущественно травоядных. Удивительно, но эти травоядные не держат зла на хищников, понимая, что без мяса те умрут. Некоторые травоядные даже становятся неразлучными друзьями хищников, а если и задают им трепку, как козел тигру, то понарошку. Не то у людей. Травоядные (?) – власти - испытывают к хищникам острую неприязнь. Травоядных не беспокоит, что без мяса (денег, полученных за сданное золото), хищники не могут прокормить своих детенышей, заплатить за их учение и лечение, и насылают на них людей в черных масках и с автоматами Калашникова. Целая команда этих отважных ребят вылавливает в тайге одного хищника, добывшего, к примеру, четыре грамма золота – примерно двенадцать тысяч рублей в пересчете с лондонского фиксинга.

Потом эту операцию, которая обошлась ориентировочно в сто тысяч рублей, покажут по телевизору, чтобы неповадно было другим хищникам сдавать государственный металл в «Ингушзолото»***. Для несведущих поясняю, что «Ингушзолотом» в народе называют подпольные золотоприемные кассы, которые на золотоносных территориях есть в каждом населенном пункте. Адреса этих касс известны всем окрестным жителям, но только не правоохранителям. Во всяком случае, ни газеты, ни телевидение не сообщали о налетах ОМОНа на подпольные золотоприемные кассы, и люди, проживающие по соседству с этими кассами, ни о чем таком не слыхали.

Впрочем, не будем углубляться в эту деликатную тему, тем более, что Государственная дума еще 25 января 2011 г. приняла в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и другие законодательные акты Российской Федерации» (о добыче россыпного золота индивидуальными предпринимателями), подготовленный группой бывших членов Совета Федерации (В.П. Орловым и др.). Зря некоторые цитировали знаменитое высказывание Ильича «Страшно далеки они от народа», имея в виду депутатов и чиновников. Несправедливо это. А ведь нет ничего обиднее несправедливости. Нет, не далеки, а напротив лишились сна и аппетита, обдумывая, как бы помочь простым согражданам, не имеющим работы и надежного источника пропитания. Уже 25 декабря 2014 г. у Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Ю.П. Трутнева состоялось совещание по вопросу обеспечения добычи россыпного золота индивидуальными предпринимателями, и Минприроды РФ было поручено доработать названный выше проект, согласовать его с заинтересованными федеральными органами и представить Правительству. Такое согласование проведено в январе 2016 г. Теперь документ трансформировался в поправки к Федеральному «Закону о драгоценных металлах и драгоценных камнях». Попробуем в этих поправках разобраться совершенно серьезно, без ерничества.

Но сначала несколько слов о наиболее простом (по мнению автора) решении вопроса. Не секрет, что на протяжении десятков лет до 80% добычи золота в нашей стране приходилось на долю россыпей. Рекультивацию, как правило, не проводили. Эфельные и галечные отвалы тянутся на десятки километров по долинам золотоносных рек. Общие ресурсы этих отвалов исчисляются миллионами кубометров, а среднее содержание золота в них такое, что до наступления коммунизма ни государство, ни артели не озаботятся их переработкой. С другой стороны, один человек, если ему приходилось когда-нибудь иметь дело с золотом, а руки у него растут откуда следует, может за день добыть из отвалов 300-500 миллиграммов металла, имея в своем распоряжении лишь лопату и лоток. А если он собьет из трех досок примитивную проходнушку и поставит ее в горло запруды, то может получить и грамм. И не нужно для этого забираться в тайгу, как думают дилетанты, потому что во многих наших провинциальных поселках отвалы видны из окон жилых домов. За названные миллиграммы человек может получить от 900 до 1500 рублей. Надо только, чтобы он мог, не таясь, сдать это золото государству. Казалось бы, чего проще?

Итак, посмотрим одобренные думой поправки к Федеральному «Закону о драгоценных металлах и драгоценных камнях». Знаком < > обозначены опущенные малозначительные места, которые не стоит обсуждать. Статья 1 дополнена статьей 171 следующего содержания: «Добыча золота из россыпных месторождений, содержащих учтенные государственным балансом запасы золота, не превышающие 10 килограмм (здесь и далее курсив мой – Р.А.), может осуществляться индивидуальными предпринимателями, получившими в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, специальные разрешения (лицензии).» < >

Далее речь в поправках идет только о поставленных на баланс россыпях с запасами менее 10 кг, т.е. эфельные и галечные отвалы не подпадают под действие подправленного Закона. Кто-то может и порадоваться - разрешили частнику добыть аж 10 кг! Но не спешите радоваться. Кстати, килограммы склоняются, и в родительном падеже правильнее писать 10 килограммов. Мелочь, но государственный Закон должен быть написан на нормативном государственном зыке.

«Территориальный орган федерального органа управления государственным фондом недр ежегодно осуществляет подготовку и утверждение перечней сопредельных участков недр, имеющих смежные границы, предлагаемых для предоставления в пользование индивидуальным предпринимателям для добычи золота из россыпных месторождений. Общая площадь указанных сопредельных участков недр, имеющих смежные границы, по каждому перечню не должна превышать 15 гектаров. В границах указанных участков недр должны отсутствовать прогнозные ресурсы золота, а также участки недр, включенные в утвержденные в установленном порядке программы геологического изучения или перечни участков недр, предлагаемых для предоставления в пользование (! Р.А.), участки недр федерального значения и особо охраняемые природные территории.» < >

Что такое сопредельные участки недр, имеющие смежные границы, понять категорически невозможно. Смежными могут быть площади, участки, государственные территории и прочие двумерные (на плане или карте) объекты, имеющие общую (разделяющую их) границу. Но как могут быть смежными сами границы – одномерные объекты, а попросту линии? Но и это еще не всё. Общая площадь сопредельных участков не должна превышать 15 гектаров. Какова же в таком случае допустимая площадь одного участка, на который может претендовать индивидуальный предприниматель? И если на одном участке может скрываться россыпь с запасами до 10 кг, а участки сопредельные, то на общей площади запасы будут больше 10 кг, то есть получается россыпь, не подпадающая под действие рассматриваемого Закона. И кроме того, сопредельные участки недр, имеющие смежные границы и предлагаемых для предоставления в пользование индивидуальным предпринимателям,

Как в этой путанице разобраться исполнителям Закона?

«Индивидуальный предприниматель имеет право осуществлять добычу золота из россыпных месторождений в границах участка недр, предоставленного в пользование, исключительно собственными силами, на глубине до пяти метров, без применения взрывных работ, а также без применения оборудования и машин, за исключением ручного механизированного и немеханизированного инструмента.» < >

СогласноГОСТ 16436-70, к ручному механизированному инструменту относятся технологические машины со встроенным двигателем, «при работе которых вес машины полностью или частично воспринимается руками оператора», например бензопила, дрель, отбойный молоток и т.п.. Представьте теперь, сколько горной массы должен перелопатить индивидуальный предприниматель, чтобы исключительно своими силами отработать россыпь с запасами пусть не десять, а хотя бы пять килограммов золота. Возьмем наиболее благоприятные условия: мощность торфов 4 м, мощность пласта 1 м, содержание золота на пласт 1 г/м3. Чтобы вскрыть такую россыпь и добраться до золотоносного пласта, потребуется отлопатить не менее 20 тысяч кубометров торфов – больше 30 тысяч тонн компота из песка, глины и галечника!

Впрочем, еще в 19 веке была разработана альтернативная технология, которая выглядит примерно так. Зимой старатель бьет шурф (летом нельзя – зальет). Грунт зимой мерзлый, приходится проходить его с пожогом – разводить костер, оттаивать грунт, кайлить его и откидывать лопатой. Когда шурф углубится, в него на ночь сбрасывают раскаленные в костре камни, закрывают устье шурфа ветками, тряпками и чем придется. Утром поднимают из шурфа камни, кайлят оттаявший грунт и выдают его наверх в бадейке с помощью воротка - как воду из колодца. И так до те пор, пока не дойдут до плотика – скального основания долины. Теперь, если шурф сел на струю, можно начинать добычу, т.е. рыть по пласту горизонтальную галерею и поднимать пески наверх. А промывать-то нельзя, холодно. Руки мерзнут – не беда, глина мерзлая связывает золото и не позволяет извлечь его без потерь. Можно, конечно, приспособить какой-нибудь чан, развести под ним костер и мыть золото в чане. Следы таких работ до сих пор встречаются в забайкальской тайге, но ведь они относятся к девятнадцатому веку, а сейчас двадцать первый! Так недолго дойти и до египетской технологии времен фараонов, когда руду, добытую с помощью огня и воды, рабы измельчали в каменных жерновах!

«Разработка и утверждение технических проектов и иной проектной документацией на выполнение работ, связанных с пользованием недрами, предусмотренной Законом Российской Федерации "О недрах", при осуществлении индивидуальным предпринимателем добычи золота из россыпных месторождений в границах участка недр, предоставленного в пользование в соответствии с настоящей статьей Федерального закона, не требуется».

А теперь посмотрим на Закон с чисто государственной точки зрения. Поправки затевались, как будто, для того, чтобы 1)увеличить добычу золота; 2)обеспечить занятость населения; 3)пресечь утечку золота в подпольные золотоприемные кассы. Ни одна из названных целей не будет достигнута, если Закон войдет в силу в нынешнем виде. Зато, несомненно, будут негативные последствия, о которых несколько слов ниже.

В последнем из процитированных фрагментов поправок к Закону сообщается, что работы можно будет вести без проекта. Послабление? Да. Но если нет проекта, значит, не оговорены заранее ни технология, ни техника безопасности, ни охрана окружающей среды. Индивидуальный предприниматель, которому запрещено использовать машины, никогда не сможет отработать десятикилограммовую россыпь целиком, и это приведет к порче месторождений. Между тем, десятикилограммовые россыпи и сегодня привлекательны для артелей, располагающих бульдозерами и другой техникой, при условии, что эта рассыпь не слишком удалена от эксплуатируемого участка. Эта привлекательность возрастет, если поднимется цена золота, и такая тенденция уже наметилась.

В целом, вместо того, чтобы разрешить частным лицам (называть их предпринимателями язык не поворачивается) добывать золото из лежащих на поверхности отвалов россыпной золотодобычи, которые никогда не будут востребованы ни государством, ни старательскими артелями, поправки к Федеральному «Закону о драгоценных металлах и драгоценных камнях» в перспективе несут головную боль территориальным органам управления недрами и разочарование вольноприносителям.

А не разумнее было бы предоставить право распоряжаться отработанными россыпями (эфельными и галечными отвалами) регионам, все-таки там люди ближе к теме, иначе для чего существуют региональные законодательные собрания? И не понадобится Закон о порче десятикилограммовых целиковых россыпей с помощью лопаты А то, что происходит сейчас, напоминает давнишние распоряжения ЦК о сроках весеннего сева в колхозах по всей стране.

Между прочим, хищники (старатели-одиночки) в изобилии водятся в теплых странах, где климат этому благоприятствует, а точнее везде, где есть золото - в Перу, Аргентине, Боливии, Эквадоре, Бразилии, Венесуэле, Афганистане, Мали, Конго, Танзании – называю только те страны, в которых видел хищников своими глазами. Про то, как им живется, поговорим в следующих номерах журнала.

 

* В 20-е годы все прииски в Читинской области подчинялись тресту «Верхамурзолото».

** Боны – разновидность кредитных билетов, находившаяся в обращении до установления полной монополии государства на золотодобычу. В золотоприемных кассах и золотоскупках боны выдавались в обмен на сданное золото по курсу 1 рубль 15 копеек за грамм. За боны в специальных магазинах, совмещенных, как правило, с золотоскупками, продавались дефицитные продукты и промтовары, что являлось дополнительным стимулом для сдачи золота. Обменный рыночный курс бонового рубля к рублю совзнаками колебался от 1:15 до 1:50.

*** Готов присягнуь, что не имею ничего против ингушей, и знаю, что в подпольных кассах встречаются кассиры всех национальностей, проживающих на просторах отечества и в ближнем зарубежье, кроме чукчей и юкагиров.

Роман Амосов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"