На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Славянское братство  
Версия для печати

«Кубанский Третьяков»

Очерк

Фёдор Акимович Коваленко – меценат, коллек­ционер, основатель Краснодарского краевого художе­ственного музея им. Ф.А. Коваленко. Родился 16 мая 1866 г. в м. Опошня Полтавской губернии. С 1881 г. жил в Екатеринодаре. Являлся действительным членом Кубанского областного статистического комитета и Краснодарского общества изящных искусств. Кол­лекционировал книги, гравюры, картины. 11 апреля 1904 г. подарил городу свою коллекцию, насчитывав­шую 118 произведений искусства. С 1918 г. – председа­тель комиссии по организации музея революции. Умер 9 февраля 1919 г., похоронен на Всесвятском кладбище Краснодара.

 

По окончании Кавказской войны «казачий град» Екатеринодар, стоящий в центре кордонной линии, по императорскому указу полу­чил права гражданского города, в котором было позволено селить­ся людям «разного звания». Этим обстоятельством в числе многих тысяч малороссиян воспользовались старшие сыновья Акима Кова­ленко, крестьянина из полтавского местечка Опошня.

Вопросы землепользования на территории Кубанской области были строго регламентированы, оно оставалось по-прежнему каза­чьим, и молодым полтавчанам пришлось отказаться от традицион­ного отцовского занятия – хлеборобства, чтобы наняться рассыль­ными в городские лавки.

Торговые дела братьев оказались на редкость удачными, со вре­менем они обзавелись собственной солидной недвижимостью. Старший, Алексей, даже стал «миллионщиком», владел капиталом в 2,8 миллиона рублей, был создателем консервной промышленно­сти на Кубани и в Черномории, гласным городской Думы и членом правления Кубанского отделения Российского госбанка. Кроме того, был включён в состав делегации, ездившей в столицу поздравлять императора Николая II с трёхсотлетием правящей династии.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что вслед за старши­ми сыновьями в Екатеринодар в 1881 году, сразу после окончания уездного училища, был отправлен пятнадцатилетний Фёдор Кова­ленко. Он стал служить в бакалейной лавке купца Пяткова, затем помогал торговать братьям.

К их удивлению, Фёдор стал тратить заработанные деньги на покупку альбомов по искусству, керамики, гравюр и сначала дешё­вых картин слабых художников, а после – лучших. «На их покупку я утрачивал все свои средства...» – писал позже Ф.А. Коваленко. В Италии он даже заказал несколько копий с произведений люби­мого им Рафаэля. Вокруг Фёдора Акимовича собирался кружок по­читателей искусства, сохранился его рукописный альбом 1891 года, наполненный стихами и акварельными рисунками.

От неизбежного для каждого начинающего коллекционера собирания разного рода художественных пустяков Коваленко быстро перешёл к приобретению живописных произведений художников первого ряда. В юбилейный для Кубани 1893 год в доме генерала Назарова, где размещалось офицерское собрание, экспонировалась выставка знаменитых передвижников. Для молодого Фёдора Коваленко она была подлинным откровением, он стал деятельно собирать произведения русских художников.

В апреле 1901 года на «Выставке из частных коллекций» Коваленко впервые показал свои художественные приобретения екатеринодарской публике. Через два года он, обладая собранием в три сотни картин, этюдов и рисунков, принял решение о передаче своей коллекции в дар городу, ставшему для него родным. Таковы предпо­сылки возникновения первой на Северном Кавказе картинной гале­реи с литературным и археологическим отделами.

Городская комиссия постановила «признать дар полезным» и предложила городской Думе обговорить условия передачи: «Коваленко высказывает пожелание, чтобы за право посещения была установлена небольшая плата, дабы общая сумма явилась ежегодной стипендией на продолжение художественного образования кого-либо из местных учеников... и чтобы музей именовался его именем».

24 марта 1903 года екатеринодарский городской голова Г.С. Чистяков, самый, пожалуй, известный и уважаемый градоначальник за всю нашу историю, блестящий выпускник Харьковского императорского университета, по достоинству оценил коваленковский поступок:

«Милостивый государь Фёдор Акимович! Приношу вам глубо­кую благодарность за ценный дар, который несомненно послужит началом будущего городского музея и тем пополнит ряд обще­ственных учреждений, способствующих просвещению городского населения».

Городское правление принимает, по современным понятиям, «невозможное решение»: изрядно потеснившись, передаёт под коллекцию южную сторону своего здания по центральной екатеринодарской улице: «Куда вы сможете немедленно переместить свои картины...»

В здании городской управы галерея терпеливо помещалась бо­лее двух лет, за это время попечителю галереи удалось провести три периодических выставки картин столичных живописцев, а также художников из Киева, Харькова, Одессы, Екатеринослава и других южнороссийских городов.

Городскому голове Гавриилу Чистякову основатель галереи предложил эскизный проект и смету на строительство специаль­ного здания, а пока просил содействия в переводе разрастающей­ся коллекции в подходящее помещение, взятое городом в аренду: «Это высокий и очень светлый дом инженера Шарданова, что на­против Госбанка. Он предлагает специально для одного учрежде­ния – картинной галереи – весь верхний этаж». И «отцу города» пришлось приложить недюжинную и долговременную настойчи­вость, чтобы убедить некоторых гласных городской Думы принять постановление о дорогостоящей аренде одного из самых красивых особняков города.

Осенью 1907 года Екатеринодарская картинная галерея име­ни Ф.А. Коваленко «поселилась» в шардановском доме. Наряду с покупками в магазинах-салонах почётный пожизненный попечитель картинной галереи Коваленко успел устроить шестнадцать «Пери­одических выставок картин художников Императорской Академии художеств и других русских школ», ставших для него наиболее зна­чительной возможностью пополнения коллекции. В воспоминаниях М.П. Богоявленского, будущего научного сотрудника Краснодарско­го художественного музея, а в ту пору студента Берлинского архитектурного института, остались впечатления от первых коваленковских выставок:

«...Периодически показывались произведения видных художни­ков того времени. Развеска картин, по преимуществу небольших этюдов, вынужденно преследовала одну цель – как можно больше показать работ. Поэтому верхние картины начинались от леп­ного потолка, нижние почти достигали пола, создавая развеску в шесть рядов».

В картинной галерее создавалось некое подобие парижских ве­сенних и осенних салонов, дополненное чтением теософской ли­тературы и стихов Максимилиана Волошина в галерейной библио­теке, что давало лестное, но вполне реальное основание называть Екатеринодар «маленьким Парижем».

Благодаря поддержке И.Е. Репина при городской галерее в 1911 году открылась Школа живописи и рисования, впоследствии преобразованная в художественное училище. Со временем коваленковская галерея стала заметным явлением в культурной истории Российской империи, о ней писала столичная пресса. По ходатай­ству министерства просвещения собиратель был награждён боль­шой золотой и серебряной и медалями с надписью: «За полезное».

Менялись вкусовые пристрастия и финансовые возможности основателя галереи. В его коллекции, наряду с этюдами и карти­нами с позднепередвижническим или салонным академизмом, появляются законченные произведения с модернистской стилистикой, прежде всего, написанные членами «Общества художников имени А.И. Куинджи». К 1915 году картинная галерея насчитывала более двух тысяч экспонатов, которые оценивались в 150 тысяч рублей. Для более чёткой её деятельности был избран Совет галереи, за образец взят Устав Третьяковской галереи. Для галерейной библио­теки выписывались периодические издания тридцати наименова­ний на основных европейских языках.

Вскоре к переданной Императорской Академией художеств в га­лерейные фонды серии прекрасных гравюр, картине Николая Пимоненко «Сваты», «Портрет писателя Д.Л. Мордовцева», написан­ного Борисом Кустодиевым, или приобретённым с периодических выставок картине Юлия Бершадского «Новый рассказ», пейзажным этюдам Константина Свищевского и ученика парижских академий Виктора Зарубина, а также крестьянским портретным образам, соз­данным Андроником Лазарчуком, которые продолжали традиции передвижничества, добавились произведения более стилистически совершенные.

В галерее собралась выдающаяся в живописном отношении коллекция произведений Григория Светлицкого. В ней – и натурные этюды, показанные на первых коваленковских выставках-салонах, и тематические картины «Ривери», «Адажио», и главное приобрете­ние с весенней периодической выставки 1910 года – крупноформат­ное полотно «Дачники», удостоенное премии имени А.И. Куинджи.

Создав Школу рисования и живописи при галерее, Ф.А. Кова­ленко с внимательной заинтересованностью следил за успехами Киевской рисовальной школы, Товарищества южн о российских ху­дожников, Художественного общества имени К.К. Костанди, охотно приглашал на свои вернисажи их выпускников и участников.

На коваленковских выставках 1915-1918 годов экспонирова­лись с акварельной тонкостью написанные Владимиром Крихацким, секретарём Товарищества южно российских художников, маленькие пейзажи – подлинные колористические откровения.

Украшением XI периодической выставки 1912 года стал напи­санный в широкой «малявинской» манере женский портрет «Дама в полутоне», также удостоенный премии имени А.И. Куинджи. Его автором был Стефан Слободянюк-Подолян, выпускник академиче­ской мастерской В.Е. Маковского. Фёдор Ризниченко, окончивший ИАХ, член общества «Мюссаровские понедельники», представил на одной из коваленковских выставок большую акварель «Зимний вид», артистично передающую короткий миг предвечерья, когда из серой гризайли поздней зимы высвечивается, словно прожекторный след, косой солнечный луч. Почти мгновенный миг запечатлен уме­лой и уверенной кистью.

При «кубанском Третьякове» началось комплектование его га­лереи произведениями В.Д. Поленова. Коллекция, собранная в раз­ные годы, состоит из девяти произведений. Большое место занима­ют в ней картины, написанные учениками И.Е. Репина.

Николай Харитонов участвовал в выставках с 1907 года, глав­ным образом, великолепно написанными женскими портретами, но основной удачей, вписавшей его имя навсегда в историю кубанской культуры, стал «Портрет Ф.А. Коваленко». Его «Автопортрет», как показало время, лучшего на юге России мастера портретной живо­писи – словно прощание с Родиной.

В 1912 году на Екатеринодарском весеннем фестивале искусств петербургский профессор Н.И. Кульбин показал выставку новейших течений в живописи. Невиданная бунтарская новизна вызвала пона­чалу откровенную неприязнь со стороны Коваленко, поэтому работы показывались вначале в Доме приказчиков, а затем, по приглашению Михаила Гнесина, в течение месяца – в музыкальном училище. Однако вскоре Ф.А. Коваленко посетил в Одессе известный «Салон В.А. Издебского», который показывал свои коллекции современной живописи по всей Новороссии.

Гражданская война на Юге России нанесла огромный ущерб коваленковской галерее:
1 марта 1818 года красноармейцы разграбили собрание декоративно-прикладного искусства и коллекцию антикварного холодного оружия, были выбиты окна, разворочены печи и стены, нанесён ущерб более чем на 40 000 рублей.

Однако в этом же году Ф.А. Коваленко подготовил XVI выставку картин, занимался расширением выставочных площадей. Он даже предлагал в случае эвакуации из Петрограда разместить фонды Академии художеств в Екатеринодаре, в его галерее.

Внезапная кончина 9 февраля 1919 года оборвала подвижническую деятельность почётного попечителя первой на Северном Кавказе картинной галереи в «деле служения Отечеству в развитии искусства». Она была национализирована в качестве художественного отдела Кубано-Черноморского областного музея.

В августе 1924 года художественный отдел был преобразован в Кубанский советский художественный музей имени А.В. Луначарского. 19 апреля 1993 года Краснодарскому кра­евому художественному музею было возвращено имя его основа­теля – Фёдора Акимовича Коваленко. На фасаде музейного здания была установлена мемориальная доска с его портретным бюстом работы кубанского скульптора Александра Аполлонова.

Скромная коллекция, подаренная в начале XX века городу Екатеринодару Ф.А. Коваленко, стала основой старейшего и крупней­шего на Северном Кавказе музейного собрания, одного из лучших в современной России.

 

* Земляки: сборник. – Краснодар: Книга. – (Гордость Кубани). Т 4. – 2021.

И.И. Ващенко (Краснодар)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"