На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Евроитеграционная драма Украины

Утерянные возможности

Необходимо признать, что в глобальном соревновании за Украину между Россией и США-ЕС, победа осталась за евро-американцами. Они были более последовательны в подготовке в Украине своих сторонников, тогда как Россия уповала, преимущественно, на традиционное этническое родство русских и украинцев, полагая, что оно и без дополнительных стимулов будет нерушимым. И никуда эти украинцы не денутся. Такое представление оказалось глубоко ошибочным.

 

Президенты-западники

 

Лавры евроинтегратора в западный мир несомненно увенчают пятого президента Украины П.Порошенко, но если быть справедливым придется признать, что посильную лепту в этот процесс внесли и четыре его предшественника. Только на заре своей государственной суверенности Украина заявила о внеблоковом статусе. Затем постепенно и независимо от политического окраса президентских команд, стала все реже и реже вспоминать о своей Декларации. Во времена президентства Л.Д.Кучмы Верховная Рада приняла закон об основах внешней политики, в котором курс на сближении с ЕС и НАТО был объявлен одним из важнейших государственных приоритетов. Правда, в нем оговаривалось, что наряду с этим Украина остается верной и стратегическому партнерству с Россией.

После, так называемой, "оранжевой революции" конца 2004 – нач. 2005 гг. и прихода к власти президента В.А.Ющенко о положении стратегического партнерства с Россией забыли, но зато в пользу вхождения Украины в ЕС и НАТО развернули беспрецедентную агитационную кампанию. Объявили даже всеукраинский натовский всеобуч. По распоряжению Министерства образования и науки Украины новый учебный год (2008) в общеобразовательных школах начался с единого урока, посвященного Североатлантическому альянсу. По всему чувствовалось, что "оранжевыми" властями выполнялось негласное обещание американским и натовским чиновникам подготовить Украину к определенному сроку к членству в НАТО.

По существу, мало что изменилось в вопросе о европейской интеграции и во время правления президента В.Ф.Януковича. В полном согласии с оппозицией власть развернула активную пропаганду европейских ценностей и европейского образа жизни. Дружно убеждали народ в том, что с подписанием ассоциации он обретет все возможности, которыми обладают европейцы. На обоснованные предостережения ведущих украинских и российских экономистов (В.Мунтиян, С.Глазьев, В.Геец и др.) о том, что Украина, в случае включения ее в европейскую систему политических и хозяйственных отношений потеряет основные технологические производства, превратится в рынок сбыта для европейских товаров, а также в резервуар дешевой рабочей силы, старались не обращать внимания. Как и на предупреждения России о невозможности сохранения с Украиной нынешнего уровня экономической кооперации в случае подписания Соглашения об ассоциации с ЕС.

В.Янукович и его окружение прозрели только за несколько дней до Вильнюсского саммита, где должно было состояться подписание этого соглашения. То ли не читали раньше многосотстраничного его текста, то ли были невнимательны к их содержанию, то ли, что более реально, до последних дней надеялись на многомиллиардную помощь Европы. Полагали и, надо сказать, не без основания, что отрыв Украины от России стоит того, чтобы быть хорошо оплаченным.

Оказалось однако что европейский золотой дождь над Украиной проливаться и не собирался. Кроме демократических европейских ценностей ничего более существенного ей обещано не было. Команда В.Януковича решила отложить подписание соглашения на некоторое время, пока не будут более четко определены объемы и условия экономической помощи от ЕС, а главное, статусность зон свободной торговли с Россией и Западом.

 

США и ЕС – устроители киевского "евромайдана"

 

Но США и ЕС ждать уже не хотели. Совместно с украинской оппозицией, ими же и вскормленной, они устроили в центре Киева так называемый евромайдан. С его трибуны евро-американские чиновники призвали украинцев к свободе и демократии, а фактически к восстанию против законной власти. По существу, майдан, центр управления которым, как теперь выяснилось, находился в посольстве США в Украине, на долгие месяцы стал альтернативной властью. Ярким примером этому может служить синхронный штурм двенадцати областных администраций, последовавший 23-24 января 2014 г., из которых девять оказались в руках майданавцев. После оставления Киева президентом В.Януковичем в ночь с 21 на 22 февраля 2014 г. власть полностью перешла в руки майдана. Именно с его одобрения Верховная Рада утвердила временное правительство и временного президента Украины. Правда,  суверенные действия майдана были весьма относительными. Судя по телефонному разговору посла США в Украине Д.Пайетта и помощника госсекретаря В.Нуланд, именно США принимали решение, кто должен возглавить новую власть в Киеве.

После этого никаких препятствий к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС не стало. Уже 21 марта 2014 г. премьер-министр А.Яценюк, в присутствии лидеров 28 стран – членов ЕС, поставил под ним свою подпись. Правда, только под его политической частью, но это уже было и не столь существенно. Всем стало ясно, что за политической ассоциацией неизбежно последуют и все остальные:  экономическая,  военная  и др. 27.06.2014 г. президент Украины  П.Порошенко подписал и все Соглашение. 16 сентября 2014 г. его синхронно ратифицировали Европарламент и Верховная Рада Украины.

Конечно, это были юридические формальности. Фактически  уже после государственного переворота Украина рассматривалась США и Европейским сообществом как союзная им страна, властям которой они стали оказывать не только экономическую, но и военную помощь. В том числе и для ведения войны с собственными регионами – Донецким и Луганским. Примечательно, что решение и.о. президента Украины А.Турчинова о начале так называемой антитеррористической операции было принято в дни визита в Киев директора Центрального разведывательного управления США Д.Бреннана. Вслед за ним последовали наставнические визиты в Киев вице-президента США Д.Байдена, сенатора Д.Маккейна, помощника госсекретаря В.Нуланд. О том, что именно США были "посредником" при смене власти в Украине, признался в конце января 2015 г. президент Б.Обама.

Навязчивое американское наставничество привело к тому, что в Украине, фактически, было введено внешнее управление. Сначала в министерствах и ведомствах были учреждены должности иностранных советников, а вскоре, после очередного визита в Киев Д.Байдена, П.Порошенко и вовсе объявил о "своей" инициативе назначать на министерские и губернаторские должности специалистов из других стран. Мотивировал это тем, что они не будут связаны в Украине родством и кумовством. Ну а то, что они связаны "кумовством" с Вашингтоном и Брюсселем и их участие в управлении неизвестной им страной начисто лишит ее суверенной конфиденциальности, его никак не озаботило. Поразительно, что "рулить" Украиной приглашаются даже люди, преступившие закон в собственной стране и находящиеся в розыске Интерпола.

Наблюдая за всей трагичностью евроинтеграционного процесса, который привел, к большому сожалению,  к человеческим жертвам и территориальным потерям, трудно отрешиться от мысли, что брак между Европой и Украиной совершается не по любви. Скорее по расчету. Причем, с украинской стороны, копеечному, рассчитанному на возможность улучшить свое экономическое положение за счет богатой Европы. У американских и натовских стратегов ставки куда более крупные. Можно сказать, геостратегические. Свято веря в доктрину Бжезинского, что Россия без Украины не может быть великой державой, они упорно добиваются ее полного отрыва от России.

Многие полагают, что все это началось с киевских майданов, но в действительности значительно раньше. По существу, сразу же после развала Советского Союза и обретения Украиной независимости. Майданы явились результатом системной работы западных спецслужб по созданию в Украине мощного проевропейского и проамериканского лобби среди ее новой политической элиты. Первый ее приход к власти в 2004 г. не во всем оправдал надежды американо-европейских политических кругов, второй – 2014 г., судя по всему, их вполне устраивает. Новый украинский режим еще на майдане определился со своим евро-американским выбором и антироссийской позицией. К тому же, он оказался вполне управляем из США и ЕС.

 

Разрыв с Россией

 

А что плохого в том, что Украина посредством ассоциации получит возможность более тесного экономического сотрудничества с Евросоюзом? – постоянно вопрошают национал-евроинтеграторы. Там передовые технологии, которых у нас нет, и там гигантский рынок с более чем полумиллиардным населением. И трудно отказать такому аргументу в убедительности. Но в нем ведь только часть правды. Вся правда в том, что Евросоюз и США Украина интересует меньше всего как экономический партнер. Единственное, что для них важно, это обрести политического и военного союзника, получить в лице Украины такой себе антироссийский таран непосредственно у ее границ.

Решение этой задачи объективно сопряжено с коренными изменениями самой Украины. По замыслам натовских стратегов, она, в этом новом своем статусе, не может оставаться добрым и дружественным соседом России. Иначе натовский плацдарм на ее территории просто невозможен. В связи с этим предпринимаются различные меры по переформатированию традиционной жизни Украины во всех областях: в политической, экономической, военной и даже культурной.

В евроинтеграционном раже новые руководители Украины не останавливаются перед чувствительными экономическими потерями от отказа от российского рынка. До майдана торговый оборот России с Украиной почти равнялся торговому обороту Украины со всеми странами ЕС. К концу 2015 г. он сократился в пять раз, а после вхождения Украины в беспошлинную торговую зону Евросоюза и вовсе устремился к нулю. В результате, оказались разрушенными целые отрасли украинской промышленности – космическая, авиационная, судостроительная, в значительной мере химическая и др. После отказа России от беспошлинной торговли с Украиной и введения ответных зеркальных украинских мер экономическая ситуация еще более ухудшится. Особенно, если учесть, что доля  России на рынке Украины составляла в 2015 г. 16,37 %, а Украины на рынке России только 2,70 %.

Это правда, что Европейский союз имеет неизмеримо больший рынок, чем Евразийский, и, наверное, он мог бы стать для Украины более привлекательным. Но это при одном непременном условии, что ЕС действительно предоставит на нем Украине статус наибольшего благоприятствования. Равно, как и вложится финансово в модернизационные проекты в Украине. Но этого же не происходит. Пока-что, посещающие толпами Украину, европейские и американские чиновники ограничиваются советами и рекомендациями относительно проведения реформ, а не реальными инвестициями в экономику Украины.

В канун Нового года премьер-министр А.Яценюк с энтузиазмом поведал украинцам, что "2016 год явится годом настоящей европейской интеграции", чему будет содействовать вхождение Украины в "наибольший европейский рынок". По существу, то же самое он произносил и с майданной трибуны. Но если тогда это еще можно было как-то понять, то после почти двухлетнего пребывания на столь ответственном посту страны и доведения ее до состояния банкрота, новые оптимистические обещания многими воспринимаются, как свидетельство его профнепригодности. Не исключено, правда, что премьер элементарно обманывает своих сограждан. Ведь не может же он не знать, что "настоящая евроинтеграция" в экономической сфере рассчитана не на один год, а на десять. Что и после этого останутся квоты и нетарифные ограничения на поставки украинской продукции в ЕС. Что после подписания Соглашения об ассоциации экспорт из Украины в ЕС упал на 30 %, а квота украинского зерна на европейском рынке определена всего в 0,9 миллиона тонн. Судя по массовым протестам украинских фермеров в декабре 2015 г., вылившихся, в том числе, и в блокирование автострад, в премьерские сказки никто и не верит.

Следующей областью украинских коренных изменений является идеология. Ими преследуется та же цель полного отрыва от России и адаптации к европейским демократическим стандартам. Яркой демонстрацией этому является принятый Верховной Радой закон "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики".

Можно сказать, прошлись катком по коммунистической идеологии, запретили не только ее символы (пятиконечную звезду, серп и молот), но заодно и нынешнюю компартию Украины. Трудно сказать, является ли это самодеятельностью майданных младореволюционеров, стремящихся всеми силами понравиться своим западным хозяевам, или последние их надоумили к этому, но совершенно очевидно, что столь немотивированный идеологический радикализм ничего хорошего Украине не принесет. Ни для общественного взаимопонимания внутри страны, ни для ее международного авторитета.

Нет сомнения, что этим законом нынешние власти Украины стремились как можно дальше дистанцироваться не столько от своего коммунистического прошлого, сколько от России, с которой оно и отождествляется. Убедительным подтверждением этому является и  вторая часть упомянутого выше закона, касающаяся запрета национал-социалистической (фашистской) символики. Она в несколько раз меньше, чем первая и, по существу, формальная. Некоторые нацистские символы, то ли по неграмотности законотворцев, то ли по определенному умыслу, вообще не попали в реестр запрещенных.

Но здесь абсурд даже и не в этом. Он в том, что формальное "осуждение" нацистских символов произошло тогда, когда они фактически стали приметой новой украинской жизни, запестрели на касках и нарукавных шевронах добровольческих отрядов, борющихся с донецкими сепаратистами, когда националистическая идеология ОУН-УПА стала в Украине официальной. На ее знамени портрет С.Бандеры, который тесно сотрудничал с национал-социалистами третьего рейха. Сегодня именно он стал символом новой Украины. В Галичине ему возводятся памятники, его именем называются улицы, школы, дни рождения отмечаются ночными факельными шествиями в Киеве, Львове, Днепропетровске, Одессе и др. городах, напоминающие шествия национал-социалистов 30-х годов ХХ в. На его биографии воспитывается молодое поколение.

Наверное, в этом не было бы ничего драматичного, если бы С.Бандера являлся героем для всей Украины, а его националистическая идеология разделялась всеми украинцами. Но этого не было в прошлом и нет сегодня. Для большей части украинского общества национализм Бандеры совершенно неприемлем. Его решительно отвергают этнические украинцы, проживающие в центре, на востоке и юге страны, граждане Украины других этнических групп – русских, поляков, евреев, испытавших в годы Великой Отечественной войны на себе все ужасы радикального национализма. Стоит ли доказывать, что насильственное утверждение такой идеологии раскалывает украинское общество, провоцирует скрытое и открытое сопротивление.

Не знаю, насколько корректным является определение военного мятежа на Донбассе, как "этнической гражданской войны", о чем пишут, в порыве откровенности, национально сознательные патриоты, но то, что одной из главных его причин, как и ухода из Украины Крыма, стал фактор их этно-культурной несовместимости с галицким национализмом, несомненно.

Власти США и Евросоюза выразили Украине решительную поддержку в связи с понесенными ею территориальными потерями, обвинили во всем Россию, наказали ее экономическими санкциями и ни слова о своей собственной вине. А ведь не прояви они в конце 2013 г. столь откровенного нетерпения в связи с отсрочкой подписания Украиной соглашения об ассоциации, не подтолкни так называемый евромайдан к вооруженному государственному перевороту 22 февраля 2014 г., и никаких аннексий Крыма и мятежа на Донбассе не было бы. Не приходили же эти сепаратистские мысли на ум жителям названных регионов в условиях политической стабильности в стране.

Одним из последствий интеграции Украины в Европу, как теперь становится понятным, должно стать изменение ее цивилизационной идентичности. Всем памятно, как режим Януковича, в полном единении с политическими оппонентами, постоянно твердил о том, что европейский выбор для Украины не только безальтернативный, но еще и цивилизационный. Вначале казалось, в том числе и автору этих строк, что все это от элементарного непонимания содержания понятия цивилизация.  Даже как-то странно было это слышать, зная, что наш цивилизационный выбор в пользу христианского православия был сделан еще в конце Х в. Владимиром Святым. Но постепенно прояснилось, что это не от неграмотности, а от стремления интегрироваться с католической и протестантской Европой не только политически и экономически, но еще и культурно.

По существу, эта тенденция исподволь утверждалась в Украине в продолжение всех лет независимости. Свидетельством этому было превращение Украинской католической церкви из институции региональной во всеукраинскую. Сакральный ее центр из Львова перенесен в Киев, причем на левый берег Днепра, что должно было символизировать распространение этой церкви дальше на восток. Заметное оживление в Украине получили римо-католическая и протестантская церкви.

Одновременно с этим велась системная работа по расколу украинского православия. Приложили к этому руку и первые лица государства, одержимые идеей создания в Украине единой Поместной православной церкви независимой от Московского патриархата. Из этой затеи ничего путного не вышло. К единству не пришли, но зато еще больше разодрали украинское православие. Теперь в Украине три православные церкви, оспаривающие одна у другой не только право на всеукраинскость, но и на имущественное наследие, что сопровождается ожесточенными противостояниями. Нередко с трагическими последствиями.

Поразительно, что разогревается этот раздор людьми, часто никакого отношения к православию не имеющими. Их лозунг – "Независимой Украине  независимая православная церковь" – ничего общего с радением за нэньку Украину не имеет. Это циничное политиканство, направленное на эрозию православной общности. Примечательно, что такая претензия предъявляется только к Украинской православной церкви, пребывающей лишь в молитвенном единении с Русской. Ничего похожего не слышно по отношению к тем украинским церквам и конфессиям, которые связаны с зарубежными центрами не только канонически, но и административно.

Практически полный разрыв между Украиной и Россией произошел в культурной и научной сферах. Появились черные списки невъездных в Украину российских артистов, музыкантов, писателей, запретные перечни российских фильмов, литературных произведений. Раздаются даже призывы почистить украинские библиотеки и освободить их от "русскоязычной макулатуры".

Постепенно разорвались научные контакты, академические и университетские, не стало централизованного обмена литературой, прекращено функционирование двухсторонних научных комиссий, проведение конференций. От этого плохо всем, но в большей мере это негативно отражается на уровне украинской науки и культуры, которые заметно провинционализируются. Наверное, в области точных и естественных наук потери из-за разрыва связей с Россией можно будет, с течением времени (и то длительного), компенсировать налаживанием связей с Западом. Но в области гуманитарных наук, в частности, исторических, где у нас единый предмет исследования, такая компенсация в принципе невозможна. Правда, учитывая, что финансирование на науку  год от года сокращается, не трудно убедиться, что эта сфера не является приоритетной ни для украинского руководства, ни для его западных опекунов.

В системной работе по отрыву Украины от России большое место отводится переоценке их исторического прошлого. Новые этноисторики и этноидеологи, по существу, изъяли Украину из общевосточнославянского и общероссийского исторического контекста. В учебниках для средней школы и вузов теперь утверждается, что украинцы генетически не имеют ничего общего с русскими, что объединение с Россией 1654 г. было навязано нашим предкам коварными москалями, что советскую власть принесли в Украину на штыках русские большевики, что никакой Отечественной войны  в украинцев не было, что пакт Молотова-Риббентропа, в результате которого удалось присоединить к Украине ее этнические регионы, не что иное, как преступный сговор двух агрессоров, а освобождение народов Европы от фашистской чумы было их порабощением Советским Союзом…

Можно сказать, произошла тотальная перелицовка украинской истории. Из полноправного субъекта украинцы, по недомыслию национал-патриотов, превращены в объект. Но, во-первых, это совершенно расходится с объективной реальностью, которая неоспоримо свидетельствует, что они такие же сотворцы общей истории, как и русские. А, во-вторых, это плохая услуга нынешнему украинскому обществу, поскольку формирует в нем негативное историческое самосознание, воспитывает комплекс неполноценности. Ведь, если у народа в прошлом были одни беды и несчастья, то где гарантия, что в будущем будет по-другому. Определенно, это слишком дорогая цена за призрачную возможность стать европейско-интегрированными.

 

Синдром распада

 

Если мы попытаемся честно ответить на вопрос, стоят ли результаты второй майданной "революции" в Киеве тех жертв, которые были принесены на ее алтарь, ответ будет однозначно отрицательным. Конечно, не стоят. А если еще откровеннее, то вынуждены будем признать, что именно майдан и явился источником тех бед, которые переживает ныне страна. Утвердив, с помощью оружия, пресловутую безальтернативность европейского выбора он, фактически, запустил механизм распада Украины.

Разумеется, ничего нового в этом нет. Это родимая особенность всех государственных переворотов. Здесь не нужно приводить примеры из мировой истории, достаточно и отечественных. Именно так были разрушены Российская империя и Советский Союз. К сожалению, этот драматический опыт остался неусвоенный украинскими националистами и они решили повторить его. Теперь уже в собственной и суверенной стране, которая показалась им недостаточно украинской. В результате и развалили ее. Сделать это оказалось не трудно, поскольку и до майдана она не представляла собой нерушимого монолита, ни в территориальном, ни в национальном отношениях. Крым отдали без какого-либо сопротивления, а за Донбасс уже положили тысячи молодых жизней и неизвестно, не окажутся ли эти жертвы столь же напрасны, как и майданные.

Когда пишутся эти строки, на юго-востоке Украины установилось зыбкое перемирие. А, по существу, положение – ни войны, ни мира. Правительственные войска и ополченцы вяло и небольшими порциями обмениваются военнопленными, и, между этими паузами, продолжают обстреливать одни других. Каждая сторона обвиняет в нарушении перемирия другую, а миссия ОБСЕ не исполняет своей роли беспристрастного наблюдателя.

Трудно сказать, есть ли у этого гражданского конфликта военное решение. Теоретически, учитывая несоразмерность военных и людских потенциалов сторон, наверное, есть.  Но ведь это еще тысячи, а может и десятки тысяч жертв. И полное разрушение всей инфраструктуры Донбасса. Получится, что Украина вернет себе только территорию, но без экономики и, что самое страшное, без людей. Значительная их часть уже покинула родные пепелища, другая – покинет их при возобновлении полномасштабных военных действий, третья – сгорит в горниле братоубийственной войны. Не слишком ли дорогая цена за нерушимость украинской унитарности?

Для всех здравомыслящих людей абсолютно ясно, что нужны серьезные и прямые переговоры. Ополченская сторона неоднократно заявляла, что она готова к ним. Последний раз после выборов гражданских органов управления самопровозглашенными республиками. К сожалению, правительственная сторона наотрез отказывается от каких-либо прямых переговоров. Это тем более странно, что будучи два года назад на положении нынешних донецких сепаратистов, вожди майдана чуть ли не каждый день принимались президентом Януковичем и выставляли ему свои условия для разрешения конфликта. Теперь, став властью, они не терпят оппозицию к себе. Ополченцы для них террористы и сепаратисты. Еще хуже, что таковыми официальный Киев считает и всех жителей мятежных регионов. Но если это действительно так, тогда возникает закономерный вопрос: зачем они нужны Украине?

Нет сомнения, что такая непреклонность правительственной стороны заведомо неконструктивна и проигрышна. Не хотели разговаривать с Юго-Востоком, когда еще никаких "террористов" не было и в помине. Были обычные федералисты, требовавшие большей культурной и экономической самостоятельности Донбасса. Ответом на это стала так называемая Антитеррористическая операция, спешно и плохо организованная майданными младореволюционерами. К чему привела такая близорукость центра, видно всем. "Не даете нам федеральных прав – заявили лидеры мятежных областей, – тогда мы вообще не хотим жить с вами". При этом сослались на международное право народов на самоопределение. Из федералистов дончане и луганчане превратились в сепаратистов, в чем прямая заслуга майданных властей.

Я не являюсь сторонником сепаратизма. Бесконечное дробление целого на части ничего, кроме хаоса, в международные отношения не приносит. Создание самопровозглашенных государственных образований на небольших территориях, несомненно, станет долговременным очагом напряженности, как в регионе, так и в мире. Да и как им жить? Неужели вечно за счет гуманитарных конвоев?

К сожалению, власти новой Украины не имеют прагматичного проекта, который бы стал одинаково привлекательным для всех регионов. По существу, страна пребывает в состоянии хаоса и распада. В ней господствует атмосфера взаимной подозрительности, нетерпимости и, даже, ненависти. Появилась своеобразная каста "непререкаемых", которая одна только и знает, что Украине хорошо, а что плохо. Причем, это "знание", нередко подкрепляется силой оружия, которое в небывалом количестве расползлось по стране.

Особенно наглядным свидетельством распада украинской государственности являются частные воинские формирования. Часть их образована "Правым сектором" из майданных активистов, другая – олигархами и некоторыми народными депутатами в ходе подготовки антитеррористической операции на юго-востоке Украины. Командир каждого такого подразделения подотчетен не столько министру обороны, сколько своему работодателю. Трудно сказать, сколь эффективной оказалась такая средневековая организация вооруженных сил на поле боя, но то, что она разрушительна для государства, нет и малейшего сомнения. Из сообщений украинской прокуратуры, которые иногда становятся достоянием общественности, явствует, что неконтролируемое поведение военных атаманов уже причиняет власти головную боль. По свидетельству генпрокурора В.Яремы бойцы батальона "Айдар" были замечены в мародерстве, похищении и убийстве людей. А киевский прокурор С.Юлдашев заподозрил айдаровцев даже в подготовке государственного переворота. Реакция комбата была мгновенной и вполне революционной. Свелась она не к тому, что за такие слова клеветнику придется отвечать в суде, а к тому, что после сказанного ему небезопасно будет появляться на улицах Киева.

Но если подобные заявления возможны по отношению к высокому правительственному чиновнику, к тому же призванному следить за порядком и законностью в столице, то что уже говорить о каких-то предпринимателях, которые безропотно отдают "храбрым" воинам мзду за их ратные подвиги. По существу, так же раскрепощено ведут себя и другие комбаты, практически не сообразуясь с тем, что в стране есть президент, Верховная Рада, суды и прокуратура.

Об уровне украинской державности можно судить также по трагикомическому происшествию у посольства Российской Федерации, когда министр иностранных дел Украины, господин Дещица, распевал матерные частушки, поносящие президента России В.Путина. Окружавшая его толпа майданной публики буквально ревела от восторга, а на лице украинского посла в РФ, стоявшего там же, читалось неподдельное удовольствие от выходки шефа. Трудно сказать, это ли новое слово в мировой дипломатии стоило Дещице должности министра или его несоответствие стало очевидным до него, но доподлинно известно, что за свою художественную самодеятельность он не получил и наименьшего осуждения. Негласно это было воспринято как одобрение слогана на высшем уровне и он закрасовался на билбордах некоторых партий во время избирательной кампании в Верховную Раду. И снова никакой реакции от официальных властей. В том числе и от президента П.Порошенко, который, за это время, неоднократно встречался с В.Путиным и пожимал ему руку.

Принесло ли это какой-либо урон президенту В.Путину, я не знаю, а вот имиджу Украины – несомненно. Не по-европейски это, господа патриоты. Уважающее себя государство не может опускаться до столь низменного площадного уровня.

Но что поделаешь, если нынешняя украинская действительность столь богата на разные несуразности. Вот и еще одна – строительство оборонительной стены на границе с Россией. Когда-то известный гоголевский герой мечтал построить мост вдоль реки. Мог ли он, вместе со своим создателем – Николаем Васильевичем, предположить, что в этой нелепой идее найдутся последователи в новой Украине? А ведь нашлись. Правда, строить они собираются не мост, а стену, и не вдоль реки, а вдоль украинско-российской границы. Но в целом оба "проекта" родственны своей немыслимой нелепостью. Добро бы молодые украинские руководители ограничились только мечтанием, как Манилов, так нет же, решили превратить свою мечту в явь. Идею отрывки глубокого рва между Украиной и Россией поддержал днепропетровский губернатор Коломойский, а премьер-министр А.Яценюк заявил, что эта стройка станет общенациональной и одним из государственных приоритетов.

Можно ли в здравом уме полагать, что эта оборонительная линия будет надежной защитой страны в случае военного конфликта? Конечно же, нет. Подобные сооружения не выполняли возлагавшихся на них задач ни в древности, ни в средневековье. Даже знаменитая Китайская стена, представлявшая собой действительно мощное военно-инженерное сооружение, не стала преградой для вторжения в Китай монголов. Что же говорить о сегодняшнем дне.

Конечно, стена вдоль украинско-российской границы в военном плане будет сооружением совершенно ничтожным. И разделит она не столько враждующие режимы, сколько родственные народы. Для обычных людей, живущих по обе стороны такой стены, это будет действительно непреодолимая преграда. А коль скоро это так, не худо было бы спросить у них, хотят ли они такой защиты от родного государства. Ведь после сооружения стены, а она может пройти и посредине населенных пунктов, разорвутся не только хозяйственные, но и родственные связи. Мать и сын могут оказаться по разным ее сторонам.

Можно было бы не обращать внимания на эти причуды властей, если бы это было копеечное предприятие. Но это же не так. Стройка века обойдется Украине, а точнее, украинцам, во многие сотни миллионов, а может и в несколько миллиардов гривен. Специалисты утверждают, что правительство уже "закопало" 700 млн. грн. Такие расходы в бедной стране, в которой многие граждане не могут свести концы с концами, не имея чем заплатить за квартиру и за что купить лекарства, просто безнравственное безумие.

Общий вывод неутешительный. Можно сказать, печальный. Получили не то, на что рассчитывали. Вместо единства, распад, причем не только территориальный, что само по себе прискорбно, но и государственно-институциональный, социальный, духовно-нравственный. В стране установилась атмосфера взаимной отчужденности. Вчерашние близкие люди, обнаружив разность взглядов на происходящее в стране, переносят их и на свои бытовые взаимоотношения. Во многих случаях трещины прошли по семьям. Определились "праведники", те, что стояли на майдане и те, кто их поддерживал, и "грешники", те, кто критически относился к майданной революции.

Все это происходит в условиях отсутствия в стране высшего морального авторитета. Раньше такими были государство и церковь, но теперь и этого нет. Государство потеряло твердое юридическое основание, по существу, перестав быть таковым, а церковь сама переживает трудные времена расколов и нестроений.

Из сказанного следует, что послемайданная Украина обладает весьма относительной государственной суверенностью. Определенно, американские отцы-благодетели не озабочиваются такими мелочами, как самолюбие и достоинство украинцев. И нисколько не щадят их. Но наших национал-патриотов, которые при каждом удобном случае кричат о тысячелетней украинской государственности, это должно бы оскорблять. Оказывается, не оскорбляет. Если в Европу, то можно и без национальной гордости.

 

В ЕС или в НАТО?

 

Конечно, не надо обманываться. США и Запад воспылали такой любовью к Украине вовсе не из гуманистических соображений. Нужна она им, в первую очередь, как форпост против России, территория, на которой они собираются разместить свои военные базы. А что будет так, говорит опыт истории. По существу, нет ни одной страны, вошедшей в ЕС или НАТО, где бы не было военного их присутствия. Будет оно и в Украине. Тем более, что президент П.Порошенко уже и попросил об этом Б.Обаму. Но вызов, как известно, всегда порождает ответ. И не трудно предположить, чьим и каким он будет. Определенно, это в интересах старых и новых членов ЕС и НАТО. В случае военного конфликта с Россией не они первыми окажутся на передовой. Но почему Украину должна устраивать такая перспектива?

Трудно сказать, станет ли Украина когда-нибудь полноправным членом Европейского Союза, но что касается ее интеграции в Североатлантический альянс, здесь в украинских руководителей оптимизма значительно больше. Можно сказать, что де-факто Украина уже в нем. НАТО, не в пример ЕС, оказывает ей более щедрую финансовую поддержку в проведении военных реформ, осуществляет поставки вооружения и военного снаряжения, электронного оборудования, на постоянной основе обучает украинских солдат военному искусству, выделяет деньги на развитие и обустройство пограничной инфраструктуры. Не ожидая, когда украинские вооруженные силы будут отвечать всем стандартам НАТО, в сентябре 2014 г. было подписано соглашение о формировании "Литовско-Польско-Украинской" бригады. Украина заключила договоры о сотрудничестве со странами Прибалтики и Польши, что узаконивает получение ею военной помощи от НАТО. В 2015 г. на территории Украины (Львовская обл.) были проведены масштабные международные учения войск США, Канады, Германии, Бельгии, Великобритании, Турции, Польши и других стран. Генсек альянса Йенс Столтенберг провел переговоры в Киеве о доведении сектора обороны Украины до полномасштабных стандартов НАТО.

Видимо, этому подчинен и военный бюджет Украины на 2016 г., о котором министр обороны С.Полторак с удовлетворением сказал, что он "очень хороший". Нет и малейшего сомнения в том, что ничего подобного не сможет сказать ни один из руководителей всех остальных министерств и ведомств. На образование, науку, охрану здоровья, социальную сферу, культуру денег нет, а военный бюджет "очень хороший". Он будет еще лучший, когда на территории Украины появятся военные базы НАТО. А что это неизбежно, свидетельствует опыт соседних с Украиной стран. По существу, не отрицает этого и министр обороны Украины, заявивший только, что сейчас так вопрос не стоит. "Обнадеживает" также и госсекретарь Д.Керри, отметивший, что США "рассчитывают получить в Украине дополнительные возможности", которых требуют их национальные интересы.

Из сказанного нельзя придти к выводу, что Украину ожидает в Европе светлое будущее. Во-первых, она придет туда измененной до неузнаваемости, а, во-вторых, на опасную роль антироссийского тарана. Неужели это в интересах украинского народа?

 

Утерянные возможности

 

Наблюдая за тем, с каким упоением новые украинские руководители ведут Украину на Запад, невозможно отрешиться от мысли, что делается это не столько в интересах своей страны, сколько в пику России. При этом, режут, что называется по-живому, как в экономической, так и в гуманитарной сферах. Есть что-то противоестественное в разрыве вековых  отношений, а тем более в противостоянии Украины и России. Особенно, учитывая историческое прошлое наших народов. Общей их родиной была Киевская Русь. Затем более трехсот лет украинцы и русские жили в Российской империи и Советском Союзе, которые вместе и создавали. В нашей общей истории все настолько тесно сплетено, что мы просто не в состоянии без нравственных потерь разделить это наследие между украинцами и русскими.

Здесь нет места подробному экскурсу в историю (этой теме я посвятил отдельную монографию "Украинцы в России в XVII-XX вв." К., 2013), поэтому остановлюсь только на особенностях этнического развития двух народов. Политически они, безусловно, разные, поскольку живут в отдельных государствах, разговаривают на разных, хотя и близких, языках и имеют разное гражданство. Но этнически являются, по существу, единым народом. И дело не только в том, что оба проросли из общего корня и имеют своим предком древнерусскую народность. Может более существенным здесь является их позднейшая смешанность, обусловленная межэтническими брачными связями и широкой взаимной переселенческой подвижностью. Не уверен, что есть точная статистика того, сколько украинцев проживает в России и русских в Украине, но определенно их десятки миллионов. Людей со смешанной русско-украинской этничностью и того более. Несколько изменив известный афоризм можно сказать: "Поскребите хорошо русского и вы обнаружите в нем украинца" или "Поскребите хорошо украинца и вы обнаружите в нем русского".

Может ли сказанное быть залогом того, чтобы нынешние два восточнославянских народа жили в дружбе и согласии? Теоретически ответ здесь очевиден. Конечно, может. Но практически так получалось не всегда. Вот и сейчас восточнославянское единство переживает серьезное испытание. Новая политическая элита Украины, экономически и политически интегрированная с Западом, спровоцировала не только кризис в отношениях с Россией, но и разрушила хрупкий межэтнический и межкультурный мир внутри страны. Страны, которая в современных границах, не представляет собой органического этногеографического и культурного единства. По существу, она – административно-территориальное образование, сформированное в советское время. В этот период в ее состав вошли Новороссия, Галичина, Закарпатье, Буковина и Крым. За небольшой, по историческим меркам, срок совместного проживания они не смогли стать Украиной в культурно-историческом смысле, чего не понимали украинские националистические элиты, затевая очередной майдан. К сожалению, не хотят понимать и теперь. Упорно настаивают на незыблемости унитарной формы Украинского государства. Между тем, мирное будущее Украины возможно только в условиях федеративного государственно-территориального устройства.

Если исходить не из временных и конъюнктурных соображений – наличия у политико-экономической элиты Украины счетов в европейских банках и "хатынок" на лазурных берегах, а долговременных и прагматичных для всего украинского народа, то разрыв Украины с Россией представляется драматической ошибкой. Украина идет в союз, обладающий высокими технологиями, но, практически,  исчерпавший свои природные ресурсы и очень перенаселенный. При этом, в союз, который стремительно меняет свою цивилизационную сущность. Уже сейчас некоторые его страны на четверть состоят из переселенцев из мусульманского мира, не поддающихся европейской акультурации. И, судя по всему, процесс этот будет продолжаться. Нет и наименьшего сомнения, что он захватит и Украину.

Прогнозы ведущих украинских и российских экономистов относительно технологического будущего Украины в составе европейского сообщества также далеко не радужны. Она, скорее всего, утратит статус индустриальной державы, потеряет машиностроительные отрасли, превратится в рынок сбыта европейской продукции и резервуар дешевой рабочей силы для стран ЕС.

Наверное, можно жить и так. И все же, интеграция с Россией, обладающей несметными природными ресурсами и необъятными жизненными пространствами, для Украины была бы более приемлемой альтернативой. При умной кооперации, примером чему может служить Беларусь, Украина могла бы стать фактическим пайщиком всех этих богатств. Как известно, на нефтяных и газовых промыслах России и сейчас работает большое число украинцев. К тому же, существенной долей Украины в этом общем пае, была бы газо-и нефтетранспортная инфраструктура Украины.  Вместе бы добывали и вместе продавали. И не было бы никаких обходных газопроводов, как "Северный поток" по дну Балтийского моря и  "Голубой" – по дну Черного.

Нет сомнения, что тесное сотрудничество с Россией и другими странами постсоветского пространства помогло бы Украине сохранить и развить такие отрасли промышленности как космическую, авиационную, судостроительную. Необъятный рынок России мог бы стать залогом успешного развития сельского хозяйства Украины и его перерабатывающей промышленности.

К сожалению, в нынешних условиях о евразийской интеграции Украины можно говорить только как об утраченной возможности. Но, хотелось бы верить, утраченной не навсегда. Жизнь народов ведь длинная.

Академик Петр Толочко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"