На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Косовский синодик

Памяти жертв международного терроризма

Косово. Разрушенный православный храм. Фото religio.ru «… Поминает (священник) ихже имать живых по имени,.. приглаголя: Помяни, Господи, имярек…»

Литургия святителя Иоанна Златоуста.

Я стою перед залитым лучами утреннего солнца жертвенником и совершаю проскомидию. В храме еще почти никого нет – раннее летнее утро. Через несколько минут сюда поднимется чтец, облачится в стихарь и начнет обычное последование часов.

Вот уже свечница открыла свое окошечко. Сейчас принесут записки…

Помяни, Господи, Властимила.

Властимилу Вуковичу за семьдесят. Простой учитель сельской школы в Осоянах Здесь он женился, вырастил детей, работал, ушел на пенсию.

- Нашу школу построили в 1976 году, - показывает он на двухэтажное здание напротив. – Она была гордостью не только нашего села, но и всего района. А сейчас учеников можно пересчитать по пальцам – все они уместятся в одной классной комнате.

В левой части здания выбиты стекла, сломаны рамы, где-то нависают кирпичи. По пустым классам гуляет ветер.

- Я всегда говорил своим ученикам, а среди них были и сербы, и албанцы, и дети от смешанных браков: помните, что русская литература – великая литература, не зная ее нельзя считать себя образованным человеком. Россия – великая страна и всегда была, есть и будет нашим другом.

Помяни, Господи, Гойко.

Председник управы (по-нашему – глава администрации) села Осояны. Плотная коренастая крестьянская фигура. Крепкое рукопожатие, быстрый оценивающий взгляд.

- До войны у нас проживало около пятисот сербов, сейчас – чуть более двухсот.Где остальные – не знаем: кто-то погиб, кто-то бежал в Большую Сербию. До сих пор нам неизвестна судьба многих семей из нашего района.

Сербский анклав Осояне – островок в «этнически чистом» районе Косова Исток. Из нескольких десятков сербских и сербско-албанских сел здесь осталось всего три. Их охраняет испанский контингент KFOR – международных сил по поддержанию мира в Косово.

- Первую зиму мы пережили в палатках, сейчас восстанавливаются разрушенные дома, но до сих пор часть семей все еще ютится в вагончиках. Самая большая проблема – безработица. Нам небезопасно выходить за пределы своего района, да и в этом нет нужды. Ни один албанец нем возьмет на работу серба – даже на самую грязную и низкооплачиваемую. Работать на полях – тоже небезопасно: в Косовской земле мины остались еще с середины девяностых годов. Да и посты KFOR стоят только на дорогах, и не могут (не хотят?!) защитить крестьянский труд.

На окраине села Осояне стоит церковь святителя Николая. Рядом – сожженный приходской дом, оскверненное кладбище. Да и сам храм экстремисты пытались взорвать. Сверху донизу рассекает его трещина, на месте престола – зияющий провал, вместо окон – огромные дыры. Но теплится лампада на камне в алтаре, а значит еще жив храм и хранит его святитель Николай.

- Приезжавший к нам епископ Артемий благословил воссоздание храма, ведь этот, того и гляди, рухнет, - говорит Гойко. – Только дело в том, что UNMIK (Миссия ООН в Косове) готова помочь в строительстве домов, школ, медпунктов, размещении беженцев. Религиозные вопросы их как бы не касаются (правда это касается только православных храмов: мечеть в Пече, частично разрушенная американской ракетой, успешно восстанавливается, в том числе и силами UNMIK). А своими силами у нас вряд ли что-то получится.

Усилиями директора Института стран СНГ Константина Затулина, анклав Осояне может породниться с российским Буденновском. Быть может, тогда сдвинется с мертвой точки этот вопрос и обретут смысл жизни люди в этом сербском уголке Косова.

Помяни, Господи, иеромонаха Серафима, игуменью Анастасию с сестрами.

На узкой лесной дороге мы едва разъехались с бронетранспортером KFOR, сопровождавшем старенький УАЗик, за рулем которого сидела невысокая монахиня. Увидев людей в рясах, она остановилась, а когда узнала, что это Гости из России, быстро-быстро заговорила, мешая русские и сербские слова. Перевода не потребовалось: игуменью Анастасию дела вызывают в Косовскую Митровицу, но она уверена, что духовник Девичского Введенского женского монастыря иеромонах Серафим и сестры обители с радостью встретят дорогих гостей.

Монастырь Девич расположен в узкой лощине в северной части Косова. Монастырский собор Введения во храм Пресвятой Богородицы был построен около 1434 года деспотом (властителем) Сербии Джурджу Бранковичем. Вблизи обители подвизался преподобный Иоанникий (память 26 апреля /9 мая), его мощи погребены под спудом в храме. На монастырском кладбище бережно сохраняется могила русского духовника обители иеромонаха Димитрия (Бодрова, +1947).

В 1941 году во во время итальянской оккупации монастырь пережил тяжелые испытания: были взорваны храмы, где хранилось богатое собрание старинных рукописных и печатных книг. Но еще более скорбные страницы летописи обители были написаны совсем недавно.

12 июня 1999 года, сразу послу ухода из района югославских сил безопасности и прихода французских частей KFOR в монастырь вломились вчерашние соседи из экстремистской Армии Освобождения Косова (АОК). Три дня длилась оккупация монастыря, три дня святыню разрушали, оскверняли и грабили. Отец Серафим, сестры обители претерпели множество истязаний, некоторые сестры до сих пор не оправились от побоев.

Монастырь сейчас защищает Иностранный Легион: французы, армяне, поляки, итальянцы. Но боевики по-прежнему не оставляют сестер в покое: одна из них с горечью поведала, что ее уже не один раз предупреждали: лишь только уйдет охрана – от монастыря не останется камня на камне.

Помяни, Господи, иеромонаха Иоанна и сестер обители Печской Патриархии.

Когда входишь в ворота Печской Патриархии, то кажется, что попал на много лет назад. Как будто и не было здесь войны, не падали американские ракеты, не стреляли снайперы, не горели храмы и дома. Мощеные дорожки, аккуратные газоны и розы, розы, розы… Нигде не видели мы такого количества роз: белые, кремовые, желтые, красные, бордовые.

Главный храм Печской Патриархии поражает своей намоленностью. С нами молятся Первосвятители Сербские, мощи большей части которых почивают в Пече: Савва II, Иоанникий, Ефрем, Даниил, Савва III, Никодим- здесь заново переживаются славные страницы истории Сербии.

Северная часть соборного храма – придел великомученика Димитрия Солунского. По стенам в киотах стоят потиры, дискосы, подсвечники, Висят оплавившиеся паникадила. Все это с риском для жизни вынесено из горящих церквей Косова. Обгоревшие страницы Евангелия лучше всех наблюдателей ООН свидетельствуют о трагедии Сербской Церкви.

«Одна из церквей была подожжена практически на глазах епископа Артемия, - рассказывает духовник обители иеромонах Иоанн. – Когда владыка вошел в горящий алтарь, чтобы спасти святыню, он обнаружил под престолом… агнца».

Комментарии излишни. Чтущий, да разумеет.

Помяни, Господи, сестер Долацкого Введенского женского монастыря.

На высоком холме вблизи городка Клин с XIVвека стояла церковь. Со временем, начали собираться здесь любители иноческого жития, и уже в 1455 году турецкие подушные книги отмечают в Долаце трех монахов. Здесь работали иконописцы известной школы монаха Макария из Зрзе (XV век). ВВ 1991 году югославские специалисты-реставраторы укрепили древние фрески, отмыли и очистили их.

Пережившая пятисотлетнее турецкое иго, две мировые и три балканские войны, церковь в Долаце не устояла перед современными вандалами. В июле 1999 года она была подожжена и осквернена, а через месяц взорвана. Виновных, как водится, не нашли.

Только груда развалин напоминает теперь о белом храме над долиной. В обгоревших камнях, среди пыли и нечистот, нашли мы кусочек фрески с частью лика какого-то святого. Святый угодник Божий, помолись о тех, кто здесь спасался, вразуми не знающих, на что они подняли безумную руку, подаждь мир страждущему Косовскому краю.


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"