На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Миролюб

Очерк

История нашего знакомства удивительна. Все двадцать лет, прошедших со дня «прокламацii украiнськоi незалежности», когда взрастивший меня город Хлебодаров стал вдруг заграницей и когда раз за разом, приезжая на побывку к родне, я видел, как всё русское становится здесь чужим и ненужным, я ощущал, что нахожусь где-то в промежутке между явью и сном, причем явь – это то, что было вчера, а сон – то, что есть сегодня. Наверное, поэтому во мне, человеке пера и бумаги, выработалось чувство, что нужно сохранить всё, что еще не ушло в небытие под ногами нового кривого и нечистого времени.

Не будем красить в розовый цвет и Родину. Растеряв по глупости и благодушию свои окраины, завоеванные когда-то кровью и потом, не больно переживала она, что многое из весьма ценного исторического и культурного наследия русского истирается сегодня башмаками новой власти, которой и свое-то, автохтонное, не больно дорого, а остальное – москальское – и подавно. И хотя на улицах продолжали «спiлкуватися» на испорченном русском, ощущения, что здесь ты дома, уже не возникало. Воздух стал каким-то другим – скорее, не уплотнившемся, а разряженным, будто атмосферное давление однажды упало и больше не поднимается, и от этого в голове стоит непреходящее марево…

Раньше я уходил от этого, встречаясь с приятелями. Благо, их не надо было тянуть за язык, и они развлекали меня своими похвальбушками почти без перерыва – разве что на то, чтобы опрокинуть рюмку… Но годы шли, темы исчерпывались, водка не кончалась, здоровье тоньшало и я стал искать новых знакомств – действительно полезных для души и разума и не требующих непременных возлияний.

С какого-то момента я взял за правило на один день из той недели, что длилось мое пребывание в Хлебодарове, выезжать в область, чего никогда прежде не делал, чтобы набрать как можно больше материала для той самой работы, что наметил себе по сохранению знаний о прошлом родного города. Вернувшись домой, я залезал в интернет и дополнял его именами, датами, событиями. И вот однажды, также блуждая по сайтам и ресурсам, вдруг вышел на ссылку, которая отправляла на страницу СРН.

Союз русского народа! – кто не слыхал о нем? Правда, благодаря большевистской пропаганде он облекся исключительно ругательными эпитетами: мол, и черносотенный, и реакционный, и охотнорядский и прочая, прочая, прочая… И только после1991 г., когда обе стороны баррикад революции в оценке современных историков поменялись местами, вдруг выяснилось, что «Первая русская революция» – во-первых, никакая не русская, а во-вторых, именно черносотенцы и спасли тогда Россию, ибо в отличие от официальных войск, что действовали в столицах, не дали развалить страну изнутри – в провинции. И что царь Николай, если бы не чистоплюйствовал и не миндальничал, играя в благородство, а, понимая ситуацию, поддерживал бы патриотически настроенные политические силы, то, глядишь, парвусы-гельфанды и «Второй русской» в феврале 1917-го не устроили бы… Говоря современным языком, царь проиграл информационную войну и оказался обречен. И не столько его самого жалко, сколько Россию, которую венценосный обещал беречь, как его отец, дед и более ранние предки, что и Крым завоевали, и город Хлебодаров с окрестными территориями к России прирезали…

Меня, уже привыкшего к практически тотальному охохлячиванию Хлебодарова, приятно удивил факт существования в городе отделения Союза русского народа, в то время, когда и на Родине, где, казалось бы, название государствообразующей нации должно звучать всюду и повсеместно, это делалось как бы нехотя, опять упирая на «дружбу народов» и всеобщую толерантность. Здесь же, на западных землях, этот факт показался мне исключительной смелостью и даже самоотверженностью, и я, собравшись в Хлебодаров вновь, написал электронное письмо по указанному адресу. Мне ответили, и наша встреча состоялась…

Состоялась она в романтическом месте – на старом кладбище. При желании это можно было бы принять за конспирацию. В какой-то мере я на это и рассчитывал – всё же, с одной стороны, я здесь иностранец, представитель «недружественной агрессивной и имперской державы», и предмет моего интереса носил характер если не скрытый, то уж точно не широкоизвестный, а с другой… всё оказалось вполне объяснимым, ибо оное кладбище, устойчиво еще с дореволюционных времен именуемое в народе Русским, и стало тем полем сопротивления хлебодаровского отделения СРН темным силам, кои летают последние двадцать с гаком лет над Украиной, точно стаи грающего воронья.

– Миролюб, – представился невысокий смугловатый человек лет сорока с небольшим, и я снова подумал, что это конспирация, но оказалось, нет. – Меня так отец назвал, участник войны. Он прошел всю Великую Отечественную, освобождал Хлебодаров в 1944-м и осел здесь после войны. Я стал его первым ребенком, и он назвал меня со смыслом: чтоб никогда не воевал. Отец, как и многие другие, думал, что Вторая мировая – последняя в истории человечества. Еще одной, более страшной, и представить себе было невозможно… Но я не оправдал его мечтаний, после школы поехал и поступил в училище, стал офицером – настолько у моих сверстников была тогда в авторитете профессия военного. Собственно, для того и армия, чтобы войны не было… Когда Союз обрушился и мы оказались за границей – было очень тяжело. Кто не захотел присягать по новой и уволился, а кто остался в рядах и сменил звезду на кокарде на тризуб… Это было личным делом каждого, каждый решал исходя из своей собственной ситуации, поскольку посоветоваться было не с кем. Я оказался среди вторых. Поскольку имел семью с малыми детьми, жил на съемной квартире и ждал обещанной как военнослужащий… Так прослужил несколько лет, пока не понял, что совершил ошибку: ничего из желаемого не приобрел, а потерял больше – пропало равновесие в душе, без которого жить как-то незачем… Уволился. Стал мыкаться по разным местам работы, а смысла жизни всё не находилось. Вот тогда я и пришел к вере. И поскольку крестился в зрелом возрасте и осмысленно, то и отнесся к этому всерьез. И, увидев в нашей традиционной церкви единственную охранительную силу, стал и вокруг себя собирать хлопцев. Мы организовали православное общество из тех, кто думал не только про горилку и сало, но и о более высоких материях, был способен к анализу происходящего и пониманию его в нужном – праведном – русле…

И Миролюб рассказал мне историю, которая привязала его к Русскому кладбищу. Ехал он как-то в троллейбусе и вот, когда машина достигла соответствующей остановки, он вслед за радиообъявкой водителя услышал за своей спиной следующее: «Увага, шановнi громадяни! Ми проiжджаемо росiйське кладовище, де похованi клятi москалi». Он обернулся и увидел парня лет двадцати пяти, который, развалясь, сидел на одном из передних сидений. Бабушка, что сидела напротив, попыталась его усовестить: «Шо ти таке говóриш? Як тобi не соромно?» А он: «Я пишаюсь своею нацiею». Миролюба это задело и, подойдя к парню, он сказал: «Вот сейчас этими словами ты свою нацию и опозорил…» Парень промолчал, видать, не рассчитывал на отпор, а Миролюб задумался о судьбе этого кусочка русской земли в окружении теперь уже не русского государства, где одним из стержневых идеологических установлений оказалось русофобство.

Старое кладбище – для городских властей, скорее, обуза, чем предмет заботы. Думается, если бы не кладбищенский храм, старейший православный в городе, то давно бы уже пустили этот некрополь под нож бульдозера. Но при советской власти кладбище не тронули – видимо, потому, что кроме старых крестов на памятниках в обилии краснели и звездочки. Плюс к тому здесь же похоронены те, кто погиб при освобождении Хлебодарова от немецко-фашистских захватчиков. Воинские захоронения, похоже, и стерегли Русское кладбище все эти годы. Но теперь, когда согласно новому украинскому истеблишменту выясняется, что захватчиками были не немцы, а русские, эта «охранная грамота» потеряла свою силу…

Всё это почувствовал Миролюб и вместе с единомышленниками решил взять шефство над старым некрополем. Они получили благословение у игуменьи недавно возрожденного женского монастыря. Матушка благословила их иконой св. Феодора Ушакова. «Почему именно этим святым образом, – спросил я у Миролюба, – ведь Ушаков – святой не первого ряда?» – «Точно не могу сказать, – ответил он, – но видимо потому, что, во-первых, я бывший военный, а, во-вторых, она благословляла нас на серьезное дело, на которое прежде никто не отваживался. И действительно, то, что нам предстояло, оказалось сравнимо с ведением военных действий. Мы вовремя взялись за это дело…»

Тут нужно прояснить, что несмотря на то, что Украинская православная церковь Московского патриархата по количеству приходов и прихожан – крупнейшая в нынешней Незалежной, наряду с ней вполне легально и даже пользуясь большей, нежели УПЦ МП, симпатией со стороны властей, действует и еще ряд православных конфессий – Украинская православная Киевского патриархата («раскольничья», филаретовская), Украинская автокефальная православная (ведущая богослужение на украинской мове), а кроме того есть еще греко-католики, которые в подчинении Рима. И это без старообрядцев, что делятся на разные течения и имеют свои храмы, римо-католиков, многочисленных сектантов протестантского толка. Всё это имело место быть в Хлебодарове и как-то пока уживалось без видимого противостояния.

Миролюбу же и его хлопцам поначалу пришлось сражаться с традиционным небрежением, которое за все эти годы выросло до прямого святотатства. Вот задумала епархия отремонтировать кладбищенский храм и пригласила работников, которые подешевле – своих, из села (таджики здесь не в тренде). А те, отдалбливая остатки разрушенного временем оцементирования вокруг апсиды, разорили старые захоронения священнослужителей, что покоились на почетном месте у стен храма, и о которых из ныне служащих клириков никто уже и не помнил. И вместо того, чтобы донести о находке настоятелю, варварски разбросали мощи по кустам – как будто так i булó. Вовремя об этом узнали Миролюбовы хлопцы и, рыща по кладбищенским зарослям, собрали, что можно было, захоронили и сделали новую могилу. Теперь на ней стоит крест и надпись: «Владыка Евмений». По архивным данным восстановили годы его жизни и правления епархией.

– Это непрославленный святой, – говорит Миролюб. – Представляете, когда мы находили эти мощи, то они были нетленны и в суставах еще кровь стояла. А ведь он упокоился полвека назад… Я знаю стариков, которые приходили к нему, когда были детьми, и все говорят, что он был святой. Они до сих пор приносят на его уже новую могилу цветочки, а кто яблочко положит…

Миролюб провел меня вдоль старых захоронений, которые они выявили и взяли под уход. Епископ Нифонт, управлявший епархией в 1950– 1951 гг., схимонахиня Сусанна, умершая в1960 г. – это «новые», советского времени могилы. Но есть и старые – священник отец Никифор, упокоился в 1909-м; чудотворец и прозорливец старец Иоанн, к которому на поклонение приезжают паломники из России…

В2008 г., когда возродился Союз русского народа, Миролюб и хлопцы созданного им православного общества вкупе с немногочисленным местным куренем Черноморского казачьего войска вступили в СРН, поскольку понимали, что в серьезном деле без единомышленников нельзя. И как бы по этому случаю нашли на старом кладбище могилу первого предводителя хлебодаровского отделения СРН еще в1905 г. генерала А. М. Колесникова, который, выйдя в отставку, возглавил местных патриотов в период сложных для страны событий1905 г. Взяли шефство и над захоронением другого известного хлебодаровца – начальника корпуса пограничной стражи генерал-майора князя Э. Э. Епанчина. Величественный памятник на его могиле был поставлен в самом начале ХХ века на средства офицеров Сандомирской, Томашовской, Волочиской, Хотинской и других пограничных бригад, которые оказались… казачьими. Опять вроде бы не случайность! И более того, этот самый князь Епанчин, дончанин по происхождению, владел в годы оны на Дону ковроткацким производством, на котором трудилась… прабабка Миролюба, жившая в станице Александровка возле озера Христичанка. А название озера – от имени казака Христича, от которого, по семейному преданию, и ведет свой род Миролюб. Вот какие в жизни бывают совпадения! Но ведь известно, что всё, что с нами происходит – есть никакой не случай, а Божье предопределение. Оттого, наверное, и жизнь наша выстраивается столь удивительно и гармонично. Сам Миролюб почувствовал это потом на себе еще не раз…

По наводке знавших людей под спудом многолетнего кладбищенского мусора радетели памяти Отечества, о коих речь, обнаружили братское захоронение русских воинов, умерших от ран в хлебодаровском госпитале в 1914 – 1918 гг. Это сегодня, к столетию забытой второй Отечественной войны воздвигаются памятники ее воинам. Миролюб же с ребятами явил миру давний склеп задолго до юбилейной даты. Соорудили ограду, на месте вывезенного мусора посадили цветы, заказали памятную доску. Нельзя сказать, что комунхоз и администрация кладбища не откликнулись на их призыв о помощи – что-то по минимуму было сделано, но основную работу выполнили ребята Миролюба.

Может показаться, что деятельность этого православного общества – некое досужее увлечение, не требующее особенного усердия и даже отваги. Нет! Если время и человеческое небрежение медленно и незаметно уничтожают следы прошлого, то новые поколения, жаждущие острых ощущений и «драйва» от разрушения созданного до них, действуют быстро и решительно. Сначала на старом кладбище стали собираться парни и девицы в черном – «готы». Они появлялись исключительно ночью, сидели на берегу озерца и молча курили траву, но не безобразничали – не портили среду, способствовавшую их погружению в иные миры. А следом явились сатанисты – эти уже были покруче. Объектом их больного внимания стала именно среда – они принялись рушить на старых могилах гранитные и мраморные кресты. К моменту, когда их деяния заметили, они успели уже испортить несколько памятников. Пришлось Миролюбу и хлопцам дежурить ночами на кладбище, отлавливая вандалов. Вконец отвадили и принялись за восстановление могил, которые в иные времена могли бы быть взяты на учет как памятники городской скульптуры.

– Ведь здесь, если навести общий порядок, можно экскурсии водить – настолько широко в этих памятниках и лежащих здесь людях представлена история нашего города. И то же кладбище имело бы копеечку на поддержание всего в должном виде, – говорит Миролюб. – Вон поляки на своем кладбище так и делают. К ним на байках приезжают туристы из Польши и те водят их, показывают…

Но увы, Миролюбу со товарищи досталось время, когда и человеческая-то жизнь в «демократическом» государстве ценилась не дороже кладбищенского креста…

Он вспоминает, как в прошлом десятилетии по ночному Хлебодарову, выкрикивая антирусские речевки, с зажженными факелами маршировали новые бандеровцы, и милиция не только не препятствовала им, но и ограждала от попыток остановить их. К чему это вело, Миролюбу было ясно уже тогда…

Что же могло противопоставить надвигающейся коричневой чуме созданное им православное общество? Не много. Однако принцип действия, взятый этими людьми за основу: «Нас мало, но мы в тельняшках», который понравился и матушке игуменье, благословлявшей их на общественный подвиг, заряжал энергией действия, и вскоре их заметили. Не афишируя прямо свою приверженность к СРН, Миролюбовы хлопцы вместе с казаками принимали участия в крестных ходах, которые проводило местное православное духовенство. Сами стали инициаторами и получили благословение на проведение под царскими хоругвями и имперским флагом крестных ходов в день насильственного отрешения от власти царя Николая II и в день убиения царственной семьи в 1918 г. в Екатеринбурге. Когда зарубежной Русской православной церковью, а затем и Московским патриархатом были прославлены как святые великомученики Николай II и иже с ним, они с иконой страстотерпцев за три года объездили приходы всей области – городские, сельские и поселковые – и видели, с каким благоговением подходили на поклонение иконописному образу царя простые русские люди, именуемые теперь в силу разъединивших нас недобрых исторических реалий украiньцями…

После восстановления порушенных сатанистами памятников на Русском кладбище по инициативе православного общества были отслужены молебны.

Но главные, пиковые события ждали Миролюба и его хлопцев впереди.

Однажды в пономарской – служебной комнате возле алтаря Успенской церкви, где настоятелем был его духовник, Миролюб обнаружил старую, давно не использовавшуюся икону. Когда очистили от пыли, оказалось, что это мало кому известная ныне «Августовская Победа». Но нашлись и те, кто знал, что это такое и почему она оказалась в чулане…

На этой иконе была изображена Богоматерь с младенцем, а перед нею – молящееся воинство. Это, пожалуй, последний из появившихся до революции1917 г. иконописных сюжетов и единственный, где изображены воины с оружием.

История этой иконы уходит опять же в столетнюю давность второй Отечественной войны 1914 – 1918 гг.

На второй месяц войны наши войска штурмовали немецкие укрепления в Восточной Пруссии, в болотистой местности, со стороны Августовского канала, что шел по территории нынешней Польши. Немцы отчаянно сопротивлялись, укрепрайон переходил из рук в руки и, в конце концов, наши войска вынуждены были отступить со значительными потерями. И вот 1/14 сентября1914 г. свершилось событие, о котором затем в «Биржевых ведомостях» рассказал очевидец: «После отступления наш офицер, с целым полуэскадроном, видел видение. Они только что расположились на бивуаке. Было 11 часов вечера. Тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: "Ваше благородие, идите". Поручик Р. пошел и вдруг видит на небе Божию Матерь с Иисусом Христом на руках, а одной рукой Она указывает на Запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся…» Видение продолжалось минут 30 – 40 и его увидели многие. Оно было воспринято, как высшее благословение на победу и действительно, последовавший затем приступ немецких укреплений был успешным и русские войска одержали крупную победу на территории противника.

О чудесном явлении Царицы Небесной русским воинам в Августовском лесу доложили императору Николаю Второму. По его указанию были отпечатаны большим тиражом армейские листовки с изображением явления Божией Матери и кратким поясняющим текстом об этом событии… Тем временем Святейший Синод рассмотрел вопрос о явлении Богородицы войскам и принял решение благословить написание и чествование иконы «Августовская Победа».

Надо полагать, многочисленные иконные списки этого образа, которые относятся в большинстве своем к1916 г. и вариантов которого известно не менее пяти, еще не раз вдохновляли русских солдат на одоление противника. Тем более, что именно1916 г. явился самым успешным для нашего воинства в этой войне.

А дальше… А дальше случилась вторая «русская» революция, в результате которой к власти в стране пришли не только антинациональные силы, но и богоборческие. И в ражу борьбы с наследием имперской России особым вниманием у гонителей пользовалась именно икона «Августовская Победа», поскольку в кондаке (славлениии) Божией Матери пред Ее иконой, именуемой «Августовская Победа», кроме прочего было сказано: «…Прими милостиво сие малое моление наше и умоли Сына Твоего Господа Иисуса Христа помиловать землю Русскую и избавить от нашествия иноплеменных и от безбожной власти…» Икона как факт антисоветской пропаганды подлежала уничтожению в первую очередь наряду с другими, где изображалась царская атрибутика… Вот почему и исчезла из сохранившихся при советской власти храмов «Августовская Победа». Нужно сказать, что не все ее списки были физически уничтожены – многое было запрятано в подсобных помещениях храмов или роздано на руки верующим и ждало своего часа.

И вот для хлебодаровской иконы Августовской Богоматери такой час настал с приходом Миролюба в пономарку… Потом он не мог и вспомнить, зачем туда зашел, а получилось – что за иконой. Опять же, случайностей в нашей жизни не бывает…

– Мне показалось, – рассказывал он, – что Богородица смотрит прямо на меня и будто хочет что-то сказать, а что – не могу уразуметь… И лишь потом, когда мы ее очистили, сделал красивый киот и она засияла, как новая, до меня дошло: я должен явить ее как можно большему количеству людей. И эти люди – военные… Я отправился за благословением к владыке. А вопрос был не простой. Ведь Богородица на иконе вдохновляет на победу русских воинов, а армия у нас – украинская и идеология вокруг русофобская… Тем не менее, собрали батюшек, которые работали в войсках, и нашли приемлемый способ. С этой «крамольной» иконой мы побывали во всех воинских частях, расположенных в городе и вокруг. Особенно памятно посещение элитной части ВДВ, где все воины после молебна подходили на поклон к нашей иконе и благодарили нас… А в училище, точно также, после поклона подошел ко мне один курсант и тихо, вполголоса, чтобы не слышал командир, спросил: «А вы какого патриархата?». Я ему ответил: «Как какого – нашего, канонического!» И надо было видеть, как он, обернувшись к товарищам, с характерным у молодежи жестом радостно подмигнул: «Йес!»

И словно в поддержку деятельности хлебодаровского православного общества, возглавляемого Миролюбом, в2008 г. руководство РПЦ внесло в официальный церковный календарь празднование в честь иконы «Августовская Победа», которое приходится на день явления Богородицы русским войскам в лесах под Августовом – 1/14 сентября…

Сберегая память о последнем русском императоре, бывавшем при жизни в хлебодаровском краю не единожды (последние два раза – в годы второй Отечественной, когда провожал войска на фронт), Миролюб и его хлопцы не ограничились организацией и участием в крестных ходах. Был в жизни императора случай, когда он, еще будучи молодым человеком, в составе родительской семьи во главе с отцом Александром III возвращался домой поездом из Крыма и в окно им приглянулся красивый вид. Поезд остановился, царствующая семья в полном составе сошла на лужайку и некоторое время гуляла, наслаждаясь местным пейзажем – лесом, речкой, скалистыми берегами… В память об этом событии крестьяне окрестных сел собрали средства и установили на той лужайке величественный памятник из камня.

Трудно в это поверить, но памятник простоял аж до… 1960-х гг. Во времена хрущевских гонений он был низведен под ноль. Члены хлебодаровского православного общества посчитали своим долгом и в XXI веке отметить место пребывания на родной земле императора и наследника престола. Нашли бабушку, которая точно указала место бывшего памятника: «Отут!» На старом фундаменте, который скрывался в земле, они установили большой дубовый крест с соответствующей памятной надписью. Этот факт был отмечен в местной епархиальной газете и на сайте православного общества…

А тем временем события на Украине развивались хоть и невидимо, но не в нашу пользу. В местную епархию был назначен новый владыка – молодой, энергичный и… современных взглядов, что медленно, но верно стали овладевать умами священничества УПЦ МП. Внешне посмотреть – действительно, если Украина незалежне государство, то и церковь в нем должна быть своей, поместной, а так – вроде бы заграничная, раз Московского патриархата… Миролюб, живший в гуще этих событий, почувствовал, что дело неизбежно идет к автокефалии, хотя с амвона произносится другое. И у верующих – тех, что были способны к анализу и самостоятельной мысли – возникло чувство, что Москва Украину сдает… Многого ждали от визита Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла православные Украины и, действительно, визит прошел с большим подъемом. Предстоятель добрался до самых западных приходов, где такой высокий гость за всю историю православия не появлялся. Верующие были вне себя от радости. Но… Его Святейшество уехал и всё пошло по-прежнему. Сдержанное на время его визита противостояние между филаретовцами и каноническими священниками возобновилось. И самое горькое, что на местах приходам УПЦ МП оставалось рассчитывать только на себя – как говорится, Бог высоко, а царь далеко. Местная госвласть (януковичская – а на западе Украины и вовсе не януковичская) держала в этом вопросе пассивный нейтралитет – ее интересовали более свои личные интересы, хотя в первопрестольные праздники она неизменно присутствовала на церковных службах и зажженные свечки в пальцах вертела, обжигаясь горячим воском…

С каждым моим новым приездом в Хлебодаров Миролюб виделся мне всё более озабоченным. Ситуация складывалась так, что он уже не мог в меру желаемого осуществлять свою православно-просветительскую миссию. В2012 г. в Союзе русского народа произошел раскол и его лидера М. В. Назарова на совещании Южно-Русских подразделений организации сняли с поста руководителя и изгнали из СРН. Миролюб посчитал это решение справедливым… Затем его хлопцы разошлись во взглядах на текущий момент с местными казацким куренем. И церковь – единственная, что хоть и сдержанно, но все-таки оказывала духовную поддержку этому скромному по численности русскому патриотическому движению на дальнем западе земель русских – оказалась в состоянии дрейфа в сторону противников России…

Когда думаешь об общих причинах того, что случилось потом на Украине, находишь, как ни крути, результаты пассивной деятельности нашего государства в течение последних двадцати лет в адрес соотечественников в ближнем зарубежье. С одной стороны, официальные лица не уставали твердить, что на Украине живут наши братья (имея в виду, конечно же, украiньцiв ), а с другой стыдливо отворачивались от тех, кто и в условиях незалежностi не переставал быть русскими. Как тут не вспомнить, чем закончилось такое небрежение сто лет назад, в присно памятном 1914 г., когда жизнь десятков тысяч галичан, пожелавших остаться именно русскими, а неукраiньцями, были умерщвлены в австрийских концлагерях Талергоф и Терезин. Будем ждать повторения?..

Все два десятилетия Новой России российско-украинские отношения вертелись вокруг газовой трубы. А сегодня, когда полыхнул майдан, мы видим, как в трубу вылетела вся наша дипломатия в отношении Украины. Да и то сказать, кто руководил российским дипломатическим представительством в Незалежной все эти годы – одиознейшие личности: Черномырдин и Зурабов. От первого останутся лишь анекдоты, таково было его «дипломатическое» мышление, да орден «За заслуги перед Отечеством» I степени – за то, что сидел тихо и не мешал. А от второго – великого «знатока» Украины, с неимоверным усилием изгнанного перед тем Думой с поста федерального министра социального развития и здравоохранения – и вовсе ничего примечательного, кроме его нерусской фамилии и вечного недоумения: почему именно он занимал пост российского посла «в» Украине…

Конечно, возвращение Крыма – это работа российского руководства над собственными ошибками. Даже допускаю, что не мытьем, так катаньем и Юго-Восток со временем снова станет нашим. Но ведь Киев-то – матерь городов русских – на правом берегу. А за ним еще Винница, Черкассы, Кировоград, Житомир, Хмельницкий, где тоже немало русских – как же быть с ними? Как быть с памятниками русской славы – полем Полтавской битвы, мавзолеями Пирогова и Котовского, могилой разведчика Николая Кузнецова во Львове и памятником танку Уральского добровольческого корпуса, который первым ворвался в этот город в 1944-м?..

Неужели всё это также вылетит в трубу наших неумелых (или нежелаемых) отношений с незалежной от нас и залежной от Запада Украины?

 

P. S. Когда завертелись последние события в Киеве, стали опрокидывать памятники, директивно запрещать русский язык и по городам и весям рыскать новобандеровцы с оружием, я попытался связаться с Хлебодаровом и узнать, как там мой герой. Набранные телефоны не отвечали. Молчала и электронная почта. Я начал беспокоиться...

Наконец, через третьих-четвертых лиц вышел на еще один телефонный номер. Трубку взяла жена Миролюба. Она помнила меня, но ответила предельно уклончиво: «Его нет, он в отъезде. Когда вернется? Не скоро…»

И тут мне вспомнился один из наших с ним разговоров, не получивший продолжения. Миролюб обмолвился, что кое-кто из его хлопцев прошел хорошую жизненную школу – в Приднестровье, Боснии… «Вы сами тоже там побывали?» – спросил я. – «Ну, – усмехнулся он, – кто ж об этом говорит?..»

Включенный телевизор, казалось, дал намек: Крым и Севастополь решили вернуться в Россию, начали формироваться отряды самообороны. На полуостров потянулись готовые помочь казаки… В Левобережье Украины стали организовываться силы отпора бандеровским десантам с правого берега Днепра. И если стремление Таврии недвусмысленно поддержала Россия, то кто поможет Новороссии – там всё гораздо сложнее и затянется надолго…

Что-то подсказывало мне, что человек, нашедший икону «Августовская Победа» и сделавший ее предметом поклонения множества людей, не усидит дома, в Хлебодарове, где, что называется, все краны перекрыты и восторжествовало то, чему он все эти годы, как мог, противостоял. Опять же, вспомнилось, что Миролюб успел напечатать с оригинала иконы множество ее миниатюрных копий для раздачи воинам. Вот и представился случай, когда сделанное пойдет во благо. Помогла Богоматерь сто лет назад русскому воинству, не может не помочь и сейчас. Как говорится, молитесь и воздастся.

Руслан Русинов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"