На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Величайшее дело Богдана Хмельницкого

Костомаров о Переяславской Раде

Восьмого (восемнадцатого) января 1654 года в небольшом городке под Киевом вершилось событие исторической важности. Переяславская Рада голосами лучших и авторитетнейших представителей народа Малороссии – Украины провозгласила её возвращение к России после многовекового отторжения из-за монголо-татарского ига, литовской и польской оккупации.

Обстоятельства воссоединения двух братских народов подробно отражены в трудах многих отечественных и зарубежных историков. В этом ряду особое место занимают работы Николая Ивановича Костомарова двухсотлетие со дня рождения которого достойно отмечали на его родине в минувшем 2017 году. Научные интересы учёного объясняются его биографией. Будущий историк родился 5 (17) мая 1817 года в слободе Юрасовка Острогожского уезда (ныне Ольховатского района) Воронежской губернии. Здесь проживали в большинстве потомки переселенцев из Малороссии, среди которых были и предки Костомарова.

Николай Иванович – выпускник Воронежской гимназии и историко-филологического факультета Харьковского университета. С 1846 года – профессор Киевского университета. За участие в тайном Кирилло-Мефодиевском обществе был арестован и после годичного заключения сослан в Саратов. В 1859-1862 годах – профессор Петербургского университета на кафедре русской истории. В дальнейшем около четвери века (умер в Петербурге 7 апреля 1885 года) Костомаров принимал участие в работе Археографической комиссии, продолжал писать исторические монографии и исследования, литературные произведения (поэзию, прозу, драму), критические, полемические и публицистические статьи, переводы, этнографические очерки.

Н.И. Костомаров никогда не был пассивным созерцателем своего времени. Он жил в гуще событий, отстаивал свои взгляды и убеждения (часто расходящиеся с официальной позицией властей), стремился содействовать общественному развитию, представления о котором строил на основе обширной базы знаний в области истории.

Изучение отечественной истории и создание трудов, освещающих её эпохи или отдельные проблемы, несмотря на трудности и житейские невзгоды, всегда оставалось главным делом в жизни Костомарова. В своей научно-исследовательской деятельности он использовал материалы 65-ти архивов и библиотек, в двадцати из которых работал лично. По свидетельству жены историка А.Л. Костомаровой, «расстаться со своими любимыми занятиями по русской истории для Ник.Ив. тяжелее, чем расстаться с жизнию».[1]

Исторические концепции Н.И. Костомарова на протяжении вот уже более полутора столетий вызывают непрекращающиеся споры. В работах исследователей он предстает как крестьянский, дворянский, дворянско-буржуазный, буржуазный, либерально-буржуазный, буржуазно-националистический, революционно-демократический историк. Помимо этого, как демократ, социалист и даже коммунист, панславист, украинофил, федералист; историк народной жизни, народного духа, историк-народник, историк-правдолюбец. А так же, историк-романтик, историк-лирик, историк-художник, историк-беллетрист, историк-артист, философ и социолог. Наконец – историк, слабый как диалектик, но очень серьёзный историк-аналитик.[2]

Не вызывает сомнения у исследователей одно: силой своего художественно-исторического таланта Костомаров сумел намного поднять интерес к истории в обществе. По свидетельству современников, его работы «читали с увлечением даже и те, кто никогда на своем веку не развернул ни одной книги по русской истории».[3]

Работы Н.И. Костомарова получили известность и признание не только в России и Украине, но также в странах Западной Европы, в США, Канаде: 150-летие со дня рождения Костомарова по решению ЮНЕСКО широко отмечалось во всем мире.[4] В 1994-2002 гг. в Москве вышло самое полное на текущий момент собрание сочинений ученого в восемнадцати томах.[5] Опубликованы не только ведущие исторические труды Костомарова, но и малоизвестные статьи и заметки, затерянные в газетах и журналах XIX века. Во многих из них историк затрагивает насущные проблемы общественного развития, которые, по свидетельству современников, до последних дней жизни волновали его.

Главным аспектом общественно-политического мировоззрения Н.И. Костомарова, оказывающим определяющее влияние на его творчество и деятельность, представляется интерес к проблемам славянских народностей Российской империи, остро проявившимся в XIX веке в связи с ростом национального самосознания.

«Связь Украины с Москвою была не внешняя, не государственная, а внутренняя, народная»[6]. Так оценил Костомаров Переяславскую Раду. Он, первым научно поставил проблему возникновения, развития, общности трёх ветвей восточного славянства: русских (великорусов), украинцев (малорусов), белорусов, высказывался за сохранение политического единства созданной ими православной цивилизации и видел это единство в создании федеративного государства[7]. Хотя на сей счет в научной литературе можно встретить абсолютно противоположное мнение. Костомаров «...выступал с несколько завуалированной отрицательной оценкой присоединения Украины к России, рассматривал его не с точки зрения интересов самого украинского народа, а с точки зрения украинской феодальной верхушки, «права» которой в XVII-XVIII веках были частично урезаны»[8]. Причем, Костомарова «побивают» цитатами из самого же Костомарова. Странного в этом ничего нет. Историк полвека изучал данную проблему. В архивах находил неизвестные документы, что заставляло по-иному взглянуть на события, личности. Ищущий человек не застрахован от ошибок. А Костомаров был именно из ищущих. В своем историческом поиске он стремился найти истину.

Историк доказывает, что воссоединение русского и украинского народов не было случайным событием.

Во-первых, Люблинскую унию 1569 года, по которой южная половина великого княжества Литовского – Киевская земля, Волынь, Подолье и Подляшье – была присоединена к короне Польской, Костомаров называет союзом «внешним, государственным, не вытекавшим из сознания взаимности существования народов... Народ должен был, как стадо скотов, подчиняться жребию, который ему приготовлялся»[9].

Во-вторых, угнетение народа сопровождалось поруганием православной веры. «Иезуиты настраивали католиков и униатов подавать на православных доносы, обвиняющие их в хулении римско-католической веры. Обвиняемых заключали в оковы, подвергали мучениям пыток, под которыми иные умирали...»[10]

В результате западнорусские области стали ареной борьбы национальной – борьбы русского народа против полонизации, и религиозной – борьбы православия против католицизма, и социальной – борьбы широкой массы южнорусского крестьянства против угнетения его польской шляхтой.

Решающей силой в этой борьбе, по Костомарову, выступает казачество. «Если бы не было козаков, поляки, может быть, и достигли бы своей цели. Русское дворянство легко поддавалось польскому влиянию и теряло народность, а за народностью и веру предков.

Простой народ, порабощенный дворянством, показывал бы далее страдательное противодействие, роптал бы на судьбу, вздыхал бы о вере отцов своих и забыл бы старину...»[11] На взгляд историка, это общечеловеческий закон, по которому в XVIII веке всё должно было «ополячиться и окатоличиться, если бы, на беду польским и римско-католическим затеям, не стояло против них казачество».[12] Вооружённое и крепкое казачество было готово отстаивать интересы простого народа. Костомаров неоднократно подчеркивает, что казаки «сделались единственными борцами за православную веру и русскую народность»[13].

В горьких поражениях казачья среда выстрадала мысль об объединении русских и украинских земель. Возглавить это движение выпало гетману Богдану Хмельницкому.

Личности знаменитого вождя, его эпохе учёный-историк посвятил одну из главных своих книг. Причём, Костомаров оставался самим собой. Излагая историю казачества на Украине – Южной Руси, он опирался на документальные источники и не славословил Богдана Хмельницкого, выносил и ему суровые оценки. В чём можно убедиться, ознакомившись со статьей «Богдан Хмельницкий – данник Оттоманской Порты».

И всё же – «...Несмотря на важные промахи и ошибки, – считал Костомаров, – Хмельницкий принадлежит к самым крупным двигателям русской истории. В многовековой борьбе Руси с Польшей он дал решительный поворот на сторону Руси и нанёс аристократическому строю Польши такой удар, после которого этот строй не мог уже держаться в нравственной силе». И далее – «Этого мало; его старанием Западная и Южная Русь были уже фактически под единой властью с Восточной Русью. Не его вина, что близорукая, невежественная политика боярская не поняла его, свела преждевременно в гроб, испортила плоды его десятилетней деятельности и на многие поколения отсрочила дело, которое свершилось бы с несравненно меньшими усилиями, если бы в Москве понимали смысл стремлений Хмельницкого и слушали его советы»[14].

Костомаров видит «великую заслугу» Хмельницкого в том, что он угадал внутреннюю связь двух соплеменных народов, понял потребности своего края и определил его историю сообразно этим потребностям. Историк считает Переяславский договор наиболее важным историческим документом для великорусского и южнорусского народов. И подытоживает, что «Переяславский договор – величайшее дело Богдана Хмельницкого»[15], который «стоял выше своего века»[16].

Немало исследователей обвиняют Костомарова в «украинском сепаратизме». Действительно, историк не считал, что Южная Русь впоследствии постоянно благоденствовала, воссоединившись с Россией. Но, по мысли учёного, там, где «по ошибкам человеческим Южной Руси приходилось чувствовать гнет обстоятельств, этот гнет равномерно тяготел и над северной Русью»[17].

Его политический идеал, который Костомаров определил для себя ещё в молодости, федерация свободных и равноправных славянских народов. Он выстрадал свои убеждения не только в трудах учёного – в тюремном заточении, в ссылке. Он верил, что «только Россия – одна Россия может быть центром славянской взаимности и орудием самобытности и целости всех славян от иноплеменников, но Россия просвещённая, свободная от национальных предрассудков, Россия – сознающая законность племенного разнообразия в единстве, твердо уверенная в своем высоком призвании и без опасения с равной любовью предоставляющая право свободного развития всем особенностям славянского мира, Россия – предпочитающая жизненный дух единения народов мертвящей букве их насильственного, временного сцепления»[18].

Костомаров, как проповедник славянства, утверждал, что «дух Переяславского договора говорит красноречиво, что народ южнорусский сознавал свою цельность как народ и добровольно пожелал соединения с великорусским народом; это самое повторил бы народ и в продолжении двухсот лет после Переяславского договора, и он повторял это, коль скоро приходил случай; это самое южнорусский народ скажет и в настоящее время»[19].

Да сбудутся слова нашего великого земляка!

 



[1] Цит. по: Гончар О.Т. У пошуках iстини (з епiстолярної спадщини М.I. Костомарова) // Iсторiографiчнi дослiдження в Українi. - Київ, 2002. – Вип. 11. - С. 214.

[2] Пiнчук Ю.А. Микола Iванович Костомаров. – Київ, 1992. - С. 8.

[3] Писарев М.Н. Памяти Н.И. Костомарова // Исторический вестник. - 1911. - №7. - С. 146.

[4] Энциклопедия жизни и творчества Н.И. Костомарова (1817-1885). - Киев-Донецк, 2001. - С. 242.

[5] Ульяшов П. АИР: актуальная история России // Книжное обозрение. - 6 февраля 1996. - №6. - С. 10.

[6] Костомаров Н.И. Князь Владимир Мономах и козак Богдан Хмельницкий // Казаки. – М.: Чарли, 1995. - С. 391

[7] См. напр.: Пінчук Ю.А. Значення понять “народ”, “народні маси” при вісвітленні візвольної війни 1648-1654 рр. за возз`єднання України з Росією // Історія та історіографія Украіни. Збірник наукових праць. – Київ, 1985. – С. 48-57; Пинчук Ю.А. Роль народных масс в освободительной войне 1648-1654 гг. и воссоединении Украины с Россией. – Киев, 1986. – 215 с.; Пинчук Ю.А. Исторические взгляды Н.И. Костомарова. – Киев, 1984. – 190с.

[8] Очерки истории исторической науки в СССР. - Т. 2. - М.: издательство АН, 1969. - С. 141

[9] Костомаров Н.И. Князь Владимир Мономах и козак Богдан Хмельницкий // Казаки. – М., 1995. - С.387

[10] Костомаров Н.И. Богдан Хмельницкий. – М., 1994. - С. 25-26

[11] Там же. - С. 33

[12] Там же. - С. 33

[13] Там же. - С. 34

[14] Костомаров Н.И. Малороссийский гетман Богдан Хмельницкий // Русская история в жизнеописаниях её важнейших деятелей. Книга вторая. – М., 2004. – С. 389-390

[15] Костомаров Н.И. Князь Владимир Мономах и козак Богдан Хмельницкий // Казаки. - М., 1995. - С. 392

[16] Там же. - С. 390

[17]  Там же. - С. 392

[18] Костомаров Н.И. Юрий Крижанич // Русская история в жизнеописаниях её важнейших деятелей. Книга вторая. – М., 2004. - С. 536

[19] Костомаров Н.И. Князь Владимир Мономах и козак Богдан Хмельницкий // Казаки. – М., 1995. - С. 393

Татьяна Малютина, кандидат исторических наук (Воронежский аграрный университет им. Петра Первого)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"