На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Косово – это близко

Четверть века тому…

Миллионы наших соотечественни­ков в конце нынешнего июня име­ли возможность посмотреть корот­кий телевизионный сюжет, снятый на многострадальном Косовом поле в Югосла­вии. 28 июня, в Видовдан, здесь состоя­лись торжества, посвященные 600-летию знаменитой Косовской битвы. Поистине море людское прихлынуло на древнее по­ле, чтобы почтить память национальных героев.

Мы отчасти знаем, что за последние го­ды гражданский быт этой славянской дер­жавы резко изменился: городские площа­ди, запруженные десятками тысяч людей; раскаленные призывы, рвущиеся с полот­нищ транспарантов – тут и жажда единения, и злой выкрик в адрес неугодных на­роду функционеров, и слова поддержки народным вожакам, с чьими именами лю­ди связывают свои надежды на лучшую долю. В большой степени гражданские эти перемены подхлестнуты именно грозовы­ми разрядами, что в последнее время по­лосуют небо над Косовым полем.

Беда накапливалась подспудно уже не одно десятилетие. Плодородные земли, исконно заселённые сербами и черногор­цами, исказились бороздами насильствен­ного этнического внедрения и перемежева­ния. Неконтролируемые волны албанской (мусульманской) эмиграции буквально за­топили малое Косово. Начался вынужден­ный исход сотен, тысяч славянских семей, спешно оставлялись очаги, целые села, пус­тели школы и церкви; в кинутых на произ­вол судьбы храмах неизвестные лица ко­щунственно выкалывали глаза на изобра­жениях православных святых.

Горечь,  обида    народная    усугублялись тем, что именно эта земля была уже ког­да-то местом национальной и государст­венной трагедии. Здесь, на «ровном Косо­ве», на «красном Косове», как прозвали его певцы-гусляры, у впадения Лаба в Ситницу 13 (28) июня 1389 года сербское войско князя Лазаря приняло на себя удар османской армии султана Мурата. Одна из самых жестоких, кровопролитных битв в истории средневековой Европы при­шлась на праздничный день – Видовдан. Жарким шрамом лёг тот день на сербское сердце. Изрядно поредели турецкие полки, отважный воевода Милош Обилич смер­тельно ранил султана, но вскоре и сам истёк кровью, окруженный турками. В тот день полёг цвет сербского воинства, схва­чен был в плен и князь Лазарь, которому османы отсекли голову. С того Видовдана быстро пошло клониться к земле солнце сербской державы. На целых пять столетий простерлась над Балканами мгла осман­ского ига.

Людское естество устроено так, что не­приятные воспоминания вытесняются из сознания, иначе их груз был бы непере­носим и для отдельного человека, и для целых народов. Но косовская катастрофа в исторической памяти сербов оказалась поразительным исключением. Чем дальше отходила она в прошлое, тем отчётливей проступали силуэты героев битвы. Свиде­тельства древних летописцев оказались слишком скупы, обрывочны, чтобы насы­щать воображение потомков. На помощь пришла песня, сопровождаемая сипловатым голосом гуслей. Чем дальше, тем явствен­ней тот роковой Видовдан становился для народа не только скорбной зарубкой, но и священной исторической вехой, указываю­щей, куда и как нации идти дальше. Косо­во стало мерой мужества, символом воин­ского бескорыстия, преданности своему роду, языку, вере. Если в мужском кругу хотели похвалить юнака-героя, юношу или мужчину, говорили про него: «Серб от Косова».

В самом начале прошлого века, когда Сербия поднялась под стягами гайдука Георгия Чёрного (Карагеоргия) на восста­ние против одряхлевшего ига, легенды и песни о косовских героях с новой силой  зазвучали в военных лагерях освободите­лей. Множество из этих эпических народ­ных сказаний записал в те годы Вук Сте­фанович Караджич, великий сын Сербии, собиратель её многовековых духовных бо­гатств. Изданные им песни «Косовского цикла» с тех пор прочно вошли в культур­ный обиход не только Балкан, но и всей Европы. Уже первые просвещенные чита­тели не без основания сравнивали сербский героический эпос с песнями Гомера. Или с былинными сказаниями Древней Руси. В таких сопоставлениях нет никакой натяжки и искусственности. Се­годня, когда сербский эпос благодаря уси­лиям переводчиков десятков стран стал достоянием всех континентов, совершенно очевидно, что перед нами – одна из вер­шин мировой поэзии, полновесный слиток народной мудрости. Жизнь народная не­минуемо иссякает в веках, если не подпи­тывается постоянно энергией подвижниче­ства и героизма. Это хорошо понимали «безграмотные», по преимуществу безы­мянные сербские и черногорские гусляры, которые от поколения к поколению пере­давали имена древних героев – князя Ла­заря и Милоша Обилича, братьев Юговичей и отца их, старого Юг-Богдана, Ивана Косанчича, Милана Топлицы, Страхиньи Бановича.

Песни о юнаках Косова поля звучали на Балканах и в совсем недавние времена – у партизанских костров в годы борьбы с гитлеровским фашизмом. Далёкое Косово становилось близким. И такою понятною делались суровая, немногословная скорбь матери Юговичей, горе царицы Милицы, сострадание безымянной Девушки с Косо­ва поля.

Утих праздничный гомон на древних холмах, где когда-то сербские полки при­крыли собой от нашествия всю Европу. Трудные беспокойные будни вернулись в города и сёла автономной области Косово. Раскаленные на солнце башни бронетранс­портеров стали в последние месяцы при­вычной деталью здешних площадей и до­рог. Судороги националистической озлоб­ленности – с одной стороны, и с другой – жесткие предписания комендантского часа, осунувшиеся от жары и недосыпа ли­ца офицеров и солдат.

Да, все это нам стало теперь тоже очень близко. Наши сыновья и братья в воин­ском обмундировании тоже поневоле свы­каются со свистом камней и пуль, воем беснующихся толп – на дорогах Ферганы. Карабаха, Абхазии...

Косово, увы, – это не только история. Это – злоба и ярость наших дней. Это – не только Балканы. Это – Кавказ, Сред­няя Азия. Это оскорбления, швыряемые в лицо мальчишкам, ещё не познавшим, что такое любовь и своя семья: «Оккупанты!.. Убирайтесь домой!..»

Вот строки из репортажа военного кор­респондента:

«Комсомольский встретил воинов по­жарами. Горели дома турок-месхетинцев. Спешившиеся воины были встречены разъяренными, одурманенными наркоти­ками, вооруженными толпами. На крыше четырехэтажного дома двое в милицей­ской форме ловили турка. Выскочивший из квартиры молодой парень, русский по национальности, попытался его спасти. Раздался выстрел. Тело парня под крики толпы было сброшено с крыши вниз. Бандиты стали колоть его самодельными ломами и копьями. Кто-то, с ничего не видящими от наркотического дурмана глазами, отплясывал на груди и голове трупа. Затем облитое бензином тело вспыхнуло ярким пламенем.

Обезумевшая от горя мать, на глазах которой произошло убийство сына, пы­талась прорваться сквозь толпу к нему. Ее, смеясь, толкали, кололи ножами...»

Я привожу эти строки не для того, что­бы людей одной национальности пуще на­строить против представителей другой. Год тому назад на афганских заставах встре­чался я с тихими, застенчивыми солдати­ками-узбеками из той же Ферганы или Хивы. Они честно и истово воевали бок о бок с ребятами из России, Белоруссии, с Украины. Мне хочется, чтобы свидетельст­во военного журналиста помогло восста­новить имя того русского парня, который кинулся спасать жертву разбоя и сам пал жертвой осатанелой толпы. Пусть это имя присоединится к сонму русских героев – от Евпатия Коловрата, Александра Пере­света, Кочубея и Искры, Петра Багратио­на, матроса Кошки до Гастелло и Матросова, до наших героев-«афганцев». Верю, он был из них, если не по службе, то по духу.

Сегодня Фергана и Карабах помогают нам лучше понять древнюю и новую траге­дию Косова. Так уж распорядилось время – небывало напряженный исход двадцато­го века: древние исторические сюжеты, которые еще пять – десять лет назад мно­гим казались безнадёжно ветхими, страш­но далёкими от повседневности, сегодня ранят и жгут. Всё в мире стареет, кроме слез, горя и надежды, кроме страха и по­беждающей его жертвенной любви.

* «Литературная Россия», 25 августа 1989 г № 34 (1386).

Юрий Лощиц


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"