На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Древнерусские письменные источники

в научных трудах Лидии Петровны Жуковской

Среди крупнейших филологов-славистов XX столетия особое место по праву принадлежит доктору филологических наук Лидии Петровне Жуковской (05.03.20 – 06.01.94), которая в последнее десятилетие своей жизни работала главным научным сотрудником Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки.

Её работы, посвященные исследованию языка и текстологии славяно-русского Евангелия, Изборника Святослава1073 г., берестяных грамот, вошли в историю мировой науки и считаются классическими. При жизни ею было опубликовано свыше двухсот шестидесяти работ[1].

Её научная деятельность была поистине крупномасштабной и всеохватной и стоит в одном ряду с деятельностью таких крупнейших исследователей прошлого столетия, как А.Х.Востоков, А.И.Соболевский, Ф.И.Буслаев, И.И. Срезневский. Для неё, как и для этих ученых, был свойствен органичный синтез родственных научных специализаций (но в их направленности собственно к лингвистике). Такой удивительный синтез оказался возможным только вследствие знания древнерусских рукописных источников и умения работать с ними.

Л.П. Жуковской разносторонне исследованы такие крупнейшие памятники письменности, как Евангелие, Пролог. Она также неоднократно обращалась к «Слову о полку Игореве», Изборнику Святослава 1073 года, берестяным грамотам, так называемой Влесовой книге, Енинскому апостолу и многим другим рукописным книгам. Следует отметить, что она была автором и редактором многих изданий, специалистом, принявшим самое активное участие в создании и подготовке Сводного каталога славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР.

Она изучала максимально возможное число списков исследуемого ею памятника (трудно даже подсчитать, сколько ею было введено в научный оборот новых списков) и анализировала их с самых разных точек зрения: типологии, текстологии, лингвотекстологии, палеографии, лингвистики. Чаще всего она обращалась к таким разделам лингвистики, как графика и орфография, лексикология, фонетика, диалектология, история русского литературного языка. Неоднократно обращалась она в своих статьях и докладах к проблеме переводческой деятельности святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. В ряде работ она изложила свою точку зрения на то, каким должен быть круг памятников (с их хронологическими и территориальными границами), которые следует привлекать для восстановления языка кирилло-мефодиевского периода; каковы были взаимоотношения между старейшими старославянскими центрами письменности (до XII в. включительно) и какова была их роль в возникновении и развитии старославянского языка; как соотносились между собой книжнославянский (церковнослаянский) и древние славянские языки в разные периоды своего развития, было ли это отношение двуязычия, или это жанрово-стилистические дистрибуции, или заимствование отдельных элементов, взятых из общей системы.

Кандидатская диссертация Л.П.Жуковской, написанная под руководством Р.И.Аванесова и защищённая ею в 1953 г. в Институте русского языка АН СССР, была посвящена изучению истории языка северо-восточной Руси в середине XIV в. Её докторская диссертация «Древнерусские пергаменные рукописи как лингвистический источник: (Археографическое, текстологическое и лингвистическое исследование)», выполненная на основе палеографического и фонетического исследования рукописей Государственного Исторического Музея, была защищена в 19569 г. в Ленинградском государственном университете.

В монографии «Текстология и язык древнейших славянских памятников»[2], являющейся её основополагающим трудом, Л.П. Жуковская рассмотрела ряд теоретических вопросов, в частности, она определила основные понятия, относящиеся к древней письменности (рукопись, грамота, столбец, конволют, памятник и список памятника, памятник традиционного содержания, редакция, извод). Рассмотрены были ею и вопросы методического характера: как выбрать список для анализа, каким должен быть текстологический, типологический и собственно лингвистический анализ рукописного источника. Основная часть книги представляет собой анализ языка и текстологии русского Евангелия, в частности, ею рассмотрены языковые различия в повторяющихся текстах Мстиславова Евангелия 1115-1117 г., сделана общая группировка славянских рукописей X-XIV вв., проанализирован полный апракос в текстологическом отношении, и на основе этого сделаны выводы о текстологических группах и языке рукописей. Важность для нас этого труда Л.П.Жуковской трудно переоценить, ибо он даёт теоретическую основу и жизненно важные, практические рекомендации учёным, работающим непосредственно с рукописными источниками.

Во многом Л. П. Жуковская была первооткрывателем. Так, именно она впервые провела лингвистический анализ новгородских берестяных грамот и посвятила этому монографию[3], именно ею был поставлен под сомнение вопрос о существовании второго южнославянского влияния, именно она изучила текстологию таких крупных памятников, как Евангелие[4] и Пролог[5], именно она явилась в науке основоположником нового, лингвотекстологического направления, она разработала ряд новых методов работы с древнерусскими рукописными источниками и разработала свою методику.

С именем Л.П. Жуковской связана разработка нового научного метода, лингвотекстологического[6]. Суть его заключается в параллельном прочтении идентичных текстов, находящихся в разных списках одного и того же памятника и выявлении на этой основе лингвистических различий разных типов (лексических, фонетических, словообразовательных, грамматических), имеющих текстологическое значение. Анализ этих различий позволяет судить о месте и времени происхождения списков, о редактировании, об изменении или уточнении семантики некоторых слов. Однако лингвистическому прочтению текстов должна предшествовать текстологическая работа, позволяющая выявить идентичные тексты в разных списках одного и того же памятника, правильный выбор для анализа лингвистически информативных списков-представителей – так впервые перед лингвистами конкретно и определённо была поставлена задача.

 По мнению Л.П.Жуковской, без предварительного текстологического изучения рукописей (требующего, конечно, много черной, неблагодарной работы) лингвистическое исследование древних славянских рукописей обречено на поверхностность, так как к анализу может быть привлечён случайный список, на основании изучения которого возможен неверный вывод о происхождении целого памятника. Проведение комплексного текстологического и лингвотекстологического анализа требует от учёного большого трудолюбия, обширной филолого-исторической подготовки, богатой эрудиции, и Лидия Петровна всеми этими качествами обладала в высшей степени. Об этом свидетельствуют все её многочисленные работы. Метод исследования определяет и характер самого исследования, метод – это основа основ. И вот именно на такой крепкой основе, как текстологическое и лингвотекстологическое изучение списков памятника, строятся все её работы, посвящённые изучению древних славянских рукописей. Так, Л.П.Жуковской о был текстологически исследован целый ряд памятников древней письменности, в том числе и таких, которые являются одними из самых сложных в текстологическом отношении из-за большого количества списков и содержащихся в них статей. Она провела полное текстологическое изучение славяно-русских Евангелий, Пролога сентябрьской половины и осенне-зимних четвертей и приступила к изучению текстологии месяцесловов славяно-русских Евангелий[7], а также Лествиц[8]. Важно отметить тот факт, что лингвотекстологический метод, разработанный Л. П. Жуковской, её методика работы с рукописями, поддержана и получила дальнейшее творческое развитие в целом ряде работ её учеников и последователей: Т. А. Алексеевой[9], Д. С. Ищенко[10], Г. С. Баранковой[11], А. М. Молдована[12], М. С. Крутовой[13], Г. Панина[14], О. Г. Злыгостьевой[15] и др. Для представителей лингвотекстологической школы характерно всестороннее исследование церковнославянского памятника письменности по многим спискам и проведение на основании этого собственно лингвистического исследования. Практически невозможно, конечно, сличить все идентичные тексты по всем спискам одного и того же памятника, если этот памятник дошёл до нас в таком большом количестве списков, как Пролог или Евангелие, поэтому Л.П.Жуковской был также разработан метод зондирования, о котором ею впервые было доложено на Симпозиуме по изучению средневековых византийских и славянских сборников, который состоялся в мае 1979 г. в Салониках[16]. Этот метод заключается в выборе для анализа отдельных списков-представителей, разных по происхождению; в случае с Прологом был ограничен и выбор сюжетов. Это ограничение она объясняла тем, что древнерусские Прологи в его полном составе включают в себя более 15000 сюжетов, варьирующихся текстологически, поэтому для его лингвистического изучения нужны десятки исследователей, имеющих возможность на протяжении многих лет целенаправленно изучать памятник в его списках.

Исключительно важным считала Л.П.Жуковская и выбор письменных источников для текстологического и лингвотекстологического анализа: «Нужно опираться на такие письменные источники, которые представляли бы явную преемственность по содержанию. Иными словами, нужен памятник письменности, который имел бы весьма длительную традицию существования на Руси и был бы представлен множеством разновременных списков, написанных в разных частях Руси-России. Такие списки памятника позволяют изучить его текстологически ... Было бы желательно также, чтобы исследуемый памятник содержал компоненты разного происхождения, такие, которые были явно созданы на Руси, и такие, которые могли быть в разное время переписаны с инославянских источников, ибо теоретически можно допустить, что в тех и других неодинаково будут реализовываться особенности письма».

Л.П. Жуковская всегда, даже в небольшой статье, стремилась представить максимум возможных сведений в лаконичной форме, а не ограничиваться голословными заключениями, поэтому так часто она обращалась к обобщающим таблицам, в которых в сжатой форме давала текстологическую характеристику списков путём их конкретной группировки. Списки выбирались чаще всего методом зондирования. В таблицах Л.П.Жуковской сконцентрирована огромнейшая конкретная информация о текстологических и лингвотекстологических особенностях рукописей (см., например, таблицы, представленные ею в Материалах IX Международного съезда славистов). Эти таблицы заслуживают отдельного разговора, и со временем об оригинальности методики построения таблиц Л.П.Жуковской ещё будут специальные исследования. Академик Д. С. Лихачёв не случайно сравнил таблицы Л. П. Жуковской по глобальности заложенной в них информации с таблицей Д. И. Менделеева[17]

Можно, наверное, говорить и ещё об одном методе Л.П.Жуковской, однако специально ею не выделенном, – о методе микротекстологических примет. Последовательно, из работы в работу, она выделяла ряд примет, помогавших ей атрибутировать список, отнести его к определённой редакции или определить время и место его происхождения. Это, например, такие микротекстологические приметы, как наличие или отсутствие какого-либо текста или его части, как характерный лексический вариант или описка. Методика работы Л.П.Жуковской с древними рукописями позволила ей выявить множество слов, не зафиксированных в словарях древнерусского языка, уточнить их значение и ввести их в научный оборот.

Методы, разработаннные Л.П.Жуковской, основанные на тщательном и всестороннем анализе рукописных источников, позволили ей усомниться в верности хрестоматийного утверждения А.И.Соболевского о существовании южнославянского влияния на русскую письменность в XIV-XV вв.[18] Понимая под влиянием в области графико-орфографических норм «такую графико-орфографическую практику, когда при переписывании древнерусского оригинала русский писец принимает приёмы и законы южнославянской письменности, отражающей фонетические законы славянских языков», Л.П.Жуковская выделила ряд графико-орфографических особенностей (в некоторых случаях они являются значимыми и для палеографии), позволяющих определить, было ли влияние. Среди них наиболее частотными являются следующие: 1) южнославянские рефлексы передачи древних сочетаний редуцированных с плавными между согласными, 2) сочетание жд на месте сочетаний, 3) болгарские и сербские рефлексы носовых, 4) особенности мены юсов, 5) особенности написания паерка, 6) особенности написания некоторых букв.

На основании детального анализа более двухсот списков Пролога Л.П.Жуковская пришла к выводу, что в палеографии, графике и орфографии период взлёта южнославянского влияния не может относиться к рубежу XIV-XV вв. и даже к 1-й половине XV в. (о XIV в. речь вообще идти не может), относится к более позднему времени. К концу XVI в. начинается уже постепенный отказ от многих проникших в русские книги южнославянских особенностей. Но какое явление тогда отражают рукописи, если это не южнославянское влияние? Л.П.Жуковская убедительно доказывает, что рукописи отражают нормы архаизированной орфографии, складывавшиеся на Руси со 2-й половины XV в. Это научное открытие Л.П. Жуковской имеет большое научное значение, ибо рассматриваемое явление в графике и орфографии не объясняется, таким образом, ни южнославянской эмиграцией на Русь, ни деятельностью митрополита Киприана, и, тем самым, свидетельствует о самостоятельном пути развития древнерусской письменности.

 Творческое наследие Л.П. Жуковской опубликовано далеко не полностью: в её архиве (РГБ, ф. 860), находится значительное число неизданных работ. В настоящее время архив подготовлен к описанию, произведены его разбор и систематизация, составлена предварительная, первичная опись. В фонде около 150 картонов, при благоприятном стечении обстоятельств архив через определённое время может быть полностью описан, и его опись будет доступна читателям НИО рукописей. Рукописные материалы, содержащиеся в нём, позволяют говорить об этом фонде как об очень ценном и содержательном, первоклассном – так как и сама Л.П.Жуковская была первоклассным учёным и человеком широких, разнообразных интересов. В нём представлены все разделы, которые могут быть в личном архиве: Материалы биографического характера: История семьи. Фото; Материалы служебной и общественной деятельности; Творческие рукописи; Публикации; Фотокопии рукописей; Материалы третьих лиц и др. Но основная часть архива рассказывает о научной и общественной деятельности Л.П.Жуковской. Это материалы и документы, отражающие её деятельность в Русском Православном Обществе, Славянской академии, Международного комитета славистов, Международного общества «Славяне», Международного Фонда славянской письменности и культуры (программа), материалы о Днях славянской письменности (конспекты выступлений; списки участников и др.). Ученый совет РАН (Материалы), ИРЯз, РГБ (ГБЛ), ГИМ и др.

Она была учёным, хорошо известным за рубежом, учёным-патриотом, последовательно отстаивавшим позиции России. Она была участницей многих международных симпозиумов, конгрессов, съездов славистов, конференций, которые проходили в Греции, Македонии, Югославии, Болгарии, Польше, Германии, Чехословакии и, конечно, во всех крупных городах тогдашнего СССР, и ещё она чрезвычайно любила бывать в русских городах: Новосибирске, Новгороде, Нижнем Новгороде, Архангельске, Вологде, Смоленске, Пензе, Рязани, Ростове – да, наверное, и трудно назвать, в каком месте она не выступала с докладами. Очень большую часть архива занимают творческие рукописи Л.П.Жуковской: как оригиналы опубликованных статей и книг, с редакторской правкой и без неё, так и неопубликованные статьи. Ею было сделано большое количество копий с текстов разных рукописных памятников, больше всего среди них проложных статей, которые хранятся в разных книгохранилищах, в том числе и зарубежных, мало доступных. Чрезвычайно ценными являются и фотокопии различных Евангелий: Мстиславова, Вуканова, Добрилова, Пантелеимонова, Симоновского, Симеона Гордого, Радмирова, Калиниково-Лесновского (хр-ся в Загребе), Галицкого, Кюстендильский паимпсест (Пловдив), Холмское, Волоколамское, Луцкое. Есть, хотя и немного, фотокопии различных миней и прологов.

Особо ценной частью архива Л.П.Жуковской является её переписка с отечественными и зарубежными учёными. Среди её корреспондентов такие известные имена, как Д.С.Лихачёв, О.В.Творогов, Б.А.Рыбаков, М.В.Щепкина, В.В.Колесов, Н.Н.Покровский, Ф.П.Филин. Сохранились письма от греческого учёного проф. Антонио-Эмиля Тачиоса, от Мошина из Болгарии, от академика из Сербии Воислава Джурича, Румяны Павловой из Болгарии и др.

Как видим, архив Л.П.Жуковской, хранящийся в РГБ, представляет большую научную ценность. Он не только характеризует саму Л.П.Жуковскую, как учёного, честного, порядочного, отличающегося широтой научных интересов, но также даёт представление о людях и о времени 50-90-х гг. XX в., являясь вместе с тем ценным историческим источником.

Изложенное позволяет сделать выводы о том, что круг источников, исследовавшихся Лидией Петровной Жуковской, подходы к их изучению, теоретические выводы, выработанные на основе их изучения, заслуживают самого пристального внимания, ибо содержат чрезвычайно ценную научную информацию, которая со временем не теряет актуальности и намного

опережает то время, когда эти исследования были проведены.



[1] См.список работ Л.П.Жуковской: Записки отдела рукописей. М., 1990. Вып. 49. С.253-262.

[2] Жуковская Л.П. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М. : Наука. 1976.

[3] Жуковская Л.П. Новгородские берестяные грамоты. М.: Учпедгиз, 1959.

[4] Жуковская Л.П. Текстология и язык …; Жуковская Л.П. Типология рукописей древнерусского полного апракоса XI–XIV вв. в связи с лингвистическим изучением их // Памятники древнерусской письменности.  Язык и текстология. М., 1968. С. 196–332: схем., табл.  Жуковская Л.П. О переводах Евангелия на славянский язык и о «древнерусской редакции» славянского Евангелия // Славянское языкознание. М., 1959. С. 86–97 и др.

[5] Жуковская Л.П. Текстологическое и лингвистическое исследование Пролога: Избранные византийские, русские и инославянские статьи // Славянское языкознание. IX Международный съезд славистов: докл. сов. делег. Киев, сент. 1983. М. 1983. С. 110–120: табл.; Жуковская Л.П. О якобы датированных списках Стишного Пролога: (Троицкое собрание ГБЛ) // История русского языка: Памятники X–XVIII вв. М., 1982. С. 74–121 и др.

[6] Жуковская Л.П. Типы лексических различий в диалектах русского языка // Вопросы языкознания. 1957. N3. -С.102-111; Она же. Памятники письменности традиционного содержания как лингвистический истчоник // Исследования по лингвистическому исчточниковедению. М.: Наука, 1963. -С.20-35; Она же. Лексические варианты в древних славянских рукописях // Исследования по исторической лексичкологии древнерусского языка. М.: Наука, 1964. -С.5-17; Она же. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М.: Наука, 1976 и др.

[7] Жуковская Л.П. Еще о текстологии месяцеслова Евангелия (по датированным спискам древнерусских апракосов XI–XII вв.) // ТОДРЛ. Т. XLVIII. СПб., 1993. С. 81–87.

[8] Жуковская Л.П. Древнейшие Лествицы Румянцевского собрания как лингвистический источник русского средневековья // Румянцевские чтения: К 240-летию со дня рождения Н.П. Румянцева. М.: РГБ, 1994. С. 94–96.

[9]Алексеева Т.А. Лексика "слов" Кирилла Туровского // Дисс.на соиск.учен.степ. канд.филол.наук. -М., 1975.-234 с.; Она же. Сборники постоянного и варьирующегося состава со словами Кирилла Туровского // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. -М.: Археогр.ком. АН СССР, Ин-т ист.АН  СССР, 1976. Ч.1.Вып.2. -С.236-256; Она же. "Слова" Кирилла Туровского как источник для исторической лексикологии //  Источники по истории русского языка. -М.: Наука, 1976. -С.80-97.

[10] Ищенко Д.С. Малоизвестное поучение Феодора Студита в древнерусском переводе //  История русского языка: Исследования и тексты. -М., 1982. с.4.

[11] Баранкова Г.С. Лексика русских списков "Шестоднева" Иоанна экзарха Болгарского: Дис. ... канд.филол.наук. -М.. 1977. -217 с.; Она же. О взаимоотношениях "Шестоднева" Иоанна экзарха Болгарского и "Толковой Палеи" (Текстолого-лингвистический аспект) // История русского языка: Исследования и тексты. -М.: Наука, 1982.-С.262-277.

[12] Молдован А.М. "Слово" Илариона в средневековом списке как лингвистический источник XI в.: Дис. ... канд.филол.наук. -М., 1980. -176 с.;

Она же. Лингвотекстологический анализ списков "Слова о законе и благодати" митрополита Илариона // Источниковедение литературы Древней Руси. -М.: Наука, 1980. -С.38-52.

[13] Крутова М.С. Лексическая вариантность в русских списках "Златой цепи" XIV-XVII вв." /  Дис.  ... канд.филол.наук / Инт-т рус.яз. -М., 1989. -172 с.; Она же. Крутова М.С. Лингвотекстологическое сопоставление "Златой цепи" с другими сборниками // Старобългаристика:  Българска Академия на науките.  Център за българистика. -София, 1990.  N 3 . -С.43-48.

[14]  Панин Л.Г. Минейный Торжественник в истории русского литературного языка: (Лингвотекстологическое исследование списков XIV-XVI вв.) //  Дисс. на соиск. учен.степ. дфн. -Новосибирск, 1988; Он же. История церковнославяенского языка и лингвистическая текстология. -Новосибирск: Издательство НИИ МИОО НГУ, 1995. -217 с.

[15] Злыгостьева О.Г. Лингвотекстологическое исследование списков стишного Пролога XV-XVI веков (на материале оригинальных русских майских чтений) / Дисс. на соиск.учен.степ.кфн. -Новосибирск. 1993.

[16] Жуковская Л.П. Текстологическое и лингвистическое исследование Пролога…

[17] Ищенко Д.С. Л.П.Жуковська - дослiдниця давньоi спадщини слов`ян // Пам'ятки писемностi схiднослов'янськими мовами XI-XVIII столiть. -Вiп.2: Матерiали науковоi конференцii пам'ятi Лiдii Петрiвни Жуковськоi. -Киев, 1995. -С.3-11.

[18] Л.П. Жуковская. Грецизация и архаизация русского письма 2-й пол.XV- 1-й пол. XVI в.: (Об ошибочности понятия «второе южнославянское влияние») // Древнерусский литературный язык в его отношении к старославянскому. М., 1987. С.45-62.

Марина Крутова, доктор филологических наук, зав. сектором рукописных книг НИОР РГБ


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"