На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Молитвы и мольбы

О книге Павла, Патриарха Сербского

Молитвы Богу не объясняются; моления не восхваляются. Человека, с молитвами и молениями обращающегося к своему Господу, не восславляют — его слушают и читают с той же смиренностью, с которой он, верующий христианин, молится о спасении. Как же тогда такую книгу и ее автора ввести в нашу профанированную ритуальность представления книги? Как нам своим профанированным языком не нанести вред   евангельской сущности ее?

С таким недоумением и страхом, господа архиереи Сербской Церкви, дамы и господа, я скажу несколько слов перед Патриархом Сербским Павлом – человеком, которого из живых современников среди   нашего народа я больше   всех уважаю.

У меня нет образования, чтобы говорить о глубинах и светоносности его религиозной мысли. Скажу лишь несколько слов относительно его мыслей о нас, людях, о сербском народе, об исторических событиях, принесших нам тяжкие страдания, испытания, для которых мы не имели духовной силы и ответственности на уровне своего человеческого и национального долга. Знаю, что в самой попытке моей выступить   содержится гордость, не приличествующая «Молениям и мольбам», а также неприемлемая для   того, кто их произносил. Поэтому   прошу Его Святейшество Патриарха Сербского господина Павла, чтобы он и относительно моего слова о нем и его книге имел в виду , что мы, «воистину, все за все виновны».

Мы получили в дар книгу человека, который в настоящее время на сербском языке убедительнее всех и честнее всех произносит призыв и завет: «Будем всегда и всюду людьми!» В этом молитвенном наказе Патриарха — чтобы мы были разумными и честными, чтобы уважали себя и других, чтобы защищали себя от врагов, а врагов от себя, чтобы жили по нравственным заветам Христа, чтобы во всем отличались от нелюдей — содержится самое существенное для спасения нас и нашей национальной общности при таком историческом ненастье, которое выворачивает наши жизненные корни. Понимая необходимость оборонительной борьбы сербского народа за свободу, за свои права и за   свою жизнь на своей земле, Сербский Патриарх призывал, советовал и просил вести себя в духе святосаввского и косовского определения, держаться   «человечности и доблести». Он советовал: отстаивая свою свободу и свое право, не посягать на свободу других; защищая свои святыни, не разрушать чужих; защищая свое достоинство и свою честь, не попирать достоинство и честь других. Что бы мы ни делали, за что бы ни боролись, чтобы «сохраняли свою душу и свою честь образ». А мы не всегда поступали так.

«Молитвы и моления» свидетельствуют: от истории, от ее поворотов, оборотов и круговертей...

Из всех сербских архиереев он наиболее значим не только в Церкви, но и среди народа; он дольше всех молится и короче всех говорит; он всегда там, где для человека и народа нужно спасение. О церкви он заботится как слуга Божий; о народе заботится как хозяин, о людях заботится как отец. Действия свои он подчинил служению своему, своей вере и людям; функцию Патриарха он поднял до литургического значения. Он воистину исполнил завет Христа: «Кто хочет быть среди вас первым, пусть будет всем слуга». Он откликался на каждое обращение помочь советом; принимал и верующих и неверующих, достойных и недостойных, примирял раскольников, противоборствующих политиков, враждующих братьев по обе стороны Дрины — всегда со взглядом в глубины исторического трагизма нашего бытия и ответственностью за сохранение сербского народа. Во всех делах, имеющих жизненное историческое значение для нашего народа, Сербский Патриарх поступал по Евангелию. «Молитвы и моления» густо засеяны духовными семенами Христа и Его апостолов. И говоря о политических и государственных делах, он говорил с евангельской мудростью, всегда с любовью к правде и справедливости. В некоторые сложные моменты моей государственной службы он приходил, давал мне советы, по-отечески и по-братски, благородно подбадривая меня, чтобы выстоял, мягко напоминая мне, что народу служат без условий, и это служение оценивается не публичным успехом, а своей собственной совестью. Никто мне тише не говорил более значительной истины.

В книге Патриарха отражена в равной степени забота о Церкви и государстве, о вере в Бога и вере в человека. Родолюбие Сербского Патриарха Павла отождествляется с человеколюбием, истинолюбием и правдолюбием. Этот человек совершил подвиг в среде разбоя и во время лжи: он не погрешил неправдой ни перед одним врагом своего народа и не сказал неправды тогда, когда человеку и народу было труднее всего слышать правду. Но он не осуждает и не проклинает людей иных убеждений. Это действительно духовная мощь, которая во время всеобщих разделений сливалась в единое нераздельное слово нашего языка — слово, призывавшее нас, чтобы «честью друг друга делали бόльшими». Сербский Патриарх не делит людей по   признакам веры и убеждений, он нас делит на людей и нелюдей. Вот существенная в философском, антропологическом и психологическом планах отличительная особенность этой книги мудрости, любви и доброты.

Уважая волю югославских народов не жить вместе, выступая за демократию в нашем государстве, за власть народного спасения, критикуя материализм, атеизм и тоталитаризм, Сербский Патриарх делал это не во имя клерикальной доктрины, а во имя свободы человека, которая обоснована в учении Христа как отличительная особенность человеческого существования, как ответственность перед Богом, народным сообществом и каждым человеком,   и наполнял ее духовным и этическим содержанием, смыслом.

В условиях нигилистической надменности, которая захлестнула дух и души нынешних поколений, Сербский Патриарх «Молитвами и мольбами» обозначает ценности, которые определяют нравственные основы человека и сербский народа. На вере в Христа и на лучших народных традициях Патриарх основывает надежду на избавление из пропасти, в которой мы  оказались. Автор «Молитв и молений» восстанавливает ценности, на которых держится человек разума и совести, а также идентичность и этос сербского народа – растерянного, униженного, под угрозой исчезновения. И верующие, и не верующие, и те, кто ходит в церковь, и те, кто ходит лишь мимо церкви, должны услышать и прочитать «Молитвы и моления» и задуматься над своей сербской судьбой. Без архиерейской и всякой иной гордости да самоуверенности, свободные от богословской патетики, которая, по моему нескромному мнению, отягощала и отягощает христианскую мысль на сербском языке в этом веке и в наши дни — которая слишком самоуверенна в своем высокоумии и красноречии, богословскую ученость предпочитает душевной простоте и искренности, иногда и удаляя православие от его евангельской сущности, –  «Молитвы и моления» Сербского Патриарха Павла возвращают христианскую мысль к языку Вука [Караджича], к речи народной, простой, всем понятной. В литературном смысле и значении такие чистота и своеобразие языка, стиля и выражения книги Патриарха являются   настоящей драгоценностью. В эти дни духовного и нравственного упадка, беспутья – вот издание, которое восстанавливает утраченную роль книги, вот слова, которые в обедневшем языке нашей повседневности восстанавливают библейскую мысль евангелиста Иоанна. Вот книга, содержащая итог жизненного и духовного опыта правильного человека нашей среды и нашего времени. Каждое слово в этой книге прожито, выстрадано, обдумано, взвешено, подтверждено волей и сознанием нашего современника – человека, которому все верят. При длительном национальном и человеческом унижении, в котором мы живем, духовная высота и душевная теплота Патриарха Павла — это благородное утешение. Значит, сейчас и здесь можно быть настоящим человеком. Но и ответственно быть современником Сербского Патриарха Павла.

***

(Из интервью Сербскому телевидению после упокоения Святейшего Патриарха Сербского, 16 ноября 2009 г.)

Это чудо случилось, что во время наибольшего нравственного кризиса нашего народа, в настоящей агонии, во время, когда мы находились в концлалагере, когда Сербия оказалась в концлагере   Европы, а в этом лагере существовали и существуют албанские лагеря для сербов Косова, во время общего распада нравственного, во время стихии нигилизма во главе Церкви был святой.

Перевод Ивана Чароты

Добрица Чосич, писатель, академик САНУ


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"