На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Какую книгу заслужит это время?

Фрагменты из «Заметок». Продолжение

16 марта 1992 года

В угрюмости своего затянувшегося выздоровления, этой ночью слушал, как кошава терзает старую березу и сосну перед нашим домом... Я должен для своих записей привести в порядок размышления о войне с Хорватией.

Вековой спор между хорватами и сербами о политических правах, национальном государстве, ее характере и границах превратился в хорватско-сербскую войну. Неразумная, как большинство войн, неравноправная в любом случае, с хорватской стороны – усташская по мотивации, а с сербской стороны мотивированная правом на сомоопределение и жизнь в одном, своем государстве, интернационализированная германскими силами и «антикоммунизмом», эта война сторон взаимомстительная, преступная и грабительская, губительная и позорная для обоих народов. Хорваты ее начали, чтобы создать национально однородную Хорватию, а сербы в нее вступили по оборонительным и демократическим мотивам, но с целью создать сербское государство. Эта война будет продолжаться до тех пор, пока хорватские национальные идеологи не откажутся от замысла этнически чистого государства в «исторических границах», который может быть осуществлен изгнанием, истреблением и ассимиляцией сербов.

Прочный мир между сербами и хорватами не установится, если сербы не защитят свое право на национальное и политическое самоопределение или, будучи бессильными выполнить это, не совершат полный исход из Хорватии, соответственно, отказавшись жить в ненависти и апартеиде до ассимиляции. Эту войну невозможно прекратить односторонними, сербскими, обращениями и декларациями; она может быть остановлена и окончательно обессмыслена лишь при отказе от всех усташоидных великохорватских установок нынешней Хорватии, прежде всего – ее придуманных «на основе государственного права» государственных границ; эту войну можно привести к миру, если будет принят и осуществлен универсальный, международно признанный принцип права народа на самоопределение с учетом, что этнически чистых государств нет и не должно быть. На такую хорватскую политику Сербия и все сербы должны ответить полным уважением права хорватского народа образовать свое независимое государство, отказавшись от представлений, что сербы должны жить в одном государстве, что права, которых требуют для сербов в Хорватии, должны быть предоставлены хорватам в Сербии, что границы между сербским государством и Хорватией должны быть настолько рациональными, компромиссными и справедливыми, что исчезнут предпосылки для межусобной ненависти; соответственно, что границы между Сербией и Хорватией будут устанавливаться по воле тех, кому эти границы обеспечивают основные гражданские права, спокойствие и сотрудничество.

Хорватско-сербский конфликт устранится тогда, когда внешние силы, прежде всего Европейское сообщество, а в ней гегемонистская Германия со своими традиционными союзниками, прекратят арбитражное установление своих сфер интересов и прекратят ультиматумы, основывающиеся на принципах Берлинского конгресса 1878 года и синдроме германской грандоманской экспансии, когда в отношениях с народами югославского пространства эта «новая» Германия начнет уважать международное право, которое она представляет в политике «нового мирового порядка». Таким образом, вопрос хорватско-сербского спора и войны зависит от последовательного применения демократии в международных отношениях, уважения международного права, прав и свобод человека и нации; сербско-хорватский спор – это вопрос политической подготовки будущего и прагматического сознания о взаимозависимости двух народов, а также всех народов Балкан и юго-восточной Европы.

Записываю эти идеи, осознавая их неосуществимость.

На днях в Югославию прибывают «миротворческие силы Организации Объединенных Наций, чтобы примирять воюющих хорватов и сербов, а на самом деле – чтобы оккупировать часть бывшей титовской Югославии, когда-то независимого неприсоединившегося государства «прочно связанных братскими узами народов и народностей». Если они прибыли, чтобы поддержать прежние решения Европейского сообщества и Америки, согласно которым сохраняется коминтерновско-титоистская композиция югославской государственной территории, то «мирная оккупация» ими Хорватии неизбежно распространится также на Боснию и Герцеговину и закончится отлетом «голубых шлемов» из-за национальных восстаний и войны, для обеих воюющих сторон более жестокой и губительной, чем недавняя, вроде бы остановленная. Если же имеется настоящее желание надежно решить хорватско-сербский спор, тогда всю прежнюю политику необходимо изменить, а это маловероятно.

19 марта 1992 года

Никола Колевич приглашает меня приехать в Сараево на Конгресс сербских интеллектуалов, убеждая в значимости этого собрания, в котором – так считает и Радован – я должен участвовать. Знаю, что это так, но уверен, что лучше будет, если я напишу им какие-то предложения. Подумаю.

Из пространного рассказа Николы о ситуации в Боснии прихожу к заключению, что война и с мусульманами неизбежна. Побуждениями и действиями мусульманской Партии демократического действия, туджмановской Хорватской и хорватско-мусульманской коалиции разжигается межнациональная и религиозная война в Боснии и Герцеговине. Но и эту войну можно предотвратить, если все три стороны политическим договором устранят объективные факторы конфликта. Основа этого договора, судя по всему, должна быть обусловлена историческим опытом боснийско-герцеговинских народов. По моему убеждению, наибольшие шансы для установления мира обеспечит договор об этническо-территориальном размежевании, создании трех равноправных государственно-политических образований, которые бы на федеративно-конфедеративной основе объединились в общее государство с основными государственными функциями. При определении границ этих автономных национальных образований необходимо, чтобы все три национальных сообщества проявили максимальную толерантность, особенно по отношению к территориям, которые имеют этнически смешанное население. Если никто из представителей трех народов не будет отстаивать этническую чистоту своих территорий и требовать, чтобы все его соплеменники оказались в политическом сообществе своей национальности, если гражданские и национальные права будут взаимно обеспечиваться и гарантироваться Конституцией Республики Босния и Герцеговина, тогда исчезнут причины конфликтов, ненависти, войны. Если в Боснии и Герцеговине, к удовлетворению всех трех народов, разрешится нынешний драматический национальный и государственно-политический кризис, это станет хорошей основой и политически-правовой моделью для разрешения межнациональных споров сербов, хорватов и мусульман на всем пространстве бывшей Югославии.

28 марта 1992 года

Вчера хорватская армия повела войну за великую Хорватию. Сто восьмая бригада «Збора народне гарде» (Соединения национальной гвардии – И.Ч.) перешла реку Саву возле Босанского Брода и в селе Сиековац уничтожила четырнадцать сербов, сожгла семьдесят домов. Типично по-усташски!

7 и 8 апреля 1992 года

Возникло такое недовольство происходящим и самими собой, что все, с кем я в эти дни встречался на улице и в Академии, спрашивали: «Что делать, Добрица?» Друзья меня уговаривают: «У тебя авторитет, просись на прием к Милошевичу и скажи ему, что дальше так невозможно. Этот человек должен тебя выслушать. Составь делегацию, сделай что-нибудь…». Я же, вместо того, чтобы вести делегацию к Президенту Республики, решил сам написать тезисы о нашей ситуации с предложением решений и послать их Президенту Милошевичу. Эти свои «апрельские тезисы» я сопроводил письмом, в котором напомнил, что это предпосылка для нашего разговора.

Конверт с текстом я не хотел посылать по почте, а сам отнес в резиденцию Президента и отдал полицейскому на входе с просьбой сразу же передать Президенту. После этого медленно пошел по парку к Теразиям, пронося в голове рой ассоциаций, связанных с людьми и событиями, которые были здесь, возле старых лип, дубов, каштанов и отменных красных буков – красивых и равнодушных деревьев, ничем не показывающих, что помнят проходивших и происходившее; не запомнят они и меня в этот день, восьмого апреля…

Президенту Слободану Милошевичу

                   I

НАШЕ ПОЛОЖЕНИЕ

1. Установилось всеобщее недовольство политикой и власти, и оппозиции. И партии, и лидеры их, вместе с Президентом Республики, резко теряют значимость, авторитет, влияние. Слободан Милошевич свой политический авторитет все больше строит на слабостях оппозиции и незначительности их лидеров; а лидеры оппозиционных партий свое влияние и свой «имидж» строят на слабостях и ошибках Слободана Милошевича. И вот на такой симбиотической связи власти и оппозиции основываясь, складывается наша нынешняя политическая жизнь, за состояние которой исторически наибольшую ответственность несут правящая партия с Ёвичем во главе и Президент Республики, самая влиятельная политическая личность Сербии.

2. Народ обуреваем прямо таки неистовой жаждой изменить все существующее. Оппозиция свое политическое влияние все меньше основывает на своей программе, а все больше – на инстинктивных силах и стремлениях народа изменить режим, на стихии социальной и национальной деструкции. Нынешнюю власть не может свергнуть оппозиция; может свергнуть ее стихия общего недовольства, которое вызывают инфляция, все ускоряющееся падение уровня жизни, безработица. Существует реальная опасность взрыва политического гнева, который снесет нынешнюю власть и в ходе нарастающих беспорядков, неразберихи приведет к власти самых худших, тех, кто проявит наибольшую смелость и умелость в использовании хаоса. За этим взрывом общественного гнева стоят, будут стоять и его подстрекать, иностранные разведывательные службы и могучие державы, которые изо всех сил стараются уничтожить самостоятельную Сербию и ее Президента, борющегося за единое сербское государство.

3. Запаздывание в политических, государственных, экономических переменах и соответственных действиях, упорное отстаивание партийных интересов и авторитарность – вот основные особенности нынешней власти в Сербии. Неготовность сотрудничать с инакомыслящими, перманентное стремление создавать себе врагов, беспокоящая авторитарная политика в общегражданском сознании делают нынешнюю власть недемократической. А ее «либерализм», свобода для деструкции, насилия, аморализма, беззакония, безделия и беспорядков, воспринимается как слабость и неспособность управлять, которые ведут к разрушению общества и государства.

4. Три правительства Социалистической партии – одно слабее другого и без доверия народа. Кадровая основа партии, победившей на выборах, узка и в политическо-интеллектуальном, и в моральном планах, совершенно не соответствует историческим условиям, в которых мы сейчас находимся. Сложность положения Сербии в этот посттитовский и посткоммунистический период – выше умственного, нравственного и активностного потенциала любой отдельно взятой партии. Это не время для власти одной партии, невзирая на ее временную или условную победу в выборах. Это время для мобилизации всех сил народа на патриотически-демократической, антититоистской, возрожденческой платформе с целью создания нового государства.

5. Сербия так деморализована своим экономическим положением, войной, инфляцией, плохой властью, международной ситуацией, что сейчас неспособна победить своих врагов; она так охвачена малодушием, что ужасающе склонна к капитуляции; она готова сдаться германской Европе. Мы окажемся перед национальным и нравственным крахом, если активизируется продолжение германского плана, то есть Гаагский (Каррингтонов) проект.

6. Наибольшая слабость политики Президента Милошевича, пожалуй, заключается в том, что он свою внутреннюю политику не согласовал с требованиями национальной и государственной политики данного времени. Фактически, Сербия в состоянии войны со всеми соседями, союзниками которых являются Европа и Америка; а внутренняя политика – в худшем смысле близорука. Из-за неадекватной внутренней политики мы лишились национального единства и сил для исключительно тяжелой и непредсказуемой борьбы с силами внешними. Национальный политический разум, органы власти и оппозиция, не предусмотрели и не учли масштаб и свойства исторического процесса разрушения Югославии и титоизма, Советского Союза и всех «реальных социализмов». Поздно мы поняли, что нам готовит «новая Европа». Мы вели себя инерционно, события «заставали» нас врасплох, и тогда мы защищались, то есть всего лишь слабо отвечали на удары врагов.

7. Югославская Народная Армия – наш злой рок. Невозможно было без нее, но иначе нужно было поступать с ней. Армия своей титоистской, идеологической природой, недееспособностью, деморализованностью, гнилостью всего своего организма просто скопрометировала Сербию, особенно нынешнюю власть и Президента Республики, перед миром.

8. Объединение с Черногорией, хотя оно исторически разумно и для обоих народов неизбежно, осуществляется напряженно, при затягиваниях и вымогательствах с черногорской стороны, причем на основах столь титоистких в плане равноправности и паритетности, что у сербского народа развивается чувство сильного недовольства и общего сопротивления черногорской агрессивности, которая оскорбляет достоинство сербов.

9. Политика в Косово бесперспективна. Это была только политика полицейская и божуровско-черногорская (божур – полевой пион, поэтизированный как символ страданий косовских сербов; одноименная организация. – И.Ч.). Сила и коррупция – вот средства нашей политики в Косово. Месть за страдания, неограниченные возможности для карьеры сербам, то есть черногорцам. Эта слепая политика, которую вели слабые и худшие люди, при отстранении наиболее способных косовских сербов и без взаимного сближения с албанцами, привела нас к последнему – войне с албанцами или утрате Косова и Метохии.

10. Политическая ситуация в Воеводине ухудшается. Централизм и колонистские кадры оживляют автономизацию. Если бы не угрозы великовенгерского национализма и усташства, политическое недовольство «Сербией» было бы еще больше.

11. Правящая партия и ее органы власти в идеях и методах работы явно консервативны и недемократичны. Это партия и органы власти, против которых уже подавляющее большинство интеллигенции и молодежи. Социалистическая партия не смогла успешно трансформировать свою титоистско-коммунистическую сущность и такой своей природой подпитывает сербский, югославский и мировой «антибольшевизм», делая Сербию «последним большевистским бастионом», что германско-католическому блоку и западному триумфалистскому антикоммунизму создает идеологическое алиби для их неоимпериалистической экспансии, для консенсуса между Европой и миром на гаагских, брюссельских и люксембургских судах над Сербией и сербским народом.

12. Германская Европа с католическими и исламскими силами, при поддержке Америки, упорно сатанизируют Сербию, в международных классификациях ставят ее рядом с Ираком и Ливией, для чего их обильно снабжает «фактами» и сербская оппозиция. Мы имеем основания ожидать удары, цель которых – нанести нам окончательное поражение и поставить на колени. И перед опасностью поражения, которым нам угрожают, мы вынуждены радикально и быстро менять всю политику – национальную, внутреннюю и внешнюю. Условия для таких изменений весьма ограничены, и времени у нас совсем мало. Новую национальную стратегию и тактику, если она вообще возможна в нынешних условиях, должен определять и постоянно приспосабливать к условиям коллективный политический форум. Национальную политику Сербии больше не может, при всех его бесспорных способностях, Слободан Милошевич. Этот политик с несомненными способностями, но и с тяжелыми, а для данных условий злосчастными, слабостями, взял на себя бремя, нести которое не имеет сил. Да и права его нести. Удивительны его смелость и самоуверенность в ответственности-безответственности за судьбу сербского народа…

***

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Возможности осуществить значительные изменения, которые бы нашли отклик и понимание как у народа, так и среди внешних сил, совсем малы. Но их необходимо найти и рационально использовать. Я не могу самоуверенно вносить предложения по выходу из этого исторического тупика, но все-таки изложу некоторые идеи.

1. Во всех сферах внутренней политики следует внимательно прислушиваться к запросам общественности, народа и идти им навстречу. Надо вести политику демократического компромисса с оппозицией и более широкими кругами общества. Надо удовлетворять все разумные требования, оппозиции уступать во всем, что не затрагивает основных государственно-национальных интересов. На компромиссы не следует идти лишь тогда, когда дело касается бюджета, труда, сбережений, заработной платы, экономической рациональности (целесообразности). Итак: вместо жесткой, революционной, партийной политики надо вести политику социального и политического компромисса, политику народно-демократического фронта.

2. Найти способ и формы доброжелательного сотрудничества с демократической и патриотической оппозицией.

3. Объявить как можно скорее выборы Республиканской скупщины по разработке Конституции; избрать новый парламент, сочетая в избирательной системе принципы большинства и пропорциональности. Только новые выборы могут перестроить политическую жизнь в Сербии, восстановить реальное соотношение сил, все партии и всех «лидеров» поставить на их настоящие места в политике страны. А та замутненность, та нравственно- политическая муть, которую подняли воинственные и экстремистские партии, группы с их вожаками и которая всю Сербию превращает в больное общество, может лишь под воздействием новой воли избирателей улечься, а таким образом очистится и сознание народа.

4. По поводу объединения с Черногорией, как и по поводу форм национального единения Сербии с сербским народом Боснии и Герцеговины и Хорватии необходимо как можно скорее получить согласие всего народа, всех реальных политических сил, национальных институций, хозяйственных структур, Церкви. Исторические дела, которые до сих пор выполняли война и революция, сейчас выполняет мир. И судьбоносные решения не может принимать одна партия, один форум, один Президент Республики. Надо найти путь и способы для того, чтобы характер и форма нового государства утверждались волей всего народа.

5. Организовать безотлагательно самое компетентное национальное собрание, на котором будет рассмотрена в целом национальная стратегия и тактика и достигнуто национальное согласие относительно самых важных целей.

6. Косовский вопрос является национальным вопросом наибольшей актуальности. Его больше не могут решать Социалистическая партия, Президент Республики и «Божур». Необходимо, действительно, собрать самых мудрых и призвание имеющих представителей сербского народа, чтобы договориться о политике в Косово и Метохии.

7. Как можно скорее с надлежащей компетентностью, в Скупщине, решить вопрос Ю(гославской) Н(ародной) А(рмии). Она должна быть срочно реорганизована, переименована, превращена в сербскую армию.

8. Для каждого важного национально-государственного вопроса иметь несколько решений. Разработать (изучить?), на основе разведывательных данных и реальности, предполагаемые намерения врагов и наши ответы на них. Политике одного решения пришел конец.

13 апреля 1992 года

Президент Республики меня принял; а я уже слышал, что текст моих тезисов он показывал Браниславу Црнчевичу и Косте Михайловичу. Вероятно, из-за того, что у Косты Михайловича находил поддержку по некоторым позициям, вместе с ним принимал меня и довольно непринужденно вел разговор о моих тезисах. С особым упорством оспаривал мои замечания относительно объединения с Черногорией, утверждая, что он М.Булатовичу решительно заявил: «Если думаете создавать три государства, а не одно, то у нас нет оснований вести разговор ни о каком объединении». Согласился с моей критикой в адрес Социалистической партии Сербии. А вот о демократическом компромиссе власти с оппозицией, о новых выборах и объединенном правительстве патриотически-демократического фронта слушал с угрюмостью, считая, что оппозиция – вражеская, а некоторые ее представители непосредственно состоят на службе у Германии и Америки. Он не готов сотрудничать с оппозицией и не верит, что оппозиция готова сотрудничать с ним, как это я считаю. Он подчеркнуто выражал самоуверенность и оптимизм; его не обеспокоило мое серьезное предупреждение. Или он скрыл свою обеспокоенность.

Ушел я от Милошевича неспокойным и недовольным; недоволен был и вялой поддержкой Косты Михайловича. Милошевич не готов изменить свою политику; да, он политик авторитарный. У него нет желания сотрудничать с теми, кто думает не так, как он. Сербия катится к незамеченным поражениям.

Перевод Ивана Чароты

Добрица Чосич


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"