На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Как здравствуешь, Воронеж?

Память сердца

Что для меня воронежский городок Россошь? Когда я ездил на учёбу в Воронеж, здесь подолгу останавливался мой «ждановский-мариупольский» поезд. На железнодорожной станции менялись электровоз вместе с бригадой машинистов. На перроне необыкновенно пахли наливные яблоки с торговых лотков, стоял медовый дух. Здесь из русского Донбасса я вдруг попадал вроде на Украину – кругом слышалась «ридна мова».

А ещё я всматривался в восточное всхолмье: рядом, рукой подать, за батюшкой Доном мамино село Козинка, знать и моя милая родина, откуда растут корни моего «древа жизни».

В институте я обрёл надёжных друзей из Россоши, у которых теперь бываю в гостях. Ведь студенческая дружба самая бескорыстная, она, как и настоящая любовь, единственная, на всю жизнь…

 

***

Рот открыт –

                         ладонью не закроешь:

Всё же годы – в гору,

                                   не с горы…

Как живёшь?

Как здравствуешь, Воронеж,

Соловей студенческой поры?

Помнишь хлопца

                              с томиком Кольцова?

Не менял я кожу, как змея,

Я тобой навеки окольцован,

Юность зарубежная моя!

 

Ностальгия

Прибывает московский в

                                        Харьков,

И мне как-то не по себе:

Как обычно, бросив цыгарку,

Заиграл мужик на трубе.

Изменились внезапно лица,

И бормочет перрон слова:

"Дорогая моя столица,

Золотая моя Москва!".

Беловежьем мир исковеркан.

Бродит каждый,

                       как в поле грач.

Без салютов и фейерверков

Созывает в Союз трубач.

Пусть пока что

                        в руках синица,

Но всё громче звучат слова:

"Дорогая моя столица.

Золотая моя Москва!".

По живому ножом – границы.

Ветеран что глухонемой,

Но, как гетьман

                    Богдан Хмельницкий,

Приглашает гостей домой,

Слёз не прячет и

                             не стыдится.

За него я твержу слова:

"Дорогая моя столица.

Золотая моя Москва!".

***

Три двора, и ни света, ни связи.

Не услышат – кричи не кричи.

Листья кружат и падают наземь,

Да в округе полынью горчит.

Три старухи как скифские бабы.

Пальцы – грабли, а лица что медь …

Тихо молится каждая, дабы

Не последней в селе умереть.

***

                Черепкову Стефану Захаровичу

Ни о чём дед не просил,

Позабыл наказы разные.

Перед смертью лишь спросил,

Кто там: белые иль красные?

Может, вспомнил тихий Дон,

Берега от мела белые,

Под соломой отчий дом,

И богатство – вишни спелые.

Может, вспомнил Сталинград,

От пожарищ ночи красные,

Похоронку, медсанбат...

Может... Всё переплелось.

Дни и чёрные, и праздные.

Гроб, лампада и вопрос:

Кто там, белые иль красные?

 

Украине

Страна моя, моя кра ї но,

Как сын, тебя боготворю!

Я – українець,

Украина,

Хоть и по-русски говорю.

Мои и Пушкин, и Шевченко,

Как пальцы на одной руке,

Як в україньскій мов і

"ненька",

Как "мама" в русском языке.

Но и меня,

Як син прохаю

( Я сердцем каждый взгляд ловлю),

Люби,

як я тебе кохаю,

Кохай,

как я тебя люблю!

 

Когда-то

Бьет судьба. И все чаще – с размаха,

Да и годы несутся резвей.

От подъездов под музыку Баха

Провожаю всё чаще друзей.

С каждым другом прощаюсь,

                                       как с братом.

Застилает глаза пелена…

А когда-то

                 дорогой

                           обратною

Возвратятся друзья без меня.

 

На юру

Друг!

           Люблю донбасскую природу,

Где любой кустарник – старожил.

Степь да ветер,

                                оттого я сроду

За чужими спинами не жил.

Звезды – рядом!

С головой – сугробы.

Вряд ли кто услышит, как ору...

Любишь волю?

Приезжай!

                     Попробуй

Жить с открытым сердцем

                                                на юру.

 

Бабье лето

Сам не пойму, к чему бы это

Былое осень ворошит?

Но разбросало бабье лето

Всем,

Чтоб в кино купить билеты,

Листву, как детские гроши.

Куда попало,

Сикось-накось,

Как отблески минувших дней...

Пожалуйста,

Прибавьте яркость,

Чтоб детство было мне видней.

Чтобы не только снились чаще,

А видел крылышки стрекоз,

За шахтой – ручеёк журчащий,

В саду – кипенье абрикос,

Ромашку – в поле,

А не в сквере,

Чтоб ощутил земли теплынь,

Чтоб вспомнил я,

Как пахнет клевер

И как во рту горчит полынь,

Чтоб в драку мог

                             со злом ввязаться,

Чтобы через полсотни лет

Хоть раз того увидел зайца,

Что не жалел для нас конфет,

И дятла,

                     что стучал упрямо:

-Вставай! Глаза росой омой! –

О лето бабье,

                          где же мама

И где дорога, что домой?

*   *   *

                        Петру Чалому

Мы с тобой у осени на склоне.

Продувает души на ветру.

Лопухов холодные ладони

Обжигают ноги поутру.

Облетают листья, как попало.

Рвутся нити кровного родства...

Жалко мне не столь листвы опалой,

Сколь её былого озорства.

 

У Вечного огня

День Победы!

Сам он как награда.

Нет счастливей и дороже дня.

Вся страна живых и павших ради

Собралась у Вечного огня.

Слёз не прячем –

Плачем мы нечасто.

Этот праздник дорог нам вдвойне:

Жизнью мы обязаны и счастьем

Выжившим и павшим на войне.

Нет забытых!

Все герои – с нами!

Свято помним, чтим их имена.

И победно машет нам руками,

И погибшим, и живым, весна.

Смех и слёзы, боль и радость – рядом.

Память сердца нас к Огню вела.

Ничего нам большего не надо,

Лишь бы только Родина цвела,

Лишь бы небо чистое над нами

Не пылало от военных гроз,

И на всех широтах чтобы мамы

Не старели, милые, от слёз.

Артёмовск – Киев

*Об авторе: Владимир Фёдорович Черепков родился 8 апреля 1947 года в городе Артёмовске Донецкой области в семье рабочих, В 1969 году окончил филологический факультет Воронежского педагогического института. Служил в рядах Советской Армии в Забайкалье. Работал учителем, директором школы. Народный депутат Украины второго и третьего созывов. Пишет на русском и украинском языках. Автор поэтических сборников «Моя дорога», «Память сердца». «На юру» и других. Лауреат премий имени Г. Сковороды, В. Сосюры. Награждён медалью А. С. Пушкина. Почётный гражданин города Артёмовска.

Владимир Черепков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"