На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Славянское братство  
Версия для печати

Что скажем, братья славяне и славянолюбы?

Выступление Международной литературно-исторической конференции «Восточнославянская цивилизация: поиски единства»

Сердечно благодарю организаторов за честь принять участие в столь представительном форуме и радость хотя бы на удалении увидеть искренне почитаемых коллег. А поскольку мои технические возможности и способности не позволили выступить с полноценным докладом, то в письменной форме кратко изложу главное из того, что собирался сказать.

***

Думается, о чем бы конкретно ни говорили мы сегодня, так или иначе будем чувствовать силу проблемного поля, предопределенного двумя линиями, которые не сходятся: одна из них должна бы обозначать то, что практически все славянские народы на протяжении веков сохраняли – пусть и не всегда декларировали, и по-разному проявляли – чувство генетического родства; другая же касается того, что характерной чертой славян была и остается разобщенность.

Для обсуждения здесь и сейчас вряд ли первостепенную значимость имеет то, в какой мере упомянутые характерологические особенности подтверждается выводами настоящих знатоков интегральной истории славянства. Более существенно, пожалуй, что к концу ХХ века даже для специалистов-славистов привычным стало определение “славянская невзаимность”. Что поделаешь, именно такую, скептическую, точку зрения мощно подкрепили реальные исторические события: развалились-таки государства, учреждавшиеся на принципе родства славянских народов – Югославия (СФРЮ), Чехословакия (ЧССР), а также и СССР, в образовании которого славянский фактор играл далеко не последнюю роль; да и в последующем тенденции к дроблению и противопоставлению лишь усилились, охватывая взаимоотношения между неразделимыми, казалось бы, черногорцами и сербами, белорусами, украинцами и русскими...

Просто так отмахнуться от всего этого невозможно. Вместе с тем, вряд ли стоит все списывать на происки внешних и внутренних супостатов. Часть ответственности за происходившее и происходящее все мы обязаны принять не себя. Разумеется, у каждого из нас мера личной вины своя. Но, так или иначе, на наших глазах и при нашем согласии-попустительстве уже целое поколение воспиталось без адекватных представлений о славянстве. И нам следует хотя бы честно признаться, что недооценили опасность происходившего.

В связи с этим я часто вспоминаю примечательный ответ покойного коллеги Ивана Чигринова, на скептический вопрос журналистки относительно солидарности с сербами в середине 1990-х. Напичканная либеральными стереотипами девица тогда выразила недоумение, как это он, известный писатель и общественный деятель Белоруссии, может выступать в поддержку сербов, если все прогрессивное человество их осуждает. А в ответ услышала: “Я, милая, не могу не заботиться о том, что отвечу своему внуку, когда он спросит: “Дед, а то же ты делал, когда сербов уничтожали?” Слова эти, согласимся, имели серьезное поучительное содержание , для молодой “работницы пера” в том числе. 

Большинству из нас очень тяжело наблюдать то, что за последнее время проявилось в отношениях между единокровными и единоверными народами общего русского корня. А противоречия все больше разжигаются, по любому поводу. Подвергается пересмотру, среди прочего, и система закрепившихся определений нашего родства: уничижительно и обидно, дескать, само понятие “старший брат”. Некое вече, скажем, приходит к соглашению разрешить этот вопрос наиболее приемлемым для всех способом – договорившись, что будем считаться близнецами. Тогда нам укажут на отнюдь не меньшую обидность пушкинских строк о ручьях в едином море. Если даже признаем неправомерность использования в нашем случае этой метафоры, а предложим другую, определенно универсальную – дерева, опять же непременно будут возражать и против нее: мол, ветви-то есть верхние, а есть и нижние… Так что окончание лукавых споров ближе не становится.

Но у высокого собрания нашего были и остаются определенные шансы влиять на причины возникновения подобных небратских взглядов. Я имею в виду необходимость твердой позицию по поводу учебных программ изучения отечественной и мировой истории как в вузах, так и в общеобразовательных школах. Разумеется, речь идет не только об изучении, но и надлежащем воспитании тоже. А все этого рода программы, как оказывается, составлены таким образом, что получить объективное представление ни о прошлом, ни о настоящем славян просто невозможно. Именно так, во всяком случае, обстоит дело с программами школ Белоруссии. Хотя все знают кое-что – ведь эхо докатывается – и о том, куда направлялось образование России, и о том также, к чему пришли в историческом просвещении братья-украинцы. Ничуть не лучше у нас и существующие школьные курсы литературы. Их программы, как будто по установке, напрочь отвергают внимание к славянству. Вообще не упоминается, например, даже всемирно известный сербский эпос.

Несмотря на все это хотелось бы (и необходимо) верить, что не все еще потеряно для того, чтобы готовить искренних сторонников идеи славянской взаимности. Есть еще те молодые люди, которые способны понять, что не случайно в свое время велись, пусть и романтические, дискуссии о происхождении имени нашего суперэтноса от “Слова” и “славы”.

***

Понимаю, что перед коллегами буду выглядеть неприлично, если обойду молчанием то, что на протяжении последних месяцев происходит в родной моей Белой Руси. Сам об этом постоянно размышляю – перебираю в памяти мудрые суждения, которые бы помогли объяснить происходящее.

Как человека, всю жизнь стремящемуся идти навстречу Богу, меня убеждают Его слова: «…Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12:25). Но как раз эта категорическая убедительность и пугает. Потому, чтобы реагировать спокойно, убеждаешь себя, что это всего лишь напоминание о непреложности вечных законов. И, разумеется, предостережение тем, кто их не чтит.

Приходит на память также, в несколько упрощенном виде, мысль русского философа: “Народ – это не то, что он сам думает о себе в определенном времени, а то, что Бог думает о нем в вечности”. А в нашей нынешней ситуации, конечно же , ее содержание актуализируется очень специфически… Особенно если рассматривать по отношению к той части народа, которая неожиданно устремилась будоражить всех тем, что она (или кто-то за нее) думает.

А более всего на актуальные события проецируется слышанное от покойного и всеми (упомянутой частью народа, думается, тоже) уважаемого белорусского писателя, который по ходу разговора о неожиданных реакциях на жизненные испытания, привел пример белорусского мужика, который во время пожара, уничтожающего дом его, заявляет: “А нічога, што хата згарыць, аднак жа і пацукоў, мышэй ды прусакоў процьма лясне!” (А ничего, что дом сгорит, однако же и крыс, мышей и тараканов тьма пропадет). И это ведь не авторская выдумка Ивана Антоновича Брыля, а своеобразный шедевр народного (!!!) мудрословия. В нем с анекдотической резкостью, а в то же время и с похвальной самокритичностью по отношению к известным изъянам словесно обрисован тип недопустимого поведения. Кто рискнет возразить, что так может вести себя каждый белорус? Очевидно же, что подобное свойственно лишь человеку далеко не умному, если не сказать, что просто душевно больному.

Вместе с тем, подобное мы наблюдаем уже во всех трех братских республиках – причем как явление, которое трезвому разуму представляется коллективным помешательством. Прежде всего – молодежи. А главная причина этого, как уже отмечалось, в неспособности критически относиться к безответственным призывам, адекватно оценивать вероятные результаты, просто думать… Больше всего, конечно, беспокоит вопрос: почему эта часть общества сама себя наделила правом делать выбор за других? Особенно при очевидности, что все это является повторением пройденного не так давно (для моего поколения – как будто вчера).

А в связи с этим хочется в очередной раз напомнить основанный на болезненном личном опыте призыв Слободана Милошевича, который обращен непосредственно к нам: «Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским (жителей Украины и Беларуси на Балканах тоже считают русскими). Посмотрите на нас и запомните: с вами сделают то же самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад, как цепная собака, бешено вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!»

Слышим ли? И что скажем?

 

Иван Чарота (Беларусь), академик Сербской Академии наук и искусств


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"