На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Русскость в понимании протопресвитера Виталия Борового

Очерк

Я имел честь и радость неоднократно встречаться с протопресвитером Виталием Боровым. Особо памятна для меня встреча с ним в Бресте на конференции, приуроченной к 400-летию печальной славы унии. Тогда я выступал с докладом об идеологеме «уния как национальная вера» в сознании современной интеллигенции Беларуси, а он в перерыве подошел, чтобы высказать свое одобрение отраженной в докладе позиции. Мне, уже достаточно знавшему о высоком авторитете протопресвитера в такого рода вопросах, это было, конечно же, лестно. Вспоминается также посвященный чествованию Жировичской иконы Богородицы вечер в Свято-Даниловском монастыре, где тогда собрались православные белорусы Москвы и Минска, а возглавлял это собрание блаженной памяти Патриарх Алексий, рядом с которым был о. Виталий. Впоследствии доводилось видеться, когда он приезжал в Минск. И здесь в кругу моих коллег постоянно возникали разговоры о нем, о необходимости записать его «белорусские» воспоминания, сделать фильм о нем. Но время летело. Отец Виталий ушел в лучший мир …

И вот в Белорусском Экзархате РПЦ был создан Оргкомитет по подготовке мероприятий, посвященных 100-летию со дня его рождения. На первом заседании Оргкомитета обсуждалась программа конференции. Тогда я однозначно решил, что попробую осмыслить тему, которую предлагаю вашему вниманию сейчас.

Такое решение пришло потому, что вспомнилось, как некогда читал его статью (См.: Праваслаўе ў Беларусі і свеце. 1994.№ 1. С.30-33) весьма созвучную с моими убеждениями. Причем та статья запомнилась не как «проходная». Я позднее несколько раз цитировал ее в своих публикациях, предназначенных для соотечественников-белорусов. А сейчас вот, еще раз перечитав, считаю уместным и с россиянами поделиться впечатлениями.

Но сначала некоторые вводные: это был материал протопресвитера Виталия Борового в только что начавшем выходить журнале «Православие в Беларуси и в мире»; вместо заголовка в ней использовано название рубрики – «Связь времен» (Собственно, могло быть и наоборот, т.е. что его заголовок впоследствии взяли в качестве названия рубрики); о жанре публикации говорить трудно... А содержались в ней размышления, свидетельствовавшие, что высказанные суждения серьезно выверены – опытом всей жизни, опытом сына Беларуси, жизнь которого связана как с Минском, так и с Вильно, и с Варшавой, но также и с Ленинградом, и с Москвой….

Начало текста следующее: «Безусловно, Церковь в Беларуси должна быть белорусской. Причем под «белорусскостью «Церкви я понимаю как раз ее «русскость». А «русскость» – это не «московскость», русскость – не «великорусскость», не «сегодняшняя русскость». А то, что Церковь не должна оторваться от своих корней, которые идут от времен Полоцкого княжества. Извините, но это русские корни».

Напомним, что таким образом о. Виталий высказался в самом начале 1990-х годов. Он, безусловно, учитывал настроения белорусской интеллигенции. Конечно же, не был безразличным к тому, куда она может устремиться в угаре «свободы», «независимости» и соответствующей антирусскости. Поэтому настраивал на трезвое рассуждение: «Слово «русский» – вообще несчастное слово. Оно сразу вызывает ассоциации с московским, российским. Но действительно русские – мы с вами. Если вы белорусы, то вы и есть настоящие русские». Понятно, что должны были учитываться условия «перестройки», когда набирали силу тенденции к разъединению и даже к разделению. Поэтому в оценке Руси Московской присутствует однозначное определение: «братский народ, братский язык».

Отдельно он останавливался и на расхождениях в истории, однако делал весьма существенный акцент: «А вот Великое Княжество Литовское – это этнически русское государство, и официальным языком в нем был русский». Такая научная корректность очень важна в нынешних условиях, когда некоторые белорусские авторы, даже с высокими учеными степенями, позволяют себе известное положение Статута ВКЛ сознательно перекручивать вот как: «А писарь земский должен по-русски, буквами и словами белорусскими все письма, выписки и повестки писать, а не каким другим языком и словами». Причем поступают так, не давая себе труда предварительно ответить на простой вопрос, откуда же могли взяться тогда писари, умеющие писать по-белорусски, если белорусский язык кодифицирован уже в ХХ веке… Разве что из БССР их на машине времени доставили?

Отец Виталий не игнорировал сущности реальной истории: «Украина, Беларусь, Россия вышли от одного корня, но развились в три самостоятельных народа, со своим особым этническим сознанием, культурой, языком. И белорусская Церковь должна это отражать».

Однако при этом он предупреждал: «Вместе с тем, существует страшная опасность оторвать белорусскость от прошлого и создать новую белорусскость на основе нынешнего, где Православие рассматривается как занесенная из Москвы вера, а не вера нашего народа, которая была искони…» Более того, призывал «бороться с тенденцией отрыва и создания новой Беларуси на основе идеи нацдемовской (не в историческом, а в плохом смысле этого слова), когда не учитывается прошлое, а доминирует все, что дальше от русского». Учитывал о. Виталий и другое: «Кроме того, есть и иная тенденция обосновать оторванность Православия от исторического и национального корней. Делается это на основании того факта, что белорусское возрождение, начавшееся во второй половине ХІХ в. среди шляхтичей, было по сути польско-католическим». Рассуждения о национальном содержании возрождения у него обобщаются следующим образом: «Естественно, то, что белорусское возрождение ХІХ в. началось в атмосфере польской католической культуры, наложило отпечаток на белорусское культурное возрождение, но не является основанием для отождествления белорусского сознания с западным».

Показательно, что вопрос о русскости протопресвитер Боровой неоднократно затрагивал и в своих проповедях. Например, «… Существует многомиллионный православный народ Руси: моей Беларуси, Украины, России и других стран, где православные чувствуют себя связанными своим прошлым с Русью…» Хотя, естественно, вопрос этот, особенно в 1970-1980-е годы, был не самым важным для проповедей. Поэтому в публиковавшихся его материалах затронутая нами тема не так часто встречается.

А вот в заметках И.Каховской-Калитиной с изложением воспоминаний о.Виталия, можно найти моменты, чрезвычайно интересные. Приведем, выделив особо важное для нас в связи с затронутой темой. Например, вот это: «… Но вернемся к Свято-Троицким воротам Виленской Духовной Семинарии, которые наконец осветило солнце, чему не преминул порадоваться отец Виталий. Он указывает нам на металлические ворота и говорит: «А через них мы удирали после вечерней молитвы в Вильну и бежали к реке – петь русские песни!» … рассказывая нам, как это было опасно на самом деле – петь русские песни в польской Литве, если даже на литовском языке действовала только одна школа в Вильне (остальные – по-польски), а уж о русском и говорить нечего – никак не поощрялся. Забавно то, что пели русские песни – белорусские мальчишки.

 Позже отец Виталий нам расскажет, как во время немецкой оккупации Белоруссии, он и дьякон Михаил (будущий мученик, расстрелянный фашистами), будучи стопроцентными белоруссами, назовут себя русскими, когда об этом будут спрашивать в немецкой комендатуре, но это другая история…

… говорил, что Мицкевич не только не пылал любовью к России, но откровенно ее ненавидел. А для отца Виталия, любящего Россию и знающего по собственному опыту, что такое польская власть, это было неприемлемым...» (Каховская Калитина И. Поездка в Друскининкай. Батюшкина семинария).

И еще очень важный момент: «Надо было (в Варшавском университете. И.Ч.) заполнить анкету, и я написал национальность «русский», язык – «русский», что не соответствовало правде: я же стопроцентный белорус, язык мой был белорусский, причем такой народный язык. При этом я хорошо знал польский литературный язык. Когда об этом узнали на факультете, все пришли в удивление. И вызвал меня Загуровский – директор, поляк, интеллигентный пан. И говорит мне: «Для чего пан написал национальность «русский» и язык «русский», если он из Белоруссии?» А я, – никогда такую глупость больше не повторю, я был очень большим русским патриотом, – возьми и скажи ему по-польски: «Когда я учился в семинарии в Вильно, то за все эти годы я увидел, что нас, белорусов, поляки желают разъединить с русскими… По истории Русь единая – белорусы, украинцы и русские – это русские, Русь. Вот я и написал. И буду писать все время так везде и всюду до тех пор, пока моя Белоруссия не присоединится к России. Тогда я буду писать в этом государстве – белорус». Он ответил: «Ну, як пан собе хце» (как хочешь). И я не получил стипендию» (Чем отличается прямота от правды).

Вот и на материале фильма о протопресвитере Боровом, который все-таки создан, мы можем убедиться, что для него весьма значимым было братство трех восточнославянских народов. Это главная опора для его личного самоопределения как белоруса. Не бело-поляка или бело-европейца, а именно бело-Руса. Такие представления, судя по всему, он сохранил до конца своих дней земных. А это очень важно в условиях, когда грозит опасность дерусификации самосознания белорусов, о которой мне доводилось неоднократно говорить. Но я горд, что в лице о.Виталия имею единомышленника и союзника.

* Нa материале публикаций и публичных выступлений протопресвитера Виталия Борового.

Иван Чарота, доктор филологических наук, профессор


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"