На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Граница по сердцу

Повесть-хроника мутных лет о том, как мы, славяне, разделяемся-отдаляемся… Глава вторая

Год 1991-й

 

Современные «летописцы» на иудины зарубежные сребреники пекут ядовитые книги-блины о главном событии ХХ века – Великой Отечественной войне -  с непременным словом в названии или тексте: «проклятый 1941 год». По мнению серьёзных исследователей, то был «наш самый страшный и великий час». В действительности же – проклятым годом в истории Отечества стал 1991-ый. Сбылась мечта завоевателей и врагов всех времён в нашей тысячелетней истории – совершенно безо всякой горячей войны с политической карты мира исчезло сильнейшее государство – Советский Союз. Мы стали побеждёнными в «холодной» войне. Даты её означены на специальной медали, учреждённой в Соединённых Штатах Америки. Это – «2 сентября 1945 – 26 декабря 1991». Второе сентября – День окончания Второй мировой войны. А в ночь с 25-го на 26 декабря её победитель, великая страна, «сдалась без боя»: государственный красный флаг с серпом и молотом, с пятиконечной звёздочкой был спущен с Кремля. Если верить Интернету, то медалью за победу в «холодной войне» отмечен «наш дорогой» Горбачёв.

Но в начале 1991-го кто мог с уверенностью знать о том, что к развалу державы приложат руку, как её первый и последний президент Горбачёв, так и князья, главы славянских республик – белорусский Шушкевич, российский Ельцин, украинский Кравчук – со своей свитой?..

Хотя, «в воздухе» уже который год при Горбачёве «пахло грозой».

 

Январь

 

На родине Даля

Даже из филологов-литераторов мало кто знает, что из наших воронежских краев рукой подать на родину Владимира Ивановича Даля.  Ведь родился писатель в Луганске.

Благодарные земляки посвящают ему ставший традиционным праздник славянской культуры. Нынче в нём принимал участие ансамбль «Родные напевы» из Кантемировки. Самодеятельных певцов, русские и украинские песни в их исполнении, тепло и сердечно принимали в сёлах и городах.

 

Когда попадаю в Луганск, стараюсь навестить эту старинную улочку. Поклонюсь великому старцу – как живому, а не застывшему в камне. Зайду в дом-музей его имени, где услышу знакомый рассказ:

– В городе Лугани 10 ноября 1801 года родился Владимир Иванович Даль...

 

С того дня минуло сто девяносто лет. Дата особая. Ещё и ещё раз вспомним человека, обессмертившего себя созданием непревзойдённого  «Толкового словаря живого великорусского языка». Вспомним, считай – нашего земляка, как государственника и патриота, подвижника. Врача Даля современники называли второй (после знаменитого Пирогова) «хирургической перчаткой России». Требовала обстановка: армейский лекарь под огнём противника наводил мост для переправы войск через реку. В чиновниках служил прежде всего народу, «моему отечеству Русь». В его богатом творческом наследии – многотомное собрание сказок, рассказов и повестей. А ещё – собор русских пословиц и поговорок. А ещё – главный труд: за полвека Даль собрал, объяснил и снабдил примерами около двухсот тысяч слов. Авторитет словаря Даля и сегодня остается высоким, равных ему нет.

Пророчески звучат его мысли:

«Пришла пора подорожить народным языком…»

«Мы начинаем догадываться, что нас завели в трущобу, что надо выбраться из неё поздоровому и проложить себе иной путь».

«Говоря просто, мы уверены, что русской речи предстоит одно из двух: либо испошлеть донельзя, либо, образумясь, своротить на иной путь, захватив притом с собою все покинутые второпях запасы».

Это наказ «сквозь века», который надо нам услышать, чтобы быть народом, а не населением, электоратом…

 

 

Февраль. Встреча в Кантемировке

 

В январе 1991 года Верховный Совет СССР выполнил заказ «главного прораба перестройки» - узаконил референдум, на каком народу надлежало сказать: быть или не быть Советскому Союзу. Разумеется, «пятая колонна»  к тому времени руками «архитектора перестройки, серого горбачёвского кардинала, агента влияния» Александра Николаевича Яковлева оседлала государственные теле- и радиоканалы, ведущие печатные издания. Тираж одних «Аргументов и фактов» в 1991 году составил 24 миллиона экземпляров. Все эти «продажные огоньки» и перешли в информационно-психологическую атаку – со сладострастным наслаждением топтали великое историческое прошлое Отечества, «разоблачали»  настоящих  Героев прошлого и современности, «во весь голос» охаивали былое и текущее.

Вспомним Наполеона Бонапарта:

«Я боюсь трёх газет больше, чем 100.000 штыков».

Или: «Десяток говорунов производит больше шума, нежели десять тысяч, которые молчат; в этом заключается средство к достижению успеха тех, кто лает с трибун».

Да разве времена Бонапарта сравнимы с веком нынешним, когда и говоруны, и колдуны «лаяли и вправляли мозги» не только с бумажного листа, сквозь «телевизионное окошко» в каждом доме!

Не сидели, сложа руки, те, кто понимал: что-то не то творится в государстве. Шла неприкрытая «зачистка» кадров. Один провокационный, до сих пор загадочный полёт немецкого пилота-любителя в Москву с приземлением на Красной площади помог Горбачёву взмахом руки обезглавить руководство вооружённых сил страны, какое ему казалось непослушным, какого он побаивался. Реформы в промышленности и сельском хозяйстве, в армии, в науке и образовании уничтожали всё лучшее, наработанное страной за десятилетия. Под рыночным флагом государственный заказ снизился с плановых 95 процентов до 30-ти. Так взорвали отлаженный экономический механизм. Начиналась проповедь разврата и растления. На глазах творился хаос, вершился развал великой державы. Нелепые слухи одурманивали людей. Всё сметалось с прилавков…

 

 

Породнились на века

С одной стороны, нынче не до веселья. В Кантемировке, о какой речь, у магазинчика, где отпу­скают продовольственный паёк пожилым людям,- плотная очередь. К горькому стыду, привычная до обыденности картина.

С другой стороны, а в чём виноват перед этими людьми хлебороб из колхоза «Правда» П. С. Крутьев, десятки, сотни его товарищей, руками ко­торых выращен самые весомые -  хлебный каравай, сахарный мешок, бидон золотистого подсолнечного масла - в истории района? Или - отчего должна чувствовать себя винов­ной за всеобщий продовольственный магазинный недохват доярка-пятитысячница Р. С. Ковалева из колхоза имени Карла Маркса?

ВОРОНЕЖСКОЕ     се­ло  не  митинговало,    не бастовало   -   работало, как дай Бог другим. Поэ­тому Кантемировский район  выступил с инициативой    праздника: «по труду - и честь!» Географиче­ское положение степной Кантемировщины  особое.  Здесь  грань,   на какой «Украина и Россия породнились на века». На тор­жества всег­да приглашают соседей. Встре­чи там, где сошлись степи Украины и русские поля, выли­ваются в празднества братства…

Так было и в этот раз, в этот, вроде и не располагаю­щий к радости, час. К труже­никам Кантемировки приеха­ла представительная делегация селян из Луганской области вместе с первым секретарем обкома КП Украины А. И. Онищенко. Приглашение на праздник при­нял первый секретарь Воро­нежского обкома партии И. М. Шабанов.   Кстати,   Иван  Михайлович  раньше  работал    в Кантемировке.

Подводя итоги за минувший год, председатель райисполкома Борис Викторович Лаптов подчеркнул, что, несмот­ря на разлад существующего хозяйственного механизма и неоправданные перебои в мате­риально-техническом снабжении, село перевыполнило дого­ворные задания и обязательст­ва по заготовке зерна, сахар­ной свеклы, молока, мяса, шер­сти. Скажем, только хлебав закрома элеваторов отгружено 56 тысяч тонн. Причём, всё хорошее достигнуто не без брат­ской взаимовыручки соседей, благодаря каждодневным дело­вым   связям.

На предстоящем Всесоюзном референдуме никто не возьмет на се­бя смелость разрушить то, что было создано дедами и отца­ми, - заявил Лаптов. - Ди­кой выглядит сама мысль о наведении каких-то официаль­ных границ между Кантемировкой и Марковкой, об установ­лении таможен между Вороне­жем и Луганском.

Из многих показателей, ка­кими характеризовал работу своего района первый секре­тарь Марковского райкома КП Украины Иван Семёнович Незнайко, один результат крепче другого. У них нет убыточных хозяйств. Колхозы и совхозы получили прибыль в 22 миллиона руб­лей, имея уровень рентабельно­сти в 52 процента.            

- Дружба наша исконная и искренняя, - говорил Иван Се­мёнович. - Как уничтожить то, что нажито веками?! На встречах люди говорят не о предстоящем референдуме. Для всех он кажется надуманным. Они не выступают и ра­туют за сохранение, упроче­ние Союза, а спрашива­ют в лоб: кто довёл страну до такой жизни, что встал этот вопрос? Каждая чет­вёртая семья у нас с жителями Кантемировки связана кровным род­ством. И нарушить его непро­сто. Люди не позволят сотворить раздел, верю.

С интересом принял зал рас­сказ председателя Новобелянского сельсовета Александра Михайловича Яневича:

- У нас рядом сёла со схожим име­нем - Новобелая русская и Новобила украинская. Узы семейные, экономические связывают нас. Трудно на фермах с кормами - соседи выручили кукурузным силосом. Мы делимся свекольным жо­мом. Помогли им убрать кор­мовую свёклу, а они добыли для нас семена свёклы. Советуемся с учителями, чтобы учить ребят в нашей школе ук­раинскому языку. Часты встречи выпускников, учи­телей. Часты совместные сельские гулянья.

Вот ещё мнение из глубинки.

- Второй десяток лет работаю на ферме, - сказала Л. П. Бон­дарь из колхоза «Радяньска Украина». - Четыре с поло­виной тысячи килограммов удой молока от коровы. Сорок центнеров хлеба получили с гектара. Вот и прибыль, вот и достаток. Жи­ви, работай, радуйся! Да не получается. Вышло из моды соревнование, зато в почести призывы к забастовкам, раз­гону   колхозов.

Я так понимаю: наша рабо­та – «хлеб насущный». А многоголосая  болтовня несет только злость. Дожили до того, что появились в стране беженцы, гибнут люди, убива­ют наших детей. Замахнулись на самое святое - на братст­во славян. Мол, отделимся в собст­венное государство, станем бо­гаче. Но люди ведь не забы­ли, что только вместе одоле­ли фашизм. Да и сегодня, при всеобщем дефиците, по-сосед­ски делим крохи леса, кирпи­ча и других стройматериалов, какие перепадают селу. Вы­держим и это. А вот сможем ли пережить то, что между нами хотят поставить стену те, кто кричит на нашей Украине: «Геть, москали!»?

Трудно говорить, но – благодати, покоя не будет. На­до жить, как нас с детства в школе учили – «в семье единой».

Сердечно   поблагодарив    за теплую встречу, А. И. Онишенко от имени Луганского коми­тета принес признательность сельским труженикам за чест­ный труд. Анатолий Ильич под­черкнул, что в демократии - смысл перестройки нашей жизни, что партия будет отста­ивать настоящую демократию.

Онищенко тоже напомнил сло­ва украинского поэта Павла Тычины «о чувст­ве семьи единой», Родины любимой, какое близко каждому советскому человеку, независимо от его национальности. Прекрасно, когда мы на родной и, глав­ное, на своей земле. Но так ли будет завтра? Не рассорят ли нас «борцы за народное сча­стье», которое хотят построить на хуторах и в удельных кня­жествах? Не заставят забыть, что Великая Русь потому и бы­ла великой, что объединила людей разных национальнос­тей?

Об этой острой проблеме - сохранении Союза Советских Социалистических Республик, проблеме жизни и смерти, так её надо означить, - говорил И. М. Шабанов. Ведут нас к раздраю те, кого распирают по­литические карьерные амбиции, корысть. Они играют на лег­коверии и доверии людей. Они добиваются вычленения Рос­сии из состава Союза. Указы­вая на это, часто подчеркива­ем: коммунисты, трудовые коллективы не отвечают за то, что творится в стране. Это - издержки центра. Нет, не так. Это логика «взгляда со сторо­ны». Каждому надо задумать­ся, кто избрал тех депутатов, какие ведут нас к развалу, кто уже привёл к проблеме: быть или не быть Союзу? Большин­ство населения их избрало. Так что - все в ответе за проис­ходящее. Об этом каждому надо помнить в решающий час референ­дума. Ибо судьба страны и в его руках. Народ отвечает за всё.

- Выход из кризиса есть, - заявил Шабанов. - Большая часть населения живет в стра­хе перед гражданской войной, разрухой. Но человек силён надеждой. Она есть в каждом из нас. Надежда есть в дру­жеских связях Украины и Рос­сии. Выход видится в конкрет­ной, созидательной работе, какой заняты те, кого чествуем на сегодняшнемпразднике.

*  *  *

Да, в Кантемировке был праздник. Здесь славили человека труда, от чего в последнее вре­мя мы как-то стыдливо отказываемся. Русские и украин­цы преподнесли друг другухлеб-соль: каравай-то выпечен именитый. Горячими аплоди­сментами все поддер­жали договор одружбе, деловомсо­трудничестве и культурном об­мене между тружениками Кантемировки иМарковки. Приняли обра­щение к труженикам Воронеж­ской и Луганской областей с просьбой не отсиживаться по домам в день референдума, а проявить свою гражданскую мудрость.

А раз праздник, то сцена ста­ла гостиной. И в ней радуш­ная хозяйка, услышав от гос­тя, что ему брать микрофон несвычно - привычней дер­жать в руках тракторный ры­чаг, настойчиво убеждала: «Не стесняйтесь, пусть на вас люди посмотрят. Вы это за­служили»:

Сюда приглашали хлебороба из«Дружбы» Василия Ивано­вича Ломакина, доярку колхо­за имени Шевченко Марию Ни­колаевну Павленко, председа­теля «Правды» Владимира Васильевича Покусаева и их земляков, сельских жителей. Ордена и медали им вру­чались от правительства, почётные грамоты и подарки – от областной, местной власти.

А баянные переборы, родимые русские и украинские напевы, каждому всколыхнули душу, напомнив о самом светлом пра­зднике, который всегда с тобой.

 

5 марта – разговор за «круглым столом»

 

За Отечество - все в ответе

 

Степная сторона. Мелькнули придорожные стелы, означившие грань республик – России и Украины. Ищешь, конечно, хоть что-то отличительное, а оно само сразу бросается в глаза: если от Воронежа нетронуто отдыхают заснеженные поля, то тут сплошь изрезаны снегопахами. Борозды поперёк крутосклонов по всему окаёму - куда ни посмотри. «Живой» водой станут они  по весне, скуповатой в здешних краях на дожди. Так что - привычные здесь урожаи на круг в тридцать - сорок центнеров с несчитанным гаком - не манна небесная, они - в культуре земледелия.

Первый «райгород» на пути - Марковка. Заезжего человека она встречает  лозунгом  «о Союзе, навеки сплочённом». Утвердит ли  его таковым  славяне на предстоящем референдуме 17 марта 1991 года. Об этом беседуем с секретарем райкома Коммунистической Партии Украины Анатолием Алексеевым.

- Ответственность за сохранение Отечества, за его будущее лежит на каждом из нас, - вот мнение моего собеседника.

Согласен с ним. Остро чувствуют на себе эту ответственность люди там, где горячо в пламени убийственного противостояния, где тем, кто жаждет развала Союза, уже удалось «колыхнуть» толпу. А вот не кажется ли главный вопрос предстоящего референдума выдумкой в наших краях, в каких испокон веку между людьми, слава Богу, согласие.

- К сожалению, - заявляют сельские жители - и это подтверждает Анатолий Васильевич, – референдум, мол, надуманный, на участок голосовать не пойду. Правда, чем ближе семнадцатое марта, тем число сомневающихся убывает. Охотники нагнетать страхи появляются и у нас, в глубинке. Действуют подловато - вдруг в полночь разбросают в почтовые ящики газетёнки, кричащие о самостийной Украине, о москалях, съевших наше сало. Причём, издания давнего выпуска. На переходах в киевском метро это уже залежалый товар, макулатура. Такие же листовки появляются со схожими призывами. Село, мол, тупое и забитое,  здесь всё сойдет.

- Но ведь кто-то клюнет на приманку, как и у нас на лозунг - России отделённой, самостоятельной быть богатой...

- На встречах с людьми нe стесняемся вслух говорить: да, Украина не обделена природными ресурсами, народ наш трудолюбив. Выживем самостоятельно. Только какой ценой?..

Скажем, в Луганске знаменитый тепловозостроительный завод снабжает локомотивами всю страну. И он же напрямую зависит от ста семидесяти пяти крупных поставщиков из других республик. Что же - строить собственные заводы? Или обрекать на безработицу громадный коллектив?

В Луганской области проживает около ста национальностей. У нас в Марковском районе чуть ли не каждая семья многонациональна. Как их разделить! И надо ли делить? В моей семье - жена русская, а я украинец. Таких - большинство. С воронежскими соседями - кантемировцами - каждый четвёртый двор связан родством: наведи тут  границы?

- Зато «доброжелатели» нам подсказывают: станем жить, как все «цивилизованные» страны. А то ведь соседи обдирают Россию как липку...

- Вот-вот, а иные соседи, тоже не будем указывать, обирают Украину. Наслушаемся нечистоплотных речей. От недомыслия кто-то, заметим, вновь, в полночь, как вор, выводит краской «Геть, москали!» Приём стар, как мир: натравить народы, а самому остаётся разделять и властвовать.

Об этом тоже говорим людям. А они, кстати, озабочены позицией Верховного Совета РСФСР, его Председателя Бориса Ельцина - куда толкают республику?.. К развалу Союза. Не согласны!

- Анатолий Васильевич, как понимаю - рабочее место районного партийного работника сейчас в трудовых коллективах.

- Да, в кабинетах не отсиживаемся, каждый день в поездках. Я на текущей неделе побывал на сыродельном заводе и в колхозе «Рассвет», встречался с учителями и школьниками в селе Гераськовке. Дети хоть и не участвуют в референдуме, но они ведь должны понимать, осознавать, что, происходит. Выступил перед медицинскими работниками, впрочем, выступил - сказано не совсем точно. Время докладчиков прошло. Беседуем, вместе размышляем, спорим - только так выявляем истину, приходим к согласию.

А поддержкой в правоте нашей работы - мудрое спокойствие, несуетное исполнение своего дела земляками - сельскими тружениками...

*  *  *

Сил и удачи вам, творящим добро.

 

Избиратели Кантемировского и Марковского районов, Воронежской и Луганской областей семнадцатого марта на Всесоюзном референдуме о сохранении СССР, как обновлённой федерации равноправных республик, где права и свободы в полной мере гарантировались любому человеку не зависимо от его национальности, как и подавляющее большинство граждан Страны Советов (78 процентов из 80-ти, принявших участие в голосовании) сказали Советскому Союзу – да!

Этот всенародный порыв вольно или невольно поддержало телевидение. Вечерние часы шестнадцатого марта главный канал страны вдруг «щедро отдал» Кубанскому казачьему хору, «золотым голосам» Украины, Белоруссии и других народов. На небывалом и неожиданном в ту пору праздничном концерте для истосковавшегося по настоящему народному искусству зрителя у каждого -  душа пела, радовалась и переполнялась гордостью за могучую державу, в какой тебе выпало счастье родиться и жить. И разве поднимется рука её порушить!..

 

Июль

Референдум, точнее, его итоги не образумили неистовых демократов. Отечественные «попугаи» держали равнение на Вашингтонский обком. Не без моральной, а, главное, материальной поддержки американцев через всевозможные «некоммерческие общественные организации» они дружно маршировали парадом «суверенитетов». Раз там пануют в День Независимости, то почему бы и самим не обзавестись  схожим праздником. 12 июня  в России объявили нерабочим днём – Днём независимости России. 16 июля Украина установила такой же праздник, позже его перенесут на 24 августа. Толком никто не мог вразумительно объяснить название торжеств, в чём их смысл? Если иметь в виду Соединённые Штаты Америки, то уж лучше бы поименовать его Днём зависимости. Ведь «кучма» новоявленных президентов, уже не кроясь, летали теперь за моря-океаны не рейсовыми, а собственными крылатыми «каретами-членовозами» и расталкивали друг друга в очереди у парадного американского крыльца.

 

У полевой межи

Межевая ле­сополоса, официально говоря, - республиканские                             границы. Впрочем, местные жители  её  таковой    никогда не считали.

Колхоз «Родина» - это Кантемировский район, Россия.

- Трудно косится хлеб. Буран закрутил пшеницу, не придумаешь, с какой стороны удобнее срезать её, чтобы не оставить гривы. Валок пше­ничных колосьев кладешь не на стерню -  на землю. А вдруг дожди? Пропадай урожай…

Вот так, на самой медлен­ной скорости, и утюжат поле А. Д. Завгородний, В. Н. Титаренко, В. А. Бурлаков, П. В. Колесников и их товарищи. Допытываемся у косарей-комбайнеров:

- Поломки часты?

- А то нет? Нагрузка на железо  порядочная, не выдерживают и  машины.   В   безвыходную минуту за запасной деталью Егор Егорович, наш бригадир, спешит  на  Украину   к сосе­дям,  в  Просяное.  Если   уж  у Сергиенко нет запчас­тей, то бесполезно её   искать на базах хоть всей страны.

Другой бригадир - Гетман­ский - только посмеивается: Алексей Васильевич знает, что его выручат в  Россоховатом.

И  Просяное,  и  Россоховатое - это уже Марковский район, Украина. Сюда ру­кой подать. Так же полёглую пшеницу в одной загонке ко­сят в валки, а в другой, со зрелым зерном под­бирают.

Нашу редакционную машину, чувствуется, встречали с  нетерпением, а  когда увидели, что подъехали незнакомцы, досадливо махнули рукой. Оказывается, ждут мужики курево. «Голова колгоспа» на таком же лягушачьего цвета  вездеходе поехал на раздобытки папирос. Так что - по обе стороны границы проблемы схожие: и табачное зелье в торговле стало редкостью. Механизаторы заулыбались, когда наш шофёр преподнёс свои сигаретные припасы.

Знакомимся,  постарше комбайнеры - А. В. Koломиец и С. В. Шевченко, а молодые - вчерашние школьники, на жатве в помощниках. Тут же вспомнили: когда-то должность  именовалась по-морскому звучно: штурвальный.

Беседовали хлопцы с нами  охотно. Курили, береженного Бог бережёт, прикрывая в ладони огонёк сигарет, аккуратно стряхивая пепел в консервную баночку.

 - Соседи, кантемировцы, нас тоже крепко выручают. За автокраном в Бугаевку бежим.  Стройматериалы у вас покупаем.

- И невест к нам переманиваем.

Какая же   встреча   нынче без   разговора  о политике

- Новый праздник независимой     Украины    отмечаете?

Улыбаются мужики.

- Празднику любому рады. Да погорячились депутаты  с выбором даты. Какой в июле выходной сельскому жителю.Приклонить голову к подушке нет минуты?

 

Механизаторы уговаривали нас не торопиться. Вот-вот в поле должны были подвезти обед. Обещали «слобожанскую настоящую казачью еду» - борщ и пшённый кулеш с бараниной, заправленный знаменитым марковским луком, тонко раскатанные пирожки с картошкой и печёнкой, сладкие пышки. Пока отказывались, повариха подъехала. Хозяйка встала впереди нашей машины и расставила руки, «голодным от меня ещё никто не уезжал». Как не подчиниться!

Разве мы все могли даже помыслить, что та встреча на пшеничном колхозном покосе будет последней. Что – вот-вот свалят придорожную стелу с гербами наших областей, с лозунгами о вечной дружбе украинского и русского народов. Что – по обе стороны лесопосадки в чистом поле встанут пограничные и таможенные городки.

…А бронепоезд «Перестройка» на всех парах уже нёсся из развитого социализма в необузданно дикий капитализм. В его названии явно проступали иные буквы – «Перекройка», - означавшие перекройку Отечества.

На исходе августа «Прощанием славянки» прозвучит с телеэкрана «Лебединое озеро». Но никто в это тоже не мог поверить. А спектакль «ГКЧП» с бездеятельным Государственным комитетом по чрезвычайному положению обнажил политическое закулисье: сражение за власть двух самых «главных» коммунистов – Горбачёва и Ельцина, - безжалостно уничтожавших великую страну. В той обделённой Богом верхушечной свите ни Минина, ни Пожарского не нашлось. Прорыв в лидеры Бориса Ельцина только ускорял развал Советского Союза.

 

Сентябрь

 

Первый шлагбаум

 

Честно признаться, когда услышал, что на пути из Луганской области в нашу воронежскую Россошь задержан грузовик межрайонной базы   «Агроснаба», и поклажу-товар водителю пришлось оставить в украинской Марковке, - не поверил. Совсем недавно проезжал там - никаких проверок на дорогах не встречал, никаких постов не видел.

 

Ведь на днях разговаривали с воронежскими и луганскими механизаторами, работавшими на соседних полях. Допытывался у них, замечают ли, что находимся на границе республик? Собеседники отшучивались и пожимали плечами: мол, о чём речь? Живём веками неразделимо, кровным родством повязаны...

Напросился попутчиком к главе снабженцев Владимиру Щурову, ехавшему выяснить обстановку.

На райцентровском въезде-выезде на асфальт уложены «коридором» для одностороннего движения бетонные фундаментные блоки. Шлагбаум перекрывает путь. На обочине поставлен привычный для строек вагончик. Он оказался – милицейским. Познакомились с хлопцами «при погонах».   Служивые охотно объяснили: действительно, распоряжением Кабинета министров Украины на дорогах из Марковки и Новопскова в сторону нашей России, Воронежской области открыты два поста. Правда, пункты не таможенные, а милицейские. Показали список, в который внесено шестьдесят наименований товаров, какие подлежат вывозу из республики только по лицензии.

Снабженцы Россошанского «Агроснаба» везли рабочую одежду, добытую в итоге бартерных сделок: товар на товар. В официальной перечнёвке указано – нужны разрешительные документы. «Оформляйте там, где покупали, - пропустим».

Тут же «тормознули» машины из кантемировских колхозов. Везли  домой семенной ячмень донецкой селекции. Меняли они его за не менееценные наши воронежские семена гороха. Тоже услышали: «Возвращайтесь за разрешительной лицензией». «Мужики, керосин в баках на исходе. Да и недёшев он нынче». Шутки, кажется, помогли. Дельный совет «втихую» шофёры получили: вернулись назад, с асфальта свернули на просёлок, степными ярами «пересекли границу».

Свои люди, сочтёмся…

 

*  *  *

Появление милицейских постов со стороны Украины, конечно, не остановило общение людей, живущих здесь в незалежных - независимых  теперь республиках. Родичи, друзья, знакомые в праздники и выходные так же гостят друг у друга.

Радует то, что пока не прекращается профессиональное, творческое, культурное общение. Съехались в Кантемировку врачи со всей нашей Воронежской области обменяться опытом в лечении сельского населения. Пригласили сюда и коллег из Луганщины. Было полезно выслушать их мнение.

ВДни славянской культуры на Украине тепло принимали зрители кантемировских самодеятельных артистов. Вот и в сентябре певцы и танцоры  сорвали аплодисменты на городском празднике в Луганске. А на чай в Кантемировку уже пригласили украинский танцевальный ансамбль «Зарицвет», он из самодеятельного вырос  уже в профессиональный.

 

Декабрь

 

Мнение авторитетного историка Анатолия Ивановича Уткина: «Не было ничего удивительного в том, что после августа ситуация изменилась очень значительно. Украинская коммунистическая партия, приложившая огромные усилия для сохранения Союза, была запрещена. Огромное большинство населения, включая миллионы русских, не хотели связывать своё будущее с борьбой Горбачёва и Ельцина».

Подсуетились и американцы, ковали железо пока горячо. За четыре дня до украинского референдума президент Джордж Буш на официальном приёме заявил, что решил признать независимость Украины.

Первого декабря восемьдесят четыре процента избирателей пришли на участки, более девяноста процентов из них проголосовали за «самостийность». Президентом избрали Леонида Кравчука, недавнего главного коммунистического идеолога, председателя Верховной Рады.

А уже восьмого декабря «славянские президенты» Ельцин, Кравчук и белорус Шушкевич вблизи Брестской крепости – в охотничьем угодье для «белых людей» Беловежская пуща, как заговорщики, составили и подписали соглашение о том, что создано Содружество независимых государств. Ельцин сразу же первым по прямому телефону доложил президенту США Бушу: Советский Союз больше не существует. Первый президент СССР Горбачёв узнал об этом позже – ему уже из Минска позвонил Шушкевич.

Страну погрузили во тьму веков.

 

Зайцы тоже страдают от политики…

Поскольку на Украине собираются вводить собственные деньги, то жители приграничных к нам районов зачастили к любителям охотникам в  сёла Кантемировского, Россошанского районов. Гости, не торгуясь, за лисью, заячью шкурки выкладывают приличную плату рублями, чем, конечно, соблазняют охотников особо не придерживаться существующих правил отстрела зверья.

А местная охотничья инспекция безлошадная. Без машины браконьера в полях не возьмёшь.

 

Быльём не поросло

 

Шлях на Дон

Историческая версия

I

Всё течет. Всё изменяется.

По словам Платона, так говорит Гераклит, «...всё движется и ничего не стоит, и, уподобляя сущее течению реки, прибавляет, что дважды в одну и ту же реку войти невозможно».

Мудрый грек из Эфеса, а ведь вы не правы. Входим, купаемся, как и предки, в кровавой водице.

Была страна, «светло светлая и украсно украшена». Огромная держава сплотила бескровно многие десятки племён и народов, вывела их из первобытного шалаша в храм Покрова-на-Нерли. С Русью Киевской или, кому как удобнее её нынче называть, Древней считались вся средневековая Европа, Восток и отдалённый Север. Отсюда прокладывали дороги прямоезжие во все стороны света, отсюда плыли корабли в края заморские. С великими князьями киевскими почитали за честь родниться короли английские, норвежские, французские.

И вот это цветущее государство в середине двенадцатого века распалось. Изначально - с благой целью, по отдельности жить богаче, ведь самостоятельное княжество равнялось крупному западноевропейскому королевству. Тогда-то Киев стал уже не прежней столицей, а «матерью городов русских».

Могучая держава распалась (заметьте цифру) на 15 княжеств. А далее - «процесс пошел» по-стахановски: в начале тринадцатого века Киевскую Русь представляло 50, в четырнадцатом - 250 удельных княжеств. По сему поводу народ высказался на веки вечные с едко привычной горечью: в Ростовской земле - князь в каждом селе, в Ростовской земле у семи князей один воин.

Что сталось с Русью в ходе этой перестройки-перекройки? Порабощённая Золотой Ордой она задержалась в развитии на два-три столетия.

Главное, не разделили судьбу «неразумных хазар», не исчезли бесследно. Из Киева снова вширь «пошла русьская земля!» Московское государство в двадцатом веке произросло Союзом Советских Социалистических Республик.

Была страна. Шагнула от крестьянской сохи в космос, «сквозь тернии к звездам». Опять-таки, считался с ней весь многоликий мир. Это не давало покоя тем, кто и вдалбливал в мозги правящей верхушке: Советский Союз - тюрьма народов, империя зла! разделитесь и (царствуйте - не произносилось, властвуйте - держалось в уме) - заживёт народ богаче. Позже в толпу лозунг был кинут приманчивей: каждому по две «Волги», не реки, конечно, она у всех одна, а легковухи, на каких катались отечественные начальники.

Зачарованные вороны выпустили сыр изо рта и каркнули из Беловежской пущи на весь мир: «Быть по сему!»

Державу размежевали - поразительное совпадение! - вновь на 15 незалежных-независимых государств, по образу и подобию - с президентами-князьками-вождями племени во главе. Дробить её и дальше на 50 самостийных штатов призывал ученый-физик, объявленный вдруг «умом, честью и совестью эпохи».

Как и наши далёкие предки, оказались мы в той же реке, кровью умытые.

«Смотри, опять в леса твои и долы

Со всех сторон нагрянули они,

Иных времён татары и монголы»,

Как молитву повторяем вслед за поэтом-пророком:

Россия, Русь! Храни себя, храни!

И не подсказку ли во спасение пытаемся отыскать в сокровищнице отечественной литературы. Прежде всего - в её жемчужине, в строках и между строк загадочного «Слова о полку Игореве». Во-первых, оно обращено и к нам сквозь толщу веков из буквально схожего предигового золотоордынского времени. Во-вторых, можно предположить, что Игорь вышел в поход не только с целью «…отмщения за землю Русскую», он дал клятву памяти деда своего – «вернуть Руси некогда потерянную дедину, очень важное для всего Отечества Тьмутороканское княжество ( по мысли писателя-исследователя «Слова» Юрия Сбитнева). В-третьих, грешно не слышать крик души - «призыв русских князей к единению как раз перед нашествием собственно монгольских полчищ» (Карл Маркс в письме Фридриху Энгельсу из Лондона сразу после прочтения «Игоревой песни» 5 марта 1856 года). Призыв от имени русских князей и обращённый к русским князьям.

Прозвучал же он, напомним, так.

С началом дележа Русь слабела на глазах как государство. «Невесёлая година настала»: у князей глаза оказались завидущими, а руки загребущими; брат заглядывал через межу к брату и говорил: «Се моё, а то моё же». Завязались междоусобные войны среди единокровных родичей. А где двое дерутся, там обязательно вмешается третий. Свары оказались на руку южному соседу. В то время им был степной кочевник «цвета половы-соломы» - половец. «Летучие люди, - так говорил византийский писатель, - и потому их нельзя поймать. Они не имеют ни городов, ни сёл, оттого за ними следует зверство. Не таковы даже коршуны, плотоядный род и всем ненавистный; таковы разве грифы, которых благодетельная природа удалила в места необитаемые». Половцы постепенно почувствовали себя хозяевами в азовских и причерноморских степях и уже наводили ужас «буйными набегами» на земледельцев Европы, а Руси отрезали дороги на восточные рынки.

До поры кочевники признавали силу. А теперь раздор меж князьями приносил им пользу. Половецкие ханы роднились с ними и уже на правах сородичей участвовали в боевых разборках, добиваясь собственной выгоды.

Русская земля жила большим военным лагерем. На курганах полыхнет сторожевой огонь - спящий с оружием воин уже на ногах, уже в седле, уже готов сразиться с нападающими. Только кто нынче несёт смерть, пепел пожарищ? брат восстал на брата? или из-под копыт коня-степняка поднята тучей горчливая пыль?

Правда, беда порой ещё объединяла русских князей. Когда в 1184 году половецкий хан Кобяк с неисчислимой ордой двинулся на Русь, великий князь киевский Святослав Всеволодович сумел сплотить боевые дружины в единый кулак. Кочевников разгромили и хана с сыновьями взяли в плен. А главное - освободили днепровский торговый путь.

Но неудача тоже сплотила половцев. Вернувшийся из плена Кончак вновь собирал новые силы на Русь. А окрылённый удачей Святослав в свою очередь рассчитывал добить врага. Только карты ему спутал двоюродный брат Игорь, княживший на земле черниговской в небольшом Новом городе Северской земли - в Новгород-Северском. Пока в Киеве трубили сбор на лето, Игорь опередил великого князя. В апреле 1185 года он «тихо» выступил в поход, взяв с собой самых близких - сына Владимира Путивльского, ему, кстати, и шестнадцати лет не исполнилось, племянника Святослава из Рыльска и брата Всеволода, правившего в Трубчевске и Курске.

Что заставило Игоря не прислушаться к гласу старшего? Не только и не столько жажда славы. В прошлом удачливом походе Игорь кровно рассорился с Владимиром Переяславским. Игорь тогда замещал великого князя и не позволил воинам Владимира выдвинуться в голову колонны, впереди идущим в случае победы всегда доставались лучшие трофеи. Разобиженный Владимир повернул свою дружину восвояси, но - не домой. Пока свои бились с половцами, «обрёк он мечом и пожаром» новгород-северян. Игорь ему в отместку позже предал огню переяславский город Глебов. Киевский Святослав постарался не заметить распри, не осудил Владимира, не окоротил Игоря.

Самолично кинула на половцев Игоря не безрассудная храбрость. Повёл он «свои храбрые полки на землю Половецкую за землю Русскую» на Дон не случайно. Князь знал, что Кончак с войском с марта кочевал по левобережью Днепра, видимо, оттуда готовил новый удар на Киев. Восточные становища половцев, предполагал, остаются беззащитными. Сам же Игорь по матери половец, с Кончаком жил в мире. Потому надеялся, что степняки не ждут от него нападения. Тем более - на Дону, где пусть и «конец поля Половецкого», зато синяя речная гладь открывает путь в желанную землю - Тмуторокань, в овеянное славой предков древнейшее княжество Святой Руси. Здесь ведь «она начиналась в своём неукоротном на долгие века движении на Север… Ведь древнее название града Тьмуторокань не что иное, как город тысячи дорог. «Тьму» - тысячи, «торока» - дорога»..

И всё же - Игорь просчитался, не смог «снова распахнуть окно в пределы южные, обретя тысячи дорог в иные страны мира». «Непроложенными» путями кочевники сумели сбежаться-собраться близ Дона.

Билися день,

билися другой;

на третий день к полудню пали стяги Игоревы.

«Чёрная земля под копытами костьми была засеяна и кровью полита: горем взошли они по Русской земле». Пять тысяч дружинников вместе с Игорем, его сыном, князьями и воеводами были взяты в плен. За них половцы затребуют большой денежный выкуп и обмен на своих томящихся в неволе русской соплеменников.

Произошло то, чего так боялся Святослав: поражением Игорь открыл ворота «детям бесовым» на Русь. Великий князь сумел отстоять правобережье Днепра, а левобережье половцы опустошили. В Переяславле Кончак, не ведая о том, расправился с Владимиром, обидчик Игоря скончался от ран. А у Путивля погиб сын хана Гзы. Убитый горем отец хотел свести счёты с дорогим заложником, голова Игоря была оценена в две тысячи гривен, деньги по тому времени громадные. Старый «друг» Кончак отстоял князя. А позже тому удалось благополучно бежать из неволи. А сын возвратится домой позже с молодой невестой Кончаковной, в православии её нарекут Настасьей.

Игорю шел тридцать шестой год в пору трагического похода. И хоть в сорок девять лет по старшинству наследника он станет князем Черниговским, будет править княжеством до кончины четыре года, но то неудачное сражение с половцами останется главным делом в его жизни. Сходных битв русских князей со степняками историки насчитывают десятки. Игорева же битва и спустя века не канула в Лету. Сражение обстоятельно описано в летописях, а также в художественном «Слове о полку Игореве». Остающийся доныне неизвестным автор (а таковым называют и самого Игоря, и его племянницу Болеславу, дочь князя черниговского Святослава Всеволодовича) не просто пересказывает события. Он старается достучаться к уму и сердцу каждого князя: прочь распри! будьте выше личных интересов! только вместе вы сила! лишь сообща спасёте Русь!

за обиду сего времени,

за землю Русскую...

Дон тебя, князь, кличет

и зовёт князей на победу.

Игорь завоевал себе славу не собственным мечом, а пером автора «Слова» - так порой говорят историки.

Увы, даже золотое и вовремя сказанное слово не вразумило тех, кому нужно было его услышать. Даже - написанное кровью сердца. Сам Ярослав не предполагал, как обернется его завет сыновьям - жить в любви и согласии. Князья продолжали враждовать, и крепкий державный дом продолжал на глазах распадаться на множество малых и слабых.

«И была между братьями распря», от которой страдали, прежде всего, простолюдины; вся страна обессиливала, слабела. Сорок раз опустошали её половцы «значительными набегами, а мелких и не перечесть». Как покарает за то половцев Золотая Орда - развеет в небытие. Но кто бы мог подумать, что и Киев, славный стольный Киев после удара кочевников усохнет в городок о двести дворов...

А что же ждет нас?

Не потому ли внимательно вглядываемся в наше прошлое, пытаемся узнать всё точно, всё, как было, - чтобы провидеть будущее.

А нас снова и снова стараются обеспамятеть - газетным, сенсационным «открытием» (хан Батый - славянин), вкрадчивым радиоголосом (никакая не героиня Зоя Космодемьянская, а «Молодая гвардия» придумана энкэвэдистами), телевизионным кинорассказом или страничкой в Интернете (Ленин, Сталин, Гитлер - главные преступники века. Сбросивший на мирные японские города атомные бомбы Трумэн, конечно, не в счёт). Тот, кто капает нам на мозги сладким ядом, вешает на уши не лапшу, а спагетти, хорошо знает: без исторической памяти народ уже не народ, а население, с коим управляются, как со скотом...

 

II

 

«Князь Игорь» в Россоши появился летом 1976 года. Невысокий крепыш с выправкой военного. Держался молодцевато, хотя крупные залысины выдавали возраст. Предложил напечатать в газете небольшую статью о том, что, возможно, в здешних местах произошло сражение войска князя Игоря с половцами, описанное в знаменитом «Слове о полку Игореве». Он обращался к читателям с просьбой сообщать о случайных исторических находках, которые могут быть бесценными для науки.

Явление гостя из Москвы у разговаривающих с ним вызывало в ту пору улыбку. Каяла в Россоши?! Да о месте битвы русичей с половцами столько споров, столько копий сломано - великими историками, большими учёными. Авторитетными в науке людьми! Тут же какой-то инженер-строитель. Скучно стало не выработанному отставному военному пенсионеру? Заглазно его сразу окрестили: князь Игорь. К тому же он вслух гордился своим дворянским происхождением, расхваливал свой род Поливановых.

Заметку москвича напечатали в районках Россоши, Ольховатки, Алексеевки - по предполагаемому маршруту похода. С моей подачи, как собственного корреспондента, материал появился в областной воронежской «Коммуне».

Тогда же дотошно памятливый журналист из Ольховатки Григорий Филиппович Ворона припомнил: в годы молодости, в канун Великой Отечественной, перед учащимися педучилища, каковым был и он сам, выступал лектор из Москвы. Он тоже доказывал: Игорь с половцами бился здесь, на месте теперешней Россоши. Кто-то из зала нетерпеливо поставил вопрос ребром: укажите точнее - где именно? Лектор замялся, краёк в междуречье назывался неблагозвучно «матня» (словечко означало ширинку в штанах). Гость культурно нашёлся, как ответить: «В районе городской бани».

Зал захохотал.

Смех смехом, а сообщение было принято и всерьёз. Переселившиеся в провинциальную глубинку вместе с птицеинститутом преподаватели из Ленинграда в часы досуга ставили серьёзные концерты. Любитель классического пения перед исполнением арии из оперы «Князь Игорь» всякий раз  подчёркивал, что в здешнем крае произошло сражение с половцами.

Шутки шутками, а «князь Игорь», он же - Алексей Матвеевич Поливанов возвращался в Москву из Россоши не с пустыми руками. Он вёз на научную экспертизу изъеденное ржой древнее копьё. А ведь найдено оно было вездесущим мальчишкой на дне речки Россоши близ той «городской бани». Находкой удивит Алексей Матвеевич и близких. Отправляясь в путь, он обещал им «копьё князя Игоря». Обещал не голословно: вычислил - из всего тогдашнего оружия и доспехов сохранность выше у копья. Поливанов, конечно, несказанно обрадовался, когда краевед Алим Морозов выложил ему на стол проржавленный кусок металла, в котором проступали очертания наконечника. «Подобный тип копий хорошо представлен в домонгольских памятниках Древней Руси», - такое заключение сделают специалисты Государственного исторического музея в Москве и укажут возраст находки - XII или XIII век.

Кстати, рассказы о поиске москвича в местной печати настраивают людей внимательнее и бережнее относиться к тому, что случайно попадается в руки. На поле у хутора Перещепного выпахали схожий наконечник копья древнерусского воина хорошо сохранившимся. На огороде в селе Ивановка вместе с картошкой выкопали наконечник стрелы, выкованный русичем до нашествия золотоордынцев. Эти драгоценные свидетели старины далекой хранятся в краеведческом музее, не выкинуты на свалку за ненадобностью, как это нередко случается. Теперь только приходится вспоминать о безвозвратно утраченных кольчугах, шлемах.

Сам Поливанов же оказался родичем - племянником запомнившегося старожилам Россоши лектора из довоенной поры. Его дядя Николай Николаевич, всесторонне образованный человек, глубоко изучал «Слово», написал драматическую трилогию «Внук Бояна». В 1939 году Государственный литературный музей организовал экспедицию по установлению наиболее вероятного маршрута похода Игоря. Она выехала в донецкую степь. А Поливанов, видимо, самостоятельно направился ближе к Дону. Изыскания прервала не только война. После тяжелой болезни Николай Николаевич ослеп, поводырём его был до самой кончины в 1943 году племянник. Алексею Матвеевичу по наследству осталась рукопись «Похода» и завет - довести начатую работу до ума. Основательно заняться ею младший Поливанов смог, спустя много лет.

 

III

 

Историческая наука на сегодня вроде и близка к разрешению одной из сложных загадок «Слова» - где происходили описываемые в повести-поэме события? - и далека. В летописях и в «песне» чётко прописан путь, каким шло войско. Он довольно ясен и сейчас любому читателю - от теперешнего районного городка Новгород-Северского, что на Черниговщине, до Оскола-реки. А вот дальше маршрут и, главное, место битвы вызывает споры у исследователей на протяжении уже почти двух столетий. С той поры, как граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин в 1800 году опубликовал найденную древнюю рукопись «Слова о полку Игореве».

С течением времени изменились названия малых речек, на берегах которых сражались русичи с половцами.

Где теперь ты, Каяла? Где Сальница с Сюурлией? Вот в чём вопрос.

Пушкинским домом Российской академии наук в Санкт-Петербурге в 1995 году издана пятитомная «Энциклопедия «Слова о полку Игореве». В статье «Поход» перечисляются основные версии маршрута убористым текстом на... девяти страницах. Десятки вариантов, один убедительнее другого. Выбирай, пока не закружится голова. А чтобы этого не случилось, проще выделить три направления: нижнедонское, междуречье Северского Донца и Днепра, верхнедонское.

Первому начало положил главный русский летописец Николай Михайлович Карамзин: «соединясь на берегах Оскола, войско обратилось к югу, к рекам Дону и Салу, феатру блестящих побед Мономаховых». Предположение уязвимо - с 23 апреля по 9 мая русичи не могли столь быстро и без боя прорваться в глубь земли Половецкой.

Второе направление разработано наиболее весомо академиком, «живым классиком» в современной истории Борисом Александровичем Рыбаковым. Доктор наук из Харькова Михаил Федосеевич Гетманец очень убедительно и доказательно «вывел» Игоревы дружины по древней Торовской дороге к речке Макатихе-Каяле меж нынешними городами Изюмом и Славянском. Учёный смог подвигнуть молодёжь. Ребята «выверили» путь воинов в конном походе. Эти и другие предположения хорошо вписываются в канву повествования «Слова» и летописей, если верно замечание отца русской истории Василия Никитича Татищева о том, что в древних манускриптах «Донец Северский... Доном называли». Исследователей смущает одна заковыка: в поэме различаются эти реки. Дон Великий, Синий упоминается 15 раз, Донец - 3 раза. А ещё князь Игорь «мыслию поля мерил от Дона Великого до Донца», когда хочет бежать, «не быть в плену!»

Верхнедонское - третье направление. Утверждая свою «восточную» версию, Николай Николаевич Поливанов не знал, возможно, что она существует с прошлого века. Автором её был видный историк русского права Иван Дмитриевич Беляев. Он считал, что дорога на восток долгое время оставалась хорошо «знаемой» русичами. Раз подбрюшьем у Руси «половецкие кочевья были рассыпаны по всему степному пространству от Урала до Дуная», то «русские полки удачно могли дойти до нынешнего Урала... Не с одними придонскими и приволжскими степями знакомились приднепровские Руссы, воюя с Половцами», Что касается похода 1185 года, то Беляев утверждал: «Игорь держал свой путь на Донец, потом на Оскол и далее к Сальнице (вероятно, нынешний Богучар)».

 

IV

 

Алексей Матвеевич выполнил наказ дяди, можно сказать, сполна. Корпел над «Словом», над страницами Лаврентьевской и Ипатьевской летописей. Анализировал труды предшественников. В собственном поиске использовал - математику, географию, топонимику, демографию, астрономию, гидрологию, почвоведение, народные предания, лингвистику, обычаи культовых погребений, средства связи и информации, доступные человеку, жившему в XII веке. Итог - научные доклады, один из которых прочитан в Русском историческом обществе Союза писателей России.

«Версия признана реальной и близкой к истине». Она, как уже говорилось, занесена в «Энциклопедию «Слова».

Результат - книжечка «Где ты, Каяла?» Издана в 1999 году «Московским Парнасом».

Поливанову-младшему его труд теперь дорог, как матери родимое дитё. Для него он, как и для любого исследователя, собственная точка зрения, - «прост и доступен, как правда».

Итак, во вторник, 23 апреля 1185 года, дружина князя Игоря выступила в поход из Новгорода-Северского и через девять дней, к исходу 1 мая, подошла к Северскому Донцу, переправившись через реку, следует к Осколу-реке. Там ждёт два дня, до 6 мая, князя Всеволода.

Лучший знаток земли Половецкой, историк и археолог Светлана Александровна Плетнёва считает, что встреча князей состоялась в окраинной древнерусской крепости Холки (ныне Чернянский район Белгородской области). Здесь ещё в первом тысячелетии до новой эры, в эпоху раннего железного века, существовало укреплённое поселение. Располагалось оно на правобережном высоком меловом мысу. С трёх сторон неприступное крутосклонье, с четвёртой - поле отрезано выдолбленным в материке рвом глубиной в четыре метра, а шириной в семь-восемь, ограждено глиняным валом с деревянным срубом-стеной, заполненным землёй.

Если отсюда мысленно циркулем очертить круг, то ближайший по радиусу путь к Дону ложится на восток. Шлях тот натоптан во тьме веков. Студенты и учёные под началом профессора Воронежского педагогического университета Арсена Тиграновича Синюка на Куть-поле под селом Новохарьковка в Ольховатском районе отрыли-открыли «кузницу» кремниевых дел мастера. Жил он в среднем каменном веке - мезолите, отдалённом от нас примерно на двенадцать тысяч лет. Тогдашний кузнец уже «после ледника» выручал охотников. От камня-кремния откалывал острые пластины. А они служили наконечником стрелы, лезвием ножа, скребком и иным инструментом или оружием. В этой мастерской у Ольховатки-речки археологи обнаружили немало кремния. И удивились: камень оказался родом из Оскольского месторождения. Местный уступал ему в крепости-стойкости. С неблизкого для путника Оскола ещё когда приносили не готовые ножи-пластины, а кремень!

«Не тот ли это шлях, где Игоря обозы проходили на синий Дон?»

Поливанов убеждён: тот.

В придонской степи, где «плыл горизонт», начиналось и поле Половецкое. Молчаливо напоминают о том каменные «бабы», бесприютно и неприкаянно стоящие во дворике Воронежского краеведческого музея. Им бы вернуться на родину. Как встарь вознестись на кургане у нынешней Марьевки - села на тракте из Оскола к Дону.

И на том же богатом историку Куть-поле сущий клад найден студентами вместе с профессором Воронежского университета Анатолием Захаровичем Винниковым. В раскопе приоткрылось время Золотой Орды. Заселено довольно плотно древнее кладбище, как нынешнее городское. Скорбный обряд однообразен. Изучено больше сотни погребений. Большинство - женские. Изредка попадаются дети. Где мужчины? Воевали и гибли в далекой стороне?

Жили тут и довольно долго – половцы?! аланы?!

«Игорь пронзил свой ум крепким намерением, заострил своё сердце

мужеством и, преисполнившись боевого духа,

повёл свои храбрые полки на Половецкую землю за землю

Русскую... добиться Великого Дону...

Хочу с вами, русские, либо голову

свою сложить, либо напиться шлемом из Дона».

Шестого мая полки князей Игоря и Всеволода направляются от реки Оскола в степь половецкую. «А Игорь к Дону воинов ведёт!» В обеденное время, 10 мая, у речки Сюурлия встретились половцы.

Сюурлия - это Ольховатка-речка, приток Сальницы-Чёрной Калитвы. Это мнение Поливановых. Ряд учёных прочитывает «сюурлию» с тюркского языка, как «разлив воды, быстрый». Такое с речкой случается, когда в верховье Дона скоро тают глубокие снега. Второе половодье поднимает уровень воды в притоках. Случаются «разливы рек, подобные морям». Разно толкуется название Сальницы. В тюркском есть слово «сал» - приток. Поливановы считают имя речки славянским, «дано оно по специфике воды в реке - «сальной». Кстати, академик Олег Николаевич Трубачёв неразгаданную пока «Калитву» числил древнерусским водным названием «самобытного славянского вида» в перечне с Непрядвой, что у поля Куликова.

Во второй половине дня 10 мая русичи разгромили половцев. «Мы сами к половцам пришли; их самих разбили. Ныне пойдём на них за Дон и до конца изобьём их: если нам будет и там победа, то пойдем на них и в луку моря, где не ходили и деды наши». Но наутро в субботу удача отвернулась. Половецкие полки взяли в кольцо войско Игорево. Неравная битва закончилась в день Святого Воскресенья 12 мая на реке Каяле у великого Дона. «Побеждены были наши»,

Не о том ли сражении молва из рода в род хранит предание: за крутым речным обрывом – «Вылыкым Прыстином» - на самой горе были болота и озёра. Там давным-давно день, ночь и ещё день шла битва, и все люди были побиты. Много людей, оружия и золота потоплено в болотах. Стон по ночам из-под земли идёт...

Присядь у тихой заводи. Признается ли и тебе речушка Россошь, еле пробивающаяся порой сквозь заросли осоки-кияка, что она-то и есть Каяла?

 

V

 

Откроется, возможно, что шлях князя Игоря пролегал в иной стороне. Но труды учёных, исследователей, таких как Поливановы, не окажутся напрасными. Отрицательный результат в науке тоже результат, который подвигает к истине.

 

VI

 

Князь Игорь, князь Игорь, не ты ли утвердил: один в поле не воин? Услышим ли мы тебя? Или - «нам не дано предугадать, как «Слово» наше отзовется»... 

Пётр Чалый (Россошь Воронежской области)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"