На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Богословие, святоотеческое наследие   
Версия для печати

Помогай нам, долготерпеливый Господи!

Проповеди и поучения митрополита Трифона (Туркестанова)

4 апреля. Вечерня.
В храме святого Иоанна Предтечи на Пятницкой

Митрополит Трифон (Туркестанов)Сейчас, дорогие братие и сестры, вы услышали трогательную повесть о страданиях Иисуса Христа. Это повествование постоянно должно нам напоминать о том времени, когда девятнадцать веков тому назад Господь Иисус Христос висел на кресте, когда многочисленная толпа народа окружала Его крест, не с кротостию, не с состраданием взирала она на Него; не трогали ее ни крест, ни Висевший на кресте Страдалец; в то время, когда наша душа при воспоминании об этом удивительном страдании содрогается; кажется, у самого черствого человека она и то пробудилась бы, но не было жалости у озлобленного народа злорадные крики и насмешки раздавались в ответ на стоны Страдальца. Тут при кресте стояла Матерь Его с возлюбленным учеником Его, Которая как бы так говорила: "Увы Мне, что Ты сделало, Мое дитя? За что пригвоздили Тебя ко кресту? Увы, Свете Мой, Ты являешься бездыханным, не имеешь красоты... не могут видеть Тебя умершим... утробою уязвляюсь и плачу горько... и стражду Тебе ради...".

Только там, в толпе, робко стоял ученик Его Петр и раскаивался в своем отречении, только сотник, стоявший при кресте, уверовал в Него; и не только те, которым жизнь улыбалась, которые наслаждались радостию в своей жизни, но вместе с народом даже и разбойник, висевший на кресте, поносили Его и у них вырывались страшные слова: "Если Ты Христос, спаси Себя и нас... тогда мы, пожалуй, в Тебя поверим!..". И, несмотря на такие издевательства и насмешки, ни единого слова укоризны, ни единого слова раздражения одна кроткая молитва... За кого же? Да за тех, которые над Ним издевались, за тех, которые пригвоздили Его ко кресту: Отче, прости им, не ведят бо, что творят.

Братие и сестры, если бы из всего Евангелия сохранилась бы только одна эта молитва, то и тогда мы должны были бы уверовать в то, что это действительно был Сын Божий, человек не мог бы так молиться... Ангел и то не мог бы так молиться и так прощать только мог это делать Богочеловек. И тогда совершилось чудо: один из разбойников проникся верою, и в немощном, поруганном, обнаженном Страдальце узрел Сына Божия, и с твердою верою воззвал: "Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем" и тотчас услышал всепрощающий голос любви: "Со Мною будешь сегодня в раю".

О, как искренно желаю, да услышим и мы в страшные минуты смерти, когда мы будем взывать:

" Господи, прости", услышим голос в нашем сердце: "Истинно говорю тебе, сегодня будешь со Мною в раю".

Вот тогда, девятнадцать веков тому назад, один из распятых с Ним разбойников исповедал Его, но теперь, спрошу я вас, многие ли исповедуют Его?

Жестокое слово скажу: такая ли разница между теми, которые смеялись над Ним, и нами, которые воспевают Его? Мы можем словами церковной песни сказать: "Господи, потому у Тебя окровавлена одежда, потому что я ругаю Тебя...". То был покаявшийся разбойник. Заметьте, разбойник он не просил себе, чтобы сойти со креста. Он знал, что Воскресший Бог может избавить его от ужасных мучений, но он омывал слезами покаяния свои грехи и об одном взывал: "Помяни мя. Господи, егда приидеши во Царствии Твоем"; страдая от гвоздных страданий, не о том просил, чтобы Иисус Христос мог его избавить от страданий, а об одном о спасении. И вот этогото терпения больше всего недостает ни мне, ни вам все мы можем это сказать. Тогда в чем же мы может назваться христианами? Словами мы прославляем Христа, а делами?

Припоминается мне одна легенда: один человек на жизненном пути взбирался на высокую гору и роптал на свой крест, тогда явился ему Ангел и привел его на такое место, где было множество крестов; он начал выбирать себе крест, и что же? Один крест, на который он бросил свой взор, был замечательной красоты, да тяжел; другой тяжел и режет плечи... Так наконец перепробовал все кресты, и ни один не подошел ему; наконец в уголке увидел скромный, из дерева сделанный крест и говорит: "Вот этот по мне, точно по мерке сделан для меня". И вот Ангел ему тогда сказал: "Безумец, это и есть тот крест, на который ты роптал, это тот крест, который дан тебе Богом"; тогда мы в сознании своего ничтожества скажем: "Да будет воля Божия". Но редко встречаешь это: все ропщут, все обижены, но не хотят понять, что все это совершается по особому Промыслу Божию, пути эти ведут всякого ко спасению, ибо иной путь привел бы к погибели и надо, чтобы путь терпения привел бы нас ко Христу; вот почему я всегда молюсь, чтобы Господь даровал нам терпение к перенесению креста. Господи, скажи мне кончину мою! Может быть, не годами, не месяцами, не часами должен я считать свою жизнь, а минутами, а там конец всего земного. Вот почему я в эти часы молился Господу: "Господи, дай нам терпение к перенесению креста, дай возможность облегчать страдания моих ближних..." Стоя у креста, будем молиться молитвою покаявшегося разбойника: "Помяни нас. Господи, егда приидеши во Царствии Твоем". Разбойника благоразумного, во едином часе к Господу пришедшего, раеви сподобил еси, и мене древом крестным просвети и спаси мя. Аминь.

Се, человек! Невольно вырывается это восклицание Пилата, когда видим пред собой Крест с пригвожденным на нем Божественным Страдальцем. Да, братие, навряд ли найдется такая бесчувственная душа, которую бы не тронул и не умилил вид Креста Господня. Но тогда в ответ на это восклицание иудеи еще озлобленнее закричали: распни Его; и когда уже совершилась беззаконная казнь, они не переставали грубыми насмешками осыпать Повешенного. А теперь? Что было бы теперь, если бы Он снова явился перед нами во всем сиянии Своей Божественной красоты, кротости и смирения?!

О, конечно, мы не так бы приняли Его, как девятнадцать веков тому назад еврейский народ. Мы окружили бы Его любовью, нежностью, мы всё бы роздали, что имеем, и пошли бы за Ним, мы за великое счастие считали бы один Его милостивый взор, и если бы Ему надобно опять пострадать и умереть, то и мы пострадали бы и умерли вместе с Ним. Вот что готовы ответить вы мне. Но так ли это?!! Правда ли это?! Жестокое слово скажу я вам, братие, но поистине не могу его не сказать, мы бы, может быть, отреклись от Него снова. Вспомните, кто окружал Крест Христов: одни враги, одни иудеи, как дикие звери, жаждущие его страданий и мук. Где же были Его многочисленные друзья и ученики? Что же не исповедывают они Его Сыном Божиим? Что же не вступаются за Него? Где же апостол Петр, с клятвой обещавший душу свою положить за Него? Он клятвою же подтверждает, что не знает человека сего. Где апостол Андрей? Он малодушно предается бегству. Где же любимый Его ученик, которого Он согревал на груди Своей? Емуто бы следовало броситься на мучителей, вырвать копье, пронзившее Господа, обрушиться на них громовою речью в защиту своего Учителя и Господа, а он стоит при Кресте безмолвно и бездейственно. Один лишь человек громко вступился за Него тогда... и этот человек был разбойник. И если бы через девятнадцать веков Он снова пришел к нам, то и теперь, может быть, он нашел бы не более сильную защиту. Трудно, кажется, этому поверить, видя торжество Христова Креста во всех пределах православного мира, видя, как множество верующих сходятся в храмы для поклонения Ему, и всякий из нас с негодованием готов отвергнуть обвинение в отречении от своего Владыки и Господа. Но пусть каждый испытает свою душу, насколько она усвоила себе все глубокое значение Креста Господня, то есть насколько она является в своей жизни участником, причастником в страданиях Христовых, и не есть ли это видимое благоговейное поклонение Кресту Христову лишь действие чувствительного и торжественного церковного зрелища на наши воображения и чувства?! Участвовать в страданиях Христовых значит бесповоротно и всецело совлечься ветхого человека со всеми его страстями и похотями и облечься в нового, иже есть Христос. Где же теперь истинные христиане? Кто хочет быть совершенным? Если мы жертвуем чемлибо ради Христа, то самым малым, ничтожным и не имеющим для нас цены, да и этой своей жертве придаем огромное значение. Даже лучшие из христиан полагают исключительно свою задачу в делах благотворения, встать поранее к службе церковной, поститься в установленные дни, подавать малую милостыню, не творить смертных грехов, молиться утром и вечером, вот в чем полагает свою задачу христианин, и если он все это исполняет, то считает, что его долг совершен. Хороши, конечно, и эти дела, и без них нельзя обойтись (многие, к несчастью, и их не исполняют), но не в них единственное дело христианина. Оно во внутреннем очищении своего сердца от зла и порока, в постоянной, тяжелой работе над собой. Лицемер, очистись прежде внутренне, говорит Господь, обращаясь к таким внешним христианам. Трудна и тяжела эта работа над собой, ее по справедливости святые отцы называют каждодневным мученичеством, каждодневным умиранием за имя Христово. И многие о нейто и не радеют вовсе, мало того, когда является человек в их среде, который проходит истинно христианскую жизнь, то он подвергается всяким насмешкам и укоризнам. И это всякий замечал в своей жизни. И в семействах, и в монастырях, и в обществе кто особенно подвергается злоречию? Это тот, кто неуклонно следует по пути Христову. И вот, братие, в лице этих праведников разве мы не гоним и не предаем на пропятие Самого Господа? Теперь представьте себе, если бы не слабые лучи отдаленного солнца, какими можно считать даже самых святых людей, осветили наше себялюбие, а если бы Само Солнце правды, истины и святости если бы Сам Христос пришел к нам снова на землю, если бы Он озарил до последнего уголка всю нашу темную душу, о, какой взрыв злобы и ярости обрушился бы на Него.

Если бы Он потребовал от богача, чтобы тот все имение свое роздал нищим и шел бы вслед за Ним; думаете ли вы, что не возненавидел бы Его богач? Думаете ли вы, что сластолюбивый или развратный человек кротко принял бы Его обличительные речи? А мы, гордящиеся своим благочестием и молитвами, думаете ли вы, что мы терпеливее древних фарисеев приняли бы Его обвинения, ясно показывающие наше тщеславие и самолюбие? И не только те, кому хорошо и привольно живется на свете, но и страдающие как на кресте, чья жизнь представляется для постороннего глаза единым непрерывным мучением: больные тяжелыми недугами, терзаемые душевными муками, томящиеся в каторжных работах, разве они все встретили бы Его с любовью и отрадой? Одно мы видим, что онито особенно злобно богохульствуют, издеваются над святым и упорно с демонской гордостью отвергают Божественные утешения. Да, братие, если бы Он пришел к нам снова, то, поверьте, что многие сказали бы Ему: уйди от нас, без Тебя легче живется, нет обличителя наших темных дел и помыслов, уйди. Твоя святость раздражает нас, как раздражает больной глаз яркий блеск солнца, и если бы Он не ушел, то опять мы предали бы Его на смерть, осудили на пропятие. Но все ли?! Нет, не все! Если тогда нашелся один человек, в котором Божественная кротость незлобивого Агнца пробудила совесть, не дремлющую вовсе в человеке, и он, сознав всю глубину своей порочной жизни, исповедал в поруганном и распятом человеке Бога и торжественно возносил с креста своего: что Этот терпит, не единой вины не сотворив, и слезно молился не о прекращении крестных страданий, а дабы быть с Ним в раю. Так и теперь нашлись бы люди, которые воззвали бы к Нему из глубины смиренных сердец своих: "Помяни нас Господи, егда приидеши во Царствии Твоем".

Братие христиане! Пред Крестом Христовым нет места лжи, самообману, все мы знаем, что путь на небо предлежит нам всем и скоро, очень скоро ангел смерти предстанет пред нами: с чем предстанем мы на тот свет? С искренним ли желанием быть в раю или со злобой и ненавистью? Если в нас есть искреннее желание быть в Царствии Небесном, то сами взойдем на Крест Христов, то есть отвергнем прежнюю жизнь как нечистую и греховную и дадим слово с твердым намерением во всем, решительно во всем, следовать воле и заповедям Божиим.

Давайте же плакать о грехах своих и молиться, дабы Благодать Святаго Духа истребила в нас трусливого, слабого и грешного ветхого человека, как некогда, взойдя в апостолов, она сделала их смелыми и твердыми борцами за Имя Христово даже до мук и смерти.

Помогай нам, долготерпеливый Господи! Аминь.

1921г.

24 апреля. Вторник Святой Пасхи.
Обедня в Никитском монастыре

Христос Воскресе!

С особым чувством я приветствую вас в этот раз дорогие сестры, этим радостным приветствием: "Христос Воскресе", и это, конечно, потому, как вы и сами знаете, мое знакомство с вашею обителью, а следовательно, и со всеми вами насчитывается многими и многими годами; много и светлого, и радостного, и печального соединено у меня при воспоминании о ней, давно не приходилось мне быть здесь и совершать здесь богослужение, и много воды утекло за это время: началась беспощадная война, и Господь привел меня быть одним из участников ее, был я свидетелем славной деятельности наших воинов и не менее славной кончины наших дорогих братьев русских воинов, а затем начались всевозможные смуты и до сего времени многие продолжаются, за это время мы успели как бы прожить целые десятки лет, каждый месяц казался и кажется более чем за год, за это время некоторые успели уже состариться, но не стареет одно это любовь христианская, и скажу вам искренно и нелицеприятно, что я всегда вспоминал вас и с любовию за вас молился. В самом деле, как много у меня воскресает воспоминаний прошлых; вспоминается мне возлюбленная старица игумения Паисия... Господь да ублажит ее и да упокоит ее душу в Царствии Небесном, а вместе с нею вспоминается и другая старица, тоже родная и близкая мне, моя мать, которая так сроднилась с вашею обителью, которая так часто имела приют и отдых в вашей обители и пользовалась сердечным вниманием; немного пережили они друг друга; я первый раз служил в вашей обители, когда был архимандритом, ректором семинарии, а затем в продолжение моей архиерейской деятельности много раз мне приходилось совершать здесь богослужение и на хуторе, который вырос и возрастал на моих глазах; здесь совершал я заупокойное богослужение о матушке игумений Паисии, и, кажется, это было одно из самых моих здешних богослужений; затем настала война, и мы расстались, и верилось мне, что снова Господь Бог соединит нас для общей молитвы. И когда же это случилось? В светлые дни Светлого праздника; может быть, для того, чтобы показать, что для тех, которые соединены искреннею верою, братскою любовию, Господь готов всегда оказать Свою всесильную помощь и послать в сердца их Свою радость... Я пламенно молился о том, чтобы этот дух радости ничем не омрачался и оставался бы даже и в тяжкие дни, и при тяжелых обстоятельствах, которые мы переживаем.

Что же за причина этой радости? Она в том пении, которое так часто слышится теперь, в пасхальные дни: "О, Любезного, о Сладчайшего Твоего гласа, с нами бо неложно обещался быти во вся дни до скончания века". Слышите, что Он говорит, наш Возлюбленный Спаситель? Он говорит, что Он всегда с нами: се Аз с вами во вся дни, до скончания века. А если Он с нами, если Он около нас, если Он нас помнит, что могут сделать с нами люди? Ничего, потому что велика сила Христова, велика сила Его Креста. Это Он возвещает, увеселяет и радует всех скорбящих. Это Он поселил радость в апостолах, так что они, радуясь, готовы были идти на страдания и смерть, как и говорит апостол Павел: мы готовы радоваться и страданиям.

Да укрепляет в нас Воскресший Спаситель веру и любовь! И тогда Он всегда будет с нами, и тогда наша радость всегда будет с нами, какие бы ни были обстоятельства.

И вот моя молитва: "Да будет с вами Воскресший Спаситель всегда и здесь, и в будущей жизни". Аминь.

 

24 апреля.

На Ваганьковом кладбище

на могиле о. Валентина Амфитеатрова

 

Христос Воскресе!

В эти пасхальные дни заупокойные песнопения уже перестали быть унылыми и печальными, потому что сердце полно ликования и радости, вера и надежда окрыляется упованием, что Воскресший Христос воскресит и нашего дорогого усопшего батюшку о. Валентина; воскреснем и все мы, чтобы вечно радоваться в чертогах Отца Небесного.

Наш Бог Бог не мертвых, а живых, и все мы здесь живем для вечной небесной радости. Вот почему, совершая моление об упокоении души протоиерея Валентина, мы молим Господа, чтобы Он сподобил всех нас причащатися в невечернем дни Царствия Христова, а также и дорогого усопшего до радостного дня всеобщего воскресения. И верим мы, что он восклицает из гроба эти вечные слова: Христос Воскресе! Воистину Воскресе!

28 апреля. Суббота Святой Пасхи.
Храм Знамения на Знаменке

Итак, сейчас будем раздавать вам святой артос. Вы, вероятно, помните, как в первый день Пасхи мы его освящали святой водою и читали особую молитву, вы видели, как всю седмицу после обедни ходим с ним и крестным ходом вокруг храма, мы сейчас читали молитву перед его разделением.

Откуда ведет начало этот обычай поставлять святой артос, а затем после особой молитвы раздроблять и раздавать верующим? Что означает и зачем мы должны его потреблять?

Обычай этот весьма древний, он ведет свое начало со времен апостольских. После крестной смерти Господа Иисуса Христа апостолы имели обыкновение за своей трапезой среднее место за столом оставлять пустым и пред ним клали хлеб с уверенностью, что Господь Иисус Христос, их Возлюбленный Учитель, невидимо присутствует и благословляет их трапезу, а затем, окончивши, они поднимали руки и взоры свои кверху и возглашали следующие слова: "Слава Тебе, Боже, Слава Тебе! Слава Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков! Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помогай нам! Велико имя Пресвятыя Троицы! Христос воскресе! Христос воскресе!". И затем после этого они раздробляли этот хлеб, вкушали, веруя, что Сам Господь Иисус Христос невидимо раздает его для вкушения, и вот этот обычай совершается и до сего времени вот то, что вы сейчас видите, то есть квасной хлеб (погречески "артос"), заготовляется, торжественно обносится вокруг храма и после особой молитвы раздается всем верующим.

Что же он означает? Он означает Господа Иисуса Христа, взявшего на Себя грехи всего мира, подобно тому как ветхозаветный агнец преобразовал Агнца Божия, Вземлющего грехи всего мира, так и этот хлеб свидетельствует, что Агнец Божий, Иисус Христос, уже в самом деле совершил наше искупление, что Он сошел с Неба на землю, заклался на Кресте и дался в снедь верным. Что показывает этот артос? Он показывает, что Господь Иисус Христос воскрес действительно плотию, а не духом, как утверждают некоторые, а что Он воскрес плотию, об этом Он Сам свидетельствует, вкушая хлеб с апостолами, свидетельствует Сам и тем, что разрешил апостолу Фоме вложить перст в раны Его, а затем ученикам, шедшим в Еммаус, повелел преломить хлеб и благословил его. Таким образом, видим мы, что Он воскрес плотию.

Понятно теперь, с какими чувствами мы должны приступить к вкушению сего хлеба: лобзая его, мы должны представлять, что мы лобзаем Пречистое Тело Господа нашего Иисуса Христа, а вкушая, духовно мы должны представлять, что мы как будто вкушаем Его плоть, и тем, которые вкушают с верою. Он подает исцеление, и духовное, и телесное.

Приступим к принятию святого артоса, и приимите его от моея грешные руки, и по вере вашей да будет вам.

1918 г.

СЛОВО В ТЮРЕМНОМ СЕРГИЕВОПОСАДСКОМ ХРАМЕ В ДЕНЬ ПРЕСТОЛЬНОГО ПРАЗДНИКА ВО ИМЯ ИКОНЫ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ "УТОЛИ МОЯ ПЕЧАЛИ"

Невдалеке отсюда, в Гефсиманской обители, стоит богатый златоглавый храм. Множество богомольцев стекаются к нему ежедневно. Но не роскошью своего убранства привлекает он людей самых разнообразных сословий, а тем великим сокровищем, которое хранится в недрах его, в пещерах, когдато выкопанных руками подвижников. Там, с кроткою улыбкою на устах, со всепрощающею любовию в очах, возвышается чудотворный образ нашей общей Матери, Печальницы всех христиан Пресвятой Девы. И каких только скорбей, каких горьких тайн не приходилось Ей слышать, какие только трепетные от отчаяния уста не прикасались к Ней?! Если бы собрать все слезы, проливаемые пред Ней, они затопили бы весь громадный храм, до верхушки золотого креста достигли бы они! И много таких чудотворных икон на Святой Руси, и много припадает к ним, хотя и слабого духом, но еще сохранившего веру люда.

И благо вам, возлюбленные братие христиане, что вы знаете, где утолять болезни многовоздыхающих душ ваших. Благо и вам, возлюбленные, что вы стеклись сюда, оставив ваши домашние дела и работы, дабы вместе едиными устами и единым сердцем прославить в день престольного праздника этого храма Пресвятую Деву. Но горе тем, кто не хочет во святых храмах искать облегчения скорбен своих в молитвах и горделиво удаляется от сего правила христианского, составляющего одно из лучших свойств русского народа. Действительно, если всякий другой народ силен своими учреждениями, своим образованием, то русский силен своею верой: слабеет вера в нем, слабеют в нем и все духовные силы. Подобно тому как во время солнечного затмения прекрасное летнее утро превращается в мрачную ночь, так и в душе человека омрачается все доброе, когда облаками страстей завблакивается от него лучезарное Солнце Христос, Свет истинный, просвещающий и освещающий всякого человека, грядущего в мир. И в этой наступившей тьме, как лживые призраки ночью, блуждают призрачные, лживые цели и стремления.

Слабеет вера, затемняется и цель жизни христианской: усвоение себе Божественных качеств Спасителя путем тяжелой борьбы с самим собою. Забывается, что жизнь есть подвиг, где в терпении стяжеваются души, и в ней видят лишь наслаждение и телесный покой. Терпя, потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою (Пс. 39), говорит христианин. А неверие говорит иначе: "Если жизнь не дает тебе тех радостей, которых ты желаешь, ищи забвения в вине и разврате или прекращай ее". И, к горю нашему, все более и более распространяется последнее убеждение, и с трепетом сердечным читаешь чуть ли не ежедневно о свершающихся убийствах и самоубийствах.

Но неверие не умолкает, несмотря на все эти неотразимые обличения, и берется за оружие насмешки. "Терпение какая будничная, неблестящая добродетель! Это удел слабых существ, а не исполненных мужества благородных душ". Не слушайте таких речей, братие, и знайте, что терпением только и испытывается истинное величие духа. Еще скорее найдутся люди, готовые на кратковременный блестящий подвиг, но терпеть ежедневно все житейские дрязги, мелкие неприятности, уколы самолюбия и не роптать, не выходить из себя, всегда иметь в душе одно лишь стремление к Богу и в Нем одном искать себе облегчения как мало найдется таких! А еще меньше можно найти среди хилого духом, неверного, слабого современного люда такого, который мужественно бы переносил горькие утраты, тяжелые горести, то есть кто имеет высшую степень христианского терпения. Усвоять такое терпение может лишь тот, у кого не угасла еще вера, кто, хотя грешит и падает, но (подобно тому как некоторые растения постоянно обращаются к солнцу) всегда обращает свою ослабевшую от греха голову к Небу. И вот когда он утвердит себя подвизаться в терпении, пусть вглядится в жизнь Пресвятой Девы, которая ублажается всеми родами и прославляется в Царствии Небесном, которую Святая Церковь называет Честнейшею Херувим и Славнейшею без сравнения Серафим, и от Нее научится этой славной добродетели. Она сподобилась быть Материю Самого Спасителя мира и Бога, а между тем кто из людей более претерпел, чем Она? С самого рождения Господа Она терпела тяжкие скорби. Тебе Самой оружие пройдет душу (Лк. 2, 35), предсказал Ей святой старец Симеон. И действительно, это пророчество незамедлило исполниться. Лишь только узнали люди о рождении Христа, как восстала злоба адская и полилась кровь неповинная, и вот Она принуждена бежать вместе с Ним и Иосифом из своей родной страны в Египет, под страхом смерти и преследования. Долго живет там святая семья, и по возвращении оттуда снова тот же страх преследования и казни возмущает их тихую жизнь. Но вот Божественный Сын Ее возрос и начал благовестие. Не видела ли Она со всею ясностию, как мало Его понимают не только народ, но даже и самые ученики? Как завидуют Ему и ненавидят Его старейшины народные? Чуткое сердце матери и без пророчеств предсказывало бы Ей, что должна совершиться страшная беззаконная казнь. И вот она совершилась! Безгрешный, кроткий Сын Ее поруган, весь облит кровию, пригвожден к кресту вместе с гнусными разбойниками. Матери! Скажите нам, что испытывали бы вы, если бы вы видели дорогого вам сына на позорном кресте и если бы вы еще знали, что он терпит, ни единого зла не сотворив, и вместе с тем если бы вы веровали, что Он Бог и что Его Кровь падает на весь народ ваш, грозит Ему вечною казнию?!

Да! Оружие до самой глубины проникло Ей в сердце! И при всем том ни единого слова ропота, ни единой укоризны! Одни тихие, кроткие слезы: увы мне, Божественное чадо! Увы Мне, Свете мира! Вижду Тя, чадо Мое возлюбленное, ко кресту пригвожденна и уязвляюся горце сердцем. Дева рыдая глаголаша (из канона Великого пятка). Нет у Нее ни малодушного страха, как у отрекшегося ученика, нет ни той слабости воли, которая отягчала сном вежды учеников, когда уже должно было совершиться страшное дело предательства. Одна глубокая покорность воле Божией.

Се, раба Господня, буди мне по глаголу твоему (Лк. 1, 38). Эти слова, сказанные Ею, когда Свет Превечный открывал Ей, еще Отроковице, Гавриил, "предста лобзая и вещая", волю Божию рождение от Нее Самого Бога, легли в основание всей Ее жизни.

Научи же и нас, Богоизбранная Отроковица, великой добродетели терпению, научи и нас в нашей жизни не возмущаться скорбями, но все переносить с радостию и благодушием!

Особенно вы, возлюбленные чада мои духовные, заключенные здесь, в часы скорби вспоминайте жизнь Пресвятой Девы и почерпайте от Нее себе силы для борьбы со своими страстями и пороками. Вы временно удалены от людей: друзей, родных и знакомых; от своих обычных занятий. Вы, по великой к вам милости Божией, как бы заключены в затвор, подобно схимнику, для обозрения своей предыдущей жизни греховной. Пусть не пропадет это дорогое для вас время в нетерпеливом ропоте и сетованиях на свою долю или праздных мечтаниях.К Ней несите ваши скорби и воздыхания.

" Пресвятая Дева, Царица моя преблагая! Знаешь Ты мою болезнь душевную, знаешь мою скорбь, помоги мне, слабому и немощному! Направь меня на истинный путь, как странника. Обиду, причиненную мне диаволом, знаешь, разреши ее". Так взывайте к Ней и терпите, зная и веруя, что придет час избавления, ибо "если Она тотчас не избавляет нас от всех зол и бедствий, то потому, что для многих нас бедствия и скорби полезнее радостей и земных утех. Должно твердо запомнить каждому, что дух благочестия, дух веры и добродетели растет в нас и укрепляется не от богатств и сладостей мирских, а слезами и терпением по Бозе" (Иннокентий Херсонский. Ч. II. С. 9899). В терпении же вашем стяжите душы ваша (Лк. 21, 19). Пресвятая Богородица, помогай нам! Аминь.

Произнесено 25 января 1894 г.

 

СЛОВО В ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА

 

Христос Воскресе!

Нынешний праздник объединяет вокруг имени святителя и чудотворца Николая, можно сказать, все народы. Не только православные христиане, но даже неверующие, даже магометане и даже языческие народы, чему я сам был свидетелем, почитают святителя Николая и преклоняются пред святителем Божиим. И вот почему мне особенно было дорого совершить сегодня литургию именно в этом святом храме чего я давно желал, в сем храме, принадлежащем родственному по духу нам эллинскому народу.

Почему же святитель Божий пользуется таким уважением среди всех народов?

Да потому, что он является выразителем христианской любви. Несомненно, что и другие святые достигали, совершенствуясь, этой христианской добродетели, но ни у кого она не выразилась так явно, как у святителя Николая. В его житии мы видим, что он явно показывает: любовь есть основной закон жизни. В самом деле, он всю жизнь горел пламенною любовью, он выражал ее в делах, ни один день не обходился у него без любви: то он исцелял больных, то помогал бедным, то спасал во время бури, то спасал девиц, то ходатайствовал за виновных; одним словом, можно сказать, каждый день его жизни был посвящен любви к Богу и ближним.

Можно сказать, законы естественные, законы природы и те подчинялись ему: он даже прекращал бурю. А что всего дороже и редко можно встретить под влиянием его заочного внушения смягчалась людская злоба и ненависть...

Да послужит любовь святителя примером и нам! Хотя мы знаем, что мир во зле лежит; но часто мы видим, что зло побеждается силою добра, что заповедь, данная людям в Ветхом Завете, была нарушена и что грех внес заразу во всех людей, тем не менее мы видим, что любовь побеждает нередко, что ради этой любви многие отказывались от наслаждений, что эта любовь заставляла идти на смерть, спасать ближних. Будем и мы, возлюбленные братие, утверждаться в христианской любви! Она возможна только такому человеку, который взирает на Господа Иисуса Христа, который устремляет взор свой на Голгофу; он утверждается в любви, потому что он вспоминает, что Христос Спаситель ради всех нас, грешных и недостойных, пролил Свою Кровь на кресте; ведь если каждый будет так говорить:

" Божественный Страдалец ведь за тебя пролил кровь, ведь за тебя Он претерпел страдания", то он будет утверждаться подобно вчера празднуемому евангелисту Иоанну Богослову и святителю Николаю в этой любви.

Что мешает нам побеждать любовью? Наша холодность. Кто, что мешает оказывать нам столько христианской любви, чтобы побеждать злобу? Наше несовершенство... Если мы будем стремиться к совершенству, то мы непременно достигнем христианской любви. В чем и да поможет нам святитель Божий Николай, исполненный христианской любви и милосердия.

9 мая 1907 г. В Греческом монастыре в Москве.

 

О ЛЮБВИ

 

Самая главная, самая коренная заповедь Евангелия выражается в одном слове: "люби". Как мало, повидимому, это слово, но какое великое, какое необъятное дело выражает оно! Конечно, каждый из нас говорит, что он не лишен любви, любит, например, своих родных, своих близких друзей. Их ли только надо любить? Нет, Спаситель говорит: любите всех людей без различия, любите и тех, кто вас ненавидит, любите проклинающих вас, благотворите всем, просящим у вас, не ожидая от них возврата и благодарности. И как любить? Как самого себя. Есть ли мера любви к самому себе?! В самом деле, есть ли добро, какого мы не пожелали бы себе от других? Тем не менее эта заповедь не неисполнима, ибо заповеди Христа не тяжки суть. Все дело заключается лишь в искреннем нашем желании исполнить заповедь Спасителя. Конечно, тотчас или в скором времени невозможно достигнуть полноты любви, ибо это значит сразу достигнуть совершенства, всякое дело начинается с малого. Прежде всего постарайтесь менее думать о себе и более обращать внимания на нас окружающих. Если мы будем внимательно всматриваться в жизнь, люди нам откроются совсем не с той стороны, с какой они являются для сухого себялюбца. Тот смотрит на них как на средство своего благополучия и решительно не обращает внимания на их личную жизнь; а между тем у всякого человека свои скорби, свои радости, свои болезни души и тела, и скорбей и болезней гораздо больше, чем радостей. И вот истинный христианин и должен прислушиваться к голосу людей страждущих и по возможности стараться им помочь. Разнообразна должна быть эта помощь:

не всякого можно утешить деньгами или вообще вещественным вспомоществованием, много таких, которые гораздо более нуждаются в добром, ласковом слове, в духовном совете, не откажем в них, утешим их, как умеем. Такоето отношение к ближнему называется сочувствием, то есть мы стараемся так же чувствовать, как и они, их чувства переносить на себя, оно и называется состраданием, ибо их страдания заставляют и нас страдать, а так как от страдания всякий человек желает освободиться, то и мы, сострадая ближним, облегчаем их страдания. Когда это сочувствие укоренится в нашей душе, нечего и указывать, что в каком случае надо сделать для других, само сердце укажет нам, чем в известном случае облегчить нашего ближнего. Но сказано: не только любить ближнего, но даже любить и ненавидящих нас. Это, братие, гораздо труднее для нашего грешного себялюбия. Как, в самом деле, любить такого человека, который постоянно вредит тебе и мучает тебя? Но рассмотри, братие, прежде всего причину этой к тебе ненависти, не сам ли ты в ней виноват и не на самого ли себя тебе прежде всего сетовать? Будучи очень чувствителен ко всякому оскорблению, не оскорблял ли его и не сам ли посеял в его сердце злое семя ненависти? Как часто наша болтливость, наша неумеренность ссорит людей, расстраивает самые лучшие отношения, и вот, сами того не замечая, мы вместо друзей создаем себе врагов. Поэтому скорей примирись, проси прощения, чтобы солнце не зашло в гневе твоем. Если и чувствуешь себя правым всетаки первый примирись, потом, разобравшись в своих чувствах, может быть, и найдешь за собой вину. Говорят, святой Тихон, будучи уже епископом, однажды вступил в спор с одним помещиком, который, раздраженный, что святой побеждает его в разговоре, забылся до того, что ударил святого по щеке. И что же святой? Он смиренно склонился, упал пред ним на колени и кланялся в ноги, просил прощения, что раздражил его. Вот великий пример для подражания, и, к сожалению, очень немногие ему подражают. Но если мы и со всеми будем стараться жить в мире, всетаки найдутся злые люди, которые нас будут ненавидеть и завидовать нам. И нам не надо платить ненавистью и злобой, их надо жалеть. Не так пожар опустошает охваченный им дом и пожирает имущество, как злоба или ненависть палят душу и опустошают в ней все доброе. Если редкий человек и пожалеет несчастного погоревшего, то тем более должно пожалеть душу человеческую, палимую диаволом. Как ветер все более и более раздувает пламя и пожар, так и такой человек еще более его разжигает своими злыми действиями, обидами, наветами, клеветой.

Помолимся за ненавидящих нас они достойны великого сострадания! Они уже здесь начали адскую жизнь... Итак, братие, будем всеми силами поддерживать это сочувствие к нашему ближнему, дела милосердия да не оскудевают в нас, тогда постепенно в нашем сердце исчезнет сухое себялюбие и на его месте вырастет любовь к ближнему, и кто хотя несовершенно, хотя в очень малой степени достиг этой любви к ближнему или хотя немного испытал отраду сочувствовать ближнему, тот уже здесь, на земле, вкусит святой рай.

 

О ПОКАЯНИИ

Пред явлением Господа народу и вступлением Его в дело спасения нашего был послан святой Иоанн Предтеча приготовить людей к принятию Его. Приготовление состояло в призвании к покаянию. Покайтесь взывал он к иудеям. И покаяние с того времени стало путем ко Господу и преддверием веры в Него, теперь Сам Спаситель, начиная Свою проповедь, говорит нам: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Слова эти первоначально были обращены к иудеям. Тяжело было их положение пред пришествием Господним: они находились под властью сурового народа, покоривших их римлян, вера истинная тоже угасла в их народе, а ее заменило только исполнение обряда, то есть совершали правила, положенные в законе Моисеевом, а в душе были далеки от Бога. Всякий разврат, беззаконие свирепствовали среди народа, даже ожидаемое пришествие Спасителя они понимали грубо, чувственно, думая, что явится царь, который освободит народ еврейский изпод ига римлян, покорит им все другие народы, и они станут самым славным и богатым народом во всей вселенной, тогда будет весело, роскошно, привольно жить. Недаром они названы были людьми, сидящими во тьме, страхе и тени смертной. Тьма есть образ духовного невежества. Когда мы в темноте сидим, мы ничего не видим, так и те, которые не знают Бога, не знают Его заповедей и поэтому не исполняют их, находятся как бы в духовной темноте. Когда человек не знает Бога, находится в духовной слепоте он по большей части порочен, развращен, готов на всякое злое дело, даже преступление, поэтому тьмой иногда называется всякий грех и беззаконие, а Светом истинная вера, просвещающая человека, добрые дела его.

Иудеи названы также сидящими в тени смертной то есть смерть представляется как бы дающей тень длинную и мрачную, смерть, конечно, здесь разумеется духовная, то есть когда человек грешит и не хочет каяться или если он не знает Бога он как бы мертв, а оживет он тогда, когда познает Бога. Таковы были тогдашние иудеи и к ним взывал Спаситель: покайтесь. Проходили целые столетия и вот мы теперь гораздо счастливее иудеев: они не знали Бога, а мы уже младенцами познаем Его, принимаем святое крещение, омывающее нас от всякой скверны, телесной и душевной, мы слышим с самых ранних лет слово Божие, посещаем храмы Божие, сподобляемся соединения с Самим Господом Богом чрез принятие Его святого Тела и Крови, имеем многих руководителей, заступников и молитвенников за нас в святых мучениках, праведниках, преподобных, имеем пастырей и учителей, наставляющих нас на всякую истину, кажется, нам ли не иметь жизни духовной, нам ли не сиять Светом Христовым, а между тем, увы, сколь многие из нас находятся в тени и сени смертной увы, взывает слово Спасителя: Покайтесь и веруйте в Евангелие!

И Святая Церковь непрестанно призывает нас к покаянию в Таинстве отпущения грехов наших священниками, прежде всего в постах, когда все богослужения, все молитвенные песнопения возбуждают нас к покаянию.

Покаяние отверзи ми двери... И Господь сейчас готов подать руку помощи истинно кающемуся. Будешь подражать Христу, будешь непрестанно взывать ко Господу Ты видишь, Господи, наши слезы и струпы греховные, но и веру нашу, и покаяние наше видишь и воздыхания наши слышишь. Помилуй нас, Господи, помилуй нас. Аминь.

Митрополит Трифон (Туркестанов). 1892 г. Духовная академия.


 
Ссылки по теме:
 

  • Раздел "Богословие, творения Св.Отцов" православного каталога "Русское воскресение"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"