На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Богословие, святоотеческое наследие   
Версия для печати

Доброе слово переселенцу

Речь произнесена 9 июня 1909 года в Сретенске Забайкальской области, в присутствии 6 000 переселенцев

Триста лет тому назад присоединена Сибирь к русскому царству. Присоединена она трудами и подвигами добровольно приходивших сюда русских людей, – сначала войною с теми племенами, которые своими набегами на русские пределы мешали спокойной жизни русского царства, а потом, неизмеримо больше, путём мирным. И ныне Сибирь малолюдна, тогда же она была совсем пуста. И вот, как только открыт был путь сюда, как только пали неверные царства казанских и астраханских татар, которые препятствовали русским людям двигаться за Волгу и Урал, немедленно же после того стало переселяться в Сибирь много русских людей. Одни шли от земельной тесноты, как идут и теперь переселенцы; другие скрывались от преследований закона; иных же привлекали богатые звериные, рыбные, золотые, серебряные и прочие промыслы. Приходили тогда в Сибирь русские люди без всяких пособий со стороны казны и правительства; переселенцы шли, часто даже не зная, куда они идут и что их ждёт впереди; но какая-то сила толкала удалых и предприимчивых людей русских идти всё дальше и дальше, и они селились по рекам Иртышу, Оби, Енисею, за Байкалом, по Амуру, дошли до отдалённой Камчатки, остановились только у Великого Океана.

Они шли по своим собственным нуждам и соображениям, но Господь чрез них творил Своё дело любви и благости к людям. Всем ведь Господь желает спасения, и всем даёт познать Свою небесную истину. Так в Ветхом Завете знал истину святой веры один народ еврейский, израильский, и был он избранным, был проповедником святой веры, пока не совершил греха Христоубийства, пока не отверг Того Сына Божьего, Которого сам ожидал, – пока сам себе не произнёс приговора: кровь Его на нас и на чадах наших. С тех пор всё лучшее в народе израильском ушло в христианство, и это были апостолы, первые мученики, первые христиане, а всё злобное и худшее осталось в еврействе, приняло свой талмуд, вместо слова Божьего, и народ, прежде избранный, стал теперь проклятым и отверженным. Но пока он был избранным, Господь через него исполнил Свои великии намерения Любви и Премудрости. Евреи переселялись из одного места в другое; они, как говорит слово Божье, были, по воле Господа, переселенцами в чужой земле (Деян. VII, 6; Быт. XV , 3; Исх. XIX , 1), были даже переселяемы за неправду, в наказание, в дальние страны (Иезек. XXXIX, 23; Иереем. VIII , 7; Амос. V, 26; Пар. IX , 1). Однако, и чрез это они служили проповедниками истинной веры среди язычников, которых Господь также призывал к истине и хотел спасти. Евреи переселялись то по случаю голода в земле Ханаанской, то от притеснения египтян, то по приказу завоевателей, то по своим торговым делам, наконец, они были насильственно расселены по всей земле и лишены своего царства. Со стороны могло казаться, что всё делается само собою, по нужде, по расчётам человеческим: а между тем во всём были видны пути и планы Божьи, и евреи подготовляли весь мир к принятию истинной веры и Обещанного Спасителя.

Но, вот, пришёл Спаситель; явилась на земле единая истинная и единая спасающая Христова вера и Христова церковь. Христиан сначала было немного; жили они в определённом месте, в прежней Римской Империи. Сначала их преследовали язычники, но со временем равноапостольного царя Константина Святого вера Христова сначала была признана дозволенною, а потом и главною, господствующею, как у нас теперь в России. Это было чрез триста лет после Христа. Как же было войти в Церковь и услышать о Христе и Спасителе язычникам, которые жили далеко от Римской Империи, к которым не могли дойти христианские проповедники?

Опять совершается чудное Божье дело, хотя по виду тоже дело как будто человеческое, обычное. Из глубины Азии, из Китая, из теперешнего нашего Дальнего Востока и Сибири вдруг потоком хлынули переселенцы. Целые народы переселялись в Европу, к пределам христианского Римского царства. Они разрушили и завоевали Римскую Империю; казалось, страшная гроза пронеслась над миром; казалось, всё погибло: погибли и вера и Церковь под ударами многочисленных язычников, в числе которых были и наши предки – славяне. Однако, случилось иное. Переселенцы-народы покорили Римское царство, а сами покорились Христовой Церкви, покорились святой Христовой вере. И видим мы: и славянские, и все народы Европы теперь давно уже стали христианскими; великое множество верующих вошло в царство Христово. Переселяющимся племенам, конечно, казалось, что они творят свою волю, идут ради приобретения новых земель, уходят от бедности, от всяких стеснений, а Господь, видите, творил чрез них Свою святую волю, исполнял Своё промышление о спасении людей.

Прошло с тех пор полторы тысячи лет. Народы Европы стали многочисленными и давно приняли христианство. А между тем, в Азии – в Сибири, на Дальнем Востоке, в многолюдном Китае, в Японии, Корее, живут сотни миллионов язычников, живут, не зная о Христе и спасении, живут, не зная, как человеку различать, что добро и святость, и что зло и нечистота, как покаяться в грехе и неправде.

И вот, не наступило ли время в премудрых планах Божьей любви, не наступило ли теперь время приблизить христианские народы к язычникам для проповеди им святой веры? Ближе всех к ним наша Россия. От нашего народа и движутся теперь в Сибирь и на Дальний Восток переселенцы; идут они в огромном числе; каждый год переливают они волной через Урал в количестве 600-700 тысяч человек. Идут они от тесноты земельной, от бедности, ради дел житейских; как будто и они творят свою волю, потому что переселяются добровольно: а Бог чрез них сотворит Свою святую волю, сделает их проповедниками истинной веры христианской. Конечно, это не значит, что русские переселенцы будут заниматься проповедью евангелия; для этого дела нужно особое призвание, особые способности и знания. Но они придвинутся своими поселениями к язычникам, живущим во множестве в Сибири; они станут жить близко, около языческих соседних с Россией царств, и самым делом, – устройством храмов, богослужением, христианской жизнью, всем своим бытом ознакомят неверных с нашею святою верою; они, наконец, поселяясь здесь, облегчат и проповедникам веры найти доступ к язычникам. Так, вы видите, что Россия имеет особое, как бы апостольское, призвание на Восток – нести славу Креста Господня, давать счастье веры, свет и спасение евангелия для языческих многочисленных племён. Переселенцы же русские в Сибири и на Дальнем Востоке незаметно для себя способствуют России исполнению этого великого, святого Божьего призвания.

Вместе с тем они совершают великий подвиг и для Отечества, имеют великую заслугу и перед Государством. Сибирь мало населена, а Дальний Восток доселе был как бы пустым – так мало там было народа. Опасно для государства иметь такие обширные незаселённые окраины, и при том столь богатые всякими дарами природы; на них с завистью сморят соседи и при удобном случае непременно захотят их взять. Пока Китай и Япония не были воинственными, пока они не хотели для своего многочисленного населения искать новых земель, мы могли ещё быть спокойны за нашу Сибирь… Но теперь не то. Последняя война с Японией показала, что народы Востока и не мирны, и не слабы, и не безопасны. Япония же не скрывала и не скрывает своего желания ослабить Россию, взять от неё часть её земель и, что главное, отбросить её от Великого Океана. В Японии поётся и народом и даже детьми особая песня об этом:

«Поднимайся, Япония, смело:

Окраины России пустынны!..»

Между тем, лишиться для России Великого Океана было бы непоправимым несчастьем, и не столько для настоящего, сколько для будущего: эта значит для неё перестать быть великим и мировым Царством, потерять всякую силу, привести в будущем народ наш к бедности и слабости. До сих пор земли Сибири были пусты, русскому народу не тесно было и во внутренних губерниях России. Но надо смотреть в будущее. Ведь русский народ в 50 лет удвоится, и теперь каждый год прибавляется в нашем Царстве населения до полутора миллиона человек. Мы должны для будущих наших потомков сохранить принадлежащие России земли в Сибири и на Дальнем Востоке. Надобно теперь торопиться заселить наши пустынные владения, чтобы у соседей наших и соблазна не было взять их себе; надо через это сохранить великое будущее, спокойствие и достаток, силу и честь нашего великого народа. Вот почему теперь Царь и правительство тратят много казённых денег, чтобы помогать переселенцам в их движении на Восток, в страны Сибири, на Амур и Уссури, на берега Великого Океана. И нет, и не может быть на Руси такого человека, который не сочувствовал бы делу переселения крестьян, если он, конечно, любит Бога и Церковь, любит Россию в её настоящем и будущем, любит русское крестьянство, которое терпит земельную нужду во внутренних губерниях, нет такого человека, который не питал бы глубокой благодарности к Царю нашему за Его заботы о благе народа.

И так, прежде всего, знайте, переселенцы, что вы близки сердцу нашего Царя и всего русского народа, что вы не какие-либо несчастные или отверженные, не какие-либо изгнанники из России, ей ненужные, нет, вы – её великие сыны, любимые дети; знайте, что когда идёте вы на переселение, то вы чрез это служите великому Божьему призванию России и вместе с тем великому русскому государственному делу. Вы – передовые распространители святой нашей веры: вы – передовые борцы и защитники русского Царства; вы способствуете сохранению и закреплению за ним неизмеримых пространств Сибири и Дальнего Востока и служите будущему нашей дорогой России. Пройдёт сорок-пятьдесят лет; многие из вас ещё, быть может, будут живы; но если не все вы, то дети и внуки ваши услышат, как будут вас благодарить, как восхвалять вас за мужество, решимость и терпение принять на себя великий и тяжелый труд переселения со всеми его нуждами и лишениями. Будьте же бодры, будьте мужественны, не падайте духом!

Дело переселения, конечно, – не лёгкое дело. Правительство никого не понуждает к переселению насильно, и никого не поощряет на это какими-либо обещаниями. Правительство не скрывает, а, напротив, для всех открыто и громко оповещает, что дело переселения требует больших трудов. Мало того: чтобы улучшить жизнь и уменьшить земельную нужду внутри России, теперь правительством настойчиво и спешно проводятся различные законы. И так, повторяем ещё и ещё: дело переселения – не легкое дело… Тяжело расставаться, конечно, с насиженными местами, с родными и близкими, с своим родным храмом, где мы крестились и венчались, с дорогими сердцу могилами… Не знает переселенец, как он с своими родными доедет до места, будут ли все здоровы, какие ему придётся получить места для поселения, что он там встретит на первых порах. Всё будущее переселенца полно неизвестности. Надобно, други, возложить всю надежду на Единого, Крепкого и Сильного, на Бога Всемогущего. Крепко, крепко надо молиться Богу, этим утешить, укрепить и ободрить свой дух. Если Бог с нами, ничто нам не страшно. Надо пред отъездом с родины навсегда в дальний край пойти в родной храм; пасть пред Божьим алтарём; помолиться о дорогих умерших; отслужить молебен; надо взять с собой в дорогу и на новые места жительства все свои домашние святыни, иконы, знаки благословения родительского. Надо в дорогу, кто грамотен, взять святое Евангелие, молитвенник, благочестивые и душеспасительные книги: в долгом пути почитай себе и другим святые слова. Надо ради великого впереди дела принять на себя и добрые святые обеты: обещайся не пить водки, брось табак, брось привычку сквернословия. В скромности, в чистоте, в терпении, в молитве соверши путь твой, и тогда будь уверен, что как некогда Товию, о котором нам рассказывает св. Библия, будет тебе и твоему семейству сопутствовать ангел-хранитель, и он защитит тебя от всякого зла. Ты придёшь тогда на место трезвым, здоровым, с ясными мыслями, с устойчивой душою, с крепкой верою и примешься за труд: Бог тебе за веру, за молитву, за чистоту жизни воздаст успехом. Не слабые работники, не пьяницы и сквернословы, не потерянные люди нужны в новых местах.

И так, если что и было в прошлой твоей жизни худого, брось его, начни жить по-новому, по-хорошему, и это уже на половину тебе обеспечит успех. Если ты семейный, – то и семью, и детей своих наставь на добро, покажи им сам пример сдержанности, трезвости, терпения и благочестия: тогда все дружными усилиями на новом месте жительства вы скоро устроитесь хорошо. «Я был юн и состарился, говорит святой пророк Давид, и не видел праведника оставленным и детей его просящими хлеба». И тебе и семье твоей за праведность подаст Господь все с избытком.

Придете вы на новое место поселения. Знайте, что выше всего, дороже всего для вас духовные сокровища. Крепко-накрепко храните святую веру. Если, как мы говорили, переселение и переселенцы исполняют призвание русского народа служить Кресту и Евангелию среди народов неверных, то понятно, вы прежде всего сами должны быть твердыми в православии. На первых порах, может быть, не будет у вас церкви, редко увидите священника. Не смущайтесь; это скоро пройдет. Святейший Синод теперь ежегодно с особою заботливостью направляет средства в Сибирь, чтобы открывать там новые причты для переселенцев, строить храмы, церковные школы и дома для причтов. Если же и вы сами, как только немного устроитесь, поможете своим трудом святому делу, то скоро у вас на новом месте будет хоть небольшая церковь и свой причт. Посмотрите, как переселялись в старину русские люди в Сибирь, даже без всякого пособия от казны: вы увидите в Тобольской и Енисейской губерниях, даже на Амуре, старинные чудотворные иконы и святыни, старинные церкви и монастыри. Прежние русские люди как только где поселялись, немедленно строили и ставили хоть небольшую часовню, украшали ее иконами, и если не было священника, приходили сюда и одни по праздникам молиться. Помните, что сказали мы о вашем святом призвании: вы живые распространители святой веры. Пуще огня, пуще всякого несчастья берегитесь сектантства, раскола, измены святому нашему православию: православная вера есть единая истинно-христианская! Она же была спасительною и для нашего земного русского царства. Только православием искони крепка и сильна была Россия; только православие соединило нас в один народ и спасло от поглощения другими враждебными народами. Только православие дало русскому народу и христианскую власть, и порядок в царстве, и единодержавие царей, и спасение от монгольского и польского порабощения, дало оно же и науку, и просвещение, и все сокровища жизни. Помните и знайте, что история различных государств ясно говорит нам: как только начинались в каком-либо народе или царстве споры и разделения в вере, как только народ отходил от своего духовного единства, так он скоро и неминуемо погибал. Но особенно опасно сектантство на окраинах царства: эти окраины тогда не имеют духовного родства со всем отечеством, они не заботятся о связи с ними, и поэтому легко могут отпасть. Они тогда – добыча врага, и сами легко и добровольно отдадутся врагам в руки.

Вместе с православными идут в переселение и сектанты; есть сектанты, раскольники и в Сибири. Будьте с ними осторожнее в пути, не слушайте их лукавых речей; избегайте селиться вместе с ними в одной местности, избегайте и близости к их поселениям. Старайтесь селиться сёлами сплошь православными. Как это ни тяжело сознавать, но мы видим, что болезнь часто бывает заразительна, прилипчива и легко передаётся от одного к другому, а здоровье не передаётся и не переходит от одного к другому. Так и сектантство, раскол: это заразительная духовная болезнь; она легко переходит к людям, потому что приятна их горделивости и испорченности. Знайте, что для русского государства на окраинах сектантство и раскол, противление Церкви и холодность к вере – это самое страшное и опасное зло. Как калеки на войне не только не нужны, а вредны, так и холодные русские переселенцы не только безопасны, но и прямо вредны для русского государственного дела.

Вы приедете на новые места жительства, образуете новые поселения. Конечно, там будут с вами жить выходцы из разных губерний, с различными говорами, обычаями, даже и православные, но с отличными от вас обрядами. Нередко случается, что при этом одни начинают смеяться над другими и чуждаться их; нередко бывают ссоры из-за разностей церковных и иных религиозных обычаев. Так, в Томской губернии встретил я село, где поселились воронежские и витебские крестьяне, и отравляли друг другу жизнь спорами и насмешками из-за выговора русских слов и из-за разницы церковных обычаев. Так, в Омске видел я семью мордвы: горько жаловалась мать, что над нею и над её семейными смеялись и издевались крестьяне русские только за то, что у неё и детей другая одежда, нечистый выговор. В слезах сидела бедная женщина с детьми в стороне, одинокая, обиженная… Разве это христианское поведение, разве это доброе настроение крестьян?

Великое дело здесь любовь и снисхождение. Знаем мы и другие переселенческие местности, например, на Кавказ, в Западной Сибири, по Волге: то же самое было и там; но проходило десять, много двадцать лет, и все привыкали друг к другу, не было и разницы в говорах и наречиях, а при одном храме и одном священнике скоро устанавливался и единый церковный обряд. То же, конечно, случится и с вами.

Нужно хранить в деле веры общее для всех и главное: любовь к Церкви и богослужению, ежедневную молитву дома, приглашение к себе в дома служителей Церкви с молитвою и святынями, ежегодное исполнение долга говения, соблюдение постов и праздников, по уставу церковному, по обычаю древнерусскому, православному. Стыдно сказать, иногда русские люди от инородцев – бурят, татар, калмыков, корейцев и китайцев научаются есть без разбора всякую пищу, не соблюдая поста. Стыдно сказать, православные переселенцы целыми годами не бывают у исповеди и святого причастия. Что они тогда приносят с собой? Не они тогда влияют на инородцев, а обратно, – инородцы на них влияют в отношении веры.

Ещё хуже бывает, когда переселенцы, прибывши на место поселения, погоне за заработком, спешат отправлять детей своих на работу в город. Там их дочери легко погибают: их склоняют к разврату. Там сыновья их часто спиваются без родительского надзора и вдали от домашнего очага. Нередко дети их, особенно дочери, поступают в услужение к евреям, к этим злобным, коварным и хитрым врагам Христовой веры; евреи-хозяева не позволяют наёмным прислугам из христиан ходить в церковь, соблюдать посты и говеть; потом всякими хитрыми разговорами, обещаниями, уговорами, ласкою, подкупом они отвращают их от чистоты веры Христовой.

Будьте осторожны; как можно дольше удерживайте детей своих в семье, около домашних и сельских своих работ; отпускайте их в города только в случае крайней нужды, когда никак нельзя без того обойтись. Особенно же завещайте тогда детям своим хранить трезвость, скромность, чистоту телесную и душевную, посещение церкви, соблюдение молитвы и говения. В семьи еврейские совсем им поступать не позволяйте: это запрещают церковные правила. Да и в семьи неверных и инославных христиан-католиков, немцев-лютеран, сектантов и язычников пусть они поступать воздерживаются. Пусть ищут они у хозяев, прежде всего, не высшей платы: самые лучшие, самые желанные хозяева – это добрые, набожные православные русские люди.

При первой возможности, как только отстроите вы себе на новом месте самое необходимое и незатейливое жильё, возвращайте к себе детей ваших с городских заработков и принимайтесь за ваш святой и благословенный Богом крестьянский труд. Этот труд поистине святой, высокий, чистый, важный для людей: он питает веру; он учит терпению и кротости; он сохраняет семью, не терзает душу, не расстраивает здоровье. Он же, труд крестьянский, есть всеобщий кормилец: и в храме на святое причащение, и на царский стол, и на еду бедняка-работника идёт хлеб земледельца.

Как только появились первые дома и жилища, поскорее старайтесь выстроить часовенку, или молитвенный дом, а лучше всего – хоть небольшой храм, а при нём церковную школу и причтовые дома. При помощи Правительства, вы легко теперь получить можете ссуду на целые десять лет, без всякой приплаты процентов. Не ждите непременно всего даром; не соблазняйтесь речами тех, которые всё обещают выхлопотать без денег и уверяют, что казна всё обязана устроить вам за свой счёт. Святейший Синод помогает деньгами на постройку церквей, школ, причтовых домов, но помогает самым бедным, и при том не в состоянии дать всю нужную сумму, а отпускает только пособие для постройки. Когда-то ещё дойдёт очередь такого пособия… Лучше сразу и на свой счёт на полученную ссуду поскорее устроить церковь и школу и дома для причта, а не ждать долгих и многих лет очереди. Что даром досталось, не так и мило, а что своим трудом, достатком, на свои жертвы приобретено, то больше сердцу говорит, больше мило и дорого. И заслуга ваша перед Богом будет великая: не на счет же казны, в самом деле, молиться и спасаться…

Не льститесь также на даровую постройку какой-либо другой, а не церковной школы, и на её даровое содержание. Посмотрите: евреи, немцы, поляки, сектанты всегда стараются непременно открывать у себя школы при своих синагогах и молитвенных домах. Значит, есть здесь что-то важное. Отчего же они нам не советуют это делать, а постоянно навязывают школу не церковную? Оттого, что не хотят нам блага. Бывает, что многие советчики даже и из начальствующих усердно навязывают крестьянам нецерковные школы. Это делают они потому, что, к сожалению, бывают иногда людьми маловерующими или неверующими, а иногда не русскими и неправославными. Конечно, всяких начальников должно слушать, как начальников, во всём, но, кроме того, что противно святой вере нашей и доброй христианской совести. Церковная школа – великое дело для крестьян. Она учит всему тому, чему учит и всякая другая школа, нисколько не менее: но сверх того, она научает молитве и Божьему закону подробно; дети там учатся, как надо читать и петь в церкви и вести службу Божью, дети там видят постоянно священника, учителя там учат детей тоже под надзором священника, и поэтому не могут толкать детей на зло, не могут внушать им дурные мысли против веры, и Церкви, против Царя и правительства, и против русского народа. И будучи школьниками и по выходе из школы, дети ваши будут читать и петь за богослужением, украшать храм Божий своим пением, ближе будут к священнику. И вообще, тогда будет между Церковью и школою согласие и лад, а не раздор и разлад, опасные всегда и везде, особенно же тяжёлые и опасные для новосёлов.

Как только устроите вы храм у себя, скоро дадут вам священника и причт. Будьте, Христа ради, единодушны, мирны и любовны с пастырями своими, терпите и недостатки их, как они терпят недостатки ваши. И пастырям ведь трудно служить на дальней стороне; и они ведь также переселяются в Сибирь для службы из России. Носите, по слову апостола, тяготы и бремена друг друга (Гал. VI. 2), помогайте пастырям исполнять своё служение с охотой и радостью, вашею любовью и покорностью им в делах веры, облегчайте им тяжёлое дело их. Многие переселенцы думают, что и священники им даны даром, на казённый счёт, и поэтому отказывают своим пастырям в вознаграждении за труд и в жертвах на необходимое существование их самих и семейств их. Знайте, что в виду вашей бедности и малочисленности, Святейший Синод, действительно, даёт небольшое содержание вашим пастырям, но, во-первых, даёт содержание, пока у самого Святейшего Синода есть средства, а во-вторых, он даёт священникам только пособие, т. е. восполнение и дополнение к тем средствам, которые прихожане сами должны давать священникам. Тысячу лет пастыри Церкви в России живут от народа, по завету Христову, указывающему проповедникам есть и пить на счёт тех, кому они проповедуют, и по слову святого апостола: служащие алтарю от алтаря и питаются (Кор. IX, 13). И в этом духовная сила нашей Церкви, в этой связи внешней и житейской у пастырей с пасомыми залог внутреннего их крепкого союза. Не забудьте, что Сам Спаситель получал даяние для Себя и для Своих апостолов от любящих Его: они, Его последователи, давали Ему всё необходимое для жизни. Так же поступали и святые Апостолы, когда проповедовали Евангелие Христово. Жертва на содержание церкви и причта есть свидетельство горячности веры и преданности святой Церкви. Не говорите: мы бедны. Дай и от бедности твоей, и помни, как восхвалил Спаситель беднейшую вдову, которая положила две лепты, полкопейки, в сокровищницу церковную.

Чем скорее устроятся поселенцы своим собственным селом, тем скорее, конечно, явится у них и правильный порядок церковной и общественной жизни. Но тут-то и встречаются часто ужасные затруднения. Иногда целыми годами, целыми десятками лет никак не устраивается село, и при том по вине самих крестьян. Всё зависит от того, как они поведут себя в самые первые дни по прибытии на место. Конечно, место новое всегда кажется почему-либо неудобным, иногда от непривычки к нему, иногда и по действительным каким-либо недостаткам. И вот, люди малодушные, прежде всего, предаются жалобам, стонам, воплям, слезам, лишают сил сами себя, наводят уныние на всех других. Они бранят обыкновенно ходоков за то, что те не умели выбрать места и обманули переселенцев, – и забывают, что одна и та же местность представляется различно, смотря по тому, когда её осматривали, летом, осенью, весной или зимою. Бранят начальство, переселенческих чиновников за отвод места под переселение, – и забывают, что никого насильно не переселяют, что места дают на выбор самим переселенцам, что для этого разрешают сначала посылать ходоков, при чём целых два года держать землю за тем, кто на неё записан, а потом предоставляют право отказаться от неё и искать другую, более подходящую. Забывают и то, что надо в той или другой местности прожить не месяц и не год, а несколько лет, чтобы с ней хорошо ознакомиться, забывают и то, что год на год не приходится… Нередко недовольные не ограничиваются одними стонами и жалобами; они начинают искать других мест, льстятся на чужие селения и земли, снимаются с места и идут опять то назад, то вперёд, расспрашивают о новых местах, уже без всяких своих ходоков, верят неосновательным слухам, впадают в ошибки, садятся на место где-либо и опять обнаруживают недовольство, опять поднимаются и идут, куда глаза глядят. Переселившиеся в Западную Сибирь думают, что найдут удобства в Сибири Восточной, а переселившиеся в Восточную Сибирь надеются найти лучшие места поселения в Сибири Западной. И вот, несчастные расстраивают в конец своё хозяйство, проживают все сбережения и средства, наживают болезни, подвергают семью свою тысячам лишений, расстаются с родными и земляками, с которыми обыкновенно пришли и поселились первоначально на избранном месте, прибывши из внутренней России.

А, между тем, надо было с самого начала сделать одно: помолившись, приняться за труд, иметь готовность потерпеть на первых порах неизбежные лишения и нужду. Нужда бывает обыкновенно только временная, труд и терпение скоро вознаграждаются; лет через пять новосёлы большею частью устраиваются хорошо и уже не жалеют о покинутой жизни на родине, а через десять лет они становятся вполне зажиточными. А те, которые с самого начала испугались и снялись с места, в поисках лучших свободных земель, обыкновенно разоряются в конец: если их возвратить назад на родину, и там они уже отрезанный ломоть и к старому обществу не пригодны. Здесь помнить надо наставление святого апостола: «гнев – мужа правды Божьей не соделывает» (Iак. 1, 20), и поэтому нечего гневаться на ходоков, или переселенческих чиновников; всё равно уже гневом ничего не достигнешь. Другое наставление апостольское гласит: человек с двоящимися мыслями не твёрд во всех путях своих ( I ак. 1, 7). И мудрое народное присловье нам говорит: под лежачь камень и вода не идёт. Посмотрите на сторожилов в Сибири, и вы в этом легко убедитесь.

Главное на новом месте: вера, бодрость духа, трезвость, труд, честность и взаимное миролюбие. Много есть таких переселенцев, которые, как дети, думают и верят, что они идут не лёгкое и беспечальное житьё, что у них сразу откуда-то появятся всякие земные блага. Многие даже просто рассчитывают на то, что полученный надел земли сдадут кому-то другому за деньги, – а сами-де будут жить в довольстве без труда. Так грешно думать, этого грешно и желать; а кроме того, это значит только тешить, убаюкивать и обманывать себя. Потом ещё горче и тяжелее будет убедиться, что для лени и праздности и внутри России и в Сибири одинаково тяжело. Таким людям нечего и идти в переселение. Там нужны люди труда и хорошие семьяне. За то все вам скажут, что если только вы будете трезвы и трудолюбивы, да, главное, набожны, то непременно устроитесь очень хорошо. Где мир и лад, там и кладь, говорит русская пословица, и говорит в согласии с словом Господним: «брат от брата помогаем, яко град твёрд»; и ещё: « се что Добро, се что красно, но еже жити братьи вкупе» (Пс. 132). Вот почему на новом месте жительства надо жить в мире и любви с другими, такими же, как вы, новосёлами, помогать односельцам во всём по-братски. Дружною семьёй скоро вы поборете, победите всякие препятствия, обстроитесь, проведёте дороги, выроете колодцы, обзаведётесь скотом, расчистите леса, осушите болота, заведёте пашни, устроите своё хозяйство хорошо и прочно.

За всем тем, знайте что на земле нигде и никогда не может устроиться так человек, чтобы он был решительно всем доволен. Это Господь так устроил жизнь нашу на земле для того, чтобы мы не привязывались к ней безмерно и не забывали бы о ней и о Боге. Все люди не земле – это своего рода странники и переселенцы, как и говорит святой апостол: мы не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего (Евр. XIII , 14). Наше же вечное жилище, куда мы все идём, наше жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа (Филип. III , 20). Там наш вечный город, город Бога Живого, небесный Иерусалим, в котором будем мы жить со множеством ангелов, с торжествующим собором и Церковью первенцев, на небесах написанных; там Судья всех Бог, и души праведников, уже достигших совершенства, и Ходатай Нового Завета наш возлюбленный Спаситель, глава Церкви Иисус Христос (Евр. XII , 22). Пока мы не достигнем этого вечного нашего жительства, мы можем и должны каждый говорить о себе словами царя Давида к Господу: «странник я и пришелец, как и все отцы мои» (Пс. 38, 13).

Отчего же страннику и пришельцу, переселенцу земли, не потерпеть лишений и скорбей? Они неизбежны у всех людей, неизбежны и в вашей жизни, в вашей доле, дорогие братья, русские переселенцы, переселенцы в буквальном смысле слова.

Церковь первенцев, о которых говорит святой апостол, есть Церковь небесная, семья небесная. Но к ней мы идём путём Церкви земной, этой семьи верующих на земле. И одна Глава у Церкви небесной и земной: Господь Иисус. Мы счастливы, русские православные люди, мы счастливы, что у нас на Руси государство не противно Церкви, и Церковь не противна государству. Великая семья – народ русский входит весь в великую и святую семью – в Церковь Христову православную. И если важно иметь союз и связь с односельцами, как мы уже говорили, то неизмеримо важно сохранить постоянный союз со всем родным и милым нашим Отечеством, с Его Царём, Божьим Помазанником. Чтобы исполнить вам святое Божье назначение русского народа, как мы уже говорили, вам надо быть твёрдыми православными людьми, а чтобы исполнить хорошо русское государственное дело, надо вам быть твёрдыми русскими людьми, – любить Царя и своё Отечество, не слушать его врагов, заграждать им уста, твёрдо и решительно отдавать их на суд законной власти. Они всегда ложью хотят смутить неопытных.

Знаем мы все сколько нечестивых соблазнителей развелось в последнее время, и как они подговаривали и подговаривают людей на бунты и измены. Большею частью, это скрытые враги русского народа и русского государства, особенно из евреев, а из русских – сбитые ими с пути, попавшиеся в разных преступлениях, понёсшие наказания по закону. Теперь они злы на весь мир; мстят правительству, желают сделать ему как можно больше зла, не понимая, что они рубят сук, на котором сами сидят, и что с падением русского царства, и они все упадут…

Подсаживаются они к переселенцу во время пути и пользуются тем, что он печален, что он уныл, что он тоскует по родине. И начинают они вести льстивые и лукавые речи; начнут говорить и уверяют, что они жалеют народ и любят его, что им тяжело видеть грусть переселенцев. И наговорят они много лживых и обольстительных слов. Скажут, что напрасно идут переселенцы в Сибирь, что там земли нет, что во время дороги их ждут одни страдания, что все прежде ушедшие переселенцы возвращаются назад. Начнут уверять, сто и внутри России земли много, что Царь и правительство гонят их в Сибирь, не дают земли крестьянам. Уйдут такие непрошенные печальники, и оставят ещё свои листики и книжечки; отравили душу словами, хотят ещё отравить и всю дорогу своими печатными строками. А придёт переселенец на место, начнёт испытывать нужду, недостатки, – чем бы утешить его, опять такой «печальник» начинает смущать его дух: зачем-де пришёл; разве не видишь, куда тебя завели чиновники и правительство?..

О, братья! Помните, что это не друзья народа русского, а его враги. Гоните их от себя прочь! Воистину, это злейшие враги. Унылого надо утешить, боязливого надо подкрепить, а лгать, выдумывать всякие небылицы – преступно и грешно. Царю и правительству, сами подумайте, – какая выгода иметь народ нищий и бедный? Царю и правительству какая нужда, какая польза давать народу только лишения и недостатки? Ведь если бы отец и мать даже не любили своих детей, – что невероятно, – и тогда разве им не выгодно, чтобы дети их были сыты и одеты? И зачем же Царь приказывает отпускать деньги для переселенцев – даром их перевозить, зачем на местах проводят дороги, содержатся многочисленные чиновники, снимающие земли на планы, приготовляющие её для переселения, зачем на пути содержат для переселенцев докторов, аптеки, строят помещения для больниц, бараки, дают часто бесплатно пищу, зачем отпускают деньги на построение церквей, школ, на содержание причтов, учителей, зачем дают пособия деньгами и всякие ссуды, отпускают лес и прочее? Всё это показывает только великую любовь и великую, редкую, прямо невиданную в мире любовь русского Царя к своему народу и заботливость о его благе. А что на пути встречаются многие неудобства, что на местах могут быть ошибки у докторов, у священников, у чиновников, и не только ошибки, но и прямо недостатки, лень, наконец, злоупотребления: то ведь это всё, братья, неизбежно на земле, и мы могли бы от других требовать полной святости безупречности только тогда, если бы сами мы не имели никаких недостатков. Если бы самим незваным печальникам народа поручить такое трудное дело, как переселение, устраивать их жизнь и всё предусмотреть на местах остановок, где скопляется народ целыми тысячами: то они сделали бы это дело в тысячу раз хуже. Говорить и осуждать всё и всех, работать языком и на словах только любить народ – не требуется труда; а работать самым делом, когда переселяется в несколько месяцев шестьсот или семьсот тысяч народа, с жёнами и детьми, это чрезвычайно трудно. И при том и лгут названные печальники; назад из переселенцев возвращается очень мало, пять, семь, или самое большое, десять человек из ста. Но слабые везде найдутся. По пословице: «Бог и лесу не ровняет».

Идите же, братья, с любовью к Богу, к Церкви православной, к Царю и Отечеству, идите на великое дело своё! С любовью к Богу и Церкви, с любовью к Царю и России, вы не погибнет никогда; как звёзды на тёмном небе не пропадают, а сияют, будете и вы сильны и не пропадёте при всех лишениях, при всякой нужде. А без этого затеряетесь вы, как былинка в поле, как песчинка на речном берегу.

Идите, братья, бодро и мужественно. Живите на новых местах с молитвою, в труде и терпении и с верою в лучшее будущее… Непременно придёт время, когда вы увидите светлые дни довольства и покоя, лишь бы сами были того достойны. Придёт пора, и вас с благодарностью помянут русские люди за вашу решимость идти в переселение на дальнюю окраину русской земли… С вами Бог и святая Церковь, с вами Царь и родина всею своею любовью и всеми своими благословениями! Аминь.

* Эта памятка назначается для переселенцев, как идущих в Сибирь, так ровно и для осевших на местах, но ещё не устроившихся окончательно.

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"