На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

И виден уже конец янки

Цена на нефть и судьбы будущего века

XXI в. - век Америки?

В самое последнее время на фоне беспрецедентного роста экономики взваливших на себя роль мирового лидера США как - то немодно и даже "курьезно" стало рассуждать об их грядущих серьезные проблемах, не говоря уже о давно предсказываемом закате Америки и Запада в целом, столь незыблемым и неуязвимым кажется положение этого "колосса над миром". Все, что свидетельствует об обратном легко находит свое рациональное истолкование.

Затруднения для процветания, возникшие в результате невесть откуда взявшегося бурного скачка цен на нефть, - напомним, что, в отличие от предыдущих похожих случаев, очередное обострение на Ближнем Востоке ему не предшествовало, а возникло уже позже и мало что добавило к ценовой динамике, - представляются временными. Неслыханная по накалу борьба за Белый Дом, обнажившая достаточно мощный латентный потенциал внутренних конфликтов в самой Америке, рисуется проявлением зрелости американской демократии. Продолжающаяся подготовка США к чему - то грозному и неведомому при безудержном росте военной мощи и практически уже безапелляционно объявленном ими выходе из договора по ПРО, когда давидов дерзающих поднять камень против этого Голиафа не видно и в помине - "последний" в Пхеньяне ретировался с буквально космической скоростью - объясняются потребностями куда-то деть свалившийся с неба бюджетный профицит и совершить прорыв в новых технологиях "на благо всего человечества", хотя с его стороны просьб двигать научную революцию именно в этом направлении вроде и не слышно.

Между тем за всеми этими разрозненными на первый взгляд явлениями, как и за многими другими феноменами мировой политики, лежат глубинные причины и тесная органическая связь. Имя ей - начало грандиозной схватки за стремительно истощающиеся природные ресурсы планеты, под знаком которой может пройти весь наступающий век. При этом победа в ней западной части человечества отнюдь не гарантирована, уж очень велики ее аппетиты, а возможности, вопреки устоявшимся представлениям, далеко не безграничны.

Наиболее ярко это видно в ситуации, сложившейся вокруг цен на нефть. В качестве причин их нынешнего высокого уровня примерно в 200 долларов за тонну ( 30 за баррель ) обычно приводятся рестриктивная позиция ОПЕК, суровая зима на Западе (откуда вообще "этот снег на голову" при глобальном потеплении?), а с недавнего времени и палестинская интифада. Прогнозы на будущее - панические у ряда независимых экспертов и институтов, прежде всего среди привыкших к педантизму и точности немцев, и умеренно -пессимистические у солидных учреждений - от двух - до четырех кратного повышения к 2005 году. Самым большим оптимистом оказался МВФ, предсказывающий, наоборот, обвальное падение стоимости нефти до 20 долларов за баррель в следующем году, а в дальнейшем и более того. Пусть подобные оценки останутся на совести этого органа, в данном случае откровенно играющего на понижение. Сбить цену совместными усилиями всех заинтересованных в этом сторон в краткосрочной перспективе может быть и удастся, но тем сокрушительней будет ее последующий удар. Неизбежность этого определяется главной причиной нынешних проблем на рынке энергоресурсов, о которой на Западе стараются вслух не говорить как о веревке в доме повешенного, вводя в заблуждение тем самым других, а отчасти обманываясь и сами. Суть ее в стремительном, иного слова не подберешь, истощении нефтегазовых месторождений в наиболее развитых странах. Все мы, видимо, уже привыкли к устойчивому стереотипу относительно того, что американцы мол потому завозят энергоресурсы в гигантских масштабах, что собственные запасы берегут на будущее. В реальности дело обстоит не совсем так. Они одинаково много и импортируют их, и добывают сами. Без этого не в состоянии существовать даже такая мощная экономика, как американская. Поэтому прогнозы о том, что наступающий век будет американским могут и не оправдаться.

Так сколько же осталось нефти?

В принципе разговоры о том, что нефти и газа в зонах их наиболее интенсивного потребления - США, Канаде, выручающем пока Европу Северном море остается все меньше велись достаточно оживленно еще в конце 80-х гг. Тогда же назывались сроки - 15-20 лет до полного исчерпания и раздавались призывы к переходу на концепцию устойчивого и сбалансированного развития. Но потом все как то вдруг успокоились - в целом в мире, особенно в зоне Персидского залива, углеводородов не так уж и мало, важно лишь иметь к ним постоянный открытый доступ, сохранялись также надежды на открытие новых гигантских залежей на Аляске и в норвежской части шельфа Баренцева моря, оставалась и вера в открытие чудотворных энергосберегающих технологий. Что же изменилось с тех пор? А изменилось только то, что сейчас указанных ресурсов в этих районах остается по неумолимой воле Хроноса всего на 5-10 лет. Прирост резервов на Аляске не так велик как хотелось бы, государственная компания Норвегии "Статойл" и вовсе прекратила разведывательные работы в своей зоне Баренца, придя к выводу, что, если нефтегазовое Эльдорадо там и существует, то скорее всего только в российской его части. Прогресс в сокращении потребления горючего на единицу мощности налицо. Но существует химическая и физическая граница, за которой "молоко при постоянном добавлении к нему воды в целях достижения рекордных надоев превращается в ... воду же". Вся достигнутая экономия с лихвой перекрывается приростом потребления, особенно в условиях нынешнего делового бума на Западе, по поводу которого так много восторгов.

Собственно говоря, западным специалистам все это хорошо известно. Так, например, согласно статистическому отчету достаточно авторитетной "Бритиш Петролеум - Амоко" за 1999 год в пересчете на текущий момент нефти в США при собственной годовой добыче в 370 млн. т остается не более 3 млрд. т или примерно на 8,5 лет (стратегические резервы в Луизиане - маркетинговый миф, их размер не превышает 100-120 млн. т). Ввоз туда нефти достигает почти 500 млн. т. Еще более тревожная картина с газом. Добывая 550 млрд. кубометров в год этого сырья (1 млрд. кубометров газа по энергоемкости примерно эквивалентен 1 млн. т нефти), американцы располагают его запасами в 3,6 триллионов кубометров, то есть примерно еще на 6,5 лет. При этом технология использования газа такова, что, например, углем его заменить невозможно, только нефтью или мазутом. Таким образом уже через 6-7 лет не для обеспечения дальнейшего экономического роста, а лишь для сохранения нынешнего уровня энергетического баланса Америка вынуждена будет ввозить не 500 млн. т нефти как сейчас, а 1,4 млрд. т или больше, чем все нынешнее мировое предложение (1,1-1,2 млрд. т). Другим импортерам при таком раскладе вообще ничего не остается.

Если обратиться к Европе, то тут при добыче Великобританией и Норвегией в Северном море примерно 300 млн. т нефти в год, ее остающиеся запасы составляют 1,6 млрд. т или на 5 с небольшим лет. По газу картина также не вполне благополучна. Извлекая его из шельфа вместе 150 млрд. кубометров в год и постоянно наращивая этот объем, оба эти государства имеют еще в своем распоряжении 1,7 триллионов кубометров газа, едва ли больше, чем на 10 лет. А это значит, что даже покрыв за счет российского сырья свои потребности в газе, чего США сделать не смогут, Европа тем не менее в те же сроки, когда с чрезвычайно высоким повышенным спросом на рынок выйдут американцы, должна будет увеличить закупки нефти на 300 млн. т.

Неутешительные выводы

Экономические последствия складывающейся ситуации с точки зрения дальнейшего бурного роста цен на углеводороды очевидны. Ведь речь не идет всего лишь о возможном росте их потребления, который может быть ограничен в результате самодисциплины или переориентации на наукоемкие и низко материалоемкие отрасли, о чем предпочитают говорить западные эксперты. На повестке - необходимость хотя бы покрыть существующий уровень использования нефти и газа, равно как и возможность удовлетворения самых насущных потребностей населения западных стран (отопление, электроэнергия, транспорт и т.д.). Кроме того, следует иметь в виду, что наличие собственных запасов на Западе до сих пор было не просто дополнением к завозимым энергоресурсам, а играло роль стратегической "гирьки", которая позволяла серьезно влиять на их мировой рынок. И вот теперь ее вес истончается, стремительно приближаясь к нулю и снижая до крайней степени возможности для маневра. Гораздо больше в мире существует угля, по некоторым оценкам, на многие десятки лет, к тому же достаточно равномерно распространенного по планете. Однако уголь не может быть панацей из-за парникового эффекта, который в случае повсеместного обращения к этому твердому топливу может очень быстро приобрести масштабы подлинной катастрофы. По-видимому, опора на него будет оставаться уделом бедных. Крайне дорогостоящая переработка угля в жидкое синтетическое топливо по экономическим причинам может носить лишь вспомогательный характер и в необходимых масштабах проблемы не решит.

В результате, если сейчас США выкладывают за импорт нефти приблизительно 100 млрд. долларов, то даже при нынешнем уровне цен за пределами 2005 года эта сумма возрастет до 300 млрд., при двукратном росте - до 600 млрд., а в случае весьма вероятного четырехкратного - достигнет фантастических 1,2 триллионов долларов. Сможет ли Америка и после этого нести тогу мирового лидера? В экономическом плане скорее всего - нет. И дело не только в том, что, как мыльный пузырь лопнет ее наблюдающийся несколько лет кряду профицит, а внешние и внутренние долги будут возрастать галопирующими темпами. Главное, что американские цены на горючее неизбежно сравняются с их размерами в других странах ( пока в 2,5-3 раза дешевле, чем в Европе), значительно возрастет из-за необходимости переброски через океан доля транспортных расходов в стоимости произведенной в США продукции в целом, а, следовательно, резко снизится конкурентоспособность их промышленности и сельского хозяйства по сравнению с другими регионами мира. Европа также испытает свои трудности, однако за счет близости к Ближнему Востоку, России и Каспию скорее всего будет в состоянии преодолеть их несколько легче. На пользу ей может пойти и заниженный курс единой валюты Евро, удешевляющий европейские товары - как знать не понижается ли он намеренно в преддверии грядущих испытаний?

Подготовка к неизбежному. Турция как "стратегический оператор" нефти

Так вот, если взять этот неминуемо приближающийся " час Х " уже не как рабочую гипотезу, а в качестве физической данности, то тогда станут более ясными и многие скрытые мотивы современной мировой политики. Прежде всего - стремление США любой ценой взять под контроль максимально возможное число источников нефти, вокруг которых в самое ближайшее время может развернуться острая конкурентная борьба, и провозглашение их всех поголовно зонами своих стратегических интересов. Это уже действительно не просто прихоть, а вопрос выживания американской цивилизации в том виде, в котором она существует. Отсюда становится понятным и буквально маниакальное стремление Вашингтона навязать всем экономически казалось бы абсолютно провальный проект переброски каспийской нефти Баку - Джейхан.

К слову, в полемике вокруг этого гипотетического нефтепровода обычно выдвигаются аргументы, связанные со стоимостью его прокладки, политическими и прочими рисками прохождения через конфликтогенные территории, но мало обращается внимание на то, что он вообще - то ведет не в сторону ближайших потребителей нефти в Европе, а от них -- в зону производителей на Ближнем Востоке. Геоэкономический смысл этой "трубы" лежит не просто в транспортировке новых количеств углеводородов, а в повышении предложения в точке их основного забора американскими танкерами. С учетом того, что в перспективе на Джейхан будет выходить и иракская нефть, для отгрузки которой собственно и были построены соответствующие местные терминалы, то, по замыслам США, здесь будет складываться максимально благоприятная для них отпускная цена. В целом в таком виде этот проект носит ярко выраженный антиопековский (сбить цену) и антиевропейский (привязать ресурсы Каспия к Америке) характер. О том, что он противоречит интересам России сказано уже достаточно. Зачем это нужно американцам понятно. Менее ясно как не видят в данной идее серьезных опасностей для себя сами нефтедобывающие республики региона, прежде всего Азербайджан и Казахстан. Обиду европейцев они может быть и снесут, но выдержат ли недовольство государств Персидского залива, это большой вопрос. Легко просчитывается вариант, когда из Баку в Джейхан будет двигаться нефть, а обратно поступать подрывной заряд исламского фундаментализма, направляемый специально для дестабилизации положения в странах-конкурентах. В Чечне этот сценарий уже опробован.

Крайне важную роль в своей энергетической политике Вашингтон отводит Турции. По некоторым данным, он руководствуется при этом подготовленным некоторое время назад небезызвестной корпорацией РЭНД документом, согласно которому "безопасность энергопотоков от Гибралтара до Каспия и Персидского Залива - главная задача НАТО на южном фланге. При этом краеугольное значение придается тому факту, что Турция, не располагая сама углеводородами, прилегает к зонам Персидского Залива и Каспия, в которых расположены 70 процентов доказанных мировых запасов нефти и 40 процентов газа. Она является центральным звеном " линий провода углеводородов стратегического энергетического эллипса". Главная задача превратить ее в "стратегического оператора" на этих линиях (отсюда такое большое внимание маршруту Баку - Джейхан). Отмечается, что Турция - критический партнер США и НАТО в обеспечении их интересов в регионе, что предполагает дальнейшее усиление и модернизацию турецкой армии с приданием ей способности все активнее действовать за пределами своей территории. В то же время НАТО не должно оставлять без внимания ни один конфликте в близлежащих к Турции странах, особенно, если в них присутствуют турецкие интересы. Пренебрежение ими со стороны НАТО или ЕС "не позволит рассчитывать на использование Турции в качестве основного звена западной стратегии на Балканах, Каспии и в Персидском Заливе. Нетрудно представить, что, обретя столь завидный статус, Анкара наверняка с новой силой примется за реализацию своих пантуранистских мечтаний.

Борьба за Белый Дом и интифада как реакция на нефтяной кризис

Эхо приближающейся бури прочитывается и в нарастающем ожесточении внутриполитической борьбы в США. На карту в этот раз действительно было поставлено очень многое. Слишком важные и судьбоносные решения для будущего Америки и ее ближайших союзников в наступающие годы придется принимать новой администрации. Необходимо будет, в частности, провести структурную перестройку экономики страны, причем зачастую административным путем, что сулит гигантские потери для одних корпораций и соответствующие прибыли для других. Весьма великим окажется соблазн помочь " друзьям своей партии" и дать потонуть союзникам соперника. Серьезные проблемы возникнут, по-видимому, и в связи с ближневосточньми делами. Ожидаемое многократное возрастание, даже по сравнению с нынешним периодом, финансовой, а затем и военной, мощи арабских стран вновь сделает крайне уязвимым положение Израиля и поддерживать его станет затруднительно. Не случайно палестинцы в последних событиях проявляют такую неуступчивость, - это не бунт обреченных, а осознание, - " время, наконец, заработало на них". Арабские страны впервые, пожалуй, за длительное время проявили столь полное единодушие в осуждении действий Тель-Авива и его по-прежнему кажущаяся неуязвимость в состоянии довольно быстро испариться, как только они по-настоящему возьмутся за экономическую, прежде всего топливную, блокаду против него, что становится вполне реальным. Эффективные примеры подобных действий преподнесли арабам сами американцы в случае с Белградом. И нет ничего удивительного в том, что за обозначившимся водоразделом между кандидатами в президенты США, помимо других разногласий, отчетливо угадываются и волнения за будущее израильской государственности.

Почему укрепляется НАТО

По иному в свете сказанного выглядят также военные приготовления США и их союзников, о какой бы гуманитарной трансформации целей своих вооруженных сил и блока НАТО они ни говорили. Кормить обездоленных гораздо удобнее ложками, чем самолетами и ракетами. Место демократии в парламентах, а не в казармах. Создание универсальной системы международной безопасности - дело дипломатов, а не рейнджеров из корпусов быстрого реагирования. Уже сейчас становится очевидным, а со временем, возможно слишком поздно, будет ясно абсолютно всем, что Запад наращивает мощь и укрепляет дисциплину в своих рядах, сбивая всех, кого считает подходящим, в стаю Североатлантического альянса, не для утверждения каких - то абстрактных цивилизационных ценностей, против чего собственно никто и не возражает, а в преддверии необходимости заговорить с остальным миром значительно более жестким языком, чем ныне. Только опираясь на всеподавляющую силу, рассчитывает он продолжать получение необходимых себе ресурсов по приемлемым ценам, диктуя поставщикам их предельный уровень. Странам -производителям сырья, прежде всего энергетического, скорее всего будет отказано в праве на самостоятельное распоряжение им, а заодно и на развитие собственной промышленности. Основания - например, "свободный доступ для всех к общему ресурсному наследию человечества" и "превышение национальных порогов выброса парниковых газов". Юридическая база - активно разрабатываемая известными кругами концепция о праве международного сообщества (в чьем лице понятно) на "гуманитарные интервенции" ("замерзающие из-за высоких цен на импортную нефть старики в Майами", чем не предлог?). Инструменты - от косвенных приемов глобалистской экономики до прямого силового давления. Кстати говоря, здесь кроется еще одна из причин, по которой Россию никогда не позовут в НАТО, поскольку данный сценарий в силу ее природных особенностей отводит нашей стране роль сырьевого донора более развитых стран, "по крайней мере на время переходного периода до того момента, пока они не изобретут новые по-настоящему революционные энергетические технологии" (если изобретут).

В данной связи уместно напомнить стратегическую оценку перспектив серьезной военной угрозы России, сделанную нашим Генштабом примерно в 1995 году. Многие, наверное, помнят, что согласно ей угрозы большой войны для нас на ближайшие 15 лет, т.е. до 2010 года не должно было бы существовать. В свое время ее особенно часто любил цитировать А. Козырев, обосновывая тем самым свой капитулянтский внешнеполитический курс. Но гораздо меньшее число людей знает, что это лишь первая часть стратегической оценки. А была и вторая, которая гласила, что после 2010 года вероятность такой войны многократно возрастает, становясь почти неизбежной. При этом учитывался широкий круг предпосылок, включая выбытие в эти сроки основных российских систем вооружения и динамику введения новых смертоносных видов оружия на Западе. Однако в качестве основного мотива возможного агрессивного поведения атлантической коалиции указывалась борьба за истощающиеся природные ресурсы планеты, что сейчас, спустя пять лет, проглядывает все отчетливей.

Где же выход для России?

Что же остается делать России? Прежде всего, не уповать на "золотой дождь" из нефтяных доходов. Наши собственные ресурсы таковы, что при нынешних темпах добычи нефти ее остается примерно лет на 20, хотя возможности открытия новых перспективных структур, в отличие от Запада, достаточно велики. В любом случае поставлять на экспорт больше теперешних 100 млн. т с небольшим мы и в будущем вряд ли сможем. Лучше обстоит дело с газом, который, видимо, даже еще в большей степени, чем в настоящий момент, будет являться становым хребтом национальной экономики. Но при этом и нефти, и газа может оказаться недостаточно не только для предсказуемого некоторыми как результата указанных тенденций на мировом сырьевом рынке процветания России, но и для простого преодоления последствий глобального экономического кризиса. Дело в том, что на многократное повышение мировых цен на энергоресурсы Запад рано или поздно прореагирует столь же стремительным ростом стоимости своей продукции и неизбежной рецессией. Страны - экспортеры нефти с небольшим населением едва ли сильно от этого пострадают, а для России, жизненно зависящей от многих видов импорта, прежде всего продовольствия, его возросшая стоимость может поглотить все потенциальные доходы от экспорта. Тем более, что резко сократятся ее возможности вывоза других товаров, в частности черных и цветных металлов из-за резкого падения спроса на них, и "газовые деньги" придется расходовать, в том числе, на социальные нужды относительно пока благополучных металлургов. В целом очень многие сегменты рынка могут значительно сжаться, за исключением всех видов энергии, которая, как уже говорилось, все равно будет востребована для покрытия повседневных потребностей западного человека. Увеличение ее предложения из России за счет компенсационного повышения производства угля лишь отчасти способно облегчить проблему, поскольку значительный прирост его потребления нереален из-за серьезных экологических проблем.

Где же выход из этого заколдованного круга и в чем может состоять наш ответ на грядущие стратегические вызовы? Следует отметить, что некоторые идущие в последнее время в правильном направлении шаги нынешнего российского руководства обнадеживают. Это, прежде всего, курс на резкую активизацию сотрудничества с такими странами, как Иран, Ирак, Ливия. Их нефтяные богатства, в совокупности превышающие саудовские, в сочетании с сохраняющимися еще российскими технологиями, прежде всего военными, а также человеческим потенциалом Китая, незаинтересованного, как и они вместе с нами, в диктате одной группы человечества над другими, могут внести определенные коррективы в существующие сценарии будущего мироустройства.

Вместе с тем прихоти международной политики известны. Здесь нам предстоит столкнуться с противодействием достаточно искусных и изощренных игроков с трудно просчитываемыми последствиями. Настоящей гарантией безопасного и успешного развития России в предстоящие годы может быть только совершенствование собственного энергетического и военно-стратегического потенциала. Абсолютно очевидно, что решение этой двуединой задачи лежит в одной сфере - атомной. Только в ней обнаруживаются реальные резервы защиты экономического и политического суверенитета государства.

Сохранение и модернизация ядерного щита России - это ее императив не только перед самой собой, но и в отношении других стран, не утративших надежду на свое равноправное участие в мировых делах. Еще более сложные и комплексные задачи стоят перед страной в области использования мирного атома. Ускоренное развитие крупномасштабной атомной энергетики позволит решить многие проблемы, связанные с исчерпанием органического топлива, крайне необходимого для химической и транспортной отраслей, избежать международных конфликтов из-за его источников, оздоровляя в целом ситуацию в мире. Лишь с ее помощью можно получать необходимое количество энергии при любом прогнозируемом сценарии развития цивилизации, развивая при этом наукоемкие технологии и способствуя тем самым общему прогрессу государства.

Следует отметить, что, с учетом обозначенной перспективы, многие планы Минатома, рисуемые его критиками как мегаломанские, на деле выглядят излишне робкими и явно недостаточными. Надо быть готовыми к тому, что не к середине следующего столетия, а уже в самые ближайшие годы нам неминуемо придется опереться на атом в своей электроэнергетике, освобождая применяемые в ней сейчас газ и мазут для экспорта. Нетрудно также предвидеть и то, что нынешние снобистские настроения в Европе по поводу отказа от АЭС весьма быстро сменятся на противоположные. Перед Россией появится шанс не только закончить начатые еще при Советском Союзе проекты такого рода в Восточной Европе (разумеется, при их соответствующей модернизации, особенно по части безопасности), но и открыть новые. Но это только при условии, что мы будем в состоянии противостоять американской конкуренции, что требует значительно большего внимания к отечественной атомной промышленности, чем сейчас.

В качестве ближайшей задачи видится первостепенное внимание к достройке Ровненской и Хмельницкой АЭС на Украине вместо закрывающейся Чернобыльской. Здесь важно прежде всего то, что данные проекты могут быть осуществлены за счет европейских кредитов, т.е. живых денег. В получении их российская дипломатия просто обязана оказать полную поддержку Киеву. Сколь ни обидными бывают для нас порой его некоторые поступки, в том числе "заимствования по-простому" российского газа, необходимо полностью отдавать себе отчет в том, что, во-первых, этот оборотный капитал крайне необходим для реконструкции атомной промышленности России, а во-вторых, если в условиях надвигающегося энергетического кризиса рухнет экономика Украины, то нам, в силу взаимной хозяйственной переплетенности, да и исторических причин, хотим мы этого или не хотим, придется выделять громадные средства для поддержания ее на плаву.

Д. Минин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"