На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Родовое село Вячеслава Клыкова

Память

В клыковские Мармыжи мы с прихожанами нашего храма приехали 2 июня. Уже десять лет минуло с тех пор, как не стало Вячеслава Михайловича Клыкова. А казалось, только вот-вот провожали его после отпевания в Сретенском монастыре в последний путь из Москвы сюда, в его родное село…

Настоятель церкви Покрова Богородицы, построенной здесь В. М. Клыковым, отслужил на его могиле литию. Мы трижды крестным ходом обошли храм, а потом направились на кладбище и к его родителям – Лидии Тимофеевне и Михаилу Константиновичу.

К вечеру автобус с паломниками уехал, а мы с отцом остались и на следующий день отправились к Антиповой Валентине Егоровне, с самого детства знавшей Вячеслава Михайловича. Первым делом он заходил к ней, когда приезжал в Мармыжи.

– Родненькие вы мои! – с радушием, будто мы были самые ей близкие люди, принялась с порога нас она обнимать, – хорошо, что Славу приехали навестить.

Вышел к нам и её сын Виктор и стал вспоминать, как с Вячеславом Михайловичем ходил купаться на пруд, как на машине возил его по разным делам при постройке храма и установке в Черемисиново большого поклонного креста… А потом, как пораженный вестью о смерти их знаменитого земляка, взялся копать и выкладывать кирпичом ему могилу неподалеку от алтарной стены церкви.

Провели они нас и в конец двора к длинному потемневшему деревянному столу с преломившимися скамейками, за которым собирались все вместе, разговаривали и дружно пели старинные песни.

– Прежде он ко мне в гости заходил, а сейчас, пока ноги носят, я к нему только наведываюсь, – кивая в сторону храма и тяжело вздыхая, продолжала Валентина Егоровна, – совсем постарела, Слава-то меня был на семь годков младше.

Теперь некому их собирать за столом, да и почти уж и некого. Даже дорога, вдоль которой прежде стояли сплошным рядом хаты, полностью заросла. И только кое-где, посреди переплетенных ветвей деревьев и кустарников, с трудом можно разглядеть остатки стен развалившихся домов. От оживленной некогда улицы уцелела лишь хата, в которой поселился не так давно участник афганской войны Миронов Алексей с женой, да где-то далеко внизу ещё дом, где доживает свой век восьмидесятилетняя ровесница Валентины Егоровны и такая же, по её словам, песенница.

…Попрощавшись с хозяевами, мы отправились на другую сторону села, где родился и рос Вячеслав Михайлович Клыков. Спустились к большому, растянувшемуся по низине пруду, по вязкой черной грязи перебрались через плотину и стали подниматься в крутую гору, поросшую  сочной высокой травой.

Как оказалось, наверху жизнь всё же ещё немного теплилась. На склоне холма разомлевши под палящим солнцем, лежало с десяток овец. Куры, напротив, то и дело перебегали от сараев к заборам и обратно, а несколько дворняг, сбежавшись с ближайших дворов на дорогу, наперебой принялись нас  облаивать. Мы быстро миновали несколько довольно-таки опрятных, и на удивление, не скособоченных хат. Потом вновь начались заросли, за которыми появился окрашенный синей краской дом с красными наличниками на окнах и железной крышей. На нём-то и обрывалась, так толком и не успев начаться, главная сельская улица. Трава у калитки и ворот была только-только скошена, и запах от неё исходил какой-то особенно душистый, не испорченный столь привычными для нас выхлопами тысяч автомобилей.

К нам вышел мужчина лет шестидесяти, и, узнав, что мы приехали в Мармыжи помянуть В. М. Клыкова, назвал своё имя.

– Ругин Валерий Иванович.

Девичья фамилия Лидии Тимофеевны была Ругина. А перед нами стоял её племянник и двоюродный брат Вячеслава Михайловича. Он рассказал нам, что уже давно живёт в Московской области, и лишь наездами бывает здесь. Прибраться да кое-что подладить. Дом стал сильно крениться на угол, пришлось выравнивать его и менять подгнивший нижний венец сруба. До недавних пор за всем тут присматривала старушка-соседка, но теперь и её забрали к себе дети. Прежде, конечно, дом их никогда не был на селе крайним, и уж тем более отшельничьим, но теперь все опустевшие хаты вокруг разобрали и вывезли. Какой-никакой, а всё же строительный материал. Но на подобное рука у него не поднимается. Остатки их исконного родового гнезда хочется всё-таки сохранить. Пригласил он нас зайти во двор, а затем и в дом.

Все хозяйственные постройки и в самом деле сильно обветшали и, похоже, держались уже из последних сил. Слева от входа проглядывал из кустов невысокий выцветший и облупившийся летний домик. Окна и основного дома, выходившие в сад, были также заколочены досками, а поверх них, для верности скреплены ещё и крест-накрест металлическими пластинами.

Но надумавшие проникнуть в дом воры, наверное, уже вряд ли могли на что-то позариться. Пара перекошенных шкафчиков, квадратный стол и бумажная иконка, вставленная в простенький деревянный киот. Сами стены последний раз, похоже, белили ещё в прошлом веке, да и глина на них во многих местах порядком растрескалась и осыпалась. Печь была в таких же зияющих прорехах.

– Родился Слава тут… Только дом, в котором жила тогда семья не уцелел, – несколько смущенно продолжил рассказывать Валерий Иванович, – в войну село выгорело полностью. Немцы через него дважды проходили: при наступлении на Воронеж, и когда откатывались назад. Даже церковь не устояла. Дома потом отстраивали заново.

Насчитывалось в Мармыжах в прежние времена не меньше тысячи дворов. Потому и делили село жители на несколько концов. Сейчас мы забрели на Хуторовку, чуть дальше вправо Моздовка, за прудом, где были храм, школа, кладбище – Ниженский. Потом Барановка, окруженный оврагами Плант. И, наконец, Вышенский или Клыковка, потому как жили там из рода в род все Клыковы.

А теперь все меньше и меньше остается дворов в Мармыжах, негде работать, негде учиться. Да и ребятишек тут по пальцам одной руки можно пересчитать – дети настоятеля церкви отца Николая, да внуки Валентины Егоровны. За ними с утра приходит автобус, чтобы отвезти в ближайшую школу в районе.

…Но к вечеру и особенно на утро следующего дня у храма стало очень людно. Одна за другой подъезжали машины с курскими, белгородскими, московскими и номерами других областей. Прибыло и несколько автобусов. Каждый год в первую субботу июня собираются у могилы Вячеслава Михайловича Клыкова родные, друзья, земляки и просто те, кому дорого его имя. Приезжает владыка и служится панихида, а потом в приготовленных неподалеку шатрах за трапезой все они вспоминают его добрым словом.

Но на этот раз как-то особенно запали в душу слова, произнесенные губернатором Белгородской области Евгением Степановичем Савченко.

– Это место свято для русских людей и оно должно стать одним из духовных центров, куда с каждым годом будет отовсюду устремляться всё больше и больше людей. А мы постараемся сделать всё, чтобы наша молодежь помнила об этом человеке и о том, что совершил он для России и всего нашего народа.

Ведь имя Вячеслава Михайловича Клыкова действительно не забудется до тех пор, пока стоят на родной земле его памятники и живут на ней православные русские люди.

Но что же станется с самим селом? Последнее время всё чаще и чаще приходится встречать тех, кто оставляет свою квартиру, подыскивая деревню, куда бы можно было бежать от городской суеты, чтобы жить и работать на земле. Некоторые, собираясь в общины, даже основывают новые православные поселения. Наверное, многие из них, если бы узнали об этом заброшенном клыковском селе в столь богатом черноземами крае, то возможно, приехали бы сюда и остались здесь навсегда. Тем более, что газ и асфальтированную дорогу соратники Вячеслава Михайловича уже провели. А сам он незадолго до смерти взялся составлять списки и хотел помочь людям с переселением, чтобы они могли обжиться тут на первых порах.

После ухода В. М. Клыкова в вечность продолжает работать Международный фонд славянской письменности и культуры, бессменным руководителем которого он был столько лет. Там остались его единомышленники, друзья. На сегодня удалось отстоять мастерскую Клыкова на Большой Ордынке в Москве, где теперь будет открыт его музей. Наверное, под силу всем миром сохранить и родовое гнездо Вячеслава Михайловича. Нужно только бросить клич! И отзовутся люди, найдутся средства, как это бывало при жизни Клыкова почти со всеми его воистину выстраданными памятниками.

И тогда возведенный им храм Покрова Богородицы не останется стоять одинокой свечой в голой, поросшей густою травою степи. Ведь он строил его с крепкой верой, что их древнее село всё-таки возродится, как возродится из «мерзости запустения» и вся наша униженная поруганная Родина.

Глеб Яковенко, учитель истории


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"