На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Заповедь культуры сегодня

Выступление на секции XX Всемирного Русского Народного Собора «Великая культура России и современный мир»

Нет цивилизационных вызовов. Есть демонический вызов цивилизациям, культурам, бытию человечества. На него-то и требуется ответ, а прежде надо определиться в понятиях.

Культура переводится как возделывание. Цицерон писал о возделывании ума. Как? – Отталкиваясь от библейской заповеди возделывания рая. Понимать ее, по святым отцам, надо не в сельскохозяйственном смысле, а духовно — как возделывание мыслей Божиих, на сущее взирая по-Божьи — в правильной перспективе богосознания, хранимого в уме, сердце, воле, жизни.

Стержень богосознания, запечатленного в Библии и опыте Церкви, — Божественная любовь. Своей абсолютной свободой Бог определяет Свое бытие как любовь, рождая Сына и испуская Духа, отвечающих любовью же. И человека любовь Божия хочет вовлечь в несказанно прекрасную жизнь.

Любовь – самоотдача, перенос бытия в любимого. А что будет, если любовь направить на себя, стать эгоистом? Это эксперимент со смертельным исходом![1]

Богосознание (дарованный изначально и заповеданный нам Божий взгляд на все) замещено мировоззрением — самостным взглядом твари, а не Творца. Послушание Богу перечеркнуто преслушанием. Исчезла любовь. Нетварная любовь Божия не живет в самости, ее невозможно законсервировать, ибо она диалогична, являет собой дарение себя. В черной дыре эгоизма вместо любви — самолюбие, вместо света мрак. Вместо жизни — гниение духа заживо. Истина нетленна, живоносна — в мировоззрении вместо нее ложь.

А красота? Красота – запечатленная в творении нетварная любовь Божия. В черной дыре мировоззрения она замещена безобразием.

Как со свободой? Она обретается в просторах истины, любви, красоты, света, вдохновенной преизбыточествующей жизни, а не в том, к чему, споря со Христом, зовет гнилой либерализм, ставя права твари выше правды Творца. В мировоззрении вместо свободы — бесконечный произвол беззакония.

Как видим, изобретенный дьяволом способ существования, противный богосознанию и называемый мировоззрением, не хаотичен, но отрицательно системен.[2] Отрицательной системностью, взглядом гордостной твари, дьявол увлек треть ангелов, ставших бесами. Завидуя ничтожной, как мнится ему, козявке – человеку, хочет навязать ему губительное повреждение ума. Став неспособным к познанью – приближению ума к Богу, этой немощью мышления хочет заразить и человека.

Казалось ему победой соблазнение Евы и Адама. Но при изгнания непокаявшихся из рая прозвучало обетование Семени Жены — Спасителя. Надеждой на восстановление любви жило человечество, ее свет пробивался во всех цивилизациях. Люди томились неполнотой бытия без Бога. Дьявол же сеял сомненья. Например, в Упанишадах: души-то ищут единого мирового Атмана, а тот – ищет ли их? Бог ищет людей. Еще как ищет! Может ли любовь не искать? Благая весть о том, как сильно Бог любит людей, обновила мир, историю, культуру, воздвигла величайшую цивилизацию. А возделывание мировоззренческого ада шло своим чередом. Антикультура взбесилась ныне, в постмодернистское время, врастающее в апокалиптическое.

К современности я и перехожу.

Ключ к ней — Апокалипсис, Откровение, светлейшая книга Библии, как бы блистательная ее кода, без которой Библия не была бы совершенной цельностью.

Откровение описывает самое грандиозное событие в истории творения — ее ослепительное окончание, когда время непостижимым образом растворится в вечности Царствия Божия, приближение которого словом и делом возвестил Христос. Его второе пришествие в силе ознаменует начало этого самого главного, кульминационного пункта истории. Оно будет внезапным и грозным для многих, как неоднократно свидетельствовал об этом сам Христос. Способ плавного постепенного осветления человечества мог бы оставить в памяти творения неверную, горделиво-мировоззренческую мысль о возможности спасения путем самосовершенствования.

Нет, будущее перечеркнет мировоззренческие надежды. Вечное спасение придет в самые яростные, катастрофические времена истории, так что даже небесные силы поколеблются. А в социальном плане: явившийся антихрист предложит пережившему бойню человечеству некий мировоззренческий план спасения, чем соблазнит многих. После первых обманно-ласковых движений он приступит к электронному подкожному чипированию людей, которое будет уже окончательно подготовлено технически, психологически, поддержано мощью СМИ. Без заключенного в чипе начертания (штрих-кода в современном толковании), как сообщает нам это Откровение Иоанна Богослова, никто не сможет ничего ни покупать, ни продавать. В обмен на возможность существования антихрист потребует от каждого безусловного послушания с отречением от Христа. Но дым мучений принявших начертание, как написано, будет восходить вовеки.

Мрачная картина для антихристиан, — тех, в чьих жилах не течет нетварная любовь Божия, хотя бы в минимальных проявлениях, кто, заменив богосознание мировоззрением, сделал себя негодными для Царствия! «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою». А святая Церковь Христова сохранится до конца истории, и врата ада не одолеют ее. Церковь в образе жены, облеченной в солнце, «убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней» (трех с половиной лет тирании антихриста). Святая земля обитания несокрушимой Церкви поглотит реку клеветы и соблазна, посланную из пасти змеи-дьявола (Откр. 12:15).

Здесь указание для сегодняшнего дня истории, главная его задача: соборное стяжание любви Божией, венца культуры приблизившегося Царствия, фундаментальной педагогики святости и обожения.

От такого самого общего взгляда можно переходить к любым конкретным проблемам и задачам текущего дня истории.

Но нужны четыре пояснения.

1. Культуру важно не путать с наследием. Наследие — факт, культура — акт. Культура, возделывание рая, — отглагольное понятие. Ее следует мыслить в деятельностном ключе, как обобщение опыта, как цели, стратегии, задачи, методологемы, — так, чтобы и сама эта деятельность имела культуротворческую направленность, была актом культуры. Например, — уточняя направленность познания и деятельности конкретными вопросами, раскрывающими главную цель культуры: как осуществлять духовный анализ искусства? Как раскрыть истинную — вдохновительную — красоту в искусстве вообще, в произведениях того или иного из видов искусства, определенного исторического этапа, особенно современного? Как отличать культуру от антикультуры?

2. Культуру не следует ограничивать сферами науки, искусства, образования. Культура, равно как и антикультура приблизившегося ада, охватывает все без исключения стороны жизнедеятельности: внешнюю и внутреннюю политику, экономику, право, здравоохранение…

 3. Все сферы жизнедеятельности, представляя многое, сходятся в одном, «едином на потребу» — в пробуждении богосознания и любви Божией в центре его. В идеале культуры все сферы становятся сторонами фундаментальной педагогики, направленной к свету, несущей единого и единственного Святого Духа жизни во всем: в духе власти, в духе хозяйствования, в духе СМИ и пр. Мы видим, к примеру, как в сфере внешней политик противостояние духу мирового насилия и лжи двойных стандартов объединяет страны Востока, жаждущих торжества правды и творческого лидерства России. Но ни одной стране мира не следовало бы участвовать в фундаментальной антипедагогике мирового растления, подчиняющейся действию отрицательной системности порока, в разрастании мировоззрения и самовожделенной любви к плоти..

 4. Над деятельностным единством жизни стоит ныне получившая огромное распространение наука управления. Дар управления апостол считал важнейшим проявлением Святого Духа. Ныне достижения науки управления нередко используется в корыстных целях (например, для системного развала стран, подчиняемых корыстному управлению извне). Задача же стоит в ее православном преображении, — во вдохновенном управлении по смыслам, по генеральной цели бытия и истории, о чем мне приходилось писать ранее.

А теперь уже можно переходить к любым, самым острым и как бы не решаемым проблемам сегодняшнего бытия мира.

Например — к стремительному вымиранию некогда христианских стран Севера земли. Ситуация столь болезненна, что СМИ Запада старательно прячут статистику. Но математика неумолима: либо, ограничив приток мусульман, оказаться Западу, острову пенсионеров, в захолустье мировой экономики, либо, впустив работоспособную молодежь Востока, стать процветающей зоной ислама. Либо ждать чуда? Но к нему нужно готовиться, исправляя жизнь в умножении любви и веры. Люди Запада с надеждой смотрят на Россию. А в ней что? В ней сходная дилемма осложняется тем, что страна по-прежнему — мировой лидер по части абортов. Никакие денежные подачки не исправят положения, потому что дети рождаются от любви к ним, а массовые детоубийства дают дьяволу право озлоблять людей, мучить выживших детей, шипеть на многодетных матерей. Выход есть, открыт Пресвятой Богородицей через схимонахиню Антонию: вопиющую к небу кровь сотен миллионов детей надо превратить в их горячие молитвы о нас. Для того — примириться с ними в молитвах о них, самим ожить в воскрешенной любви. Непримиренные же не смеют — по прещению Христа — подходить к высшим таинствам Церкви, дарам Божественной любви. Судьба мира зависит от услышания необыкновенной подсказки с Неба.

Подобные острейшие ключевые проблемы, решаемые только привлечением силы Божьей, имеем в образовании, тотальной коррупции и иных сферах, которые и перечислить кратко невозможно.

Мой вывод — об определяющей роли богосознания. Ничто не ближе жизни, чем взгляд на нее с Неба. Следуя идеалам богосознания, мы привлекаем благодать Божию, дар Святого Духа, любви, красоты, милости, творческого вдохновения жизни.

Мир вступил во времена всеохватного кризиса. Кризис по-гречески — суд. Пока он частичный. Окончательный же Суд Божий, апокалиптический, начнется, как написано, с Дома Божия – с православной Церкви, с России, с христианской цивилизации. Справедливо: кому больше дано, с того больше спросится. «Ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников». Христиане как растлители — непостижимо! Одни детоубийства чего стоят!

Но выход есть: деятельное покаяние. «Глас всемирного покаяния изойдет из России», — пророчествовал прп. Серафим Саровский. Великое призвание! По всему миру строятся ныне институты Конфуция. Прекрасно! Но когда, по слову Христа, люди будут издыхать от страха, ибо силы небесные поколеблются, спасет ли по-человечески мудрый Конфуций? Одна любовь Божия спасительна. Она обильно изливалась на русскую землю, ею дышит русское искусство. Совестливостью была пронизана жизнь, заквашена философия. Даже в богоборческие времена посылались ей дивные благословения. Уникальная страна, массово воспитанная в сталинские времена на мировых шедеврах, пройдя испытания войны, произвела чудо русского шестидесятничества — вспомним чудесные песни Пахмутовой, христианские по духу фильмы (например, «Баллада о солдате»), библейски мощное противостояние св. Амфилохия Почаевского богоборцу Хрущеву, в день Покрова Богородицы снятому со всех своих постов. Надежда мира! И все это — на фоне западного шестидесятничества, давшего толчок психоделическому року, сексуальной революции, эпидемии абортов, демографическому коллапсу, великому переселению народов, турбулентности жизни на земле.

Забудем ли великие дары? Не будем неблагодарными. Вернемся к богоответственному, богоугодному житию на пользу себе и миру.



[1] — вспомним превращение светоносного Люцифера в мрачного дьявола.

[2] Богосознание — основание смирения и святости («блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное»), а мировоззрение — синоним гордыни, основание всех прочих грехов, лживая презумпция автономности («самозакония») твари, якобы не нуждающейся в Божественном просвещении и святом оживотворении ума-чувства-воли.

Вячеслав Медушевский, профессор Московской консерватории


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"