На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Законопроекты о превращении России в помойку

О продаже будущего России

Превратится ли Сибирь в мировую радиоактивную помойку. Такова суть законопроектов, принятых во втором чтении Государственной Думой:

"О специальных экологических программах реабилитации радиационно-загрязненных регионов Российской Федерации, финансируемых за счет поступлений от внешнеторговых операций с облученным ядерным топливом"

"О внесении дополнения в статью 50 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды"

Россияне смогут стать богатыми. Но не очень. Однако, больными - вполне.

Превратится ли Сибирь в мировую радиоактивную помойку. Такова суть законопроектов, принятых во втором чтении Государственной Думой.

Тактика и стратегия

22 февраля в Государственной Думе рассматривались указанные законопроекты, а 19 февраля у входа в здание на Охотном ряду активисты-экологи протестовали против их принятия. Внимание на них депутаты не обратили - мало ли митингов возле Думы.

Митинг этот стал этапом беспощадной борьбы доллара с экологией. Как нетрудно догадаться, пока выигрывает в ней господин доллар.

У этого вопроса давняя история. Много лет с разными способами Минатом пытается затащить на территорию России радиоактивные отходы из других стран.

- Мы в свое время тоже хотели завезти 2000 тонн радиоактивных отходов - и получить за это 2 миллиарда долларов, - говорит бывший глава Минатома Виктор Михайлов. - И цель была - достроить завод по переработке в Красноярске-26. Был даже указ президента Б. Ельцина по этому поводу. Но "зеленые" этот пункт отсудили, ссылаясь на статью 50 закона об охране окружающей среды.

Точнее было так. В 1995 году после посещения Красноярска-26 Б.Ельцинын подписал указ, один из пунктов которого разрешал прием зарубежного отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) на хранение. Но против этого пункта выступили начальник Государственно-правого управления Администрации Р. Орехов, министр по охране окружающей среды В. Данилова-Данильяна и председатель Межведомственной комиссии Совета безопасности по экологической безопасности член-корреспондент А. Яблоков. И этот пункт указа был отменен.

Однако Адамов, сменивший а на посту министра Минатома Михайлов, с идеей ввоза в Россию радиоактивных отходов не расстался. Он ее проталкивал по всякомуг, но каждый раз натыкался на пресловутую пятидесятую статью, которая не допускает двойного толкования: "Ввоз в целях хранения или захоронения радиоактивных отходов и материалов из других государств ... запрещаются".

Первый кавалеристский наскок на "Закон об охране природной среды", предпринятый в бытность предыдущей Думы закончился неудачей: депутаты решили не участвовать в превращении России в ядерную помойку, и поправка не прошла Думу.

Вскоре, а это было в конце августа 1999 года, Минатом пытался убедить кабинет министров в необходимости разрешить хранить и перерабатывать радиоактивные материалы из других стран на территории России. Против выступило Министерство экономики, которому экономические расчеты Минатома не показались убедительными.

Тогда осенью того же года депутатское лобби Минатома попыталось протолкнуть уже не поправку, а новый законопроект - "О промышленном хранении и переработке отработавшего ядерного топлива". Целью его являлось создание законной почвы для осуществления планов по ввозу ядерных отходов. Но - уходящая Дума не успела его рассмотреть или не захотела брать грех на душу.

Минатом, потерпев первую неудачу, стал серьезно готовиться. В Думу был направлен замминистра Минатома Роберт Нигматулин. Обрабатывалось общественное мнение через газеты, шла работа с депутатским корпусом, даже терминологию заменили. Теперь уже стали говорить, что ядерные отходы - это вовсе даже и не отходы, а "недоиспользованные полезные материалы", которые правильнее называть "облученное ядерное топливо" или "отработанное ядерное топливо". Таким образом, неприятное слово "отходы" как бы ушло из обращения. В результате всех этих усилий незадолго до окончания 2000 года Госдума приняла в первом чтении три законопроекта, фактически разрешающие ввоз в Россию и хранение на ее территории отходов ядерных электростанций иностранных государств. На следующий день Григорий Явлинский, лидер фракции "Яблоко", голосовавшей против ввоза отходов, открыто заявил о том, что Минатом выделил крупные средства на "обеспечение прохождения" законопроекта о ввозе отходов через Думу. А теперь они прошли второе чтение.

Чтобы понять, где та грань, за которой отходы превращаются в полезные материалы, обратимся к авторитетному мнению Виктора Михайлова:

- Сами посудите. Для людей отходы, скажем, лошади - навоз. А для кого-то пища - сколько вокруг него воробушков и букашек суетится? Такой же навоз от лошади - отходы от ядерной энергетики. Клевать их конечно можно... А если серьезно, "облученное топливо" - это не что иное как отходы атомной энергетики. Такие же ядерные отходы, как и все прочие, полученные в атомной отрасли. Конечно, их можно перерабатывать, повторно использовать в реакторах. Такие технологические операции мы делаем. Но сказать, что это благо великое - ни в коем случае нельзя. Это высокоактивное вещество, которое нужно хранить в специальных контейнерах, перерабатывать в специальных условиях.

Хороша Маша, ежели не наша

В преимуществах атомной энергии, думаю, убеждать никого не надо. Вот и густонасенный Китай лелеет проект по постройке сети АЭС, в котором хочет участвовать Минтатом. И для самой России атомные станции в Заполярье могли бы решить множество проблем. Но ядерная юность человечества окончилась в день Чернобыля. И, вступив в зрелость, мы все теперь знаем, что атомная энергетика благо чреватое опасными проблемами. Одна из них - отработанное ядерное топливо.

Эта серьезная проблема. Сегодня в мире скопилось по разным оценкам от 200 до 600 тысяч тонн радиоактивных отходов атомных электростанций. Больше всего их в США - около 80 процентов. Свою лепту вносят Германия, Франция, Швейцария, Япония, Корея и другие страны. Вклад России сравнительно невелик- 14 тысяч тонн. Дело в том, что хотя именно мы родоначальники АЭС, атомная энергетика у нас развита сравнительно слабо, поэтому и отходов не так много. Зато реакторов и их начинки с атомных подводных лодок хоть отбавляй.

Во Франции и Великобритании ядерные отходы перерабатывают. В США и Канаде складируют. Германия, Нидерланды, Бельгия, Швейцария и другие страны отправляли отходы на переработку во Францию и Великобританию и платили за переработку по 1500 долларов за килограмм. Но те в свою очередь все продукты переработки отправляли обратно в страны-заказчики. Таким образом, проблема уничтожения отходов окончательно не решалась. Поэтому ОЯТ перерабатываются все реже. И в мире остается все меньше места для складирования опасных отходов. Мы же отходы и складируем и перерабатываем.

У одной и другой концепции есть свои недостатки и достоинства. США затратили в свое время 4 миллиарда долларов на поиск места для национального хранилища радиоактивной грязи. Оказалось, нигде в мире нет стабильных подземных пластов, в которых отходы не будут перемещаться подземными водами и могут спокойно пролежать несколько столетий.

Но все равно от переработки ОЯТ они отказались из-за несовершенства технологии: специалисты утверждают, что на сегодняшний день в мире не существует безопасных технологий по репроцессингу (переработке) отработавшего ядерного топлива. Кроме того, процесс переработки сопровождается появлением огромного количества высоко- и среднеактивных жидких радиоактивных отходов. Которые в свою очередь надо куда-то девать.

Есть еще одна причина, по которой американцы отказались от переработки отходов топлива. В урановых реакторах образуется плутоний. Его отделяют от "выгоревшего" топлива и используют вторично в реакторах. Но этот плутоний можно использовать и для создания атомных бомб. Это и смущает американцев. В течение десятилетий инженеры пытались создать так называемый бридерный реактор, производящий больше ядерного топлива, нежели потребляющий. Плутоний используется в производстве атомных бомб и является одним из побочных продуктов переработки. "В отличие от Соединенных Штатов, где плутоний производится искючительно в военных целях, Россия уже давно выступает за "закрытый" цикл ядерного производства, в ходе которого плутоний сепарируется из использованного ядерного топлива и затем применятся в ядерных реакторах. Гражданский плутоний не идеальное вещество для бомб, но прекрасно подходит для примитивных ядерных устройств".- пишет "The Washington Post".

В 70-х годах в рамках борьбы с распространением ядерного оружия Соединенные Штаты запретили репроцессинг - выделение плутония из отработанного топлива мирных реакторов.

Словом, ситуация выглядит так: перерабатывать отходы страшно, а хранить негде. И тут очень кстати подвернулась Россия, предложившая хранить или перерабатывать отходы иностранных АЭС. Но самое главное, в предварительных переговорах представители Минатома подчеркивали, что согласны не возвращать обратно в страны-заказчики продукты переработки. "Радиоактивные отходы - самая острая проблема, которая стоит сегодня перед мировой атомной индустрией. Ее воротилы нашли "выход" - свезти все в Россию", - говорит Майкла Мариотт, директор Информационной Службы по Ядерной Энергии, международной экологической организации, штаб-квартира которой находится в Вашингтоне.

За границей есть и противники, и союзники ввоза на территорию России ядерных отходов. "The Guardian" пишет: "В мире существует острейшая проблема ядерных отходов, но пересылать их в Россию - это не решение. Этот план представляет собой квинтэссенцию ментальности "только не на моем участке".

Но не следует заблуждаться, что вопрос безопасности россиян беспредельно волнует международную общественность. Так в другой американской газете "The Washington Post" говорится: "Как утверждает ряд видных специалистов в области ядерной энергетики, в масштабе грубейших экологических нарушений в этой, уже и без того загрязненной, стране добавление в общую кучу иностранных радиоактивных отходов является, быть может, и не настолько уж плохой альтернативой в условиях надвигающегося кризиса с хранением собственных отходов и отсутствия ресурсов для его предотвращения". Иными словами, логика понятна: Россия все равно помойка, и наша дрянь ее не погубит. Приведенная газетой циничная мысль является ключом к пониманию интереса Запада к предложению России.

За и против

Самые весомые аргументы сторонников ввоза иностранных отходов основываются на том, что в мире осталось запасов сырья для АЭС всего на 100 лет. А значит, переборка отходов в свежее топливо верный путь ни только к будущему энергетическому обеспечению страны, но и экономическому процветанию. Логика примерно такая: сейчас дураки европейцы отдадут нам свои отходы, да еще заплатят денег, мы их переработаем, по сути за их счет, а потом им же и продадим. Минатом торопит: этот рынок емкостью в 200 миллиардов, может быть занят, если мы не предпримем энергичных действий по захвату своего сектора. Сегодня нам вполне по силам освоить 10 процентов рынка, а это 20 миллиардов долларов. Из этих денег можно переоснастить и ядерные центры, и подкинуть в федеральный бюджет, и на нужды регионов выделить больше 3 миллиардов. Цифра в 20 или 21 миллион долларов, которую постоянно повторяют лоббисты проекта, завораживает, и не дает задуматься, что это на самом деле не подтвержденные западными партнерами доходы, а благие пожелания Минатома. В основе их лежит голая арифметика: у "них" переработка килограмма ОЯТ стоит 1500 долларов, а мы это сделаем в пять раз дешевле. Годятся ли в таком вопросе сухие расчеты без учета экологических и социальных факторов? Сомневаюсь. Почему такая разница в стоимости переработки, никто тоже не объясняет. Надо полагать, за счет низкой оплаты труда и дешевых мер безопасности. Если это так, то урок Чернобыля нам не прошел впрок.

Далее сторонники проекта говорят, что успех нам обеспечен. Он обусловлен тем, что у нас есть квалифицированные кадры, опыт, уникальные высокие технологии, завод по переработке отходов РТ-1 на производственном объединении "Маяк" (Урал), наконец, острое желание этим заняться. Экологического вреда переработка не принесет, а что касается транспортировки отходов по территории России, то многолетний опыт такого рода операций позволит избежать неприятностей. Еще один аргумент: ведущие ученые-ядерщики поддерживают этот проект. Не хватает только соответствующей законодательной базы.

- Наша проблема в отсутствии денег, - говорит Николай Пономарев-Степной, заместитель директора Института имени Курчатова. - Есть рынок, и те страны, которые первыми в него придут, получат наибольшую выгоду. Принимая во внимание, что такого рода услуги дают солидную прибыль, мы можем, если не будет долго раздумывать, заработать такие деньги, которые нам помогут решить проблемы с нашими собственными радиоактивными отходами, а также и принять у себя иностранное отработанное ядерное топливо.

Ученый скромно умалчивает, что "солидная прибыль" обусловлена тем, что такого рода услуги ни одна страна мира не оказывает. Более того, думаю, что если бы какое-нибудь правительство Европы вдруг решило приспособить свою страну под свалку радиоактивных отходов, оно не продержалось бы и месяца.

Но, по мнению экологов, перспективы не столь завораживающие. Для начала, амбициозные планы Минатома по экспорту в Россию отходов АЭС вызывают не однозначную реакцию в США. Как пишет газета New York Times: "Попытки использовать плутоний в качестве топлива для ядерных реакторов во всем мире обойдутся в $100 млрд. и не имеют особого экономического смысла". Другая американская газета пишет: "США активно возражают против переработки иностранного ядерного топлива в России, поскольку в ходе этого процесса получают оружейный плутоний, который можно использовать для изготовления ядерных боеприпасов. До 70 процентов мирового объема отработанного ядерного топлива дают реакторы американского производства в различных странах Европы и Азии. Согласно контрактам, США оставляют за собой право решать, что должно быть сделано с отработанным ядерным топливом этих реакторов. Если Вашингтон не даст своего согласия, российская мечта о 21 миллиардах долларов США так и останется мечтой".

Но переговоры тем ни менее идут. Покров секретности над ними недавно приоткрыли американские и российские газеты. Наиболее пикантная часть тайного плана состоит в том, что те самые "пиастры, пиастры!", которыми звенят в речах лоббисты, прежде всего будут поступать в США, "чтобы в России их не разворовали". И уже "под контролем американского попечительского совета часть денег будет направляться на конкретные цели - реабилитацию Енисея, местным "зеленым" и т.д.". Кроме того, емкости для хранения радиоактивного мусора и контейнеры для их транспортировки опять же будут американского производства. А это миллиарды долларов.

Что касается имеющихся в России возможностей по переборке чужих отходов, то они, как бы это помягче сказать, сильно преувеличены. По словам члена-корреспондента А. Яблокова, хотя в России есть технологии, позволяющие перерабатывать ОЯТ, извлекая из него плутоний и уран, но мощностей для такой переработки не хватает даже для собственного ядерного топлива: пристанционные хранилища всех российских АЭС переполнены. "Высокие технологии", о которых постоянно упоминают в связи с утилизаций отработанного ядерного топлива, были разработаны для получения урана и плутония для бомб. Проблемы обеспечения экологической безопасности при этом никогда не были приоритетом. В результате ни у нас, ни за рубежом нет технологий безопасного обращения с высокоактивными отходами - неизбежным последствием переработки.

Сибирь превратится в ядерное болото

В России три крупнейших центра атомной промышленности: в Красноярске-26 (теперь Красноярский горно-химический комбинат в Железногорске ныне), на Урале - упомянутый ПО "Маяк", третий - в Томске 7 (теперь Сибирский химический комбинат в Северске). По мнению А.Яблокова, с радиационной безопасностью в этих центрах не все благополучно. В Томске-7 жидкие радиоактивные отходы закачивают под землю прямо в местах расположения предприятий. Уже теперь, спустя всего 20-30 лет после начала этой практики, возникли серьезные угрозы распространения их за пределы выделенных горных отводов (эти отходы должны быть надежно изолированы на десятки тысяч лет).

Существующий завод РТ-1 на ПО "Маяк" не в состоянии переработать даже российское ОЯТ. Здесь скопилось уже отходов общей активностью 392 миллионов Кюри - примерно 8 чернобыльских выбросов. Дело в том, что при переработке 1 тонны отходов появлением 150 тонн жидких отходов. Только благодаря колоссальным и дорогостоящим усилиям удается удержать подземную радиоактивную линзу (возникшую в результате переработки отработанного ядерного топлива ) от попадания ее в реку Теча, - и без того самой радиационно грязной реки России.

В Железногорске, куда в случае начала реализации проекта Минатома скорее всего и будут поступать иностранные отходы, находится подземный завод по производству оружейного плутония. В свое время здесь начали строительство РТ-2 по переработке 1500 тонн отработанного топлива в год. Но грянула перестройка, стройку законсервировали, и для ее завершения требуется 1,5-2 миллиарда долларов. Так вот, из трех установленных здесь реакторов, два имели прямое охлаждение водой из Енисея. В результате вся река оказался в разной степени отравленной. Хотя в 1992 году два вредных реактора были остановлены, но даже в 1995 году специальная экспедиция нашла на берегах не просто повышенный уровень радиоактивности - в 6 километрах от комбината были даже горячие частицы ядерного топлива. Поэтому американцы и сулят часть денег от экспорта ОЯТ выделить на спасение Енисея. Но их может не хватить.

Потому что есть еще полигон "Северный", расположенный в 15 километрах от Железногорска. А это отдельная проблема. В этом месте расположена впадина в горном плато, из которой практически нет выхода грунтовых вод. Здесь пробурены десятки шахт, в которых уже много лет хоронят радиоактивные отходы. Ученым в свое время казалось, что это идеальное место для захоронения радиоактивных отходов. Но, по мнению экологов, теперь выяснилось, что "Северный" недостаточно исследован в геологическом плане. По мнению некоторых экологов, радиоактивные воды полигона движутся к Енисею со скоростью 300 метров в год. А до ближайшего притока осталось 2 километра. Если даже эти сведения недостоверны, они нуждаются в самой тщательной проверке, перед тем как сюда начнут завозиться отходы иностранных АЭС.

Как видим, "высокие технологии, ни такие уж высокие. И полагаться на мнение ядещиков полностью не стоит. В конце концов, именно они виноваты в аварии на Чернобылькой АЭС и многих других, менее известных катастрофах на ядерных объектах. Они русские люди с известным отношением к опасности. Кроме того, они преследуют свои цели, а потому не могут быть объективными. Те самые деньги, которые могут последовать вслед за отходами, им очень нужны для поддержания атомной промышленности, демонтажа старых реакторов, поддержки чахнущих закрытых городов атомщиков:

Все это позволяет предположить, что хотя Минатом и убеждает, что иностранные отходы откроют безбрежные горизонты для российской атомной энергетики, перерабатывать на самом деле он их не собирается. Скорее всего, ОЯТ будут просто складироваться на века в Сибири. Тем более, что, по словам специалистов, в любом случае перед переработкой отходам надо лет 30 "посохнуть". А к тому времени ни Адамова уже не будет, ни других лоббистов. Деньги же придут реальные. Кому? Вот это уже вопрос. В печати несколько раз промелькнули сообщения, что одна из стран Азии за лоббирование ввоза ее отходов пообещала миллион долларов.

Вообще, прежде чем затевать доставку опасного груза в страну стоило бы прислушаться к мнению незаинтересованных людей относительно безопасности наших ядерных объектов вообще. В прошлом году, выступая на коллегии Госатомнадзора, кстати, в том же году почему-то поспешно упраздненной, министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу отметил, что в 1999 году в России выявлено более 16,5 тысяч нарушений правил безопасности в области атомной энергетики. По мнению Шойгу, каждое из них могло бы стать причиной серьезнейших проблем. Второй серьезной проблемой, на которой остановился министр, является положение с утилизацией реакторов и отработанного топлива со 140 выведенных из эксплуатации российских атомных подводных лодок - не решены вопросы с отгрузкой отработавшего ядерного топлива, и с сооружением хранилища для активных зон реакторов с подлодок.

Крайне щекотливой является также ситуация с безопасностью российских АЭС.

Я не стал останавливаться на проблеме транспортировки ядерных отходов, хотя и здесь проблем хватает. И планов захоронения в России ОЯТ из Азии. И без того, думаю, ясно, что проблема завоза на территорию России иностранных отходов требует неспешных решений. А относительно того, что мы можем опоздать на рынок, опасаться не стоит - никто не спешит предоставлять свою территорию под радиоактивную свалку. Взять хотя бы немцев. Около 10 лет назад фирмой Simens в Ганау(Германия) была построена установка по производству плутониевого топлива для АЭС стоимостью около 1,2 миллиарда марок. Однако компания так и не получила разрешение на запуск опасного производства. Лицензия была заблокирована по экологическим причинам нынешним министром иностранных дел Германии Йошкой Фишером. И хотя Россия долгое время ведет переговоры с Германией относительно переноса этой установки в Сибирь и использования ее для переработки отходов, правительство Германии не идет на это, и склоняется скорее ее демонтировать, чем передавать России.

Если этот бизнес так выгоден, чем же вызван такой вандализм рачительных немцев?

И последнее. Если эти три законопроекта пройдут, то на каждого из нас из-за рубежа будет ввезено по 140 граммов "импортных" радиоактивных отходов, а в качестве платы за "беспокойство" благодетели отслюнявят по 3,5 доллара на нос. Жируйте, славяне!

Валентин Зубков,"РФ" сегодня


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"