На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Террористы, ч.I

Рассказ об одном из известных террористов - Ильиче Рамиресе Санчесе

Слово "террор", имеющееся нынче во многих языках мира, произошло от латинского terror, что означает страх, ужас. Терроризм, как явление действительно внушает страх своей жестокостью, нецелесообразностью, непредсказуемостью, отсутствием видимых причин и фантастической, просто звериной живучестью. Почти всегда террористы пытаются дистанцироваться от вульгарных бандитов, промышляющих грабежами и разбоями. Цели у них чаще всего действительно разные. Однако методы у этих категорий жителей нашей многострадальной планеты схожи, потому и грань между ними размыта. Отношение же общества к ним равно негативное, будь то политические отморозки, устроившие побоище в армянском парламенте, чеченская ваххабитская братва или отдельные персоны типа Бен Ладена, Аджалана, Личо Джели и других.

Мировую славу заслужили немногие из них. Начнем с самого, наверное, знаменитого - Карлоса, он же Шакал, Абделла Баракат, Мишель Ассаф, Гленн Гебхард и носитель еще полдюжины псевдонимов. Как и все люди, впрочем, он имел в детстве хоть и несколько необычное, но настоящее имя - Ильич Рамирес Санчес.

Часть I. Просто "Ильич".

В 1977 году советская контрразведка составила обширный список международных террористов. Среди примерно тысячи фамилий оказался студент из Венесуэлы Санчес, гуляка, выпивоха и транжир денег, знаток языков - испанский, французский, английский, немецкий, любитель прекрасного пола и оружия. Своим странным именем он был обязан отцу - миллионеру-марксисту, родившему трех сыновей и нарекшему их - в порядке появления на свет - Владимир, Ильич и Ленин.

Средний, наш герой, появился на свет 12 октября 1949 года и избрал самый радикальный образ жизни - террористический и всегда считал себя борцом идейным. На суде в 1997 году на вопрос о роде занятий Ильич гордо ответил: "Я - профессиональный революционер старой ленинской школы. Мой адрес - весь мир:"

Он действительно пожил по миру. Умудрился даже год - пока не выгнали со второго курса - проучиться в Москве в Университете Дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Как ни странно, КГБ не заинтересовалось Санчесом и "вербовочных подходов" к нему не осуществляло, о чем не раз заявляли люди, далеко не симпатизирующие лубянской структуре. Зато его знали Чаушеску и Живков, Кадар и Тито. Особую опеку проявляло к Карлосу 22 управление МГБ ГДР, словно в насмешку называвшееся Управлением по борьбе с терроризмом.

Одна из самых надежных баз Ильича была оборудована в Венгрии в конце 70-х годов. Присутствие террориста на территории этой страны было признано в 1990 году бывшим министром внутренних дел Вегенрской Республики Андрошем Бенкеи. Тогда же журналистам была предоставлена возможность ознакомится с письмом Ильича самому Яношу Кадару, где "профессиональный революционер" из Венесуэлы благодарил профессионального коммуниста из Венгрии за убежище, предоставленное группе Карлоса в течение 1979 и 1980 годов. На "базе" хранились десятки килограммов взрывчатки, тысячи единиц боеприпасов, стрелковое оружие и прочая необходимая террористическая амуниция.

При таких друзьях, когда за тылы не надо беспокоиться, Ильич мог позволить себе многое. Список его жертв, среди которых практически не было случайных людей, насчитывает 83 человека (16 из них - французы) и бесчисленное число раненых. На его счету теракты в Париже, Мюнхене, Лондоне, Бонне, Гааге, Берлине, Вене.

Считается, что боевое крещение молодой Санчес прошел в родном Каракасе, атаковав чуть ли не в одиночку представительство компании "Пан Америка". Потом эту по сути хулиганскую выходку раздуют до размеров настоящего теракта, где будет присутствовать "коктейль Молотов", различного рода зловещие подробности и другие атрибуты террористской романтики. Но тогда, в 60-х, о жертвах не сообщалось, они появились позже - нелепые, случайные рядом с отчаянно жестокими и тщательно спланированными.

По-настоящему кровавыми у Ильича Рамсиреса Санчеса были 1974 и 1975 годы. Рвались бомбы и гранаты, стонали раненые заложники, а Ильичу везло, просто сказочно. 21 декабря 1975 в Вене он совершает одно из своих самых дерзких преступлений. В ходе совещания представителей стран ОПЕК группа террористов из 6 человек во главе с Санчесом берет в заложники 70 (!) участников форума из которых 11 человек - министры стран ОПЕК. Трое убитых, несколько десятков раненых и Карлос со своими напарниками умудряется угнать самолет и из Вены благополучно перебирается в Алжир. Самолет садится в столичном аэропорту, и все до одного террориста скрываются при полном бездействии спецслужб.

В том же 1975 году произошел и первый серьезный провал. Во французской столице при попытке ареста Ильич убил двух французских полицейских и тяжело ранил комиссара полиции. С той поры его стали ловить серьезно, с размахом. Но хитрый "романтик-революционер" всегда успевал в последний момент скрыться за железным занавесом, например в ГДР, где пересиживал пик охоты на него и зализывал раны, чтобы снова вернуться на тропу войны полным сил, здоровья и веры в мировую революцию.

Ильич бывал в СССР после несложившейся студенческой карьеры. Правда, гостил он Москве уже под пристальным вниманием КГБ. Цель приезда Карлос объяснял желанием повидаться с друзьями по университету. Конец его визитам в Первопрестольную положил Андропов, запретив пускать Ильича в столицу. Запрет выполнялся строго. Много позже во время суда над террористом, предпринимались настойчивые попытки доказать его связь с Москвой. Они не принесли успеха.

Не сложилось у Ильича и сотрудничество с Кубой, Ираком и Ливией. Биографы "гражданина мира" отмечают две причины. Во-первых, Ильич стал к закату своего террористического пути слишком самостоятелен и почти не терпел над собой начальников. Во-вторых, он превратился в настоящего анти-героя даже в глазах многих, ранее относившихся с симпатией к рыцарям мировой революции, и любой жест доброй воли в отношении него воспринимался в мире негативно. Тучи сгущались.

Арестовать убийцу посчастливилось французам, больше всех обиженным на космополита Ильича за гибель своих граждан. Это произошло в столице Судана Хартуме 14 августа 1994 года после длительной, тщательно спланированной и проведенной операции.

В Судан самый разыскиваемый в мире террорист приехал осенью 1993 года из Аммана. Власти Иордании фактически выставили Ильича из страны. Накануне мирных переговоров с Израилем такой жест позволял королю Хусейну хорошо выглядеть в глазах своих партнеров, компенсировав, хотя бы частично, неприязнь, высказываемую Западом и Соединенными Штатами Америки в отношении Иордании за ее поддержку Ирака во время первой войны в Заливе. Однако, имея на счетах несколько миллионов долларов, а в кармане дипломатический ливанский паспорт, любезно предоставленный сирийскими коллегами по профессии, Ильич чувствовал себя вполне спокойно, хотя, возможно, и понимал что его потихоньку загоняют в угол.

Сгорел же Карлос, как и положено в авантюрных романах, на барышне Зеине из богатой палестинской семьи, мечтавшей о карьере врача-дентиста. На нее французские спецслужбы навели сирийцы, желавшие реабилитироваться перед французами за свою слишком откровенную дружбу с Ильичом. По их информации невеста Ильича регулярно наезжала в Бейрут и Амман для завершения учебы на медицинском поприще. Проследить юную красавицу до Хартума, а там и до виллы в престижном дипломатическом районе, в котором обитал "доктор Абделла Баракат", было делом техники. Помогли и суданские власти, проверившие паспорт "ливанца", говорившего с ужасным, отнюдь не ливанским акцентом на арабском языке. Их заключение: паспорт фальшивый.

С апреля по июль осуществились все необходимы формальности для ареста международного террориста. Было получено добровольное согласие властей Хартума на выдачу Карлоса, выписан - по все правилам - ордер на международный арест и соответствующее требование. В самом начале лета в столицу Судана прибыла бригада агентов из Франции.

Сам арест прошел в лучших традициях детективного жанра. Помог, правда, случай, но и выдающаяся изобретательность французов. 10 августа Ильич ложится в городскую больницу "Ибн Халдун" близ своего дома для обследования по поводу банальной грыжи. Обследование продолжалось несколько часов. Диагноз подтвердился: больной нуждается в операции в самое ближайшее время. Ильич возвращается домой и на другой день, в четверг 11 августа, приглашает своих друзей на ужин в армянский клуб. Ужин проходит как всегда весело и раскованно. Странно, но интуиция, так часто выручавшая Санчеса, молчит. Гости пьют и гуляют, Ильич радушен и ласков.

Пятницу 12 августа (почти во всем арабском мире пятница - выходной день) Ильич проводит, не выходя из дома. Агенты, наблюдавшие за его виллой, предполагают, что террорист попросту сидит на диете, что естественно перед операцией, или выполняет другие предписания врачей.

В ночь с субботы на воскресенье - неожиданное обострение болезни. К дому Ильича подкатывает карета "скорой помощи". Соседи видели, как из дома на носилках санитары выносят человека. Его сопровождает молодая белокурая женщина. Грыжа болит, Ильичу делают обезболивающий укол, и он теряет сознание. Скорая помощь едет по странному маршруту, конечным пунктом которого стала не больница, что буквально в двух шагах, а конспиративная квартира французских спецслужб. Через сутки в Хартуме приземляется спецсамолет с командой сопровождения на борту и еще через некоторое время Ильич снова в Париже, в котором давно не был, тем более в наручниках. Далее - тюрьма "Санте", одиночка площадью 4 квадратных метра и арестантский номер - 258 187 Р. Через три года суд и приговор, в котором мало, кто сомневался - пожизненное заключение.

Оптимист Ильич попытался узнать через адвокатов, скостят ли ему срок и на сколько, если станет он самым примерным арестантом и душой тюремного общества? Нет, ответила французская Фемида. Ильич из тюрьмы не выйдет. Никогда.

Владимир ЩЕДРИН


 
Ссылки по теме:
 

  • Террористы. Часть II
  • Террористы. Часть I

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"