На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Обезмолвленная земля

Взгляд В.Карпова на проводимое в Якутии насаждение неприятия между якутами и русскими

"Главный бой здесь еще предстоит, ибо здесь - богатства",- такими словами заканчивалось мое выступление на столетии якутской письменной литературы, но в душе все-таки надеялся, что нет, минуют сей благодатный в нравственном отношении край беды. Однако вскоре, вернувшись в Москву, по телеканалу РТР увидел фильм под названием "Страна безмолвия".

Первыми же кадрами нам пытаются располовинить голову: якутский мальчишка, стреляющий из рогатки - русская девочка, играющая на скрипке... Для авторов фильма - это заданные символы, призванные столкнуть якутов и русских. Но еще на звучании скрипки врезается визгливый тявкающий голос за кадром. Авторы не заметили, как привнесли иной, подлинный символ: музыку скрипки обрывает именно этот, как зубами о струны, голос, эта невидимая третья сила. Далее не на шутку нагоняются страсти. На той же ноте выдается информация о том, что русскую талантливую девочку преследуют и обижают в музыкальном интернате соученики-якуты. Так, мол, националистически, они воспитаны. Но почему-то юная музыкантка сама в фильме об этом не говорит ни слова. Ее подразумеваемых обидчиков нет на экране вообще, да и факт этот, похоже, дела давно минувших дней, о котором уже сами участники позабыли. А уж если разговор идет о музыкальном интернате, то ведь и якутские дети здесь, видимо, тоже должны быть не с рогатками, а по крайней мере со смычками. Речь мамы девочки грубо непрофессионально смонтирована и невнятна. А юная музыкантка действительно поражает нас своей феерической талантливостью: в мелькнувшем кадре она одновременно играет на скрипке, лихо танцует и азартно, по выражению комментатора, "вынуждена петь на чужом ей языке".

Клюв телекамеры летит над якутскими весями дальше, зазываемый ведьмаческими горловыми клокотаниями ведущей, которая то появляется в поле зрения окуляра, то исчезает, как бы кружа рядом, нагнетая обстановку. Но все становится на свои места, если представить в роли телеведущей, скажем, Фани Каплан. Или Веру Засулич. Или какую-либо другую из примечательных дам, любивших наряжаться в кожанку и привешивать парабеллум к бедру.

В Якутию пожаловали... комиссары. Дуло телекамеры действует куда убойнее, нежели дуло парабеллума. Даже фанатичная Каплан порешила всего двоих. А благодаря тиражированному телеэффекту экрана можно деморализовать почти все общество. По крайней мере, демократическое большинство. И не только через экран или СМИ, еще посмотрим, чем для Чукотки (и для России) закончатся, казалось бы, безобидные анекдоты про глупых чукчей.

"Страна безмолвия" - это не фильм. Это приговор. За отсутствием улик комисарша берет ненавистью. Ненавидит все. Якутский народ, который пьет пиво "Балтика" номер девять. В самом деле, во всем цивилизованном мире люди от наркоты дуреют, а эти все еще пивом балуются! А может, это была скрытая реклама пива, только настолько скрытая, что мы ничего и не поняли? Иначе, при чем здесь пиво?

А уж что себе позволяет президент Якутии! Тогда как иные наши деятели дружно закупают особняки в Калифорнии, дворцы на Кипре (такой бойкой журналистке, полагаю, приходилось бывать в подобных апартаментах), а этот у себя в Якутске - о, ужас! - строит центры здоровья, дворцы культуры, спортивные сооружения. Вот, оказывается, что такое в нашей стране "авторитаризм"! Хуже того, президент Якутии в Москву летает рейсовым самолетом! Другие-то президенты со свитой и на эскортах в десять самолетов летали, да и не президенты - на трех... Что касается "богатств", то в гостях у Николаева я не был, но дом, в котором он живет, видел: типовой, многоквартирный. Проезжал и мимо дачи президента: рядовой деревенский дом, по московским меркам потянет разве что на сторожку в подмосковной усадьбе иного телеведущего, да и то, если вдали от коттеджа поставить, чтобы не нарушать евростиль.

Не ради правды делается подобное "кино", оплаченное формировщиками общественного мнения. Заказана дискредитация, значит, она должна быть. Во имя высших, конечно (то есть, дорогих), целей. Пусть нет доказательств, и сюжет национальной вражды выстроен на пустом месте, - зато есть горло. Очень, конечно, темпераментная барышня - нет, нет, да где-то и изумишься. Даже мамонта готова загрызть, который не разложился в якутской земле,- встретился бы он ей в живых! Вывернуть наизнанку кимберлитовую трубку, выкопанную прямо около аэропорта, а то и накрыть этой лоханью здание "АЛРОСА", где Мария Коненкина, именем которой когда-то был назван алмаз, вынуждена теперь, доведенная до отчаяния, по мнению киножурналистки, ковыряться в земле...

С замечательным человеком и труженицей Марией Иннокентьевной Коненкиной мне доводилось встречаться. Эта героическая женщина участвовала чуть ли не в первых геологических экспедициях, тогда еще, в условиях послевоенной засекреченности, когда люди не знали, что ищут. Но они, переживали военное детство, не дождавшиеся отцов и братьев, а то и суженных, должны были поднять страну, кроме них, некому было. Так что Мария столько землицы якутской, в лето комариное, в зиму лютую, своими юными рученьками просто на ощупь перебрала, что и представить трудно. Но ни она, ни другие геологи, большей частью девчонки, не воспринимали свой труд как героический. Не ждали наград. Они были молоды и в самом прямом смысле строили свою судьбу. Здесь же, на поисковых работах, Мария встретила своего будущего мужа. Он был из местных, из эвенков. Вот об этом бы в фильме рассказать, показать семью, да и спросить, коли уж завели речь о межэтническом разломе - как в вашей "смешанной" семье с национальными конфликтами? Нет?

Будут. Обязательно будут, если мы не поймем, в какой информационной изоляции проживаем. Идет настоящая информационная война.

Может быть, и последняя. Ибо слова Ф. М. Достоевского: "Здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей",- обрели буквальное значение. Через сердца завоевываются народы. Так что мое предположение о желании "накрыть" "АЛРОСА", может быть, и не столь гиперболическое. Гохран уже почти по ветру пошел, а жить некоторые ребята привыкли очень сытно. Пора - рога трубят - пора прирастать тем, что из Сибири. Выборы нового главы республики в Якутии не за горами. Если уже сейчас начать смущать одну этническую часть населения, а другую - Якутия ведь многонациональна - возмущать, то к выборам можно будет предложить своего спасителя. И тогда не только алмазы, но, как с аппетитом заметил голос за кадром, вся "таблица Менделеева" Якутии будет накрыта. Вместе с садиком, который трогательно возделывает Мария Коненкина. Тогда, полагаю, и у комиссаров хватит соображения понять, что выращивать сад в условиях вечной мерзлоты - это не менее почетно, чем находить алмазы. Наверняка заметит и то, что садик этот выполнен старательно в японском стиле. Останется ли только при своем детище милейшая Мария Иннокентьевна?

Признаюсь, что только очевидный подлог в истории с Марией Иннокентьевной Коненкиной, позволил мне разглядеть всю заданность и опасность подачи сюжета о русской девочке музыкантке, якобы преследуемой якутскими детьми. Но даже если действительно что-то было - дети, особенно подростки, независимо от национальности, бывают жестоки,- то ситуация требовала деликатнейшего подхода, обязательно вместе со специалистом в подобных вопросах. Делать же ее "козырной картой" в межнациональных отношениях, значит, преднамеренно провоцировать вражду.

Для того чтобы это спровоцировать, можно использовать сюжеты покруче. Например, в Барнауле, из университетских коридоров за пару недель пропало пять девушек-абитуриенток. И был звонок по телефону из Израиля, в котором абонент сообщил, что знает место нахождения девушек. А что, если этому придать национальную окраску!

Но, я думаю, маньяк на земле потомственных хлебопашцев и скотоводов появился потому, что страна наша действительно обезмолвлена. И вне живых голосов, патентованные электронные СМИ нарисовали нам вместо нашей страны образ смерти. Это же что надо было вынуть из душ, какую операцию свершить, чтобы на Алтае, на родине русского писателя и кинорежиссера Василия Шукшина, стали присуждать премию имени Шукшина за... лучший детектив! Вот он, детектив, и воплотился в жизнь...

Вдруг что-то жалко стало всех их, пойманных останкинской телеловушкой: если столько всякой пакости исходит оттуда, то сколько же ее там?! Воплощенная преисподняя. Это какое бездушие надо иметь, чтобы для репортажей из горячих точек, из Чечни, посылать женщину? Скажем, в алмазодобывающей промышленности КЗОТ запрещает женский труд на подземных работах. А телевизионщики, никого не нашли лучше, чем молодую женщину на войну... Оно и немудрено, что после этой войны, да чеченского плена ей и в Якутии вендетта мерещится, кровавая месть... Какой же надо быть несчастной, чтоб так хлестаться в кадре, будто птица в силках? Если бы, конечно, не эта жесточайшая необходимость любою ценой выполнить заказ, то, полагаю, и телевизионная наша хищница - мне все жальче ее делается - именно в Якутии могла бы отойти душой.

Вспоминаю якутскую свадьбу в поселке Намцы. Было накрыто два длинных стола. Люди за этими столами устроили песенное состязание. Тогда я впервые приехал в Якутию и был поражен: русских народных песен прозвучало столько, сколько, пожалуй, в фонотеках современного телевидения не найдешь! Если они там вообще еще хранятся! Причем, звучание было чистым, задушевным, одна песня сразу же переходила в другую... Не забуду простой житейской мудрости искусного повара Тарбахова: "Часто, когда готовят зайца, - у него получалось "сайса",- то добавляют много специй. Но зачем готовить сайса, если у него нет вкуса сайса? У сайса должен быть - вкус сайса..."

Нынче на улицах Якутска обратил внимание на подростков в одежде дорожных рабочих, убирающих улицы. Таким образом якутским школьникам в дни каникул представляется возможность заработать деньги и помочь семье, не говоря о воспитательной роли труда, когда они своими руками, с метелкой и совком, вычистили улицы, то уже сами сорить не будут, другим не дадут. Полагаю, этот опыт стоило бы перенять и в других городах России. Это воспитание.

А с каким торжеством и вниманием прессы проходили спортивные игры "Дети Азии", вовлекая в состязательный физкультурный порыв все многонациональное юношество Якутии. Это сохраненное поколение!

В Мирнинском районе я наткнулся на странное непонимание. И не сразу сообразил, в чем дело. А дело было в том, что люди здесь не переболели общероссийской постперестроечной страшной болезнью, имя которой - обнищание. Помните, у того же Достоевского: беда не порок, но нищета - порок-с. Здесь эта болезнь лишь чуть дыхнула, когда в 97-м, стараниями тогдашнего вице-премьера российское правительство не подписывало квоты на продажу необработанных алмазов. Трудно представить, каким путем, но ситуация была преодолена, сомкнувшиеся на горле алмазодобывающей промышленности зубастые реформаторские челюсти удалось разжать. Что имеем, не храним, напутствует пословица. Один из рабочих Удачинского ГОКа делился со мной: "Нам говорят, что у нас нет будущего, у нас же нет предпринимательства, мы живем по-советски". "Сколько вы зарабатываете?" - спросил я. "Где-то 14-15 тысяч в месяц",- ответил он. "В моем родном городе Бийске предпринимательство процветает. Но мой друг детства, работая в "Водоканале", здоровенный мужчина, отец двух детей, несколько лет вообще ничего не получал, а сейчас получает 600 рублей в месяц. Так у кого есть будущее: у него или у вас?" Конечно, добыча алмазов в северных условиях - хлеб очень тяжелый. И человек действительно должен получать бы за него куда больше. Но будем помнить, на каком дырявом и разграбленном корабле плывем. Как разобщена и растеряна команда этого корабля, то есть, мы с вами. Жалею, что не попросил рабочего разъяснить его слова: "Нам говорят..." Кто говорит-то?! Выходит, есть такие специалисты, говорят...

Хотя, безусловно, Якутия не может избежать всех проблем, присущих общероссийской действительности. Хочется предупредить и тех, кто противопоставляет последние десять лет в становлении национальной жизни с предыдущим советским периодом. Без бывшей централизованной системы не могло бы быть таких вложений в инфраструктуру алмазодобывающей, золотодобывающей и других видов промышленности. Другое дело, система распределения на социальные нужды не соответствовала необходимости. Но это особый разговор.

В Якутии поразили меня люди. В Москве я был знаком с молодым предпринимателем Андреем Лугиновым. Необычайно организованный, совершенно не пьющий, очень скромный. Но, грешным делом, общаясь с ним, я все-таки подумывал, что это какие-то связи помогли якутскому парню подняться в столице. Но вот в Якутии познакомился с его отцом, школьным учителем Василием Алексеевичем Лугиновым. Живет в селе, на Лене. Он от рождения не имеет обеих кистей рук, и при этом - великой силы духа человек.

Так совпало, что телевизионная акция "Страна безмолвия" появилась на экранах именно тогда, когда талантливый якутский режиссер Андрей Борисов по предложению Татьяны Дорониной приступал к постановке "Гамлета" во МХАТе на Тверской. Божие Провидение будто позаботилось о том, чтобы и он, и все мы острейшим образом осознали, как в наши дни можно влить раскаленное масло в ухо другому, завладеть чужою женою и стать правителем в его стране.

И все-таки вновь и вновь возникает перед глазами якутская русская девочка, играющая на скрипке, танцующая, поющая. Немало по России таких земель, где дети способны поражать и радовать нас талантом и умением. Но, увы, мало, где ныне для них созданы условия. Тем страшнее, когда наших детей делают заложниками чужой игры, оставляя нас обезмолвленными.

Владимир КАРПОВ


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"