На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Сибирь уходящая

О проблемах русской Сибири

На протяжении по меньшей мере 200 лет Россия осваивала Сибирь, удерживала ее в своих границах и приращивала ею, Сибирью, свое могущество главным образом за счет того, что несла туда начала государственности, зрелой цивилизации, обеспечивала модернизацию сложившегося там уклада жизни. Это хорошо видно на примерах нашей новейшей истории. При всех недостатках прежней системы хозяйствования государство давало Сибири очень многое, но, прежде всего, осуществлялось стратегическое и комплексное планирование. В точках экономического роста концентрировались необходимые, а иногда даже избыточные финансовые, интеллектуальные, людские ресурсы. Директивная производственная кооперация и ценовая политика покрывали не только потери от неэффективных технологий, но и значительные социальные издержки, характерные для сибирских территорий. Одним словом, Сибирь была огромной, индустриально и комплексно развивающейся сырьевой площадкой Советского Союза и всего социалистического лагеря.

Что дает страна Сибири сейчас? Может быть, по-прежнему формирует для нас образ будущего, показывая сибирякам, что им делать сейчас для того, чтобы завтра жить лучше? Увы, нет. У России сейчас отсутствует собственная, общая экономическая стратегия. Что уж говорить о Сибири! Справедливости ради отмечу, что в 98-м году усилиями, прежде всего сибирских ученых и хозяйственников, была разработана, а затем и утверждена целевая федеральная программа "Сибирь". Но реального финансирования она не получила, и, насколько мне известно, в обозримом будущем оно не предвидится.

Может быть, Россия дает Сибири инвестиции, как это было раньше? К сожалению, тоже нет. Объектов, которые получают их в ощутимых объемах, в на востоке страны немного. Более того, капитал уводят их Сибири через банковские схемы, через организацию товарных и финансовых потоков таким образом, чтобы финансы оседали западу от Урала.

Может быть, Россия дает заказы для сибирских предприятий? По существу - тоже нет, ибо падение промышленного производства достигло таких величин, что даже самый передовой сектор сибирской индустрии, а именно - сырьевой сектор, переориентировался, в основном, на нероссийского потребителя.

Одним словом, может быть, несколько обостряя ситуацию, можно сделать вывод: большая Россия, бывшая некогда основной движущей силой развития Сибири, уходит из этого региона.

Кто занимает место России? Частично - крупнейшие транснациональные корпорации, представляющие интересы ведущих производственных центров мира. При этом, что вполне закономерно, они вписывают в мировое хозяйство, учитывая, прежде всего, собственные интересы. А именно: обеспечивают жесткую экономическую привязку лишь немногих привлекательных для себя предприятий, усиливают их преимущественно сырьевую специализацию, оставляя для нас необходимость содержания чрезвычайно фондоемкого производства, экологические риски, социальную сферу, то есть все то, что находится за пределами производства.

А там, где отсутствуют конкурентоспособные по мировым масштабам предприятия, вообще возникают зоны депрессии. Люди, живущие на этих территориях, вынуждены переходить от некогда индустриального образа жизни к ведению фактически натурального хозяйства. И это не преувеличение. Примеров тому множество. Население вынуждено либо возвращаться в средневековье, либо, если позволяют финансовые возможности средства, вовсе покидать эти территории. И я думаю, во многих регионах Сибири, особенно на Крайнем севере, люди еще остаются, исключительно из-за нехватки денег, чтобы оплатить переезд и устроится где-нибудь в Центральной части России.

Иными словами, Сибирь как социально-экономический организм как бы утрачивает свою относительную однородность и целостность. Важно подчеркнуть, что такого рода процессы протекают на фоне серьезного налогового, тарифного и административного давления со стороны федерального центра. Цель его понятна и объяснима - это перераспределение в условиях бюджетного дефицита доходов от продажи сибирского сырья.

В этих условиях политическая и бизнес-элита сибирских территорий, хоть как-то вписавшаяся в мировое хозяйство, начинает активно сопротивляться этому давлению. Она стремится получить большую государственно-правовую самостоятельность, пытается вынести контроль над сырьевыми потоками за рубеж и даже повлиять на федеральную власть через мировые политические и экономические институты, благо возможности для этого теперь появились. Мы, конечно, может успокаивать себя тем, что это наметившееся отчуждение существует только в головах, еще не привело к серьезным политическим последствиям. Но со временем все может измениться.

Со стороны глобального мира, наряду с технологическим, предъявляется еще один, не менее важный вызов - демографический, а точнее - иммиграционный. Как известно, население Сибири и без того не отличалось высокой плотностью, а теперь оно постепенно стареет и сокращается. В то же время в соседних странах Азии оно растет гигантскими темпами, и именно земля - территория как таковая - становится для этих стран главной ценностью, дефицитом, который все более и более обостряется. И не случайно в последние годы число мигрантов, осевших в Сибири и на Дальнем Востоке, растет. Часть из них прибывают сюда нелегально, их правовой статус на сегодня прописан очень нечетко. Многие из них занимаются челночной торговлей, работают по правилам "черного" рынка. Это, с одной стороны, позволяет им действовать как хотя и не организованная, но очень эффективная торгово-сбытовая сеть зарубежных предприятий, и они угнетают российского производителя. А с другой стороны - у них концентрируется огромная масса денежных средств, которая в самой неподходящей для нас ситуации может придти в движение и существенно осложнить не только экономическую, но и политическую ситуацию в приграничных регионах.

Таким образом, можно предполагать, что развитие Сибири в обозримой перспективе будет строиться как ответ на предъявленные нам технологический и демографический вызовы со стороны глобального мира.

Каковы возможные сценарии развития сибирской ситуации? Первый, и судя по всему, очень вероятный сценарий можно условно обозначить как "инерционный". То есть, федеральная власть не будет активно вмешиваться в сибирские процессы, пустив все на самотек. Очевидно, что в этом случае центробежные тенденции будут нарастать. И в этом случае вполне реальной становится популярная в Японии идея о трехполюсной организации экономики Азиатско-Тихоокеанского региона. То есть: природные ресурсы Сибири, людские - Китая, финансовый и научно-технический потенциал - Японии. Ясно, что это может для нас означать.

Сценарий "самоизоляции", суть которого состоит в обособлении страны от глобального мира, в воссоздании так называемой "мобилизационной экономики" прежнего типа. Возможно это приведет к тому, что восстановятся внутренние производственные связи, Сибирь вновь "задышит", но общие социально-экономические последствия такого шага будут, естественно, отрицательными.

Поэтому наиболее предпочтительным для нас сценарием является ускоренная модернизация Сибири, практически единственно возможным и допустимым сценарием. Это предполагает отчетливое понимание того, что мир движется в сторону постиндустриального, так называемого "информационного" общества, где определяющее значение будут иметь не сырье само по себе и не производственные мощности для его переработки, а знания, воплощенные в передовых технологиях. И я думаю, что на самом деле у нас есть интеллектуальный и материально-технический потенциал для того, чтобы в этом новом постиндустриальном мире занять достойные позиции.

Для этого необходимо развитие, а не разговоры о нем, передовых сибирских отраслей, выделение зон технологического прорыва, зон наших стратегических интересов. Вероятно, следует вернуться и к централизованному серьезному финансированию проектов, обеспечивающих нам выход на лидирующие позиции. Сибирские предприятия, да и не только они, могут быть существенно укреплены за счет стимулирования глубокой переработки сырья. Кроме того, требуются дифференцированные транспортные, энергетические, таможенные тарифы, соответствующий налоговый режим. Заслуживает внимания идея создания специализированных уполномоченных компаний, по типу ныне существующего Росвооружения, которые бы обеспечивали организованное продвижение на внешнем рынке продукции сибирских предприятий.

Многое из того, что можно и нужно сделать, на самом деле давно и хорошо известно. Не достает главного - государственного подхода и политической воли. Ускоренная модернизация Сибири в настоящий момент не может быть совершена силами отдельных компаний, отраслей или даже регионов. Это - общенациональная задача, которая требует возведения ее в ранг государственной политики, а срок, который история нам отпустила для ее решения, на самом деле не так уж велик.

И последнее. У нас любят цитировать, зачастую к месту и без такового, известное изречение Михайлы Ломоносова о том, что могущество России будет прирастать Сибирью. Забывая при этом, что просто так нигде и ничего не прирастает. В этой связи мне хочется сказать, что могущество, богатство, процветание и само будущее России будет зависеть от того, насколько скоро мы выберем правильную стратегию этого прирастания. Ибо Россия без Сибири - это не Россия.

Председатель Законодательного Собрания Красноярского края доктор юридических наук, профессор Александр Усс


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"