На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Нобелевская повесть

Литературный портрет Олега Пащенко

Не люблю в русской литературе «братьев Карамазовых». Вокруг меня – всю мою долгую жизнь одни «Раскольниковы», да «братья Карамазовы». В русской литературе люблю русский язык! Настоящий, образный русский язык Александра Сергеевича Пушкина. Люблю в говоре народные диалекты, освященные мыслью и мягким юмором. Когда еще не понимаешь, о чем идет речь, но уже осознаешь и догадываешься своим лучезарным русским умом, о ком или о чем идет речь. Тексты художественных произведений Евгения Ивановича Носова словно дышат предрассветным русским утром, и слышно, как цветет луговая овсяница. Это повесть «Цветет луговая овсяница». В романе «Горячий снег» Юрия Бондарева, действительно снег горячий и плавится. У Валентина Распутина» в повести «Уроки французского языка» в тексте разлита такая нежность и любовь к русскому языку, что читаешь и плачешь от тоски, что нет уже таких светлых людей рядом, готовых на самопожертвование ради святого дела. Повесть Василия Белова «Плотницкие рассказы» – бесспорный шедевр в русской литературе. И это «Нобелевская повесть» Василия Белова. У каждого настоящего русского писателя обязательно есть своя «нобелевская повесть», равноценная нобелевской повести «Старик и море» американского писателя Эрнеста Хемингуэя. Русская критика почила в конце двадцатого столетия. Ушла русская критическая мысль, прибралась в землю-матушку вместе с ее носителями. Сергей Лыкошин, Станислав Золотцев, Виктор Чалмаев, – это те, кто помнится еще, спустя тридцать пять лет. Но для меня главным в этом ряду был и остается Михаил Петрович Лобанов. Именно Михаил Петрович Лобанов первым обратил серьезное внимание на «Красноярскую газету». Я учился на заочном отделении в Литературном институте, в семинаре прозы Михаила Петровича Лобанова. Привез ему номер «Красноярской газеты» за 15 августа 1990 года. «Все покроется любовью», статья сибирского писателя Олега Пащенко тронула Михаила Петровича серьезно.

– Это больше, чем написать роман, – ответил Михаил Петрович на мой ждущий ответа взгляд. – Сибирь богата совестливыми людьми.

А мне подумалось: «Жалко, что за пронзительную русскую публицистику не дают «нобелевскую премию».

С Олегом Пащенко свел меня красноярский фантаст Миша Успенский. Каждое лето с 1985 года, бывая у родителей в Канске, проездом в Красноярске, я задерживался в краевом центре, обязательно приезжал из аэропорта в Красноярское отделение Союза писателей СССР – это на улице Мира, 3. С Мишей Успенским в Союзе писателей и сошлись. А время стояло на дворе такое, что выпить нигде не найдешь, кроме подвальчика в Союзе журналистов, который недалече от Дома писателей. У Миши Успенского были в заплечной черной сумке гранки первой его книги, радости молодого фантаста не было предела. И позвал Меня Миша Успенский наведаться на квартиру к Олегу Пащенко. До статьи «Все покроется любовью» было еще целых четыре года. Олег Пащенко принял радушно: распахнул дверь в квартиру настежь. Улыбка за близорукими лукавыми глазами мне понравилась. Книгу прозы «Родычи» писателя Олега Пащенко читал год назад. В кабинете секретаря на улице Мира, 3 – отведен был книжный шкаф, куда ставились в рядок других книг авторами новые книги, можно было взять и прочитать. Так я и сделал годом ранее. Уже тогда Олег Пащенко был «трезвенником», но творческим собратьям не перечил, никого не учил. Посидели мы хорошо. Явились после Дома журналистов хмельные. Конец августа. День стоял светлый, синяя дымка над Енисеем, безоблачное небо. Жарко в белой рубашке с короткими рукавами. Таким мне запомнился в тот год август в Красноярске. Кроме чая Олег нам ничего не предложил. И это правильно. Вечерним автобусом мне предстояло ехать в Канск. Возвращался я после Москвы: в 1986 году, только с третьей попытки я поступил в Литературный институт им. А.М.Горького в Москве. Единственный литературный институт в СССР.

Виделись с Олегом Пащенко за 35 лет нашего товарищества мы не часто. Но встречи эти были знаковые. В 1991 году заболел мой отец. Мама прислала телеграмму в Москву, в которой просила срочно прилететь. «Брось все. Отец болен. Срочно приезжай». Денег нет. Лететь не на что. Слава Морозов из журнала «Наш Современник», узнавший о моих трудностях, дал мне 250 рублей. Царство Вячеславу Небесное. Так и не успел я вернуть ему долг. Отца я привез в Краевую онкологию. Очередь на госпитализацию только через два месяца. Столпотворение в коридорах, ни до какого кабинета не подступиться. И я позвонил Олегу Пащенко. Отца я оставил в общежитии КРАЗА, в комнатке сродного брата Андрея Зеленкова. Поехал к Олегу Пащенко.

– Поможет только Гамлет Арутюнян, – поразмыслив, сказал Олег. – Гамлет – наш человек! Пишет настоящие стихи. Главврач городской онкологической больницы.

 Олег Пащенко дозвонился – таки до Гамлета. Час Гамлет Арутюнян отсутствовал на операции. Олег рассказал кратко, кто я и чем мне надо мочь.

– Пусть срочно идёт от тебя ко мне, – ответ Гамлета я слышал, так как находился рядом и был внутренне напряжен.

Давно это было. Так давно, что и не верится, что это были мы. До «Патриаршего подворья», где в те годы располагалась городская больница для онкологических больных, пешком от дома Олега Пащенко и не далеко, мне показалось. Я почти бежал. Гамлет встретил меня в вестибюле, мы прошли на задний двор, где стояла машина «Скорой помощи».

– Я позвонил своему учителю, профессору, хирургу в краевой онкоцентр, – сказал Гамлет Арутюнян. – Бери скорую помощь, забирай отца и привезешь его в приемную краевой больницы, там ждут, примут, и не станут тянуть с операцией.

Все так и произошло. В сказочном царстве-государстве СССР – в стране добрых советских людей. Отец после операции прожил два года.

С тех лет, бывая в Красноярске, я звонил Олегу Пащенко. Начал он выпускать «Красноярскую газету». И вот статья: «Все покроется любовью». Олег определил в статье свой путь борьбы за справедливость.

«Красноярскую газету» стали читать в Государственной думе». Повесть жизни в енисейском крае год за годом писал Олег Пащенко в своей «Красноярской газете». Годы трудные. Безденежье. И в то же время показное барство бывших секретарей парткомов университетов. Войны за похищенную и присвоенную собственность. И бандитский разгул, убийства. Так жила «ельцинская» – вся разграбленная Россия. Лихие 90-е. Они не «лихие» эти годы. Эта наша прожитая достойно жизнь. Мы – не грабили. Не украли и гвоздя. Жили, выращивая на своих дачах, кроликов и поросят, огурцы и картошку с капустой. Выжили. Народная «Красноярская газета» – за 29 лет не получила ни копейки от буржуазной власти. Ни цента! Знали лихие люди, что писатель Олег Пащенко, главный редактор газеты – не продажный мужик. За это и уважали Олега Пащенко и бандиты, и парламентарии Заксобрания Красноярского края. 29 лет Олег Пащенко издает газету – формата «Правды» на народные пожертвования, на свои деньги. Три депутатских срока Олег Пащенко работал в Законодательном собрании Красноярского края. Как-то при встрече с Галей Пащенко я поинтересовался:

 – Какая у Олега пенсия?

 – Ты думаешь, я знаю? – засмеялась Галя. – Все деньги депутатские и пенсию Олег пускает на выпуск газеты.

Я был потрясен. Живу в родном Канске с 1996 года. Работы нет. Пишу рассказы и отсылаю в «Красноярскую газету». Олег Пащенко не отказывает, публикует все произведения. Мама кормит меня на свою пенсию, на даче все выращиваем с мамой на зимние борщи-щи. А к Новому году Олег Пащенко всегда звонит, смущенно оправдывается:

– Я с Галей передал тебе конверт, – не сердись.

Многое я не знал о разладе Олега Пащенко с Виктором Астафьевым. Не интересовался. Личное дело мужиков. Но когда узнал, сколько сделал Олег Пащенко, помогая с похоронами дочери Виктора Петровича, он ездил на Урал за гробом. Стыдно стало за Виктора Петровича Астафьева. И это после всех сердечных застолий и бесед о литературе? Виктор Астафьев знал, что Олег Пащенко коммунист. Подтрунивал беззлобно. После визита Ельцина в Овсянку к Астафьеву в гости, «Петрович» вдруг стал Олега Пащенко поливать грязью в печати. Очень Виктору Петровичу Астафьеву не нравилась правда жизни в русской по духу – народной «Красноярской газете». Не нравился обличительный пафос ельцинского безвременья, о котором Олег Пащенко говорил в статье «Все покроется любовью». Зоологическая ненависть Виктора Астафьева к коммунистам необъяснимая. Советская Родина дала писателю заслуженно «Героя Социалистического Труда». Лауреат Государственных и литературных премий, автор «Царь-рыбы» вел себя как шпана-беспризорник, который так и не поднялся духовно с Игарки. Очень Астафьев походил на себя в своей игарской повести «Кража» будучи 65-летним, когда я впервые с Астафьевым познакомился. Детство цепко сидит в каждом из нас. Цепко. Надежно. Именно из детства вышли герои и предатели. Не раньше, не позже. Меня Олег Пащенко всегда потрясал в личном общении. Я учился на третьем курсе. Был в общежитии Литинститута. Приезжает Олег Пащенко.

– Едем в Оптину Пустынь, – приглашает. – Сибиряки арендовали автобус для поездки.

Скажите мне, валенку с Индигирки, рожденному в Канске, где и на какие средства я смог бы студентом добраться до «злого городка» Козельска, где за бором и лесами совсем рядом мужской монастырь Оптина Пустынь, славный на весь мир «старцами». И случилось это словно вчера!

Русскую по духу «Красноярскую газету» читающий народ в Красноярском крае любит. Знают в лицо и любят редактора газеты, писателя Олега Пащенко. «Красноярская газета» печатает постоянно стихи молодых и маститых поэтов, новеллы и эссе «членов» различных Союзов писателей. Качество публикаций всегда высокое. Все мои рассказы и очерки были опубликованы за минувшие десятилетия в «Красноярской газете». Именно Олег Пащенко открыл меня читателям Красноярского края. Сидеть бы мне «корнеплодом» в Канске, может быть, одно лето 1996 года. И сгинуть от пьянства. Но публикации в «Красноярской газете» спасли от духовной смуты. Все нынешние прозаики и стихотворцы запросто пользуются страницами «Красноярской газеты». Олег не подличает, публикует даже тех «членов», которые, однажды, на всех углах вместе с Астафьевым его поливали грязью. Олег всегда соблюдает драгоценное чувство меры в отношениях между людьми. Но руку свою мужскую Олег Пащенко подлецу и мерзавцу, предателю никогда не подаст. Его правило, как у врача: «НЕ НАВРЕДИ». Человек чести и слова. Это все тоже Олег Пащенко.

Я искренне люблю Олега Анатольевича Пащенко. Наперекор злым людям писатель и человек Олег Пащенко написал свою «Нобелевскую повесть». Ценою своей жизни. Ценою бескорыстного служения простым и честным труженикам, прославляя их добрые дела в «Красноярской газете».

7 сентября 2020 года Олегу Анатольевичу Пащенко исполняется 75 лет. Рожденный в победный 45-год, зачатый в чреве матери в боях под Берлином, Олег Пащенко истинный сын нашего Отечества. Я поздравляю Олега Анатольевича с Юбилеем. Молюсь каждое утро святителю нашему Луке о здоровье моего друга Олега. И Господь слышит нас, тех, кто не предал родителей! Кто не предал Веру Православную. Кто не предал Родину СССР. Кто не предает Россию.

Валерий Шелегов (г. Канск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"