На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Ивнянская Мадонна

Родной истории строки

Арестантский вагон. Зарешеченное окно, через которое заключённые кормят крошками хлеба голубей. Знаменитая картина художника Н.А. Ярошенко «Всюду жизнь»… Об этом хорошо знакомом каждому полотне Лев Толстой 14 марта 1889 года записал в своём дневнике: «Пошёл к Третьякову (т.е. в Третьяковскую галерею – Авт.). Хорошая картина Ярошенко «Голуби». И позже говорил: «Видели ли вы картину Ярошенко – арестанты смотрят из-за решётки тюремного вагона на голубей? Какая это чудная вещь! И как она говорит вашему сердцу! Вам жалко этих бедняков, лишённых людьми по недоразумению света, воли и воздуха, и этого ребёнка, запертого в вонючий вагон…».

…В 1881 году выпускница Курской Мариинской женской гимназии восемнадцатилетняя миловидная девушка Стефания Караскевич получила назначение в Ивню, в здешнее частное училище и преподавала в нём целых два года. Два памятных года: начало трудового пути, пленительная природа прекрасного уголка российской земли, его чарующие народные песни, предания – всё это вбирала в себя юная, жаждущая впечатлений память.

Стефании, внебрачной дочери киевской акушерки и дворянина, очень хотелось стать слушательницей Женских врачебных курсов при столичной Военно-медицинской академии. Но, приехав из Ивни в Петербург, она с огорчением узнала, что курсы закрылись. И Стефания Караскевич поступает там же, в северной столице, на историко-филологический факультет Высших женских (Бестужевских) курсов.

В студенческие годы состоялся её литературный дебют: популярная газета «Новое время» опубликовала поэму Стефании «Мученики» – о первых христианах. Постепенно писательский труд становится делом её жизни. Журнал «Родник» печатает рассказ «Васька», «Живописное обозрение» – повесть из жизни художников «Первая картина», «Читальня народной школы» – повесть «Великий князь Дмитрий Иванович Донской». В эти же годы выходит и ещё одна историческая повесть С.С. Караскевич «Св. Евфросинья, Княжна Полоцкая». И в дальнейшем творческие интересы писательницы будут связаны, в основном, с созданием произведений, адресованных детям, с работой над историко-биографическими повествованиями, а также рассказами, стихотворениями и поэмами на исторические темы.

Своими петербургскими успехами и радостями одинокая застенчивая провинциалка-курсистка во многом и, наверное, прежде всего, была обязана знакомству с семьёй генерал-майора артиллерии и известного художника Николая Александровича Ярошенко, двери гостеприимной и просторной квартиры которого всегда были открыты для самых разных гостей: художников, писателей, композиторов и других представителей творческой интеллигенции северной столицы.

О жене Ярошенко Марии Павловне друзья и близкие говорили, что она «умела оказывать помощь даже самым самолюбивым и до дикости застенчивым людям», что «трудно перечислить все виды и формы помощи, которую она оказывала», что, наконец, «общее было одно: помощь оказывалась так, что не было ни намёка, ни тени того, что зовётся благодеянием».

М.П. Ярошенко была одной из основательниц Высших женских (Бестужевских) курсов и курсисткой первого набора – училась на их естественном отделении. И в годы, когда курсисткою стала Стефания Караскевич, Мария Павловна «всячески старалась, чтобы курсы не заглохли, не завяли под холодом враждебных ветров, не утратили своего лица». Впоследствии С.С. Караскевич свидетельствовала: «Мария Павловна принимала участие в судьбе курсов не только как член правления Общества для доставления средств курсам, но и как близкий и участливый друг каждой отдельной курсистки».

И потёртому дорожному баулу ивнянской учительницы вместе с завёрнутой в клетчатый плед постелью курсистки сразу же нашлось тёплое местечко в квартире Ярошенко. Со временем Стефания стала не просто близким, стала по сути родным человеком в этом чудесном доме. Его хозяин вскоре наградил её домашним именем – Стэха, и с той поры никто уже не звал её там иначе.

Здесь Стэха читала вслух первые пробы своего пера. И члены кружка Ярошенко (а среди них были и маститые литераторы) помогали их продвижению в печать. Здесь молодая писательница черпала богатейший материал для своего первого большого произведения – повести о художниках «Первая картина».

Здесь же она не раз позировала по просьбе Николая Александровича для его этюдов и набросков и, наконец, для главного полотна художника, ставшего вершиной его творчества. Центральный образ картины «Всюду жизнь» – женщину с ребёнком (Мадонну) – Ярошенко писал именно со Стэхи, учительницы из Ивни, курсистки-бестужевки, одарённой писательницы Стефании Караскевич.

Много лет спустя о своей дружбе с Марией Павловной и Николаем Александровичем Ярошенко, о людях, с которыми она познакомилась в доме Ярошенко (В.М. Гаршине, Н.К. Михайловском, Г.Г. Мясоедове, П.С. Соловьёвой, А.И. Эртеле и других) С.С. Караскевич подробно расскажет в книге воспоминаний «Семья Ярошенок».

Судьба самой Стефании Караскевич трагична, хотя поначалу жизнь её складывалась вполне благополучно и даже счастливо… В 1891 году она вышла замуж за медика Александра Ивановича Ющенко, ставшего впоследствии известным учёным-психиатром, академиком. Вместе с мужем жила в Харькове, Варшаве, Виннице, Петербурге. Всё время продолжала активно заниматься литературным творчеством. Перу Стефании Стефановны принадлежат повести и рассказы, составившие цикл «В мире вычеркнутых из жизни» (1898), автобиографический роман «Неготовыми дорогами» (1899), повести «Квартира» (1904), «Двух матерей сын» (1912), «Св. Янка-княжна» (1915), «Приключения уличного бродяжки» (1917). В 1907–1910 гг. вышел двухтомник её произведений «Повести и рассказы». В эти же годы публикуется и цикл рассказов и очерков «Деревенские соседи».

На страницах произведений писательницы нередко встречаются белгородские приметы. Годы жизни и работы в Ивне, пять лет в Харькове, поездки в Белгород и Старый Оскол не прошли бесследно. Так, преданиями, услышанными в нашем крае, навеяна сказка в стихах «Колокол и пушка», впервые напечатанная в одном из номеров популярнейшего российского журнала «Нива» за 1905 год. В 1913 году «Колокол и пушка» была включена в объёмистый, красочно оформленный сборник для детей «Сказки русских писателей».

В 1918 году Стефания Караскевич – ивнянская Мадонна – погибла, не выдержав страданий по погибшему на фронте Первой мировой войны сыну…

Борис Осыков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"